Warning: Table './librius_net/watchdog' is marked as crashed and should be repaired query: INSERT INTO watchdog (uid, type, message, variables, severity, link, location, referer, hostname, timestamp) VALUES (0, 'php', '%message in %file on line %line.', 'a:4:{s:6:\"%error\";s:7:\"warning\";s:8:\"%message\";s:39:\"Invalid argument supplied for foreach()\";s:5:\"%file\";s:77:\"/home/librius/data/www/librius.net/sites/all/modules/librusec/librusec.module\";s:5:\"%line\";i:31;}', 3, '', 'http://librius.net/b/15068/read', '', '107.20.120.65', 1513395013) in /home/librius/data/www/librius.net/includes/database.mysqli.inc on line 128
Искатель. 1992. Выпуск №4 | librius.net





Искатель. 1992. Выпуск №4

- Искатель. 1992. Выпуск №4 (Журнал «Искатель»-127) 1051K(купити) - Роберт Шекли - Роберт Силверберг - Бернард Коннерс - Уильям Сэмброт


ИСКАТЕЛЬ № 4 1992

№ 190
© «Вокруг света» («Искатель»)
Выходит 6 раз в год
Распространяется только в розницу



В ВЫПУСКЕ:

Бернард КОННЕРС

НЕ ВОДИТЕ ЗА НОС ФБР. 2. Роман.

Уильям СЭМБРОТ

СЛИШКОМ МНОГО АКУЛ. 99. Рассказ.

Роберт ШЕКЛИ

ИГРА С ТЕЛОМ. 106. Рассказ.

Роберт СИЛВЕРБЕРГ

ПОЛНОЧЬ ВО ДВОРЦЕ. 114. Рассказ.


Бернард КОННЕРС НЕ ВОДИТЕ ЗА НОС ФБР

РОМАН[1]

Часть первая ХАРВИ ТАКЕР

«Начинается посадка на рейс «Юнайтед Эйрланз» номер двести семьдесят четыре в Нью-Йорк».

Харви схватил свою сумку и быстро пошел к стеклянным дверям. До выхода оставалось несколько ярдов, когда его мягко, но решительно взяли за локоть.

— Агент Такер? — послышался негромкий голос.

Харви быстро повернулся и увидел приятного мужчину лет сорока пяти.

— Да, — удивленно сказал Харви. — Я Такер.

— ФБР, Такер. — Мужчина левой рукой показал ему документы — очень ловко, чувствовалис

ь многолетние навыки. — Пройдите с нами, пожалуйста.

— Что? Но мой самолет…

— Очень жаль, Такер, — мужчина слегка пожал плечами. — Нам велели доставить вас в контору. — И он повел Харви к двери на улицу.

— А как же мой багаж?

— Мы его уже взяли. Идите и ни о чем не беспокойтесь.

— И-и-су-се! — воскликнул Харви. — Ну нигде от них нет покоя! Семья будет ждать меня на железнодорожном вокзале.

— Можете позвонить им из конторы. Мы будем там через несколько минут.

Уже у самой двери на улицу к ним присоединился второй — подошел со стороны Харви.

— Привет, — сказал он, улыбаясь. Этот был моложе первого, лет тридцати пяти на вид — светловолосый, симпатичный, одетый неброско.

— Э… хелло, — мрачно ответил Харви. — Неужто за мной послали двоих?

— Какое там двоих, — усмехнулся тот, что помоложе — они уже вышли на улицу. — Троих! — И он показал на серую машину, где в самом деле сидел третий.

Когда машина отъехала, агент постарше сунул руку под пиджак Харви и вытащил его служебный револьвер.

— Так положено, приятель.

Харви ничего не сказал. Он догадывался, почему его везут в контору. Совершенно случайно Харви наткнулся на некоторые весьма важные факты. Теперь, конечно, Бюро желает знать, как он вышел на эту информацию. Он им скажет. А заодно выложит, что думает об их дурацкой организации. Все выложит!

Еще девять месяцев назад жизнь Харви Такера была довольно простой. Тот день, когда он получил извещение о приеме ого в ФБР, начался особенно безмятежно. Харви лежал в постели и смотрел, как на небе образуются скопления облачков.

Но хочешь не хочешь, нужно идти на работу, скоро пляж заполнят отдыхающие дамочки. Он вздохнул и потянулся за плавками.

На вышку спасатель Харви Такер поднимался не торопясь. Солнце припекало, но воздух после ночного дождя был еще свеж.

— Эй, Харви, проснись! Тебе телеграмма! — Из раздевалки выбежал помощник Харви, Рэй, с желтым конвертом в руке. Харви насторожился. Это могло быть розыгрышем. Только вчера Харви окатил Рэя ведром холодной воды с крыши павильона — помощник играл внизу в солитер…

Теперь уже окончательно проснувшийся — а он действительно уснул на вышке под солнцем — Харви раепечатал конверт.

«ХАРВИ Л.ТАКЕРУ

КЛУБ «ОЗЕРО ПЛЭСИД»

ПРЕДЛАГАЕТСЯ НАЗНАЧЕНИЕ СПЕЦИАЛЬНЫМ АГЕНТОМ С ИСПЫТАТЕЛЬНЫМ СРОКОМ ОКЛАД 12 ТЫСЯЧ ДОЛЛАРОВ В ГОД ПЛЮС КОМПЕНСАЦИЯ СВЕРХУРОЧНЫХ ДО 78 ДОЛЛАРОВ В ДЕНЬ ВВИДУ СЕМИДНЕВНОЙ РАБОЧЕЙ НЕДЕЛИ. ЯВИТЬСЯ…»

Харви, не дочитав подробных указаний, куда и когда явиться, перевел взгляд на подпись:

ДИРЕКТОР
ФЕДЕРАЛЬНОГО БЮРО
РАССЛЕДОВАНИЙ

— Эй, меня приняли!

— Куда приняли? — спросил Рэй, уже успевший спуститься с вышки.

— В ФБР. Агентом.

— Вот это да! Как это тебе удалось?! Значит, и в армию тебя но призовут?

— В том-то и дело. Это государственная работа, она важнее службы в армии. Я послал заявление, еще когда только поступил в юридический колледж.

— И так долго пришлось ждать? — изумился Рэй.

— Сначала нужно было получить диплом. Это непременное условие.

— Ну, поздравляю, — сказал Рай.

— Да, во Вьетнаме обойдутся и без меня.


Учебное здание, где ФБР готовило новых агентов, было построено таким образом, что все комнаты выше первою этажа выходили в просторный коридор: классы с одной стороны, большой медный релинг — с другой. Коридоры на каждом этаже образовывали прямоугольник вокруг огромного открытого пространства, в самом низу которого был стеклянный потолок первого этажа,

Харви Такер стоял, опершись о релинг, и смотрел на стекло. К нему присоединился высокий, стройный, светловолосый мужчина лет тридцати с небольшим, который в классе сидел рядом с ним.

— Далеко падать, а? — сказал мужчина, заглядывая вниз.

— Точно, — вяло отозвался Харви. — Здесь надо ходить поосторожнее.

Светловолосый улыбнулся.

— Прослушав сегодняшние лекции, я лично понял, что в этом здании осторожность необходима на каждом шагу. — Он вдруг протянул руку. — Меня зовут Джей Вон Влак.

— Привет, Джей. Харви Такер.

— Ты с востока, Харви?

— Ну да. Иглз-Нотч, штат Нью-Йорк. Это совсем маленький городок… А ты?

— Уэстчестер. Найравилл.

Ого! Харви слыхал об этом аристократическом местечке вблизи Нью-Йорка. Он подумал, что Джей Вон Влак всем своим видом соответствует такому месту.

— Жилье уже нашел? — поинтересовался Джей.

— Нет еще. Пока в отеле, но оттуда надо убираться: слишком дорого.

— Говорят, есть неплохой дом на Беркишрском бульваре. Если хочешь, можем посмотреть.

— Прекрасно.

— Вот и договорились. Встретимся здесь после занятий.


Дом на Беркширском бульваре — старое здание из серого ко мня — кое-где был оплетен приувядшим английским вереском. Харви и Джей остановились под навесом, истертая походная сумка Харви и только что выданных! служебный портфель резко отличались от чемоданов Джея — те были из свиной кожи бежевого цвета. Мужчины смотрели на табличку над дверью: дом назывался Гэйлорд.

В переднем окне колыхнулась занавеска.

— Видал? — спросил Харви. — Наверно, хозяйка выглядывает. Они все сначала оценивают на глаз — сдавать тебе или не сдавать. Скорее всего какая-нибудь старая…

Но дверь уже открылась на звонок.

— Вводите, пожалуйста. — Женщина отступила вглубь. Она вовсе не была старая. Мужчины переглянулись и последовали за ней.

Внутреннее убранство дома никаких сюрпризов не таило. Тусклое освещение, выцветшие обои… Восточные ковры, давно вытертые, викторианская мебель, старая… Однако, несмотря на нестираемую печать времени, кругом было чисто и аккуратно.

— Вы из ФБР, я полагаю? — Женщина говорила с легким акцентом, который они заметили только сейчас.

— Да, откуда вы знаете? — удивился Харви.

— О, это не трудно. Я ваших людей сразу узнаю. Как и почти любой в Вашингтоне. Вы же все одинаковые. Посмотрите на себя — вас можно принять за близнецов. Наверно, агентов ФБР делают в каком-то специальном устройстве… — Она вытащила книгу регистрации.

— Мы хотели бы двухместную комнату, — сказал Харви.

Женщина устремила на него холодный испытующий взгляд, от которого он невольно поежился.

— Это очень мило. Вы пришли в самое подходящее место. Садитесь, пожалуйста. — Она показала на стулья и села сама. — Я Альберта Гюнтер. — Когда она клала ногу на ногу и зажигала сигарету, ее розовый халат распахнулся выше коленей, обнажая бедро, и Харви сразу вспомнил свой пляж на озере. Она небрежно поправила халат, давая понять, что это не имеет никакого значения, и добавила как бы между прочим: — Другие мальчики зовут меня Альбертой.

На вид Альберте Гюнтер было тридцать два—тридцать три года. Сейчас, при более близком рассмотрении, она уже не казалась Харви такой красивой. Да, привлекательная! женщина, конечно, больше всего притягивает ее уверенная манера вести себя: Альберта явно привыкла к мужскому вниманию.

— Владеет этим домом моя тетя Фрида — миссис Батлер, — опередила Альберта вопрос Харви. «Но она уже немолода, и все дела веду я.

Альберта курила и как бы между прочим рассказала, что в доме живут еще четыре агента и что последние четыре года здесь постоянно останавливаются молодые агенты, проходящие курс обучения.

— У нас есть одна свободная комната с двумя кроватями. Плата пятьдесят долларов в месяц — с каждого.

— Совсем неплохо, — сказал Джей и потянулся за книгой регистрации.

Харви немного удивила его поспешность.


Черное шерстяное платье, нитка жемчуга, норковый жакет цвета осенней дымки, прекрасные чуть раскосые глаза — Альберта Гюнтер производила потрясающее впечатление. Харви приостановился на лестнице: как эта женщина преобразилась за несколько часов, прошедших после их первой встречи!

Альберта направлялась к двери на улицу, медленно натягивая длинную коричневую перчатку.

— Уходите? — спросила она, когда Харви и Джей спустились по лестнице. — Только не забудьте позвонить в контору и сказать, куда идете. — Голос ее звучал по-матерински наставительно, но Харви это не раздражало: слишком она была красива.

От наружной двери донеслись голоса — кто-то вошел в дом. Через несколько секунд появился высокий мужчина с портфелем специального агента. Он улыбнулся и кивнул, увидев Харви и Джея.

— Вы новенькие, ребята?

Они назвали себя.

— А я Боб Чидси. Рад с вами познакомиться. Я классом старше вас.

Боб показал головой в сторону двери, за которой скрылась Альберта.

— Понравилась? Только не надо лишних проблем. В руководстве для агентов есть целая глава о том, что нельзя заводить связь с домовладелицей.

— Пойдешь с нами обедать? — спросил Харви. Ему этот человек сразу понравился.

За столиком в ресторане говорили о том, что интересовало всех: проблема подслушивания. Боб рассказал, что директор ФБР подслушивает даже генерального прокурора. Это произвело на Харви впечатление. Он спросил:

— Но ведь ГП — босс нашего директора?

Боб только усмехнулся.

— А как в Гэйлорде? — поинтересовался Джей. — Может, и в наших комнатах есть «клопы»?

— Вряд ли, — сказал Боб. — Нас бы тогда всех повыгоняли. Нет, Альберта, она… ее дом вообще не волнует. Если б не тетя, то и за комнаты можно было бы не платить.

— Она потрясающая, — заявил Харви. — Тетя Фрида? — удивился Боб.

— Нет-нет. Альберта.

— Ну, ты ее подругу не видел.

— Подругу?

— Поверь, красотка хоть куда. — Боб закатил глаза и откинулся на спинку стула. — Светлые волосы… изящная… все при ней! Только вот никто никогда ее не видит.

— Тебе, похоже, это удается, — тихо проговорил Джей.

— Нет, я хочу сказать — они все время проводят в комнатке у задней лестницы. Сидят вдвоем и молча слушают музыку по радио. Думаю, они лесбиянки.

— Не может быть, — поразился Харви, — это ужасно!

— Да, — согласился Боб, — большая потеря для всех нас. Раза два мне хотелось подкрасться по задней лестнице, потренироваться в слежке, как учили…

— Ну и почему ты этого не сделал? — спросил Джей.

— Ха! Я все равно скоро съезжаю — учеба кончается. А нас же за малейший скандальчик выгоняют… Провались там в замочную скважину… Так что лучше ты попробуй!


Бррррррр! Это напоминало больше всего длинную очередь из автомата Томпсона, которая прервала спокойный утренний сои. Харви вскочил в постели и потянулся к будильнику Джея, стоявшему на столике между их кроватями.

— Боже мой! — воскликнул Харви. — Джей! Джей! Просыпайся!

Было уже 7.15. Часы отстали на 45 минут. На прошлой неделе с ними уже случился подобный конфуз — тоже подвели часы.

Сняв с себя пижаму, Харви бросился в ванную комнату. Он уже намылил подбородок, собираясь бриться, но тут вошел Джей — за ним волочился длинный халат. Джей сразу потянулся к душу и пустил горячую воду.

— О, нет, — в отчаянии пробормотал Харви, наблюдая, как затуманивается его отражение в зеркале. — Ты что, не можешь подождать несколько минут, Джей? Сейчас полно пара будет.

— Извини. Уже поздно, можно опоздать. Я выйду через минуту.

— Ну оставь хоть дверь открытой.

— Здесь холодно, — заявил Джей и плотно прикрыл дверь. Потом ступил в ванну и задернул занавеску.

Харви спустил воду в унитазе — достаточно было руку протянуть. Из ванны послышалось восклицание. Как только бачок наполнился, он опять дернул за ручку спуска.

— Харви, может, перестанешь, а? — возмутился Джей. — Ты же знаешь, что здесь температура воды меняется на пятьдесят градусов.

— Извини, тебе ведь известно, что эта штука неисправна, — таким же тоном отозвался Харви. — Надо несколько раз воду спустить, чтобы все ушло.

Через несколько секунд Харви потихоньку открыл дверь. По комнатке прокатилась волна холодного воздуха.

— Харви, — послышался сдавленный голос, — кажется, кто-то открыл дверь. — Чуть отодвинув занавеску, Джей протянул левую руку и схватился за край двери.

— Перестань, Джей. Я свое лицо в зеркале не вижу. — Харви тоже взялся за дверь, не давая ее закрыть.

— Считай, что тебе повезло, — фыркнул Джей. — Отпусти дверь, а то хуже будет. Я же могу повернуть струю в твою сторону…

Харви не слушал. Он рассматривал подмышку Джея, которая оказалась прямо у него перед глазами.

А Джей из-за занавески не видел, куда он смотрит.

— Вот так лучше, — сказал он, когда Харви перестал держать дверь. — Ты знаешь, директор хочет, чтобы мы всегда были чистыми. Я могу подвести Бюро, если от меня будет пахнуть.

Харви отвернулся к зеркалу и продолжал бриться. Под мышкой Джея он увидел несколько крошечных цифр.


Шли дни и недели учебы.

Харви не переставала занимать личность своего соседа но комнате. Кто он такой — Джей? Наверно, какая-то «голубая кровь». Он даже голову держал иначе, чем все в классе. Иногда казался расслабленным и дружелюбным, даже шутил, но большей частью был неприступен, холоден, далек… Харви физически ощущал, что в мире Джея Вон Влака он лишь песчинка…

Какое значение имеют те циферки под мышкой, он так и не догадался. Они могли символизировать что угодно — студенческое общество, какой-нибудь тайный клуб. Хотелось спросить у Джея, но он воздержался. Да и сама атмосфера учебного здания не располагала к откровениям. Ни в кои нельзя быть уверенным. Джей вполне мог оказаться «подсадной уткой» — агенты называли их «субмаринами» — людьми, специально внедренными Бюро и наблюдавшими за остальными. Нет, лучше держать информацию о цифрах при себе. Кроме того, Джей очень находчив.

Что бы ни спросил Харви, он сумеет выкрутиться.

С каждой неделей Харви чувствовал растущее напряжение. К четвертому месяцу изгнали четырех агентов: очевидно, их поведение не укладывалось в принятую в Бюро схему. Никаких объяснений. Утром чье-то место пустовало, и преподаватель говорил: «О’кей, ребята, передвинемся немного». Вот и все.


— Выплюнь! Выплюнь!

— Да не могу я выплюнуть, — сказал Харви. На его лице были замешательство и ужас. — Я уже проглотил.

— Боже мой, проглотил? — В голосе Джея звучало такое отчаяние, будто Харви проглотил цианистый калий. — Ты уверен?

— Конечно, уверен. — Они готовились в своей комнате к занятиям, и Джей рассовывал по карманам всякую мелочь с туалетного столика: расческу, кошелек, монеты. Неожиданно он резко обернулся. Харви ждал его у двери. Рассеянно оглядывая комнату, он заметил на туалетном столике коробочку аспирина — у него начиналась головная боль. Джей обернулся как раз в ту секунду, когда Харви бросил одну из таблеток себе в рот.

— А ты можешь ее как-нибудь выкашлять? — настаивал Джей. — Постарайся выкашлять!

— Что с тобой? Это всего лишь аспирин. Или не аспирин, а?

— Ты уверен, что не можешь ничего сделать? — Джей проигнорировал его вопрос. — Засунь пальцы в рот, вызови рвоту…

— Оставь меня в покое! Ты какой-то странный, Джей.

— Впредь будь любезен спрашивать, если берешь чужие вещи, — пробормотал Джей. Забрав коробочку с аспирином, он, громко топая, вышел из комнаты.

Харви тихонько закрыл дверь и последовал за ним, уже сильно сомневаясь, что таблетка, растворяющаяся у него в желудке, на самом деле аспирин.


Харви вызвали во время занятия по сбору и сохранению вещественных доказательств. В класс вошел высокий смуглый человек, он протянул инструктору клочок бумаги. Харви обратил внимание, что у этого человека низкий лоб и густые брови.

— Мистер Такер, пожалуйста, соберите свои вещи я пройдите с этим джентльменом, — сказал инструктор.

Агент Габриельс — он сидел поблизости — наклонился к Харви, собираясь что-то сказать.

— Я знаю, — опередил его Харви. — Передам с Вон Влаком, если мы больше не увидимся (он задолжал Габриельсу десять долларов, а после такого вызова возвращались далеко не все).

Смуглый человек, который повел Харви к Дворцу правосудия, был так же любезен, как палач перед исполнением своих обязанностей. Нервно вякнув что-то о погоде и не получив ответа, Харви умолк.

Они вошли в крошечный секретарский офис на четвертом этаже, там смуглый прошел дальше, во внутренний офис, а Харви остался ждать.

Впрочем, сопровождающий вернулся почти сразу же и повелительно указал пальцем на внутренний офис. Вероятно, Харви следовало войти. Харви понимал, что шутки неуместны, но молчание сопровождающего его раздражало: он показал пальцем на себя, потом на офис, передразнивая смуглого.

Тот спокойно посмотрел на него, поднял подбородок, вытянул шею. Огромный безобразный шрам белел на том месте, где раньше, надо полагать, были голосовые связки.

Если в Харви оставалась еще какая-то игривость, она исчезла полностью, когда он вошел в дверь. Он будто ступил в камеру, куда мало кто входил и редко кто выходил. Несмотря на окна в дальней стене, там было необычайно темно. Солнечный свет тонкими лучами пробивался через жалюзи. Тяжело свисали драпри цвета разбавленного хереса. Попки прямоугольного книжного шкафа прогнулись под тяжестью огромных томов — целая библиотека юридической литературы. Со стены злобно смотрел из рамки директор Бюро. Красный ковер устилал всю комнату, а за столом в центре, окутанный облаком сигаретного дыма, сидел самый страшный человек после директора, Эвери Хоукинс.

Хоукинс быстро достиг положения, безжалостно ступая по трупам других агентов: в двадцать девять лет стал заместителем директора по административным вопросам. Жесткий, даже, можно сказать, жестокий стиль работы способствовал тому, что он получил соответствующее прозвище — Барракуда. Это прозвище знали и новые агенты, такие, как Харви. Хоукинс пользовался полнейшим доверием директора: говорили даже, что тот готовит его на свое место.

Харви заметил имя на двери и сразу почувствовал чрезвычайный характер встречи. Он знал, что никого из новых агентов еще не вызывали к мистеру Хоукинсу. Когда он переступил порог, из-за вуали дыма появилась тонкая рука и указала на стул у двери. Стало ясно: ближе подходить но полагалось.

Не прозвучало ни слова. Молчание, которое забавляло Харви на пути сюда, пока он не увидел шрам, казалось обычной психологической обработкой в стиле Бюро. Но в этом офисе сразу чувствовалось, что никакого притворства нет, никто не хочет произвести впечатление на нового агента. Тягостная атмосфера была вполне естественна.

Фигура наклонилась вперед сквозь дымовую завесу. Хоукинс очень тщательно раздавил в пепельнице окурок. Харви успел лишь мельком увидеть светлые волосы, удивительно голубые глаза и совершенно идеальные, почти девичьи черты лица, но они тут же скрылись за вуалью дыма.

Казалось, сейчас Хоукинс заговорит, но где-то позади стола зазвонил телефон — один резкий длинный звонок. Хоукинс едва заметно напрягся.

— Готти! — назвал он имя сопровождающего из внешнего офиса.

Харви ожидал, что голос Барракуды будет похож на хруст гравия под тяжелыми колесами. Ничего подобного — он напоминал звон легкого колокольчика, на октаву выше среднего мужского голоса. Одно слово, но как прозвучало…


Сопровождающий появился в ту же секунду и указал Харви пальцем на дверь. Хотя в камере Харви пробыл не больше десяти секунд, он почувствовал, что о нем составили полное представление.


— Я понимаю, звучит смешно, но все было именно так.

— Откуда ты знаешь, что это был Хоукинс?

— Прочитал имя на двери.

Джей молчал, занимаясь домашним заданием, — отпечатком ступни на гипсе.

— Я тебе точно говорю, это произвело впечатление, — настаивал Харви, уязвленный, что его рассказ о встрече с заместителем директора не вызвал у Джея большого интереса. — Звучит глупо, понимаю, по меня проняло: сидит и смотрит на меня сквозь дым. Мне кажется, он как раз хотел что-то сказать, но тут зазвонил телефон.

— А ты вообще уверен, что видел его? — равнодушно спросил Джей. — Говорят, его не видит никто.

— Видел, видел. И не похож он на Барракуду. По-моему, он очень молодой. А голос — ну, я никогда ничего похожего не слышал. Будто… ну, будто он педик, что ли. Конечно, из-за дыма я плохо его рассмотрел. Интересно, почему они это так обставляют? Дым и все прочее?

— Обычная психология Бюро. Хоукинс — это тог, кто пас увольняет. Наверно, они решили, что если никто не будет видеть Хоукинса, он покажется более зловещим.

— Но зачем он меня вызывал? Вот уж не слышал, чтобы новых агентов вызывали. Его же в самом деле никто не видит. Даже многие начальники обычно говорят с ним по телефону. Все делается через этого Готти, который не может говорить. Иисусе, жаль, мне никто не сказал. Я стал передразнивать беднягу…

Джей промолчал.

— Слушай, а ты не уловил ничего необычного, когда эти двое инструкторов рассказывали сегодня о деле советских шпионов? — переменил тему Харви.

— Нет, — отозвался Джей. Он поднял с пола справочник и начал его листать. — А что там было?

— Ну, тот, что пониже ростом, упомянул о советском КГБ и калом-то «деле КТО» — а у второго чуть глаз не выпал.

— А, теперь припоминаю.

— Как я понял, первый просто проговорился. «Дело КТО»? — Харви приложил руку ко лбу. День был трудный, а у него начиналась головная боль. — Послушай, Джей, у тебя нет?.. — Он спохватился и умолк, но сосед по комнате уже поднял голову. Он понял, что Харви хотел попросить аспирин.

Джей сразу же отвернулся, а потом, как ни в чем не бывало, сказал:

— Я видел подругу Альберты.

— Не шутишь? Честно? — Харви вскочил. — Где? Какая она?

— Да я, в общем, не разглядел. Она стояла в гостиной у пианино, когда я вернулся вчера вечером. Но она быстро повернулась ко мне спиной.

— Почему же ты думаешь, что это подруга Альберты?

— Сообразил по описанию Чидси. Даже со спины видно, что это высокий класс. Стройная, красивые ноги…

— Что же ты сразу не рассказал?

— Да я забыл.

— Забыл! Как можно забыть такое? Я несколько недель мечтаю увидеть эту куколку, а ты забываешь упомянуть, что она внизу. Вдруг бы я что-то смог сделать? Заговорил бы о чем-нибудь. О чем угодно, понимаешь! Господи, нас уча! всяким трюкам, уж для себя-то сумеем постараться.

— А что толку? Чидси говорит, она лесбиянка. Ты ее не заинтересуешь.

— Откуда Чидси знает? Он к ней и близко не подходил. Пусть они сидят вместе в задней комнате. Ну и что? Может, они кроссворды разгадывают, в карты играют. Мало ли у людей бывает нормальных занятий. И вообще Чидси пошловат, я ему не верю.

— Я тоже не верю и тоже считаю, что Чидси пошловат. Но если это так, он, вероятно, в ту замочную скважину подглядывал. И поэтому сказал правду.

— Боже мой, в какой мир я попал! — Харви в притворном отчаянии всплеснул руками. — Сточасовая рабочая неделя! Дурацкие тесты! Лесбиянки!

— Ну что ж, — суховато сказал Джей, — у тебя всегда есть шанс попроситься во Вьетнам.


Харви и Джей возвращались домой после занятии. Когда они огибали угол здания, Харви заметил боковым зрением какое-то движение. Повернувшись, он увидел фигуру напротив здания — руки закрывали лицо, будто человек закуривал сигарету. Фигура показалась ему знакомой… Не тот ли это смуглый, безголосый, который сопровождал его к Хоукинсу?

— Заметил того типа? — небрежно спросил Харви.

— Где?

— Вон, у здания, на тротуаре. Только не оглядывайся.

Джей все же оглянулся.

— Какой тип? Там никого нет.

Харви быстро повернул голову. Никого.

— Но там был человек. Примерно у середины того здания. Мне показалось, что он водил меня к Хоукинсу.

— Или у тебя воображение разыгралось. Если в том месте кто-то стоял, то куда же он: елся?

— Ну, может, поднялся наверх, я не знаю. Но я видел там кого-то. — Голос Харви уже звенел от напряжения.

— О’кей, о’кей. Там был человек. Успокойся. — Джей искоса взглянул на него, и дальше они шли молча.

Только в своей комнате заговорили о том, что приближалось неумолимо: встрече с директором. Первым нарушит молчание Харви:

— Когда состоится встреча с директором?

— Сразу после первого числа.

— Говорят, все происходит очень быстро, — продолжал Харви. — Мы просто проходим по одному и пожимаем ему руку. Интересно, про его палец па пуговице врут или нет?

— Какая пуговица?

— А, так ты не знаешь? — Харви оживился. — Когда проходит эта церемония, директор держит левую руку на пуговице. Если ты ему не понравился — бах! — и тебя нет.

— Ну, не знаю. В это с трудом верится.

Но сколько бы они ни шутили на эту тему, предстоящая встреча с директором действительно была делом серьезным. Последствия любой встречи с ним могли оказаться роковыми не только для нового агента, а и для любого в организации. Аудиенцию получить было несложно. Агент мог ее испросить, и его желание исполнялось немедленно. Но ввиду риска фатального исхода просьбы такие поступали очень редко.


В тот понедельник — шла последняя неделя учебной программы — началась цепь событий, которые имели огромное значение для Харви Такера.

Вечером Харви обедал один. Джей исчез в 6.00, после последнего занятия, объяснив поспешно, что ему нужно кое-что купить.

Отобедав, Харви позвонил в Гэйлорд — по спрашивал ли его кто. Трубку подняла тетя Фрида. Эта суровая усатая старушенция лет под восемьдесят ненавидела отвечать на телефонные звонки. Очень сухо обойдясь с Харви, она бросила трубку. Харви покинул ресторан, вовсе не уверенный в том, что, если позвонят из конторы, тетя Фрида передаст его сообщение: он ушел по магазинам и вернется к десяти.

Вечер был туманный, холодный и очень темный. В такую погоду приятно прогуляться, хотя и охватывает грустноватое настроение.

Магазины поблизости от Гэйлорда уже закрылись, и Харви пришлось отправиться за несколько кварталов. Там жили главным образом негры.

Пока он шел, погода немного улучшилась, и Харви издалека приметил писчебумажный магазин. Через несколько минут он уже стоял у прилавка и покупал блокноты и бумагу. От хозяина Харви узнал, что аптека находится тремя кварталами дальше, и направился в ту сторону.

Дома по обе стороны улицы становились все более убогими и жалкими. Тротуары были завалены хламом — казалось, что жители разом опустошили свои квартиры.

Вдалеке показался дом, который вполне мог оказаться аптекой. Ускоряя шаги, Харви заметил двух мужчин, шедших навстречу по другой стороне улицы. Когда они оказались под фонарем, Харви узнал в одном красавчика Джея. Второй был выше, мощнее, лица его Харви не разглядел, но в фигуре уловил нечто знакомое.

Уверенный, что они его не заметили, Харви скрылся в тени здания. Эта пара производила странное впечатление. Они шли вместе, но как бы не замечали друг друга, В нескольких ярдах была аллея, и Харви чуть углубился в нее. До него доносились гулкие шаги. Неловко получится, если они его увидят. Через несколько секунд пара миновала вход в аллею и пошла дальше. Харви все-таки удалось рассмотреть второго. Смуглая кожа, низкий лоб — никаких сомнений: этот человек сопровождал его к Хоукинсу.

Выждав несколько минут, Харви покинул аллею и направился в противоположную сторону. Вскоре он вышел на ярко освещенную, с оживленным движением улицу,


Харви, как мог, избегал Джея. События прошлого вечера рассеяли сомнения в отношении соседа по комнате. Теперь Харви был убежден, что человек, с которым он проучился восемь месяцев, лишь притворялся новым агентом. Джей Вон Влак — «подсадная утка» Бюро, «субмарина».

Он вернулся в Гэйлорд около десяти часов. В доме было тихо и темно. Пересекая гостиную, услышал мягкий смех из комнаты у задней лестницы. Хотелось подойти ближе и послушать, но он сразу отказался от этой мысли: слишком рискованно.

Даже не поднявшись на этаж, где располагалась их комната, он знал, что там никого нет. Интересно, где Джей? Боб Чидси и другие агенты, которые делили с ними третий этаж, давно съехали, и от тишины становилось неуютно.

Включив верхний свет в комнате, он снял плащ ц повесил на спинку стула. Он думал об Альберте в дальней комнате и никак не мог переключиться на что-нибудь другое. Разумеется, с Альбертой ее подруга, а не тетя Фрида… Может, все-таки сходить туда? Прекрасная возможность… Не исключено, что Джей не соврал и Боб Чидси ходил подглядывать. Лесбиянки они или нет?

Вздохнув, Харви сел на кровать и снял ботинки. Может, прогуляться в другой конец холла? Почему бы и нет? Вдруг удастся услышать что-нибудь с лестничной площадки…

Харви шел по темному коридору, переполненный противоречивыми эмоциями. Ему осталось учиться несколько дней, а он так глупо рискует… Бюро — это нечто вроде лиги «Долой секс!». На завтра назначена официальная встреча их класса с директором. Как сможет он смотреть в глаза директору, после того как подсматривал в замочную скважину — он, специальный агент ФБР? Вдруг он попадется? Альберта откроет неожиданно дверь, а там согнувшийся Харви. Она возьмет и позвонит в Бюро…

Он, с другой стороны, какая возможность? В доме никого нет. Они там одни. Красивые девушки, целуются и ласкают друг друга…

Он дошел до конца холла и заглянул в пустую черноту задней лестницы. Тишина.

Ладно, можно рискнуть — дело того стоит. А если попадется, скажет, что хотел поговорить с хозяйкой дома. «Что? Босиком? Украдкой по задней лестнице?» Он подумал, но вернуться ли в комнату за ботинками. Но они скажут: «Он снял ботинки, чтобы пробраться потихоньку».

Задняя лестница Гэйлорда представляла собой старый узкий проход, который спускался спиралью с третьего этажа в подвал, прерываясь двумя площадками — на втором и первом. Держась ближе к стене, чтобы не скрипели ступеньки, Харви сбежал по лестнице. II вот он уже стоит в алькове у этой самой комнаты…

Было очень темно, лишь тонкий луч света пробивался из-под двери. Из комнаты доносились два голоса. Он узнал голос Альберты — отрывистые слова, акцент, — но сама манера говорить была сейчас совсем иной. Джей однажды заметил, что у Альберты немецкий акцент. Хорошо. Акцент чувствовался и сейчас — но почему Альберта говорит таким робким тоном? Харви приложил ухо к двери. Удавалось разобрать лишь отдельные слова. Но вот одно прозвучало отчетливо: «Найравилл». Да, он не ошибся: «Найравилл».

Харви опустился на колени и заглянул в замочную скважину. Видно ничего не было — мешал ключ. Он не помнил, есть ли окно в аллею. Нет, подумал он, это уже безумие. Если его поймают там — все, конец. «В аллее? Хотели поговорить с хозяйкой дома? Без ботинок?» Нет, так нельзя.

— Если мы станем ждать решения из Найравилла, ничего так и не будет сделано. — Это был второй голос, оп прозвучал вдруг довольно громко. Женский голос — но в нем бы но что-то неожиданно знакомое.

Харви задумчиво посмотрел на светлую полоску под дверью. Может быть… Может быть…

Он лег на бок, заглянул в щелку. Из этого положения Харви не мог заметить двухсотфунтовую тушу тети Фриды, ковылявшей по коридору со своей обычной рюмкой портвейна. Поскольку старая дама вот уже много лет совершала ото путешествие без всяких происшествий, она оказалась совершенно не готова к столкновению с распростертым на полу человеком.

— Ай-й-й! — Это был вопль из глубин ада — он пружиной подбросил Харви с пола и погнал вверх по лестнице Бедный Харви и не предполагал, что может так быстро бегать…


Вот он, наконец, день, которого ждали и боялись: сегодня встреча с директором.

Агенты длинной чередой с мрачноватыми лицами стекались к Дворцу правосудия. Харви, глубоко задумавшись, молча шагал рядом с Джеем. Он все еще был под впечатлением вчерашнего происшествия. Хотя, в общем-то, ему повезло. Вопли тети Фриды отвлекли внимание, и он смог, предварительно захватив ботинки, незаметно уйти из Гэйлорда. А когда вернулся. Джей был уже там и рассказал ему все подробности.

Альберта сказала Джею, что тетя Фрида споткнулась и упала в холле — такое случалось и раньше. Но ничего ужасного с ней не произошло, хотя синяк на бедре образовался огромный. Вообще-то тетя жаловалась, что в холле был вор, но Альберта считает, что ото не вор, а джинн из бутылки: последнее время тетя частенько наведывалась в буфетную.

Портвейн оставил у Харви на новом сером костюме пятно — от него попахивало, и Харви беспокоился: вдруг директор учует.

— Ты сегодня не в духе, Харви.

— А чему радоваться? Посмотри на инструктора. Он будто на гильотину идет.

— Ну, это может быть притворством, — заметил Джей. — Психологическая обработка перед встречей с директором.

— Возможно, ты прав. Притворства кругом очень много, — со значением проговорил Харви. Последовала пауза, и он почувствовал, что Джей обдумывает его слова. Ему захотелось даже спросить напрямик, что все это значит. Но вместо этого он сказал: — Не верю я в эту пуговицу директора. Наверно, он дает отзыв о классе в целом: нравится ему или нет. Нельзя верить всему, что у нас говорят.

Джей не ответил, и дальше они шли молча. Во Дворце правосудия охранник повел их к лифтам. При их приближении две кабины, зарезервированные для класса, открылись. Харви не переставал изумляться слаженности всего, с чем он сталкивался в ФБР. Никаких накладок, задержек или опозданий. Оборудование никогда не подводит. Никто не делает ошибок. Бюро представляет собой сложный, хорошо отлаженный механизм, требующий безупречной работы всех деталей: самый маленький сбой может привести к самым непредсказуемым последствиям.

Они мягко поднялись на восьмой этаж, лифт едва слышно гудел, но самого движения заметно не было. Выйдя из него, направились по безупречно чистому коридору и остановились у двери с табличкой:

«ДИРЕКТОР. ФЕДЕРАЛЬНОЕ БЮРО РАССЛЕДОВАНИЙ».

Инструктор оглянулся на толпу агентов. Вытащив из нагрудного кармашка платок, промокнул лоб. Затем аккуратно сложил его и засунул обратно.

Инструктор не скрывал от класса, что очень волнуется. Да и что скрывать: все его будущее зависело от последующих нескольких минут. Поправив галстук, он осторожно открыл дверь…

Просторная приемная, где сидит секретарша. В кабинете директора было еще с полдюжины старших служащих Бюро. Но Харви видел только его — внушительного человека в сером костюме из плотной синтетической ткани, стоявшего у свернутого флага.

Хмурое лицо, квадратный подбородок, густые черные волосы. Взгляд темных глаз из-под кустистых бровей, казалось, пронизывает насквозь. Одним словом, лицо, которое, наверно, никогда не смеялось, никогда не плакало и могло выражать только гнев.

Ну а как прошла сама церемония представления, Харви вряд ли бы смог сказать: он пережил ее будто во сне и ничего не запомнил.

На следующий день, в перерыве между занятиями, Харви заметил:

— У Хоукинса было страшно, а уж у директора… Но и визит к Хоукинсу я никогда не забуду. И этого типа, который меня сопровождал. Помнишь? Немой. Жуткий тип. Помнишь его?

— Смутно, — ответил Джей.

— Я по-прежнему думаю, что ото он встретился нам тогда на пути. Ты его с тех пор не встречал?

Джей вскинул на него глаза. Харви сразу пожалел, что задал этот вопрос.

— Где бы я мог его встретить? — проговорил Джей. Он не сводил внимательных глаз с Харви.

— Ну, я не знаю. Просто подумал — а вдруг.

— Нет, я его не встречал.

До конца перерыва он то и дело поглядывал на Харви.

После занятий Харви расстался с Джеем и отправился за покупками. Скоро он увидит свою семью, и нужно порадовать их подарками.

В Гэйлорд вернулся уже около полуночи. Переоделся в пижаму, почистил в ванной зубы. Подняв голову, с удивлением увидел в зеркале Джея. Харви не слышал, как тот прошел по лестнице.

Джей первым нарушил молчание.

— Купил подарки? — проговорил он любезным тоном.

— Угу, — буркнул Харви и поставил щетку в держатель над раковиной. — Матери духи, а сестре альбом с пластинками.

— А что ж ты не взял духи у агента в лаборатории? — поинтересовался Джей, выходя в комнату. — Он любые может сделать.

— Ну… эти в красивой бутылочке с этикеткой… они лучше смотрятся и вообще. — Харви повесил полотенце и открыл аптечку. В этот момент произошло нечто любопытное. Когда Джей прикуривал сигарету, огонь от спички отразился в зеркале аптечки. Харви понял, что, передвигая дверцу аптечки, может следить за Джеем по отражению в большом зеркале над туалетным столиком. Два зеркала позволяли все прекрасно видеть не отходя от умывальника.

Джей сел на край кровати спиной к зеркалу и начал развязывать шнурки ботинок.

Харви в раздумье поджал губы, а потом спросил с напускной небрежностью:

— Джей, как ты думаешь, Бюро держит в нашем классе «субмарину»?

Джей на мгновение замер, потом согнулся, продолжая заниматься ботинками.

— Кто знает? Вероятно, — безразличным тоном ответил Джей и тут же сам задал вопрос: — А почему ты спросил?

— Потому что мне кажется, я знаю, кто стукач.

Джей медленно распрямился, глядя перед собой, Харви видел, что сидит он очень напряженно.

— Ну и кто же он?

— Эммонс.

— Мэйнард Эммонс? Почему?

— Неужели не понимаешь? Он же завалил встречу с директором. Правда, сам я не заметил, как это получилось, но остальные заметили. А раз завалил — значит, вылетел. Теперь он свободен и может прийти в следующий класс как Хуберт Хамстоун или еще кто-нибудь.

Джей опять склонился к ботинкам. Харви почувствовал его облегчение.

— Да, на встрече с директором он вел себя глупо. Но делать из этого такие заключения… Ты скоро оттуда выйдешь?

— Через несколько минут, — ответил Харви. Оп уже собирался закрыть аптечку, но вдруг увидел, как Джей быстро встал и тихонько выдвинул маленький верхний ящичек своего комода. Свободной рукой залез глубоко внутрь и достал оттуда какой-то предмет. Харви показалось, что Джей разорвал листок бумаги. Когда Джей повернулся к зеркалу, Харви быстро закрыл аптечку. Завернув крап, он вошел в спальню. — Нам надо бы еще раз просмотреть конспекты.

Джей, не обратив внимания на его слова, закрылся в ванной. Харви бросил взгляд на комод у противоположной стены. Он вспомнил, что Джей выбрал для себя именно этот комод. Харви решил, что перед отъездом из Гэйлорда обязательно заглянет в этот особый ящичек. Взяв конспект из портфеля, Харви забрался в постель. Но сосредоточиться не мог.

Через несколько минут вернулся Джей.

— Или убери тетрадь, или учись читать в темноте. Твой сосед ложится спать и желает мира, покоя и темноты.

Харви беззлобно выругался. Джей был в шутливом настроении — редкое и отрадное явление. Они еще немного поболтали, и вскоре Джей храпел, имитируя тяжелый грузовик на подъеме.

— Черт возьми, — пробормотал Харви и закрыл тетрадь.

Он поднялся с кровати и отправился в ванную комнату — последний визит перед сном. Открыв крышку унитаза, Харви с удивлением увидел плавающие в воде кусочки белой бумаги. Очевидно, Джей хотел избавиться от того порванного листка, а унитаз-то неисправный… У Харви стучало в висках, когда он доставал из воды унитаза кусочки бумаги.


В следующий вечер Джей куда-то ушел, сказав, что у него дела.

Харви хранил выловленные в унитазе клочки бумаги между страницами учебника. Ему не терпелось сложить их и прочитать. Пока Джей отсутствовал, можно было заглянуть в комод. Правда, это было рискованно. Там могли быть какие-нибудь сторожевые устройства. Но ничего, он все равно туда заглянет.

Харви купил скоч и отправился в ресторан «Весперс» — из-за высоких цен агенты редко туда ходили. Заказав «Манхэттен», он начал собирать клочки бумаги, склеивая их лентой. Работа шла намного быстрое, чем он ожидал. Некоторые фрагменты листка вода все-таки смыла, но, к счастью, слова в середине листка сохранились.

Картина получалась интересная! Первые две буквы, ЕХ, он сразу узнал: с них начинались телефоны Бюро. А когда заменил остальные соответствующими им цифрами на телефонном диске — в «Весперсе» на каждом столике стоял аппарат, — получился номер телефона: ЕХ 7–4283. Интересно!..

После обеда Харви сразу вернулся в Гэйлорд. Почти во всем доме было темно — свет горел лишь в холле. Харви сразу же решил заняться комодом Джея. Проверив края — нет ли печатей или сторожевых устройств, — он осторожно вытащил ящичек. Как Харви и ожидал, ящичек оказался чуть короче других. Положив его на кровать, Харви нагнулся и заглянул внутрь. В заднюю часть комода было встроено что-то наподобие полки. Он почувствовал, как кольнуло в животе, когда увидел на этой полке коробочку аспирина. Рядом с аспирином лежал тупоносый револьвер. Там было слишком темно, чтобы разглядеть его как следует, но все же Харви решил, что это кольт «Кобра» — маленькое удобное оружие с убойной силой обычного служебного револьвера.


В день выпуска Харви получил документы, револьвер «смит-энд-вессон» с шестью патронами, назначение в Феникс, штат Аризона, и стандартное напутствие: «Только не подведите Бюро!»

Попрощавшись с коллегами, он заказал билет на самолет и последний раз пробежался по магазинам. Было четыре часа дня. Джей уже успел уложить почти все свои вещи.

— Я начал беспокоиться, — сказал Джей. — Подумал, что ты уехал не попрощавшись.

— Надо было кое-что купить. Я же еду сначала домой. У тебя во сколько самолет?

— В пять тридцать. Думаю прибыть в Нью-Йорк к шести тридцати,

— А как будешь добираться в Альбукерк? — спросил Харви. Ему было очень интересно, куда Джей едет в действительности.

— Еще не знаю. А ты?

— Заказал билет. Лечу через недолю, если считать с воскресенья.

— Прекрасно. Целую неделю проведешь дома. Ну, я пошел. — Поставив чемоданы у порога, он повернулся и протянул руку. — Все было прекрасно, Харви. Желаю удачи.

— Тебе тоже, Джей, — сказал Харви, энергично пожимая ему руку. Больше он Джея Вон Влака никогда не видел.


Было около шести часов, когда Харви спустился по лестнице в гостиную. Альберта только что вернулась из магазина и бросила несколько свертков в большое кресло. Сейчас Альберта казалась несколько моложе: светлые волосы не были уложены в прическу, а спадали па плечи. Ей очень шел коричневый костюм с норковым воротником.

— Итак, еще один специальный агент отправляется в путь. — Она стянула перчатку и небрежно бросила ее на свертки. Хотя Альберта мало улыбалась, в голосе звучала саркастическая нотка. — Теперь, конечно, преступность и шпионаж резко пойдут на спад — благодаря специальному агенту Такеру.

На эту колкость Харви ответил улыбкой.

— Альберта, из всего Вашингтона мне будет не хватать только вас.

— О, понятно. Галантность на прощание. Интересно, почему я не слышала от тебя ничего приятного раньше? — произнесла Альберта, пристально глядя ему в глаза. Она сняла другую перчатку, потом расстегнула жакет.

Обычно Харви легко чувствовал себя с женщинами, но Альберта его подавляла. Он вдруг растерялся, его всегдашнего шарма как не бывало.

— Ой, чуть не забыл. — Он поставил вещи и полез в нагрудный карман за бумажником. — Вчера вечером я воспользовался телефоном. Звонил домой. У меня тут где-то записано, сколько нужно платить. Кажется, три доллара с чем-то.

— Вот как. Значит, я вовремя вернулась домой. Вероятно, мистер Вон Влак тоже…

— Нет, не думаю, Альберта. Сейчас найду… — Он вытащил из бумажника несколько карточек и прочих бумажек и начал их перебирать.

— Ничего, ничего. Оставьте, сколько считаете нужным. — Неожиданно голос ее едва заметно дрогнул, и Харви это сразу почувствовал. Роясь в бумажнике, он забыл о клочках, которые склеил лентой, — наверно, она их увидела. Дурацкая оплошность. Харви быстро убрал бумажник. — Никак не могу найти, Альберта, но, наверно, четырех долларов хватит.

Сомнения, видела ли она эту бумажку, рассеялись, когда Харви поднял глаза и протянул ей деньги: лицо Альберты было пепельным. Совершенно очевидно, бумажка говорила ей гораздо больше, нежели ему.

— Что-нибудь случилось. Альберта?

Ее лицо было лишено всякого выражения. Кокетство исчезло.

— Все в порядке.

Харви нервно взглянул на часы.

— Мне пора в аэропорт. — он отвел взгляд, сунул альбом с пластинками под мышку, нагнулся за чемоданами. — Спасибо за все.

— Когда ваш самолет? — Голос был неестественно спокойный, но глаза блестели.

— О, где-то около восьми тридцати. — Харви зябко поежился. — Прощайте, Альберта.

— Прощайте. — Она стояла в той же позе и смотрела перед собой. Харви закрыл дверь.


— Привет.

— Добрый вечер, сэр, — живо ответила девушка. — Я могу вам помочь? — Она была маленькая и аккуратная, уголки глаз чуть подняты вверх, как у сиамской кошки,

— Можете, — кивнул Харви, ставя свой багаж на весы рядом с билетной стойкой. — Куда идти па посадку? — Харви протянул свой билет.

— Выход 7В в восемь тридцать.

— Ну почему всегда бывает именно так? — вздохнул Харви.

— Прошу прощения?

— Каждый раз, когда я откуда-нибудь уезжаю, я встречаю красивую девушку. Почему я никогда не встречаю ее но приезде?

Это был трудный вопрос. Девушка долго обдумывала ответ, потом выпалила:

— Я все время была здесь, просто вы меня не заметили.

Харви решил пообедать. У него было хорошее настроение. Беспокойство, вызванное реакцией Альберты на бумажку, сменилось безразличием. Как и Джей, она принимает какое-то участие в учебном процессе. Но он прорвался через все заслоны. Теперь он настоящий агент. А уволиться может в любую минуту, и над его головой не будет ни облачка. Он действительно уволится, если обстановка в полевой конторе не изменится к лучшему.

Такие мысли позволили Харви отделаться от неприятных ощущений, донимавших его последние восемь месяцев. Впереди неделя отдыха дома.

Было уже 7.45, когда он пробрался сквозь толпу к телефонной кабинке. Хотя свой маршрут он сообщил, полагалось еще раз позвонить перед вылетом: нет ли сообщений из главной конторы. К тому же мать и сестра обещали встретить его на железнодорожном вокзале — последний отрезок пути до Иглз-Нотч он проедет поездом, воздушного сообщения с городком нет. Нужно сообщить им по телефону, когда он прибудет.

Ответила сестра.

— Привет, Грязнуля, — сказал Харви.

— Не называй меня так, а то плохо будет.

— Но, милая, я всегда называл тебя Грязнулей, — подтрунивал Харви.

— Называй меня Глэдис, черт возьми, понял?!

— Ладно. Слушай, скажи матери, что я буду поездом с Центрального в десять двадцать семь.

— Одну минуту. Альбом мне купил?

— Купил.

— Ну, спасибо. Ты очень милый.

— Увидимся через несколько часов.

— Хорошо. Пока.

Положив трубку, Харви несколько секунд стоял в задумчивости. Затем механически набрал номер, записанный на склеенной из клочков бумажке. Он был готов к тому, что такого номера среди действующих нет. Послышались обычные гудки, и у него заколотилось сердце.

— Хелло.

Лицо Харви исказилось от изумления. Он узнал голос — это был голос подруги Альберты.

— Хелло, — повторил голос, но уже нетерпеливо. Очень осторожно — так обращаются со взрывчаткой — он положил трубку на рычаг.


Спустя полчаса после телефонного разговора Харви перехватили по пути к самолету двое агентов. Полчаса на обдумывание такого поворота событий. Теперь, когда он сидел в машине Бюро между двух агентов, некоторые вопросы получили ответы в его усталом мозгу. Гэйлорд, таблетки аспирина, странная личность Джея, вытатуированные цифры под мышкой, номер телефона — все это не было его фантазией. Джей, Альберта, ее странная подруга — они все участвуют в какой-то загадочной игре. Но какой? И почему Харви Такер? Почему Джей пригласил его в Гэйлорд? Так было запланировано? Надо подождать, скоро все прояснится. Если его будут допрашивать в конторе, он тоже кое о чем спросит.

Мысли его прервались: машина замедлила ход перед выездом на главную магистраль. Водитель оглянулся через левое плечо, определяя интервал движения. Харви с удивлением увидел, что это тот самый человек, который сопровождал его во Дворец правосудия — немой. У него мороз пробежал по коже.

Вместо того чтобы направиться в Вашингтон, машина свернула в противоположную сторону.

— Эй, в чем дело? — вскинулся Харви. — Я думал, вы меня везете в контору…

— Спокойно, парень, — сказал агент постарше. — Это другая контора. Давай-ка посмотрим, что у тебя в сумке. — Он мягко, почти нежно, забрал из рук Харви сумку.

— Да это всего лишь альбом с пластинками, я купил его сестре.

Агент, быстро осмотрев вещи, вернул сумку.

— Заглянем в твой бумажник, о’кей? — не дожидаясь ответа, он полез во внутренний карман Харви и вытащил бумажник. — Посвети, Готти. — Водитель послушно включил внутренний свет. — Вот она, — объявил агент, показывая склеенную бумажку. — Как это к тебе попало?

— Я думал, меня хотят видеть в конторе, — проговорил Харви.

— Слушай, парень, — сказал агент, убирая бумажник Харви в свой карман, — у тебя серьезные неприятности. Ты даже не представляешь, насколько серьезные. Так вот. нам нужно знать, как ты вышел на эту бумажку и почему сейчас звонил по телефону. — Хотя голос агента звучал тихо и проникновенно, в нем было что-то такое, отчего у Харви холодок пробежал по коже.

— Я видел, как мой сосед по комнате, Джей Вон Влак, несколько дней назад разорвал эту бумажку. Я склеил се заново. Он вел себя очень подозрительно, и я заинтересовался. Ну а сегодня, когда звонил домой, решил набрать тог номер…

— Ты знаешь, кто тебе ответил?

— Знаю, — кивнул Харви. — Этот голос узнал бы любой. Мне известно кое-что об этом человеке. В Гэйлорде с Альбертой… Найравилл…

Молодой агент тихонько присвистнул, и старший бросил на него укоризненный взгляд. Потом, повернувшись к Харви, он сказал:

— Ну, может, расскажешь нам все о Найравилле?

Как только Харви упомянул об Альберте и Направилле, он понял, что совершил ошибку.

— Наверно, я уже достаточно наговорил. Подожду, когда приедем в контору.

— А ты обсуждал это с кем-нибудь еще?

— Нет, ни с кем. II теперь не собираюсь. Объясните же, в чем дело, тогда и я расскажу, что знаю.

Агенты переглянулись, и потом несколько минут ехали молча. Затем старший сказал:

— Готти, вон там ресторан. Давай остановимся, мне надо позвонить.

Машина свернула на стоянку у маленькой таверны. Старший вышел и скрылся внутри.

Харви несколько раз пытался завести разговор, но младший агент, хоть и был приятный на вид, оказался весьма неразговорчивым.

Единственное, что Харви услышал — его зовут Боб, старшего — Эверетт, а новые агенты умеют устраивать себе крупные неприятности. Харви мысленно с ним согласился.

Минут через двадцать появился Эверетт.

— На озеро, Готти, — хмуро сказал он, садясь в машину. — Мэджик-лэйк.

Харви почувствовал, как молодой агент неловко ерзает на сиденье.

— Жесткий вариант, а, Эверетт?

— Куда мы сейчас? — безразлично спросил Харви.

Ответа не последовало.


Вечер был чудесный. Серебристые облака быстро проплывали мимо огромной луны.

Машина Бюро шла довольно долго на большой скорости, Харви показалось — около часа. Он наблюдал в окно, как местность становится все гористей и безлюдней. Лишь несколько слов было произнесено после остановки у таверны. Боб предложил сигарету, Харви отказался, и тот пробормотал сокрушенно:

— Похоже, ночь будет длинная.

Вот и все.

Харви знал, что говорить не имеет смысла. Агенты погрузились в свои мысли. Очевидно, обсуждать с ним что-либо они не имели права. Для них он был всего лишь новым агентом, который испортил себе карьеру с самого начала. Конечно, могло оказаться, что это всего лишь попытка выяснить, чего стоит новый агент. Листок бумаги, Альберта, Джей — цепочка, которая покажет Бюро, умеет ли Харви Такер проследить логическую последовательность явлений. Чем больше он об этом думал, тем вероятнее казался ему именно такой вариант. Вполне возможно, сейчас в ночи мчатся еще 15 машин Бюро, и в каждой на заднем сиденье — новый агент…

Во всяком случае, он устал. Всю неделю дома он проведет в постели. К черту Бюро. К черту директора. К черту их всех. Харви откинулся на спинку сиденья и вскоре задремал.

— Сразу за этим подъемом, Готти.

Голос разбудил Харви, он выглянул в окно — машина сворачивала на грунтовую дорогу.

— Далеко еще? — спросил Боб.

— Около мили, — сказал Эверетт. — Дорога плохая. Ты давай осторожнее, Готти.

Водитель кивнул.

Через некоторое время они выехали на большую поляну с видом на озеро. Эверетт открыл дверцу и вылез.

— О’кей, Такер, это здесь.

У Харви сердце забилось сильнее. Он ожидал увидеть здесь кого-то из агентов, с кем учился, — ну хотя бы того же Джея. Все это стало походить на детскую игру. Он зевнул и, придерживая драгоценный альбом, выбрался из машины.

Вид открывался перед ним потрясающий. Черная вода, из нее торчат высокие изломанные скалы, вдалеке водопад, длинная лента в лунном свете. От всего этого захватило дух. Но больше всего поразила полнейшая тишина. Хотя до водопада было не больше мили, звуки падающей воды сюда не доносились. Будто… в немом кино.

Само озеро, Мэджик-лэйк, казалось сгустком зловещей черноты, застывшим плевком дракона. Единственный звук — кваканье лягушки — только подчеркивал мертвенность тишины. Впервые Харви стало по-настоящему страшно.

— Ничего себе видик, а? — проговорил Эверетт, ни к кому конкретно не обращаясь.

— Фантастика, — сказал Харви севшим голосом.

— Ты о тишине? — спросил Эверетт. — Да, впечатляет. Здесь какая-то особая формация скал, влияет на акустику. К тому же водопад — это оптическая иллюзия. В действительности он гораздо дальше, чем кажется. И вода падает не в озеро, а в расщелину за ним. Когда…

— Давайте покончим со всем и уедем отсюда, — прервал его Боб. — Здесь мне как-то не по себе.

— Что ты нервничаешь? — удивился Эверетт. — Можно подумать, в оборот взяли тебя, а не этого парня.

Харви не обратил особого внимания на эти слова. Очевидно, агенты хорошо вошли в свою роль. Ну что ж, если они решили напугать его, то место выбрали удачное. С другой стороны машины появился водитель, он нес длинную цепь и маленький металлический ящичек.

— Цепь не надо, Готти, — сказал Эверетт. — Такер — разумный парень. Он никуда не денется, верно, Такер? Ты ведь можешь избавить всех нас от очень тяжелой ночи. Мы уже по этой дороге ходили. Рано или поздно ты расскажешь нам все, что знаешь, до мельчайших деталей. Для начала Готти может протащить тебя за пятки несколько раз по озеру. А если не поможет, мы воспользуемся барбитуратами из этого ящичка. Накачаем тебя пентоталом натрия, только на это уйдет много времени — и тебе будет тяжелее.

Вот оно, последнее испытание. Стоек ли он под угрозой пыток? Но что, если это не проверка? Не может быть. А вдруг?

Да, вполне естественно, что его испытывают. Агенты всегда могут попасть в вражеские руки — как получилось, например, с Фрэнсисом Гэри Пауэрсом из ЦРУ. Как они будут себя вести? Пойдут ли на сделку? Конечно, следует знать такие вещи еще до того, как агент покинет школу. Но это уж слишком. Эти двое не смогли бы сыграть головорезов даже в детской постановке. Только Готти из них с характером. В нем есть что-то такое… любой испугается.

— Так что давай-ка выкладывай, — сказал Эверетт. — Все, что ты знаешь о Найравилле, и прочее.

Харви молчал. Кругом было тихо, только безголосый шуршал чем-то в багажнике машины.

— Ладно, парень, — вздохнул Эверетт. — Иди сюда. — Он показал на то место, где Готти деловито раскладывал надувной резиновый плотин. Криво усмехнувшись, Харви перешел, куда было велено.

— У тебя последний шанс, Такер, — продолжал Эверетт все тем же терпеливым тоном, — не воспользуешься им — отправишься с Готти на озеро. Ну, хочешь что-нибудь сказать?

— Да. — Харви поглядывал на тяжелую цепь, которую тащил к нему Готти. — Я хотел бы завещать свое тело медикам.

— Ну, ты нахал, Такер, — заметил Боб, который, казалось, все больше нервничал.

— Да бросьте вы! — взорвался Харви. Он устал от этой игры. Вероятно, он проваливает испытание, но ему уже все равно. — Вы, ребята, фальшивки. Я вас понял сразу, как Сел в машину. Это многозначительное молчание… Да ваш немой, наверно, трещит как…

Он не договорил. Водитель ударил его по лицу двухдюймовой цепью и выбил передние зубы. Харви упал на землю.

— О боже мой! — В голосе Харви прозвучали одновременно и ярость и ужас. Он поднялся на ноги, держа альбом одной рукой, прижимая другую к губам. — Идиот проклятый! — Он был совершенно ошеломлен, по щекам текли слезы.

Водитель снова поднял цепь, но Эверетт опередил его, закричав:

— Прекрати, Готти! Что с тобой такое! Сказано же было — следов не оставлять.

Харви чувствовал, как распугают губы, но боль еще не пришла. Он медленно покачал головой — во все происходящее просто не верилось. Этого не может быть. Но тут же нахлынуло осознание того, что это реальность… Но разве так можно? Он ведь ничего не знает. Его затрясло.

— Эверетт, — заговорил молодой агент, — этот парень — не шпион, мы это знаем. Одно дело встряхнуть его немножко…

— Заткнись! Давай. Готти, устраивай его на плот.

Водитель вытащил из-за пояса пистолет и указал им в сторону резинового плотика. Харви вздрогнул, у него начали закрываться глаза.

В этот момент из-за облака вынырнула луна. Божий дар в последнюю секунду. Харви бросился к черной воде. Два выстрела — быстро один за другим! Потом третий, пуля срикошетила от большого валуна и попала ему в ногу. Харви упал, будто его сшибло пушечным ядром.

Эверетт подобрал три гильзы от «люгера», а водитель медленно подошел к лежащему человеку.

— Бога ради, Эверетт, не позволяйте ему…

— Теперь у нас нет выбора, — сказал Эверетт, отворачиваясь.

Харви видел, как приближается темный силуэт. «Люгер» смотрит ему прямо в лицо. Выстрел — и последний хрип умирающего.

— Выстрели-ка еще раз, Готти, — посоветовал Эверетт. — Он легко не сдается.

Водитель отрицательно покачал головой, глядя на подергивающегося Харви. Последняя судорога — и тело стало неподвижным.

— Хватай за ноги, Готти.

Комковатое пухлое облако унеслось прочь, обнажив желтую луну. Сразу высветились две фигуры, тащившие тело к резиновому плоту.

— Обмотай цепь вокруг ног и прицепи груз. Проверь надежность.

Бесшумно работая веслами, один из них отогнал плотик. Вскоре послышался всплеск — и опять стало тихо, если не считать приглушенного кваканья все той же лягушки.

Часть вторая ДЖЕЙ ВОН ВЛАК

— Альбукерк? Ты сошла, сошел! Ни за что не доедешь. — Уайта Баррет, хозяин найравиллского гаража, шумно вы сморкался в большой голубой платок. — Коробка передач барахлит, клапана стучат — а посмотри на покрышки!

Разговор шел о черной английской «эм-джи», стоявшей на гидравлическом подъемнике. Механик нажал на рычаг, и машина медленно опустилась на пол.

— Спасибо, Уайти. — Джей сел за руль и утопил кнопку стартера. Из-под капота исторгся усталый надрывный стон, потом раздались треск и тарахтенье. Двигатель завелся, пригрозил заглохнуть, потом ровно загудел.

Сворачивая на главную улицу, Джей взглянул на часы. На окраине городка сделал левый поворот к Нортгейту и стал набирать скорость перед подъемом на холм, на котором он жил.

Дорога вилась вокруг холма, пересекая зеленое море роскошных лужаек, деревьев и кустарника. Столбы из местного камня и причудливые чугунные ворота обозначали вход к изящным мраморным дорожкам, петлявшим по богатым угодьям и быстро скрывавшимся в листве. С главной дороги были видны крыши особняков, а кое-где мелькали и башенки в нормандском стиле — как предупреждение о том, что здесь все охраняется.

Машина замедлила ход, приблизившись к большому каменному порталу, увитому плющом и простиравшемуся or приворотной будки у конца дороги. На маленькой медной пластинке, прикрепленной к чугунным воротам, значилось название:

«Линденвальд».

Женщина в одежде прислуги махнула рукой, когда машина проезжала мимо по мощеной дорожке, усаженной лавром и рододендронами. За поворотом машина миновала огромное каменное здание из множества башенок и арок в нормандском стиле, которое и представляло главные жилые помещения Линденвалъда.

У дальнего конца здания Джей остановил машину у въезда в гараж неподалеку от черного лимузина. Шофер — он нес пакеты к лимузину — кивнул с улыбкой:

— Доехал нормально, Джей?

— Да, спасибо, Карло. Отец где-то поблизости?

— Только что видел его у теннисного корта. Тебя Тед искал.

— Знаю. Я загляну к нему в офис перед отъездом.

Джей обогнул гараж, спустился по каменным ступенькам на белую щебеночную дорожку, по обеим сторонам которой цвели белые и желтые тюльпаны. Миновав теплицу, подошел к плавательному бассейну.

Его отец, садовник, стоял на коленях спиной к нему, рядом с клумбой роз у входа на корт. У Джея защемило сердце при виде его седых волос. Он не знал точно, сколько отцу лет, но догадывался, что больше семидесяти.

Мистер Уоллингфорд, лорд Линденвальда, не раз пытался снять с него часть обязанностей, но управляющий поместьем оставался непреклонен. Больше тридцати лет он являл своим трем коллегам образец для подражания — присматривал за угодьями и создавал самые изысканные английские сады в мире. Йохан Фон Влак относился к работе с величайшей ответственностью.

Потихоньку, на цыпочках, Джей подошел к согбенной фигуре. Отец, как обычно во время работы, что-то тихо напевал. По его голосу можно было без труда определить, что садовник находится в гармонии с окружающим. Как в детстве, Джей потянулся и закрыл отцу глаза руками.

Отец удивленно хохотнул. И поддержал игру:

— Мистер Уоллингфорд? Стелла? Карло?

Из башенки в задней части главного здания эту сценку наблюдал семидесятитрехлетний Дэвид Уоллингфорд. Ярко-желтые волосы его давно побелели, скулы обтягивала загорелая кожа, но он не чувствовал себя стариком. О возрасте свидетельствовали только морщины у глубоко посаженных серых глаз. Глядя на владельца Линденвальда, можно было решить, что он бригадный генерал в отставке.

Мистер Уоллингфорд не раз наблюдал подобные проявления чувств между своим садовником и мальчиком, и сейчас это вызвало у него обычную реакцию: глаза потемнели, губы поджались в узкую линию.

Потом его взгляд переместился на кучу пурпурных листьев под его окнами. Но он тут же отвел взгляд. Мистер Уоллингфорд избегал смотреть на это деревце — вишню. Ее посадили три года назад по его указанию — он хотел всегда точно знать, что это место осталось непотревоженным. Но деревце все больше стало напоминать о себе. Из саженца оно быстро превратилось в крепкое деревце, а темные листья, казалось, питались тайными соками…


Джей расстался с отцом и пошел вверх по тропе, которая соединяла эту часть поместья с задней стороной главного здания. Тысячи раз проделывал он этот путь и почти всегда испытывал приятное предвкушение того, что ждало его в конце. Сейчас — тоже. У него была назначена встреча с мистером Уоллингфордом, и любой такой визит относился к числу незаурядных событий.

Жизнь в Линденвальде всегда была хорошей. Мистер Уоллингфорд относился к нему как к сыну, и поэтому Джей получил многое из того, что достается сыновьям богатых людей.

Прекрасное образование: Найравилл, Филипс Эгзетер, Принстон, Йельская юридическая школа. После военной службы он получил место в одной из достойнейших адвокатских фирм в Нью-Йорке. Все было спланировано тщательно, будто благодетель считал своим долгом обеспечить сыну садовника самое лучшее из возможного.

Несмотря на такое большое внимание к его особе, личных контактов между ними почти не было. Не считая редких визитов, все дела, имевшие отношение к Джек», велись через кого-то.

Тропа кончилась у сетчатой двери, и Джей заглянул в большую кухню.

— Хелло, Вера. Где мистер Уоллингфорд?

Полная женщина в белой форме, стоявшая у большой черной плиты, подняла голову и улыбнулась.

— Доброе утро, Джей. Кажется, он в нижнем кабинете. Сейчас я узнаю, одну секунду… Он тебя ждет… — Потом тише: — А он не сердит на тебя?

— Нет. Насколько я знаю, не сердит, — проговорил Джей в некотором замешательстве. — А что?

— О, ничего. Наверное, мне показалось.

Женщина пересекла кухню и проговорила что-то в маленький интерком на стене. Вернувшись, она сказала:

— Он тебя примет в нижнем кабинете.

— Спасибо, Вера. — Джей прошел через кухню в холл, ведущий к передней части здания. Слова женщины оставили у него осадок. Отец не раз говорил ему, что хозяин вспыльчив. Да, пожалуй, все это знали.

В переднем фойе Джей остановился под большой сверкающей люстрой и постучал в дверь кабинета.

— Войдите. — Голос был звучный, властный.

Из кресла в дальнем конце кабинета поднялся высокий Красивый человек. Дэвид Уоллингфорд был джентльменом в лучших традициях. В нем было все то, чего не хватало его отцу.

Несмотря на полученное образование, Джей так и не смог отделаться от комплекса неполноценности — его отец как-никак слуга. Блестящий молодой человек, он на любом приеме, формальном или неформальном, чувствовал себя сыном бедного иммигранта — отец, прожив тридцать лет в этой стране, до сих пор говорил на ломаном английском. Джею казалось, что кругом шепчут: «Мальчишка садовника».

А случай с красивой девушкой, студенткой Вассара… Она пригласила его на обед к родителям в Нью-Йорке. Карло, которого послали с каким-то поручением в Филадельфию, согласился на обратном пути подвезти Джея и девушку на лимузине в Нью-Йорк. Джей собирался между делом представить шофера и потом устроиться со своей спутницей на заднем сиденье, где за стеклянной перегородкой относительный интим. Появился лимузин, однако вместо Карла за рулем в шоферской фуражке сидел его отец. Последовавшие объятия привели Джея в невероятное смущение. От Принстон Инн до Нью-Йорка они ехали втроем на переднем сиденье, и Джей все думал, как же объяснить девушке, дочери крупного промышленника, почему отец так плохо говорит по-английски и почему он Фон Влак, а Джей — Вон Влак. Это последнее объяснить было труднее всего.

Приближаясь к Дэвиду Уоллингфорду. Джей почти сразу же заметил, что он встревожен.

— Ты хорошо выглядишь, Джей. Пожалуйста, садись.

— Спасибо, сэр. — Джей устроился в одном из легких кресел у камина.

— В Вашингтоне не все сложилось удачно, — проговорил мистер Уоллингфорд. — Твоему соседу по комнате, этому Такеру, слишком многое стало известно. Что там вообще произошло? — Он устремил на молодого человека холодный оценивающий взгляд.

Джей пришел в ужас. Значит, Такер знал…

— Я не уверен, сэр. Понятия не имею, как он мог что-то узнать. Хотя последние недели он вел себя странновато…

— У него были на это основания. — Взгляд Уоллингфорда стал еще более холодным. — Очевидно, очень многое ты выдал сам. Он нашел твой контактный телефон. Его можно было использовать лишь в крайнем случае. Такер заявил, что номер телефона прочитал на разорванной тобой бумажке.

— Не знаю, как это могло получиться, сэр, — пробормотал Джей. — Я действительно записал телефон на листе бумаги, но уничтожил его, когда Такер стал вести себя подозрительно.

— А он нашел. Ну а что там с аспирином? К нему попала одна из таблеток…

Джей сжал ручки кресла.

— Да, сэр. Он ее проглотил. У него болела голова и…

— Нетрудно понять, почему вашингтонский контролер хочет выгнать тебя из организации. — Уоллингфорд сильно покраснел и, очевидно, с трудом сдерживал себя. — Он содействовал поступлению Такера в ФБР, рассчитывая сделать из него двойного агента. Поэтому тебе и велено было поселиться с ним. К сожалению, получилось так, что мы не успели его завербовать. Однажды мой человек собирался с ним заговорить, но неожиданно позвонил директор. Очень жаль. Если бы их встречу тогда не прервали, Такер мог быть сейчас жив.

— Харви Такер мертв? — прошептал потрясенный Джей

— Да. С ним разговаривали, пытались определить, много ли он знает, — и произошел несчастный случай.

— О, мистер Уоллингфорд… — Джей весь обмяк в кресле. — Он же был совершенно невиновен… Я уверен Такер знал очень мало. Ну что он мог знать? Необразованный мальчишка из глубинки…

Голос изменил Джею, когда взгляд переместился на большой, висевший над камином портрет женщины. Это была необычная картина малоизвестного художника, с очевидными недостатками, неуместная среди картин Рембрандта, Ренуара и Коро. Голова и тело, казалось, нарушали пропорцию, а фон, очевидно, реставрировали поеме какого-то повреждения. Но сама женщина была изумительно красива — светловолосая, с мягкими зелеными глазами и тонкими чертами лица. Голову она держала высоко, почти по-королевски, а губы и глаза говорили о редком сочетания твердости характера и чувственности.

Для Джея портрет был исполнен особого смысла. Однажды он слышал, как ассистент мистера Уоллингфорда, Тед Саммерс, сказал, что выражением лицо поразительно напоминает мать Джея, Верту Фон Влак — она исчезла, когда Джей был еще совсем маленьким.

Дэвид Уоллингфорд несколько секунд внимательно смотрел на посетителя.

— Я знаю, что ты сейчас чувствуешь. Джей. У тебя этот проект никогда не вызывал восторга. И я тебя понимаю. Моя деятельность связана с международным шпионажем давно, дольше, чем ты живешь на свете, и, откровенно говоря, мне самому много раз хотелось все это бросить. — Он поднялся и подошел к камину, оперся локтем о деревянную полку. Помолчал, глядя в пол. — Скажу следующее. Я знаю, как сложно тебе было привыкнуть к такой жизни. Мы взяли тебя из юридической фирмы, несколько месяцев обучали в том лагере в Вирджинии, вытатуировали идентификационный номер под мышкой, а потом ожидали, что ты будешь безупречно работать. Если еще учесть одиночество двойного агента, даже не знающего, кто с ним работает, — в общем, я думаю, все понятно. Быстро приспособиться ты не мог.

А работа у тебя тонкая. Хороший пример с аспирином, который ты забирал каждый день из тайника в туалете. Ты бы удивился, узнав, сколько агентов требуется, чтобы сфотографировать документы, доставить пленку в лабораторию, имплантировать микроточки в аспирин и переправить в координационный пункт. Агенты, как правило, знают только свой маленький участок работы. А нужно не забывать о конечной цели. Ты участвуешь в одной из самых тонких операций, которые мы когда-либо проводили в Западном полушарии.

Мистер Уоллингфорд вернулся к своему креслу. Джею он показался очень усталым и даже постаревшим. Мелькнула мысль, что до смерти ему не так далеко. Судя по всему, он, Джей, будет упомянут в завещании. Уоллингфорд весьма богат. Почему же этот человек, унаследовавший одно из самых крупных состояний в стране, посвятил свою жизнь жестокому миру международного шпионажа? Как он мог допустить, чтобы не стало такого человека, как Харви Такер?

Будто почувствовав, о чем он думает, Уоллингфорд повернулся к Джею и произнес:

— Я понимаю твои переживания по поводу Такера, но ты должен помнить следующее. Каждый год в этих незримых войнах гибнут тысячи человек. Жаль, конечно, Такера, но потеря одной такой жизни может в будущем способствовать сохранению многих других. Тебе следует помнить, что…

Он умолк, глядя Джею в глаза. Молодой человек судорожно сжал подлокотники кресла.

— А что с моим назначением в Альбукерк, сэр? Кто-нибудь со мной свяжется?

— Первые несколько месяцев ты будешь «спящим» агентом. Сейчас главное — утвердиться там. Штат Нью-Мексико — один из важнейших регионов страны, где проводятся исследования для оборонной промышленности и вооруженных сил. Полигон в Уайт-Сэндз, военно-воздушная база Холломэн, база Сандиа, Лос-Аламос — все эти объекты секретные. Там сконцентрированы и контрразведывательные силы страны, поэтому в этих местах должно находиться как можно больше наших агентов. Работая в ФБР, ты будешь иметь доступ к этим объектам, а это, конечно, поможет достижению нашей главной цели. Я пришлю письмо, когда нужно будет тебя реактивировать.

— Письмо, сэр? А это не рискованно?

— Нет. Даже в наше время самый простой способ связи может оказаться самым надежным. Так что письмо вполне сгодится. Джей, ты должен очень постараться. Проект чрезвычайно важен, и мы не потерпим небрежности. Агент, который не справляется со своими обязанностями, становится опасен для всех, и его положение, в свою очередь… — Дэвид Уоллингфорд отвел взгляд, — становится опасным.


— А, вот это кто! Хелло, Джей. Входи, входи. — Голос был мелодичный. Джей помнил его с детства. А сам Тед Саммерс — высокий, крепкого сложения человек с пышными седыми волосами и с морщинистым лбом. Джей часто приходил в его кабинет в южном крыле главного здания. Там Тед Саммерс выполнял свои секретарские и административные функции при Дэвиде Уоллингфорде.

Саммерс очень гордился своим положением, хотя порою его приводили в замешательство или даже шокировали «приметы шпионского ремесла». Формального образования он не получил, но был умен, к тому же очень старался угодить боссу — вот и удерживался на этом довольно высоком посту.

Утром, занимаясь какими-то делами в верхнем кабинете — офисе мистера Уоллингфорда, — Тед Саммерс услышал нечто такое, что побудило его искать встречи с Джеем.

— Похоже, ты прокололся, — сказал Саммерс, закуривая сигарету.

— Пожалуй. Что именно вы слышали? — Джей чуть подался вперед.

— Мистер Уоллингфорд говорил со своим главным человеком в Вашингтоне. Оказывается, тот человек очень недоволен тобой.

— Да, мистер Уоллингфорд мне так и сказал. — Джей нахмурился, помолчал. — Но я, в общем-то, не очень и хочу оставаться в организации. Я никогда…

— А ты знаешь, кто этот человек? Я имею в виду контролера, — спросил Тед.

— Нет, не знаю.

— Так вот, это Эвери Хоукинс.

— Заместитель директора?

— Совершенно верно.

— В Бюро его зовут Барракудой, — усмехнулся Джей.

— И не без причин. Ты должен быть очень осторожен — Хоукинс хочет выгнать тебя из организации.

— Осторожен? Кажется, я не понимаю, — удивился Джей.

— Ну, несколько лет назад, когда он хотел изгнать одного агента, кончилось тем, что его уволили по подозрению.

— Вы хотите сказать — убили? — Джей был потрясен.

Тед кивнул, нервно помаргивая.

— Это произошло в одной из восточноевропейских стран. Хоукинс приказал его убить, даже не посоветовавшись с мистером Уоллингфордом. А позже заявил, что этот агент представлял угрозу безопасности и ситуация требовала немедленных действий.

— Вы считаете, он и со мной может поступить так же? — У Джея от изумления округлились глаза.

Саммерс отвел взгляд, затянулся сигаретой.

— Понятия не имею. Это дикий бизнес. Я знаю только то, что сказал тогда мистер Уоллингфорд. Хоукинса считают умным человеком, но он очень молод для такого ответственного поста и, по-видимому, бывает излишне порывист. Раз уж ты под его началом, я решил все это тебе рассказать. Твоего соседа по комнате убили… Говорят, это был несчастный случай, но в таких ситуациях никогда не знаешь…

Джей медленно покачал головой.

— Я сделал большую ошибку, Тед. Не надо мне было впутываться в эти дела. Ужас какой…

Джей надолго задумался. И постепенно злость затмила тревогу. Когда в прошлом году Уоллингфорд обратился к нему с предложением, впутываться действительно не хотелось. У него неплохо шли дела в юридической фирме, и он сдался лишь после того, как было оказано тонкое, но убедительное давление. Но с условием: на два года. Хотя о некоторых опасностях он знал, мысль, что его могут убить, даже не приходила ему в голову. А теперь смерть Харви Такера показала, насколько реальна такая возможность.

— Мне кажется, я видел этого Хоукинса однажды вечером в Вашингтоне, — сказал Джей. — Вы с ним когда-нибудь встречались?

— Да, он бывал в Линденвальде несколько раз. Мистер Уоллингфорд его очень любит. Он интересный парень.

— А я не знаю точно, видел ли его. Мне позвонили по телефону и велели прийти к определенному месту. На углу дома меня ждал человек. Кстати, тот же самый, что приходил за моим соседом и водил его к Хоукинсу. Он вроде бы говорить не может. Ну вот, он подвел меня к машине — она стояла неподалеку. На заднем сиденье были два человека. Я потерял одну из таблеток аспирина, и они хотели знать, что с ней стало.

— Ну, Хоукинса трудно не узнать. Он женственный, так ведь?

— Не знаю. Говорил другой человек. А тот, кто скорее всего был Хоукинсом, сидел молча. Я его и не разглядел толком, но интуитивно почувствовал, что он босс. И как это он стал заместителем директора?! Он же такой молодой, вы сказали…

— Об этом мне ничего не известно. Говорят, вырос он в Европе. Его считают гением. К нам он пришел прямо из юридической школы. Мистер Уоллингфорд поручил ему работу — связь с Бюро, — он понравился директору, и тог взял его на службу в ФБР. Мистер Уоллингфорд сказал однажды: «Просто чудо, что Хоукинс вообще попал в Бюро…»

— Почему чудо?

— Не имею ни малейшего представления. Если мистер Уоллингфорд говорит, я слушаю и вопросов не задаю. Ладно, коли уж мы затронули эту тему, я выскажу свое мнение о Хоукинсе. — Он помолчал, морща лоб. — Может, я ошибаюсь, но меня б нисколько не удивило, если бы оказалось, что Хоукинс немного завидует.

— Завидует? Чему?.. Мне? Но какая у него может быть причина для зависти? Мы с ним даже не знакомы.

— Возможно, не столько тебе лично, сколько твоему положению, — сказал Тед. — Он ведь любимчик мистера Уоллингфорда и знает это. А тут появляется Джей Вон Влак, практикующий адвокат, протеже, который никогда не имел отношения к секретным операциям и — если уж совсем откровенно — который имеет реальный шанс унаследовать часть состояния Уоллингфорда. Кто знает, что на уме у Хоукинса? Я просто предполагаю, что в тебе он может видеть конкурента. И не забывай, что Хоукинс, вероятно, мыслит не так, как ты. Он-то этим бизнесом занимается всю свою сознательную жизнь. Для него человеческая жизнь не может много значить. Он видел не раз, как ее лишаются. Опять же, я могу ошибаться, но ты все же подумай.

Когда Джей ушел, Тед Саммерс еще некоторое время сидел, глядя в пол. Потом переменил положение, взглянул на часы. Около трех. Ждать еще час. А после он пойдет в пивную «Тюдор Хаус» в городке. Там устроится в одном из вращающихся кресел с удобной спинкой, будет пить мартини, разговаривать с Харольдом, барменом, и забудет Линденвальд — хотя бы ненадолго.

Но оставались еще шестьдесят тревожных минут, ибо он уже чувствовал; в нем оживают воспоминания.

Холодный дождливый день. Красавица Верта Фон Влак впервые приехала из Мюнхена к своему мужу в Линденвальд… Потом Тед не раз мельком видел Верту с мистером Уоллингфордом вблизи теплицы. Или выбегающей из его кабинета — она всегда отводила взгляд. Рождение Джея, вторая беременность. За границей об этой беременности мало кто знал. Жизнь Йохана Фон Влака среди цветов, его всегдашняя невозмутимость. Напряженный шепот за закрытыми дверями. Яростные ссоры. Исчезновение Верты…

Тед поднялся и подошел к окну. Справа выступало под углом главное здание. Там располагались личные апартаменты Дэвида Уоллингфорда. А из-за угла выглядывали ветви вишни.

Он часто думал об этом деревце, особенно когда сидел в «Тюдор Хаус» за коктейлями. Ему казалось, что вишня и есть ахиллесова пята Дэвида Уоллингфорда. Когда-нибудь он это точно узнает. Сейчас, глядя на темные листья, залитые послеполуденным солнцем, Саммерс испытывал нечто вроде угрызений совести…


Элстон Дулитл из дома номер 12 по Эспланада-драйв в Альбукерке, штат Нью-Мексико, был мягкий благообразный джентльмен, пребывающий в мире с соседями и всем окружающим, красивый мужчина с седеющими волосами и светло-голубыми глазами, он часто привлекал внимание женщин. Большую часть свободного времени проводил среди цветов в своем саду рядом с домом.

Однако с Элстоном Дулитлом, специальным агентом, начальником отделения ФБР в Альбукерке, каждое утро, неизменно в 8.11, происходила метаморфоза, когда он записывал в журнал регистрации:

«Э.Дулитл — 8.11».

Это давало ему право на оплату девятнадцати минут добровольных сверхурочных: работа начиналась официально в 8.30.

Но, позволяя себе эту маленькую хитрость, Дулитл всегда очень волновался, отчего бурно растекались пищеварительные соки и начинала болеть язва. Говорили, что язва у начальника отделения большая…

В конторе Дулитл занимался главным образом бумагами, доверяя налеты и прочие насильственные действия своему заместителю, Прыгуну Джо Холлоуэю. Новых же агентов он, конечно, принимал сам.

— Ну-ну, очень рад вас видеть, — солгал Дулитл, пожав руку Джею Вон Влаку. — Хорошо доехали?

— Да, сэр. Здесь красивые места.

— Несомненно, вы, значит, на машине сюда добрались?

— Да, сэр. Вернее, до Оклахома-Сити. А там с двигателем случилась поломка. Остаток пути пришлось лететь.

Дулитл помолчал, размышляя. Что-то ему в собеседнике не нравилось. Наверное, слишком уж он спокоен для нового агента. Дулитл по опыту знал, что молодые люди, встретившись с первым в своей жизни начальником отделения, неизменно нервничают. А этот… К тому же имя странное. Последний раз он слышал похожее имя в фильме о первой мировой войне…

— Ну что ж, здесь вы получите служебную машину. Конечно, пользоваться ею можно только в служебных целях, вы понимаете. Надо полагать, с правилами-то вы знакомы…

Решив, что этим все сказано, Дулитл повел нового агента знакомиться с Прыгуном Джо Холлоуэем. Тот сидел в фотолаборатории. Красный огонек над дверью возвещал о том, что вход воспрещен.

— Выходи, Джо, — крикнул Дулитл. — Новый агент приехал, познакомься с ним.

— Ладно, шеф. Я уже заканчиваю.

Через несколько секунд красный огонек погас, и появился человек среднего роста и, в общем, средней наружности. На широком кожаном поясе висел огромный револьвер с перламутровой рукояткой, дубинка, наручники, несколько наборов ключей, маленький темный пакетик со средством от змей…

— Кажется, у меня есть кое-что ценное, шеф, — сказал Джо, показывая мокрую фотографию. — Я держал этого парня под наблюдением два дня и…

— Джо, — нахмурился Дулитл, — почему ты занимаешься этой мелочевкой, ведь мы еще ничего не обнаружили по делу о бульваре Леопард? Ты же знаешь, что это дело первостепенной важности.

Повернувшись к Джею, начальник отделения вкратце рассказал об ограблении на бульваре Леопард. В Национальный банк, по-видимому, проникли четверо индейцев из ближайшей резервации.

— Мы никак не продвинемся в этом деле. Директор очень обеспокоен. Пора бы нам что-то найти. Ты меня понял, Джо?

Джо нервно переступил с ноги на ногу. Многозначительно помолчав, Дулитл представил нового агента:

— Джей Вон Флак!

— Вон Влак, — мягко поправил новый агент. Но его, судя по всему, никто не услышал.


Было совершенно очевидно, что с мужчинами она чувствовала себя уверенно. И не без причин: золотистые волосы, светло-голубые глаза, изящнейшая фигура…

— Секретный агент? Ну, вы, наверное, шутите.

Голос был милый и приветливый, с легкой хрипотцой, которая особенно подействовала на Джея. Совершенно очарованный и растерявшийся, не зная, как отреагировать на ее замечание, он чуть не уронил свои документы, засовывая их обратно в карман. Поправив галстук, пробормотал:

— Я специальный агент, а не секретный.

— Как вы можете произносить это и не давиться от хохота?

— Прошу прощения!..

— Звучит-то смешно, — сказала девушка, блеснув глазами: смущение агента ее явно забавляло. — Нет, ну правда — вам не кажется, что это глупо? Называть кого-то «специальным»?

Джей совсем растерялся. По указанию Дулитла он провел первые недели в Альбукерке, проверяя архивы в ближайших учреждениях. Ему нравилось, что везде его документы производят впечатление. А тут… Конечно, менее красивая девушка ничего такого себе бы не позволила.

— Мисс, я пришел за информацией, которая интересует правительственные органы, а не обсуждать, как меня величать.

Улыбка в окошечке поблекла, и он успел усовеститься, когда вдруг послышалось:

— Вы стажер?

— Прошу прощения, молодая леди (ей было под тридцать, не намного меньше, чем ему), но эта решетка установлена случайно не для вашей защиты? — Он имел в виду вертикальные брусья — как у кассиров в старых банках. Это возымело действие. Она пожала плечами и нахмурилась.

— Что мы можем для вас сделать?

— Дентон, Роберт Дентон. — Джей говорил очень загадочным тоном. — Он посещал университет Ныо-Мексико с сорок седьмого по пятьдесят первый годы. Я хотел бы посмотреть его дело, пожалуйста. Это необходимо в целях безопасности страны.

Девушка направилась к ящикам картотеки у дальней стены комнаты. Джей смотрел ей вслед, и ему очень хотелось начать этот разговор заново. Вдруг он заметил злобный взгляд женщины за столом в дальнем углу. Немигающий взгляд добродетельной шестидесятилетней особы, которая вовсе не одобряла действия Джея, и он отвернулся, но через несколько секунд его взгляд снова устремился на девушку. Она была довольно крупная, с длинными стройными ногами. Именно такие сильные фигуры всегда его волновали. Он пытался сообразить, как же ему исправить положение. Придется действовать быстро.

— Простите, мисс… У этого человека второе имя на букву М — как в слове «мир»…

Девушка медленно повернулась к окошечку, на лице ее мелькнула тень улыбки.

— Не спешите. У нас есть время, — успокаивающим тоном проговорил он, сделав при этом странный жест рукой. Выглядело это нелепо, и Джей почувствовал себя дураком. Девушка холодно взглянула на него и отвернулась к документам.

Нет, он все испортил. Красивее ее не было девушки во всем штате Нью-Мексико, а ему хватило двух минут, чтобы все…

Она вернулась.

— Вот, пожалуйста, специальный агент. Роберт Дентон.

— Благодарю вас. — Джей послал в окошечко свою самую сердечную улыбку. Девушка, поколебавшись, улыбнулась в ответ. Ага, он снова в седле. Господи, какая она красивая. Он просмотрел бумаги, сделал несколько заметок, потом сказал: — Не могли бы вы назвать мне ваше имя… человека, который предоставил мне документы?

— Кент, — ответила девушка вполне любезно. — Гертруда Кент.

— Должность?

— Ну, обычно записывают просто — архив, университет Нью-Мексико.

— О’кей, мисс Кент. — Он записал имя. — Я очень ценю вашу помощь. Кстати, есть тут какое-нибудь заведение, где подают ленч?

Это прозвучало как-то неловко, и старушенция в углу быстро подняла глаза.

— В Южном холле кафетерий, — сказала мисс Кент, опираясь локтями на полку возле окошка. Она была явно расположена продолжить разговор.

— Понятно. А эго далеко отсюда?

— Нет, через двор, направо, третье здание. Сейчас око по двенадцати часов, значит, в ту сторону б>дут идти люди.

Ему хотелось спросить, не пойдет ли туда она, но старушенция начала проявлять признаки явного беспокойства, и он передумал.

— Спасибо, мисс Кент. Еще увидимся когда-нибудь.

— Пока. Заходите.

Он обязательно зайдет. Даже если для этого придется выдумать нескольких Робертов Дентонов. Поворачиваясь к двери, Джей попробовал улыбнуться старушенции. В ответ последовал взгляд, который бросил Джея в дрожь.

— Хелло, мисс Кент! Присоединитесь ко мне?

Прошло несколько недель после первого визита Джея в университетский архив. Он сидел за столиком вблизи раздаточного окна в кафетерии кампуса. За этот столик Джей садился уже несколько раз, заходил и в архив, надеясь увидеть Гертруду Кент, — но тщетно. Поэтому, заметив девушку в очереди уже у самой кассы, он решил ни в коем случае не упустить возможность.

Девушка удивленно повернулась к нему и приостановилась — как и еще человек пятьдесят, которым было интересно, примет ли она приглашение. Потом она не совсем уверенно улыбнулась и, кивнув, расплатилась с кассиршей.

— Это очень приятный сюрприз, — заявил Джей. Ом поднялся и выдвинул другой стул, когда девушка приблизилась со своим подносом.

— Похоже, ФБР уделяет большое внимание кампусу, — сказала она, улыбаясь. — Вы сегодня что-то расследуете?

— Совершенно верно, мисс Кент. Вы, вероятно, сможете предоставить информацию о субъекте расследуемого дела. Это красивая блондинка, которая своим подрывным влиянием мешает нормальной деятельности ФБР.

Девушка тихонько засмеялась.

— Ну, возможно, если бы ФБР не совало нос в чужие дела, эта блондинка не оказалась бы такой опасной.

Тут бы Джею ответить что-нибудь остроумное, но он растерялся и некоторое время молчал. Как и в первую встречу, эта девушка его чем-то подавляла.

— Могу я называть вас не мисс Кент, а просто Гертрудой? — выдавил он наконец.

Она откусила от своего сандвича и ответила:

— Пожалуйста, только не Гертрудой. Друзья зовут меня Крикет.

— Я Джей Вон Влак, Крикет.

— Я знаю. — Она расплылась в улыбке. — Специальный агент Вон Влак.

— Может, забудем «специального агента»? Мы из-за этого с самого начала повздорили. Я просто Джей.

— О, понятно. — Девушка в притворном удивлении взметнула длинные ресницы. — Сейчас вы просто Джей. А несколько недель назад очень гордились своим «специальным агентом».

— Мне очень жаль, Крикет…

— Хорошо. Я вас дразнила, вот и все. Забудем об этом, Джей. О’кей?

Они переговаривались в полушутливом тоне до самого окончания ленча. Джей вскоре заметил, что о себе Крикет почти ничего не говорит. Как только он спрашивал что-либо о ней лично, она ловко переводила разговор на другую тему. В Альбукерк приехала недавно, в архиве работает неполный день — только это он и узнал.

— Вы часто сюда приходите на ленч? — спросил Джей, когда они уже заканчивали. — Может, я увижу вас завтра? В это же время, этот же столик. Что скажете?

Крикет легко рассмеялась — мягкое переливистое журчание окутало Джея тысячью искрящихся блесток. Когда она смеялась, он забывал обо всем на свете. Шпионаж, Бюро, директор уплывали темными облаками за горизонт, оставалась только эта девушка. Ничего подобного он раньше не испытывал.

Она уже поднялась, собираясь уходить.

— Я рада, что мы повидались, Джей.

— Но мне не придется искать для этого какие-то дела в архиве? — проговорил Джей, быстро вставая. — Та женщина как-то нехорошо на меня реагирует…

— Миссис Фрайхоффер? Нет, она очень милая. Просто не всегда хорошо себя чувствует.

— Давайте пообедаем как-нибудь вечером?

В ее глазах появилось какое-то отстраненное выражение, будто она вспоминала обеды, проведенные с более интересными спутниками.

— Вы свободны в субботу?

— Боюсь, что нет, Джей. Спасибо, но я не смогу. Дела. Но, может быть, и у вас появятся дела в архиве. — Она сделала шаг к выходу.

Он чувствовал, что теряет ее. Другой возможности могло не представиться.

— Послушайте, Крикет… можно я вам позвоню?. Если, конечно, нет причин, которые…

Она рассмеялась, и голос ее навечно полонил Джея Вон Влака.

— Конечно. Я буду очень рада. Обязательно позвоните. — Ее глаза блестели, намекая на очаровательные тайны, в которые, Джей знал, он никогда не будет посвящен.


— Холлоуэй! Холлоуэй, быстро сюда!

Как будто пятьсот вольт подключили к его стулу. Прыгун Джо Холлоуэй вскочил и кинулся к двери, но тут же вернулся и прихватил несколько телетайпов. Если вызывает босс, всегда лучше держать что-нибудь в руках. К тому же голос Дулитла в интеркоме звучал очень грозно.

— Почему так долго? — прорычал Дулитл, поднимаясь из-за стола и отходя к окну. А ведь он добежал за тридцать секунд и сейчас стоял, тяжело дыша.

— Прочитай письмо, Холлоуэй!

Хотя Дулитл смотрел в окно, у его подчиненного не было никаких сомнений, какое письмо он должен прочитать. Джо заметил его сразу же, как вбежал в кабинет. Дулитл не любил захламлять свой стол и обычно держал там только ноги. Поэтому письмо сразу бросилось в глаза. А по бланку, на котором оно было отпечатано, Джо понял: это послание директора. Но самым тревожным был цвет бланка. Для личной корреспонденции директор пользовался светло-голубыми — за исключением выговоров, конечно. Письмо, лежавшее посреди стола Элстона Дулитла, было отпечатано на черном!

— Читай! — взорвался Дулитл.

Джо, вздрогнув, потянулся за листком с «похоронной шапкой».

«Уважаемый мистер Дулитл.

Я потрясен и шокирован тем, что ваше отделение еще не получило существенной информации по делу об ограблении банка на бульваре Леопард. Это, несомненно, объясняется тем, что вы слишком мало внимания уделяете внедрению тайных информаторов на своей территории. Вы должны довести это дело до скорейшего логического завершения. Дальнейшее уклонение от своих обязанностей приведет к немедленному и суровому административному наказанию.

Искренне ваш,
директор
Федерального бюро расследований».

Капли пота появились на лбу Прыгуна Джо. Пытаясь отсрочить тираду, которая, он знал, сейчас обрушится на его голову, он начал перечитывать письмо — медленно.

— Я не приказывал учить его наизусть! — Огромная рука выхватила листок из пальцев Джо. — И почему, как ты думаешь, я получил такое письмо, а?

Джо понимал, что означает это «почему», но решил промолчать.

— Я скажу почему. Потому что у меня некомпетентный, ненадежный, глупый помощник, вот почему!

Джо нисколько не утешило, что он правильно угадал ответ.

— Помощник, который ленится создать сеть информаторов. Вместо этого просиживает задницу в кабинете… Сколько у нас информаторов? Не говори. Я знаю. Один! Один паршивый вонючий информатор. Да еще информатор по безопасности, а не криминальный. Не говори, я знаю. Эта старая лупоглазая сука на Дрессер-стрит, которая стучит на своих соседей.

— Но, шеф, там же змеиное гнездо…

— Пошел ты со своим гнездом! Ты знаешь, что у нас тут нет проблем с коммунистами, «черными пантерами» и прочим. Зачем же нам информатор по безопасности? Я тебе точно говорю, Холлоуэй, ты у последней черты. Мое терпение иссякло. Если через неделю не дашь что-нибудь существенное по этому делу, можешь вытаскивать из нафталина теплое белье.

Джо знал, что в устах шефа теплое белье означало перевод в Энкоридж на Аляске.

— Но, шеф, у нас есть двадцать семь потенциальных криминальных информаторов…

— К черту ПКИ! Любой портье, любая проститутка — вот и ПКИ…

Дулитл с чрезвычайно уставшим видом опустился в кресло и положил ноги на стол.

— Это все, шеф? — осмелился спросить Джо.

— Да, да, — пробормотал Дулитл, отмахиваясь от своего помощника. — Нет, подожди минуту. Как идут дела у этого нового агента? Вон… не помню дальше. Вчера я видел его в картотечном зале, он почему-то был с револьвером За каким чертом ему револьвер при работе с бумагами? Нельзя ли у него как-нибудь отнять эту штуку? Нам только и не хватало, чтобы новый агент случайно пристрелил какого-нибудь клерка.

— Знаете, я рад, что вы об этом упомянули, шеф. Этот новый агент кажется мне очень необычным. Вы же знаете, какие они бывают поначалу. Они во все хотят влезть и все испортить. Этот не такой. Он говорит, что ему нравится работать в карточном зале. Когда-нибудь слышали подобное? Да еще этот телетайп из Бюро, они требуют еженедельный краткий отчет о его деятельности. Это вам не кажется странным, шеф? Мы никогда о новых агентах не писали. И еще. Насколько я понял, его сосед по комнате в школе не прибыл к месту назначения — взял и уехал куда-то, никто не знает, куда. Он же сам здесь ни с кем не общается. Ну а как он говорит, вы сами знаете, шеф. У нас уже все передразнивают его акцент. Я думаю, он чего-то боится. Я его никогда не видел без револьвера. Другие агенты считают, что он им не доверяет.

— Это нечто новое, — пробормотал Дулитл. — Новый агент не доверяет старым. Приглядывай за ним! Если что — головой ответишь!..


Несколько раз Джей заходил в университет, но Крикет Кент он не видел. Отношения с миссис Фрайхоффер у него становились все хуже. Но перестал приходить в архив он: не поэтому.

Однажды рано утром — кончалась уже четырнадцатая неделя его пребывания в Альбукерке — Джей получил первое сколь-нибудь существенное задание. Он сидел в картотечном зале, положив ноги на выдвинутый ящичек, а спиной опираясь о стену. Ворвался Джо Холлоуэй.

— Ты мог бы ненадолго уехать из города?

— Уехать из города? — повторил Джей. Вообще-то ему бы не хотелось. Тогда уж он точно не увидит Крикет. — Но я же занимаюсь документами. Если вы не возражаете, я лучше…

— Ты что, хочешь и всю остальную свою карьеру в ФБР провести в этом полуподвале? Здесь мышами воняет. Тебе пора набираться опыта. Я посылаю тебя помочь О’Рурку — он резидент нашей конторы в Карлсбаде. У него половина дел запущена. Хватай самолет сегодня же. О’Рурк встретит тебя в аэропорту…

О’Рурк в широкополой шляпе, с приветственно протянутой рукой и с улыбкой был самим воплощением гостеприимства. Джею даже показалось, что, в отличие от ветеранов в Альбукерке, О’Рурк действительно рад его видеть.

— Машина вон там, — сказал он, забирая портфель Джея. — Джо рассказал вам, что дело идет о белой работорговле?

— Нет, он ничего не говорил.

— Так вот, в отеле «Редженси» действует некий Розанчик Миллер. Ему принадлежат все дорогие проститутки на Юго-Западе. Значит, мы имеем дело с торговлей белыми рабынями. Меня в отеле знают, и слежку придется вести вам. Информатором у меня главный портье. Когда он устроит вас в комнату, за стеной как раз окажется «рабочее место» одной из проституток этого Миллера, Синди Пауэрс. Красавица — обалдеть. Пятьдесят долларов с клиента, и никто не жалуется. Неплохо за один трах, а?

— Да, пожалуй. Я должен за ней следить?

— Совершенно верно. Информатор устроил так, что вам все будет прекрасно видно. В обеих комнатах имеются аптечки, расположенные напротив друг друга, только зеркала двусторонние. Когда откроете свой шкафчик, увидите небольшое отверстие. Обзор прекрасный.

— Звучит интересно.

— Да уж интересней телевизора. В машине есть радио. После каждого клиента будете радировать мне из комнаты его описание. Я буду с полицейским примерно в квартале от вас. Мы возьмем этих клиентов всех вместе и запишем их показания. Нам удастся доказать их аморальные намерения. Это необходимо для процесса. А вы должны вести записи наблюдений. Время указывать обязательно. Главное — доказать, что Розанчик перевозит ее через границы штата в целях проституции.

— Понятно. Сколько показаний вам нужно?

— Побольше. Эти клиенты вообще не любят давать показания. Особенно те, с которыми мы будем иметь дело здесь. Сам факт, что пятьдесят долларов за бабу, это… На суде многие станут менять показания.

— Зачем же тогда мы собираемся следить за ее комнатой? Информатор может описать нам клиентов. Я хочу сказать, он же видит, кто…

— Но если мы не поймаем их с поличным, никто не станет признаваться в незаконных поступках. Они все будут отрицать. Некоторые признают, что были в комнате, но придумают этому всяческие объяснения. Слушайте, нет никого добродетельней мужика, который только что трахнулся. Можно подумать, говоришь с монахом. Нет, придется на них нажать. Напоминать о некоторых подробностях. Например, какая родинка на заднице. Или что-нибудь в этом роде. Не забывайте, большинство из них скорее всего женаты, а ничто так не подогревает обстановку дома, как необходимость выступить на таком процессе. — Агент поморщился, можно было подумать, что подобная ситуация особенно болезненна для него самого. — Но мы постараемся собрать побольше одиноких, — продолжал он, светлея. — Им легче. И сотрудничать они будут охотнее.

Тут они подошли к машине. Джей уже хотел пройти мимо, но О’Рурк его остановил.

— Это она.

— Машина Бюро? — поразился Джей.

— Это она, — повторил О’Рурк, открывая заднюю дворцу и устраивая портфель на сиденье. — Немного грязноватая. Я был так чертовски занят, что последнее время просто не успевал ее помыть.

Состояние машины привело Джея в полное замешательство. Снаружи она была покрыта несколькими слоями грязи. Цвет уже нельзя было различить. Внутри валялись всевозможные предметы и даже несколько официальных бумаг Бюро. Баночки с детским питанием вперемежку с игрушками, а на крючках — пляжные принадлежности. На рычажке радиопередатчика Бюро лежал список бакалейных товаров. Если это когда-нибудь увидит Дулитл…

Убрав полотенце, Джей сел на переднее сиденье.

— Я вижу, у вас есть дети.

— У меня рота детей, — суховато проговорил О’Рурк.

— Это, наверное, очень мило, — заметил Джей, чувствуя неловкость. На эти слова не последовало никакой реакции. — Джо упоминал, что у вас есть несколько дел, по которым истекли сроки.

— Да, за всем уследить совершенно невозможно. Только приведешь в порядок что-то одно, как тут же возникает другое, еще более срочное. Этим и начинаешь заниматься. Например, «Дело Кто».

— «Дело Кто»? — переспросил Джей. — Никогда не слышал.

— Оно совершенно секретное. «Дело Кто» — кодовое название. О нем нельзя говорить ни с кем, даже с агента-ми. Все, конечно, говорят. Только при Дулитле его не упоминайте. Он услышал однажды, как один из служащих в телетайпной произнес эти слова — и отстранил его от работы. «Мистер Кто» — это кодовое название высокопоставленного лица, которое руководит некоторыми структурами советской разведывательной службы, действующей в Западном полушарии — вероятно, одна из главных фигур в КГБ. Бюро уже несколько* лет пытается установить, кто он. Насколько я понял, наше начальство считает, что ему удалось внедриться в ФБР.

Слова Боба О’Рурка будто ударили Джея. Мог ли подразумеваться мистер Уоллингфорд? Вероятно, так и было. Внедрение в ФБР — первейшая цель их организации. Но ему никогда не говорили, что Бюро о чем-то подозревает. Теперь роль Джея приобретала новый характер. Если Бюро знает об инфильтрации, риск увеличивается.

Он понимал, что может получить сейчас еще кое-какую информацию, но вопросы задавать не стал. Для нового агента было бы естественно проявить любопытство, но он-то обязан осторожничать. Пусть О’Рурк сам разговорится.

А О’Рурк тем временем, просмотрев список бакалейных товаров, сделал пометку.

— Ага, она бы мне показала, если б я забыл «Инфамил», — и продолжил после паузы: — даже не упоминайте никогда, что я обсуждал с вами «Дело Кто». Это очень чувствительная материя. Бюро с ума сходит — ничего подобного раньше не было. Вы еще услышите об этом, не беспокойтесь.

— Конечно, конечно, я не скажу, — заверил его Джей. — Получается, Бюро сейчас очень уязвимо для КГБ.

— Это уж точно. Проблема в том, что ситуацию невозможно контролировать. Стоит им зацепиться в одном месте, и они получают возможность протаскивать других шпионов. Если это не остановить, со временем они захватят всю организацию. Поэтому над делом работает отборная группа.

Джей ожидал продолжения, но О’Рурк молчал. Задавать вопросы было рискованно, но он решил, что дело того стоит.

— Интересно, удалось что-нибудь обнаружить этой отборной группе? — Сказав это, он тут же пожалел. Ему почудилось, что вопрос прозвучал как-то странно. Но О’Рурк почему-то вообще не ответил.

Вблизи отеля О’Рурк его высадил.

— Зарегистрируйтесь под именем Хардер, а мой иаформатор позаботится, чтобы вы получили нужную комнату.

Отель «Редженси» — один из самых роскошных в штате Нью-Мексико, но крыло, куда информатор провел Джея, было построено еще в старину и с тех пор не перестраивалось.

— Теперь нужно потише, — предупредил информатор, невысокий пухленький человек с грубыми чертами лица. Он был негр — и очень черный.

Информатор остановился у одной из дверей и поставил вещи. Потом быстро отпер дверь и знаком показал Джею, что нужно войти.

Джей заколебался, оглядывая коридор.

— За вами, — прошептал он наконец, заглядывая в темную комнату.

Оказалось, ему отвели просторные апартаменты: маленькое фойе и две комнаты. Из соседнего номера доносился женский голос.

— Это Синди? — шепотом спросил Джей.

— Да, она.

Информатор показал на медицинский шкафчик над умывальником.

— Мистер О’Рурк рассказал вам?

Джей кивнул.

— Только у вас тут должно быть темно, когда открываете аптечку.

— Понимаю, — ответил Джей. Ему было явно не по себе.


Дома она была Мюриель, в Лас-Вегасе стала Сью. Нью-Йорк, Чикаго и другие рынки знали ее как Синтию, Эль-Пасо и более южные места — как Синдию. А для стареющего судьи она была просто Син — очаровательной, красивой, чувственной Син.

Почти все приятные минуты стареющего судьи были связаны с пребыванием в 707-м номере отеля «Редженси». Сейчас была как раз одна из таких минут.

На судье были бирюзовые трусы и длинные серые носки. Сидел он на краю стула, а Син стояла боком у него между ног и поправляла в зеркале волосы, не обращая на старика почти никакого внимания. Впрочем, судью это не смущало. Обхватив девушку так, будто она басовый альт, он одной рукой держал ее за ягодицу, а другой энергично поглаживал интересующие его части на противоположной стороне.

Повинуясь импульсу, судья потянулся вверх и неожиданно укусил девушку за сосок. У Синди перехватило дыхание.

— О’кей, судья, время идет.

Она высвободилась из его рук.

— Ну, что скажешь, готов к седлу? — Перспектива не относилась к приятным, просто жадные холодные руки ей надоели.

Синди пересекла комнату и развязно плюхнулась на огромную кровать — приняла положение, в котором пребывала большую часть вечернего времени.

— Ну, судья, ты у меня сегодня первая любовь.

Судья неуверенно рассмеялся, смех перешел в клекочущий кашель. Содрогаясь всем телом, он поднялся на ноги и направился в сторону кровати.

— О… — вздохнула девушка, закатывая глаза. Именно в такие мгновения она сомневалась, что правильно выбрала профессию. Заняться больше было нечем, и Синди принялась подсчитывать, сколько ритмичных движения понадобится судье. На сто пятнадцатом зазвонил телефон.

— Проклятье! — расстроился судья.

— Ничего, милый, продолжай, — успокоила она, лениво протягивая руку за трубкой.

— Алло… Привет, привет… Работаю, что же еще?.. Нет, ничего… Что? Нет, это слишком поздно… Да, так можно. Пока.

Не успела она положить трубку, как телефон снова зазвонил.

— Черт возьми! — возмутился судья.

Последовавший разговор напоминал первый. Но только поначалу.

Неплохо, думала она, снова кладя трубку. Всего пятьсот долларов за то, чтобы каждый раз сообщали, когда козел, который глазеет в дыру в соседней комнате, приходит и уходит. Ей только что сделали это деловое предложение, и она его приняла.

Синди пожевала резинку, надула пузырь, хлопнула. Вот тебе, козел, подумала она.

Услышав этот звук из-за стены, Джей отошел от своего наблюдательного поста, в изнеможении упал на стул и вытер платком лоб.


Прошло почти две недели, прежде чем Элстон Дулитл узнал о задании Джея. День был холодный и дождливый, что на Юго-Западе случается нечасто.

Джо Холлоуэй находился в пути, он вез миссис Дулитл «важный пакет». Джо не знал, что в нем, но по его размеру и весу предположил, что это жаркое к обеду. Было известно: по средам босс обычно потребляет жаркое. А сам Дулитл использовал это время, чтобы осмотреть стол помощника, — и нашел его, по обыкновению, в ужасном состоянии. Полистав разбросанные документы, он встретил имя Джея.

— Боже милостивый! — прошипел он, направляясь к двери. Потом прошипел уже секретарше в приемной: — Пришлите этого идиота в мой кабинет, как только вернется!

— Какого идиота, сэр? — вежливо спросила девушка.

— Холлоуэя!

— Ах да, конечно, извините.

Часом позже, запыхавшийся и мокрый, Джо стоял и смотрел па лицо в обрамлении ног: Дулитл положил ноги на стол.

— Но он же не может вечно заниматься бумажками, шеф. Оперативная работа совершенно необходима. Я уже говорил, что по какой-то причине им интересуется главная контора. Может, у него там есть рука. А вы же знаете, как в Бюро относятся к этому делу. Хотят, чтобы оно было закрыто как можно быстрее.

— Чепуха! Ты можешь себе представить, чтобы эти двое быстро закрыли такое дело? Да они до пенсии будут разглядывать баб. И ты еще тут занимаешься черт знает чем. По делу о преступлении на бульваре Леопард до сих пор ничего нет, верно?

— А… ну, шеф… Я рад, что вы заговорили об этом деле. Сам уже хотел напомнить. — Джо посмотрел вниз, на лужу, которая с него натекла, и нервно покашлял. — Знаете, сэр, это дело гораздо сложнее, чем думает директор. С этими индейцами очень трудно поддерживать контакты, вы меня понимаете? Но, может быть, что-то у нас уже сдвинулось. Мы культивируем там несколько информаторов…

Джо наплел столько, что Дулитл совсем запутался и забыл о Джее Вон Влаке. Он уже собрался отпустить помощника, как появилась его секретарша и объявила:

— Поступает телетайп по делу о преступлении на бульваре Леопард, мистер Дулитл.

Джо попытался незаметно уйти.

— Стоп! Холлоуэй, идем в телетайпную!

Они стояли за спиной оператора и смотрели, как на бумаге появляются черные буковки. Директор ФБР сообщал, что, по сведениям информатора, пока не подтвержденным из другого источника, преступление на бульваре Леопард совершили четверо известных бандитов из Канзаса, замаскировавшиеся под индейцев. Бандиты в восторге от своей удачи и планируют новое ограбление… Послание директора завершалось ругательством, которое Дулитл и его помощник тоже прочитали с большим интересом.

Когда телетайп умолк, наступила мертвая тишина. По носу Джо Холлоуэя скатилась большая капля, повисела немного на кончике и свалилась на телетайпную ленту. Если бы Джо не вернулся недавно с дождя, оператор телетайпа поклялся бы, что это слеза.

19 ноября 1970

«Дорогой Джей!

Дела в последнее время идут весьма оживленно, и я не мог написать тебе раньше, но я надеюсь, ты понимаешь, что думаем мы о тебе здесь, в Линденвальде, часто.

В течение двух ближайших недель мой друг будет проезжать через Альбукерк. Я попросил его, чтобы он заглянул к тебе. Он незнаком с Юго-Западом, поэтому хорошо, если бы ты ему помог.

В Линденвальде прекрасная погода, листья окрашиваются по-осеннему. Нам тебя не хватает, мы думаем о тебе часто и всегда с глубокой симпатией.

С наилучшими пожеланиями,

Дэвид Уоллингфорд».

По ночам Синг-стрит в Карсбаде была мрачновата — если не сказать больше.

Джей проходил этой улицей много раз, направляясь в отель «Редженси» и обратно. Сейчас, как обычно, информатор на мгновение встретился с ним взглядом, когда он вошел в фойе. Старший портье быстро отвернулся и потер лоб левой рукой. В 707-м номере никого нет. Это хорошо. Он уже в начале вечера получил три «сеанса», и продолжать не хотелось. К тому же на него навалилось много работы. Боба О’Рурка вызвали в Вашингтон. Это явление было не из ряда вон. До очередной «внутренней инспекции» оставалось еще несколько месяцев. Он уехал во второй половине дня, оставив кучу наспех высказанных поручений и кучу просроченных дел.

Среди самых зловещих были материалы по ограблению банков в разных местах, от Карсбада до Эль-Пасо, два дела о краже государственной собственности на военно-воздушной базе Холломанг и заявление с полигона Уайт-Сэндз о пропаже чертежей парашюта, который разрабатывался в рамках правительственной программы по управляемым баллистическим ракетам. С не меньшим волнением О’Рурк оставил Джею и свою «одомашненную» служебную машину.

Вернувшись к себе, Джей некоторое время работал с документами. Около часу ночи лег спать. Сон не шел. Наконец Джей забылся.

Разбудил его резкий, короткий звук из фойе.

Прошло несколько секунд, и с улицы донесся едва слышный стон. В тишине комнаты он показался жутким, словно из могилы. Джей подтянул повыше одеяло и закрыл глаза. Он стал утешать себя мыслью, что у него просто разыгралось воображение. Но тут колыхнулась занавеска на окне, прямо у него перед глазами. Кто-то открыл входную дверь.

Джей быстро сел и нащупал на ночном столике револьвер. Металл приятно холодил руку. Он чуть встряхнул револьвер, прислушиваясь к легкому звяканью патронов в барабане — заряжен.

— Вам это не понадобится, Вон Влак! — Голос был приятный, почти дружелюбный, он доносился из-за двери.

Джей молча наблюдал, как в проеме обрисовались два силуэта.

— Уберите револьвер, Вон Влак. У меня сообщение из Найравилла. Меня зовут Эверетт Ривз. — Судя по телосложению и голосу, этот человек мог быть тем светловолосым мужчиной, который говорил с ним из машины — по вечерам, еще когда он учился.

Джей несколько секунд сидел неподвижно. Потом медленно, с неохотой положил револьвер обратно на туалетный столик.

— Вы не могли бы включить свет? Кнопка вон там. — Голос его звучал хрипло и как бы издалека.

— Пусть будет темно, Эверетт. — Эти слова прозвучали быстро, импульсивно, произнес их второй человек у входа, а голос был сначала очень похож на женский, но тут же понизился и теперь больше напоминал мужской.

— Извините, Вон Влак, придется говорить в темноте, — сказал первый. — Да и пробудем мы здесь очень недолго. У нас для вас задание. Слушайте очень внимательно. Прогонка будет только одна. Если что-нибудь не поймете, прервите меня. Среди дел, которые оставил вам О’Рурк, есть связанное с исчезновением чертежей на полигоне Уайт-Сэндз. Эти чертежи имеют отношение к баллистической программе. Их затеряли специально, чтобы дать нам доступ к секретным лабораториям, где работают ракетчики. Вы вступите в контакт с полковником Бладуортом — он там командует — в среду утром. Полковник передаст вас майору Литлфилду, который ведает вопросами безопасности. Майор, вероятно, отведет вас в лаборатории, где вы и будете проводить следствие. Если по какой-то причине он этого не сделает, вы должны тактично попросить встречи с теми, кто имеет доступ к чертежам. В лаборатории вы должны установить контакт с Францем Остермейером, это один из ученых. Во всем здании будет только шесть человек. Остермейер работает в первой комнате справа. Узнаете вы его без труда. Он высокий, волосы светлые, носит очки. Остермейер будет ждать вас в одиннадцать тридцать. Увидев вас, снимет левой рукой очки и положит их в нагрудный карман. Ну, вы пока следите за моей мыслью?

— Я все понял, — сказал Джей.

— О’кей. У Остермейера будет при себе логарифмическая линейка, она выглядит как любая другая логарифмическая линейка, только чуть-чуть потолще. В подходящий момент он передаст эту линейку вам. Теперь слушайте внимательно. Это очень важно. Логарифмическая линейка содержит бесценную информацию. Если вам покажется, что вас подозревают и могут забрать линейку, бросьте ее на землю. Она взорвется. Старайтесь не трясти ее и не подвергав ударам — по понятным причинам. Вскоре мы заберем у вас эту линейку. Ну, есть вопросы? Задание относительно простое.

— Я бы не назвал его простым, — сказал Джей. Его раздражала ироничная манера этого человека, но еще больше — смысл предстоящей операции. — Это ведь одна из сверхсекретных баз в стране, и передать оттуда информацию не так-то просто.

— Не забывайте, — проговорил голос с некоторым раздражением, — что вы — вполне законный агент ФБР, имеющий доступ к совершенно секретным документам и установкам. Вы сможете передвигаться с большой степенью свободы.

— А если у меня возникнут какие-то проблемы? Как я могу с вами связаться?

— Не беспокойтесь. Если столкнетесь с неприятностями, мы узнаем об этом одновременно с вами.

Ривз направился к двери.

— Одну секунду, — окликнул его Джей. — Что с этой логарифмической линейкой? Если мне придется ее взорвать — насколько мощный будет взрыв?

Силуэты на мгновение задержались у выхода.

— Достаточно мощный, — проговорил не то женский, не то мужской голос.


— Чертежи? Пропали? Вот как! Ну, это по части майора Литлфилда… Вы же на самом деле сомневаетесь, что они пропали, а? Я хочу сказать, вы же знаете ученых, Вон Влак. Невероятно, в той лаборатории собрались самые рассеянные люди Северной Америки. Вы же не думаете, что могло быть еще что-то, а? Ну, шпионаж, саботаж и прочая гадость? Наверное, засунули не туда, вот и все… Вы согласны?

Командир был жизнерадостный человек с низким зычным голосом, и если он смеялся — а это случалось весьма часто, — стекла в кабинете дрожали.

— Когда я думаю, сколько мы тратим здесь денег на безопасность, — продолжал полковник, — мне кажется бессмысленным, если кто-нибудь не попытается что-нибудь украсть.

— Можно посмотреть на это и так, полковник, — ответил Джей. — Но я склонен согласиться с вашей первой теорией — кто-то положил чертежи не туда. Вероятно, рутинный расспрос сотрудников лаборатории все прояснит.

— Да, конечно, вы правы, — согласился полковник с некоторым разочарованием. — Давайте пройдем к Литлфилду. Я хотел бы участвовать во всем вместе с вами.

— Сколько на ваших часах, полковник? — спросил Джей, когда они шли по залитому солнцем дворику. Он думал о предстоящей встрече.

— Одиннадцать десять… Это вон в том здании. Кстати, я вот что хотел сказать. Не обращайте внимания на Пита Литлфилда. Он излишне эмоционален. И не любит этих немецких ученых, которые здесь работают. Сами почувствуете, но вообще-то он безобидный.

Служба безопасности располагалась в маленькой комнате. За столом с кипами официального вида бумаг сидел человек с диковатыми глазами. Высокий, очень худой, лысый, постоянно хмурый. Когда вошли посетители, он пил чай из большой кружки.

— Чертежи парашюта? Ну да, разумеется. На этой неделе чертежи парашюта, на прошлой они не могли найти какой-то справочник, на следующей неделе будет что-нибудь еще.

Он начал перебирать папки, которые валялись не только на столе, но и на полу вокруг.

— Не понимаю, куда я положил меморандум об этой дурацкой штуке.

— Может быть, вы отправили его в отдел кадров, Пит, — подсказал полковник. — Вспомните, как получилось с теми секретными протоколами в прошлом месяце. — Повернувшись к Джею, он пояснил, словно майора не было в комнате: — Пока разбирались, переполох был ужасный. В кадрах чуть с ума не сошли, потому что у них нет допуска к таким документам.

— Наверно, работа тут кипит, — быстро проговорил Джей, чувствуя, что назревает неприятная ситуация, которая может помешать его миссии. Было уже 11.15, до контакта оставалось 15 минут.

— Кипит! — взорвался майор. — «Кипит» — не то слово! Это сумасшествие! Они все тут чокнутые. Наша база может взлететь на воздух вот так! — Он резко щелкнул пальцами. — Да они сами не знают, что творят, эти, в бункерах. Запускают свои «телефонные столбы», а когда до них доходит, что те вышли из-под контроля — фу! — уже слишком поздно, «столбы» улетели за сотни миль. А несколько недель назад одна из них упала в пятидесяти ярдах от будки часового. — Майор искоса, но многозначительно взглянул на полковника, как бы давая понять, что командир тоже несет за это ответственность.

— Вы имеете в виду управляемые ракеты? — удивился Джей.

— Управляемые? Ха-ха-ха! Несколько месяцев назад другая угодила на кладбище в Хуаресе. Оказалось чертовски трудно забрать ее у мексиканского правительства.

— Неужели правда? — воскликнул Джей. — Я думал, что ракеты всегда под контролем.

— Ха-ха-ха! Эти проклятые немцы — им же нельзя доверять, — изрек майор.

Полковник повернулся к Джею, сияя.

— Видите, я вам говорил.

— А, вот эти бумажки, — обрадовался майор. — Может, теперь-то уже отправимся в лабораторию? Я хочу их кое-чему поучить.

— Хорошо, — сказал Джей, быстро поднимаясь. — Собственно говоря, нет надобности тратить ваше время, джентльмены. Я и сам прекрасно найду дорогу.

— Нет, нет. — Полковник тоже поднялся. — Мы хотим увидеть ФБР в действии.

— Да, нам лучше пойти, — согласился майор. — Эти немцы — упрямый народ. Вам может понадобиться помощь.

Время близилось к критической черте. Они вошли в боковую часть здания, отделенную металлическими дверями. Из-за стола поднялся молодой, академического вида лейтенант.

— Доброе утро, полковник, майор.

Полковник ответил на приветствие.

— Это агент Вон Влак из ФБР, Он приехал в связи с пропажей документов.

— Пропажей документов, сэр? — Лейтенант непонимающе переводил взгляд с полковника на майора. — Каких?

— Чертежей парашюта.

— А. Вот каких. Так мы нашли, сэр. Их положили не туда. В своем меморандуме службе безопасности я говорил, что чертежи, вероятно, находятся где-то вместе с другими документами. Мы, в общем-то, и не думали, что они потеряны… или что-то в этом роде. Вчера во второй половине дня я послал в службу безопасности сообщение, а чертежи отыскал сам.

Пока лейтенант рассказывал, как он нашел пропажу, Джей внимательно осмотрелся. Почти сразу же он встретился взглядом с высоким светловолосым человеком в очках, стоявшим чуть поодаль от входа в комнату направо. Человек этот сразу же отвел взгляд и снял левой рукой очки, а потом сунул их в нагрудный карман под халатом. Джей сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться.

— Ну, наверно, на этом дело о пропавших документах и кончается, Вон Влак, — заявил полковник. — Жаль, что вам пришлось приехать зря.

— Э… раз уж я здесь, следует поговорить кое с кем из сотрудников, полковник. Это простая формальность, вы понимаете.

— Да, да, конечно, — согласился полковник. — Лейтенант, кто имел доступ к этим документам?

— Так… нас, в общем-то, всего трое. Капитан Брандт, я и герр Остермейер — он вон там. — Лейтенант кивнул в сторону комнаты. — Капитана Брандта сейчас нет, но я мог бы, вероятно…

— Все в порядке, — быстро проговорил Джей. — Я смогу получить необходимые факты от вас и этого сотрудника. Ну что ж, полковник, не смею больше задерживать вас и майора. Я закончу здесь и…

— Ничего, Вон Влак, мы подождем, пока вы закончите, и проводим вас.

— О, в этом нет необходимости, сэр. Моя машина стоит прямо у ворот.

— Да чего там, Вон Влак. Мы вас не оставим на полпути. — Глаза полковника излучали дружелюбие.

— Хорошо, — вздохнул Джей. — Итак, лейтенант, пожалуйста, расскажите мне всю эту историю — с момента, когда обнаружили пропажу чертежей.

Лейтенант принялся подробно и очень серьезно объяснять, как получилось, что чертежи попали не туда. Время уже приближалось к полудню, когда они вошли в комнату, где работал Франц Остермейер. Почти сразу Джей увидел логарифмическую линейку. Она лежала на углу стола, взять ее не составило бы труда.

Немец встал на ноги. Ему было лет сорок, черты лица резкие, волосы длинные, светлые. После того как их представили, Джей быстро сел на стул поближе к линейке и начал допрос.

— Часто случается, что документы попадают куда-то не туда?

— Конечно, — ответил немец надменным тоном. — Мы не идеальные люди. У нас бывают ошибки, как и у всех.

Майор тут же взорвался.

— Вот уж за это я могу поручиться, — ядовито проговорил он. — Мне кажется, ваша братия хочет присвоить себе монополию на ошибки!

— Мой дорогой майор, — снисходительно проговорил немец, — мы — ученые, занятые чрезвычайно важным проектом, который должен принести благо всему человечеству. Это намного сложнее, чем сидеть за столом весь день и перекладывать бумажки с места на место.

Джей видел, что обстановка быстро накаляется. Майор, принявший замечание сугубо на свой счет, выглядел так, будто его ударили в солнечное сплетение. Полковник, напротив, тихо радовался, о чем свидетельствовал блеск его глаз.

— Я попросил бы вас, герр Остермейер! — голос майора был похож на кваканье. Он взял логарифмическую линейку и хлопнул ею по столу.

У Джея отвалилась челюсть. Герр Остермейер и глазом не моргнул, но его выступающий кадык дважды прыгнул вверх-вниз.

Майор, пользуясь своим служебным положением, начал учить ученого уму-разуму, при этом водя линейкой перед носом немца. Джей понимал, что скоро майор отправится на кладбище в Хуаресе. А ему лучше всего уйти — пусть Остермейер сам выпутывается. Линейка-то, в конце концов, его.

— Извините, майор, — сказал он, уже начиная паниковать, — но я опаздываю на встречу. — Джей поднялся, не сводя глаз с порхающей линейки. — Я пришлю вам копию своего отчета.

— Обязательно. Дорогу сами найдете? Если вы не против, я останусь здесь, надо кое-что объяснить майору. Желаю удачи.

— Желаю удачи, полковник. Удачи, майор.

Но майор не слушал. Он продолжал учить ученого-физика, как ему следует жить и работать.

У выхода Джей услышал холодный голос Остермейера:

— Майор, будьте любезны вернуть мне линейку, прежде чем вы погубите… — Джей вздрогнул, услышав, как линейка опять хлопнула по столу.

Он уже отъехал ярдов пятьдесят, когда оглушительное ба-бах! возвестило, что майор наконец навел полный порядок в лаборатории.

Джей не оглянулся. Он взял перекинутое через свинку пляжное полотенце, принадлежащее семье О’Рурка, и аккуратно вытер лоб. Впереди простирались белые пески, над которыми дрожал горячий воздух…


В Альбукерке ситуация для Элстона Дулитла складывалась весьма неблагоприятно. С наглостью, свойственной преступному миру, банда с бульвара Леопард нанесла новый удар. Сенсационным сделало это ограбление то, что четверо бандитов напали не на какой-нибудь крупный банк, а все на ту же хилую точку — да, да, на бульваре Леопард. Добыча их составила всего семь тысяч долларов, но разве в этом было дело?

Элстон Дулитл расхаживал по своему кабинету и изливал гнев на трех агентов.

— Посмотрите на эти кадры. Черт возьми, да как вы могли принять этот сброд за индейцев?

Дулитл имел в виду запись, сделанную скрытой кинокамерой — кинокамеры установили во всех банках после полученного по телетайпу уведомления о готовящемся ограблении. В крошечном банке на бульваре Леопард камеру поставили в последнюю минуту, исключительно ради формальности: Дулитлу и в голову не приходило, что ограбление повторится. Просмотрев запись, Дулитл горестно вздохнул. Грабители не очень утруждали себя, маскируясь под индейцев. Они вчетвером ворвались в банк, размахивая автоматами Томпсона. Лица их были сильно разукрашены, но выглядели все по-разному: один оказался рыжий, второй с огрызком сигары во рту, а третий в солнечных очках.

— Но, шеф, — возразил Джо, — все свидетели в банке…

— К черту всех свидетелей! — заорал Дулитл. — А если ты еще раз назовешь меня «шефом», я тебя отстраню на две недели без оплаты! Кто когда-нибудь слышал о рыжем индейце с автоматом? Не понимаю, как ты вообще окончил школу агентов. Ты же знаешь, что описания свидетелей ничего не стоят. — Он со злостью раздавил сигарету в пепельнице, полной окурков. — Каждый из вас должен понять следующее: у вас всего несколько часов, чтобы найти что-то существенное. Штат они покинуть не могут — полиция перекрыла все выезды. Главное — время. Каждая прошедшая минута даст им новый шанс. Вы должны потрясти всех информаторов, задействовать в эти дни кого только можно. Наших резидентов отозвали?

— Да, ш… — так точно, сэр!

— Каждые два часа докладывать мне.

Устало, очень устало Дулитл опустился в кресло. Он понимал, что вопрос о его карьере решится очень скоро. Директор уже успел прислать ему телетайп…

В двери появилась его секретарша, хрупкая, вечно испуганная девица.

— Мистер Дулитл, звонит мистер Вон Влак.

— Кто?

— Мистер Вон Влак. Новый агент.

— Хорошо, я отвечу, — сказал он, мрачно хмурясь. — Алло, Вон Флак?.. Совершенно верно, всем было велено явиться сюда… Нет, я не слышал ни о каком взрыве… Понятно… Одна из лабораторий? Понятно… Думаешь, то самое здание, в котором ты был? Так… Ну, они там постоянно что-нибудь взрывают… Меня это сейчас не очень волнует. Подождем, пусть они нам официально сообщат. К тому времени О’Рурк может уже вернуться, он и займется. А ты давай быстренько сюда. Нам понадобится много людей для этого дела с бульваром Леопард… — Дулитл бросил трубку на рычаг. — Мисс Квинби!

Секретарша возникла в двери с блокнотом для стенографирования.

— Да, мистер Дулитл?

— Скажите Холлоуэю, когда вернется, чтобы не давал этому новому парню никаких поручений. Похоже, он из тех, с кем всегда что-нибудь случается. Каких-то несколько часов провел в Уайт-Сэндз — и там взорвалась лаборатория.


— Дентон… — Джей нервно покашлял, — Роберт. — Он попробовал улыбнуться, но каменное лицо хранительницы архива стало стальным. Джей звонил сюда несколько минут назад — и наконец-то ответила Крикет Кент! Но когда он завернул за угол в холле, то с ужасом увидел все ту же миссис Фрайхоффер.

— Кажется, вы уже читали это досье.

— Это верно, — согласился Джей. — Но ФБР, как вы знаете, работает очень тщательно.

Женщина с силой выдохнула и отправилась искать досье. Джей стал оглядываться — нет ли следов Крикет. Пара белых перчаток и сумочка на одном из столов… очень хорошо. Из сумочки выглядывает уголок авиабилета. Ничего странного, что он не мог ее найти. Может быть, летала в Сан-Франциско. Но самое главное — сейчас она здесь.

Да, обстановка улучшается. И не только в архиве. Банда с бульвара Леопард благополучно пробралась через полицейскую сеть, и деятельность отделения ФБР вернулась к норме. Джею ничего серьезного не поручали. Инцидент в Уайт-Сэндз его очень беспокоил. Боб О’Рурк, расследуя взрыв, тщательно расспрашивал Джея. Джей держался своей версии. Когда он уходил из лаборатории, все было в порядке. И это соответствовало истине. Джей пытался связаться с Тедом Саммерсом, но тот уехал в Европу. От Эверетта Ривза никаких сигналов не поступало. Может быть, Джея уже списали со счетов. Ну и прекрасно. Время шло, и оно было его союзником. Каждый день приближал Джея к окончанию его двухлетнего контракта с организацией.

После нескольких недель бесплодных попыток он наконец-то дозвонился до Крикет.

— Роберт Дентон! — По голосу можно было понять, что досье Роберта Дентона ему выдают в последний раз.

— Спасибо, мадам, — Джей вытащил ручку и начал делать пометки.

— Привет.

Он быстро повернулся — и утонул в глазах Крикет Кент. Покрытая загаром кожа, широкая улыбка, гордо поднятая голова — в это мгновение Джей был уверен, что никогда не видел столь красивой девушки.

— Я… э… работаю.

— Вижу, — фыркнула она. — Опять мистер Дентон?

— Извините, — сказал Джей, закрывая папку, — это секретная информация. Вы понимаете. Кстати, где вы были, а? Я звонил.

— О, в разных местах. — Крикет улыбнулась. — Здесь я работаю всего несколько дней в месяц — когда у них отчет. В такое время у них тут напряженка.

— Тогда понятно, почему я не мог вас застать. А по каким числам вы обычно работаете?

— Когда как, все зависит от бухгалтерии. Меня берут в помощь.

— Крикет, в этой обстановке разговор не очень-то получается. Может, пообедаем вместе? В субботу вечером.

Крикет колебалась не дольше секунды.

— Мне очень жаль, Джей. Не подумайте, что я избегаю вас, но, боюсь, я буду ближайшие недели занята. Вы могли бы позвонить в следующем месяце? Я буду рада с вами пообедать. Обещаю.

Улыбка, которой она все это сопровождала, вовсе не приободрила Джея.

— Но я даже не знаю, куда вам звонить. Вот если бы вы мне дали свой домашний телефон…

— Звоните мне сюда, о’кей? В следующем месяце. Буду ждать.

— Конечно, — кисло сказал Джей. — Если нет варианта получше.

— Но…

— Мисс Кент, — послышался раздраженный голос миссис Фрайхоффер, — вам опять звонят по межгороду.


Ну вот, наконец Джей попал с Крикет Кент в Латинский клуб. Более приятного вечера он еще никогда не проводил. Пообедав, они сидели за столиком, разговаривали, потягивали вино.

В этот же день, несколькими часами раньше, Джею удалось связаться с Тедом Саммерсом, который только что вернулся из Европы. Тед сказал ему, что у мистера Уоллингфорда случился небольшой сердечный приступ, он в Найравиллской больнице и быстро поправляется. Тед дал понять, что еще не знает всех подробностей, но ему уже известно: мистер Уоллингфорд и Хоукинс недовольны тем, как Джей справился с заданием в Уайт-Сэндз.

Крикет заметила, что уже поздно, и Джей нервно взглянул на часы.

— Я прекрасно провела время, Джей.

— А знаете, вы ведь так и не сказали, где были последние несколько недель.

— Я говорила. Накопилось много личных дел, вот и все,

— Но разве вы не уезжали? — с любопытством спросил Джей. Он ведь видел авиабилет в ее сумочке…

Крикет помолчала, затягиваясь сигаретой.

— Почему вы спрашиваете? — она улыбнулась, но как-то механически.

— Ну, я не знаю… Просто…

— В общем-то, да, я уезжала. К подруге. — Крикет отвернулась, показывая всем видом, что продолжать эту тему не хочет.

А если, подумал Джей, не к подруге, а к другу? Он долго молчал, потом, встрепенувшись, предложил:

— А не устроить ли нам завтра маленький пикник? Погода обещает быть хорошей. Мы могли бы прокатиться куда-нибудь.

Девушка откинулась на спинку кресла, медленно поднялся завиток дыма от сигареты, вуалью закрывая ее лицо. В подобные моменты она его особенно смущала: когда он задавал ей более-менее серьезный вопрос, она умолкала на некоторое время или, если курила сигарету, делала глубокую затяжку, важнее всего для нее обдумать ответ, и он чувствовал себя неловко.

— Не завтра, — сказала она наконец. — Может быть, в следующий уик-энд.

— О, прекрасно! — обрадовался Джей. — Как насчет воскресенья? Договоримся окончательно?

— Да, неплохо будет прокатиться. В горы, например. — Она наклонилась вперед сквозь завесу дыма и загасила сигарету с твердой уверенностью человека, который если что-то делает, то делает тщательно и решительно. Джей удивился. Ему казалось, что это не в ее характере.


— Здесь самый удобный для них путь. Они приедут но этой дороге, а машины им придется оставить вон там. Итак, мы с Парди будем в этой лощине, Лоусон и Карпентер за камнями — вы с Вон Влаком, Джо, будете на выступе. Помните, главное — стрелять в ту сторону, чтобы не попасть в своих.

С решимостью человека, идущего в последний бой, Элстон Дулитл, одетый в пуленепробиваемый жилет организовывал засаду банде с бульвара Леопард. Часа три назад все тот же информатор сообщил в главную контору, что банда встречается в небольшой горной таверне вблизи Лас-Манос.

Дулитл, дрожа от предвкушения, погрузил в две машины шестерых агентов, своего помощника, семь ружей, два газовых ружья, противогаз, мегафон, четыре пары наножников и наручников и несколько сотен патронов и понесся к Лас-Манос на встречу с бандитами. Да так понесся, что по дороге его остановили за превышение скорости, и ему пришлось взять с собою местного шерифа, Пики Салазоку.

Хозяйка таверны сказала, что ждет к вечеру четырех мужчин, но заказ принимали дочери, которые сейчас в городе, и подробностей она не знает.

— Не забывайте, это отчаянные люди, — наставлял Дулитл. — Они хорошо вооружены, у них могут быть автоматы. Вон Влак, когда я прокричу в мегафон «ФБР!», ты включишь фары-прожекторы.

Джею поручили также следить за шерифом, чтобы тот случайно не помешал какой-нибудь глупостью.

— А пока отдыхайте, ребята, — сказал Дулитл. — Может быть, ждать придется долго.

Шериф, смуглый, с густыми жесткими усами, оказался разговорчивым. Главным образом он рассказывал об услугах, которые оказал когда-то ФБР.

— Еще ни разу не оштрафовал фэбээровца за превышение скорости. Несколько дней назад поймал парня по фамилии Хоукинс.

— Вы сказали — Хоукинс? — У Джея удало сердце.

— Ну да. Знаете его?

— Его звали Эвери Хоукипс?

— Ну, имя-то я не помню. Он из Вашингтона. А па фэбээровца и не похож. По крайней мере, таких я раньше не видел. Правду сказать, он походил на…

Тут донесся рев машины, быстро взбирающейся по горной дороге. Агенты заняли отведенные им позиции. Послышались щелчки досылаемых в патронник патронов.

Как и ожидалось, машина остановилась за лужайкой, послышались голоса выходящих из нее людей.

Звуки шагов приближались, и вот уже замаячили фигуры. Агенты тщательно прицелились, а Джей, бросив взгляд на огромный пистолет шерифа и удостоверившись, что тот правильно выбрал цель, направил не включенные пока фары на то место, где вот-вот должны были появиться бандиты. Элстон Дулитл поднес мегафон к губам и…

— Ты иди вперед, милочка. — Звучный женский голос далеко разносился в ночном воздухе. — Я схожу в туалет прямо здесь, чтобы не разбудить маму. — Девушка, стройная, лет двадцати пяти, начала расстегивать шорты.

Никто из отряда агентов не знал, что делать, а уж тем более — Дулитл. Он еще никогда не оказывался в такой неловкой ситуации, поэтому просто замер, понимая, что время работает на него.

Только Пики Салазока прекрасно держал себя в. руках. К тому же ему было очень интересно.

— Эй, Вон Влак, — прошептал он, — свет! Давай свет!

Джей, напряженно ожидавший у переносных фар и не знавший, что происходит, повернул выключатель…

После бедлама, который не мог не произойти, Элстон Дулитл собрал свой отряд у машин, за пределами зоны засады, и отдал последний приказ за ночь:

— А ну их в задницу! Поехали спать. Холлоуэй, поднимись туда и скажи дамам: если услышат что-нибудь, пусть позвонят в контору.


— Пожалуйста, никогда никому не говорите, что садились в нашу служебную машину.

— Почему? — спросила Крикет.

— Ну… наш босс очень чувствителен к таким вещам. Кстати, не оставляйте сережек — и ничего такого.

— Не думаю, что я на такое способна.

— Надеюсь, вы меня правильно поняли. Я имел в виду такое… что роняется естественно. — Фу, ну и разговорчик. Лучше помолчать.

Как они и договорились в Латинском клубе, Джей заехал за Крикет в общежитие Дин Саттон-холл в университете, и они отправились в горы Сандиа.

Крикет казалась задумчивой, вяловатой, как вдруг она стряхнула оцепенение:

— Расскажите мне о себе… Почему вы пошли учиться в Принстон? Потому что там учился ваш отец?

Джей обдумал вопрос и решил ответить прямо. Он уже был уверен, что любит эту девушку. Вот и пусть она знает о нем правду.

— Ну, не то чтобы учился… Но однажды он туда заезжал. — И он принялся рассказывать историю о том, как отец приехал за ним на лимузине, не опуская никаких деталей. Крикет пришла в полнейший восторг. Ободренный этим, Джей рассказал и о своей жизни в Линденвальде.

— А почему вы пошли в ФБР?

— О… Когда-нибудь расскажу.

Они проехали несколько миль по горному лесу, давно сменившему чахлые кактусы по обе стороны дороги. Неожиданно Крикет легонько сжала руку Джея у локтя. Это был едва заметный жест — она хотела привлечь его внимание к боковой дороге впереди, — но Джей возрадовался: начало положено.

— Там есть местечко справа — оттуда прекрасный вид, — сказала Крикет. — Кажется, по этой дороге.

Джей сбавил скорость и свернул на узкую дорогу, которая вела сквозь густой лес. Ярдов через сто попалась площадка, с которой открывался потрясающий вид на город Альбукерк, — пышный зеленый оазис на сухой морщинистой равнине.

— Фантастика! — восхитился Джей. — Мы как будто летим.

— Да, чудесно, — согласилась Крикет. — Давайте выйдем?

Джей последовал за девушкой, она остановилась на самом краю обрыва.

— Осторожно, здесь далеко падать, — сказал Джей, заглядывая вниз. — Кажется, будто мы на облаке.

— У меня появилось такое же ощущение, когда я тут впервые оказалась. — Она повернула к нему голову и улыбнулась — чуть ли не с ожиданием, подумал он.

Джей нерешительно взял ее за руку. Рука была влажная — неужели Крикет волнуется? Он почувствовал себя увереннее. Когда она ответила легким пожатием, он понял, что ни в чем не ошибается. Обняв за талию, Джей привлек девушку к себе. Сначала она казалась напряженной, но быстро расслабилась. Это было удивительное ощущение — прижимать ее сильное, упругое тело. Он осторожно приподнял ее подбородок и заглянул в голубые глаза.

— Ты хоть представляешь, что я к тебе чувствую, Крикет?

— Пожалуйста, ничего не говори. Только целуй меня.

Поцелуй был долгий и нежный. В какой-то момент Джей почувствовал, что ее тело расслабилось и подалось к нему.

Вдруг из леса вырвалась машина. Крикет резко отстранилась. Две пары буйных тинейджеров сразу нарушили возвышенную атмосферу. Даже миссис Фрайхоффер с пыльной пачкой под мышкой, появись она тут, не вызвала бы такого кошмарного эффекта.


Джей поморщился, вешая трубку. Он только что поговорил с миссис Фрайхоффер. И, как обычно, разговор был неприятный. На этой неделе он уже несколько раз звонил в архив, пытаясь застать Крикет Кент, — но тщетно.

Он не видел девушку после свидания в прошлое воскресенье. Прекрасный был день — пока не появилась машина с подростками. На этом все и кончилось. Она почти ничего не говорила, когда возвращались обратно.

Джей взглянул на часы. Около пяти. Сегодня ему предстояло ехать по служебным делам. Он взял со стола револьвер, провернул барабан, желая убедиться, что патроны на месте, и засунул в набедренную кобуру. Когда уже надевал пиджак, раздался дверной звонок. Это была домовладелица.

— Вам письмо специальной почтой, мистер Вон Влак.

Джей поблагодарил женщину и закрыл дверь; он сразу заметил найравилльский штамп на конверте. Письмо было от Теда Саммерса.

«Дорогой Дней!

У меня плохие новости. Мистер Уоллингфорд еще в больнице, и власть в основном перешла к Хоукинсу. Они оба очень недовольны тем, как ты выполнил задание в Альбукерке. Хоукинс утверждает, что по твоей вине погиб один из ключевых людей, и хочет выгнать тебя из организации. Он уже начал процедуру, которая обеспечит твое увольнение из Бюро. Хоукинс считает, что, если тебя уволят по подозрению, это собьет Бюро со следа: они ведь тебя и так проверяли после исчезновения твоего соседа по комнате.

Насколько я мог понять, они собираются поставить тебя в затруднительное положение, вероятнее всего, скомпрометировать связью с женщиной — «ласточками» их зовут. А это навлечет гнев Бюро.

Предполагается, что Хоукинс вскоре устроит твой перевод в Чикаго. Ситуация в Нью-Мексико сейчас деликатная, и они не хотят привлекать к себе внимание какой-либо деятельностью здесь. В Чикаго им будет легче разделаться с тобой.

Я могу ошибаться. Джей, и надеюсь, что не прав, но это мне уже кое-что напоминает. Нечто похожее произошло два года назад, когда Хоукинс решил, что один из наших людей в небольшой восточноевропейской стране не внушает доверия, и уволил его по подозрению. Боюсь, он считает, что, когда ты будешь вынужден уйти из Бюро, он сможет без помех убрать тебя.

Советую вести себя очень осторожно и не попадать в ситуацию, из-за которой тебя могут уволить, — по крайней мере, до выхода мистера Уоллингфорда из больницы. Он тогда снова окажется у власти. А пока ты работаешь в Бюро, Хоукинс вряд ли предпримет что-нибудь. Исчезновение Такера и так уже наделало шума.

Во всяком случае, твое дело у Хоукинса на первом плане. Ты сейчас под наблюдением одного из лучших агентов по кличке Персик.

Извини, что хороших новостей нет. Надеюсь, ты сожжешь это письмо.

С наилучшими пожеланиями, Тед».

Джей перечитал письмо несколько раз, с каждым разом все глубже погружаясь в отчаяние. Потом медленно подошел к раковине, сжег письмо, а пепел смыл. Понурив голову, вышел из дома.


На юго-западе не существует резкого перехода от одного времени года к другому. Пожалуй, за исключением весны. Весна — это нечто невообразимое. Особенно вечерами, нежными и благоуханными.

Однако Джею, когда он вышел из машины у Дин Саттон-холла, этот вечер вовсе не казался прекрасным. Да и в собственном будущем он не видел ничего хорошего.

Прошел почти год после исчезновения Харви Такера. Год примечательно спокойный, если не считать инцидента в Уайт-Сэндз. Джей постепенно уверовал, что его роль двойного агента кончилась, что силы, управлявшие шпионской деятельностью, списали его со счетов и дальше все будет хорошо. Но тут пришло письмо от Теда Саммерса.

Хотя, конечно, в глубине души он понимал, что так мирно уйти ему не позволят. И письмо Саммерса разом всколыхнуло все его смутные опасения. Он стал сверхчувствительным, подозревал буквально всех, усматривал повсюду скрытый смысл. Каждый, с кем он вступал в контакт, виделся ему потенциальным врагом. Даже Крикет не оказалась вне подозрений. Не то чтобы он подозревал ее — встреча их произошла все яге случайно. Но, с другой стороны, они знали, что в процессе работы ему придется бывать в архиве. Ее могли подсадить туда. Милая, красивая Крикет? Господи, это невозможно.

Кое-что уже начало происходить. Только сегодня утром он получил сообщение о переводе в Чикаго.

Когда он приближался к Саттон-холлу, из освещенных окон доносились женские голоса: в общежитии готовились к вечерним свиданиям, наводили последние штрихи перед выходом. Джей подумал, что, возможно, слышит и голос Крикет, но не различает в сумятице звуков.

Прошлую неделю он провел в Санта-Фе, помогал тамошнему резиденту, сюда вернулся несколько часов назад. Пытался позвонить в Саттон-холл, но линии были заняты, как обычно субботними вечерами. После нескольких неудачных попыток Джей решил приехать без предупреждения.

Сразу за дверью главного входа в общежитие сидела па коммутаторе худая бледная девица, посетителями занималась тоже она. Судя по выражению лица, девица была очень недовольна жизнью. Она с остервенением втыкала и выдергивала похожие на спагетти телефонные проводки.

— Добрый вечер, — проговорил Джей. — Скажите, пожалуйста, мисс Кент дома?

— Мисс Кент! Ха! — Девушка воткнула проводок. — Хед-ло, миссис Грант? Здесь мужчина, спрашивает эту особу по фамилии Кент.

Джей и удивиться толком не успел, когда из двери за коммутатором вышла седовласая женщина.

— Вы ищете мисс Кент? — спросила она, холодно глядя на Джея.

— Э… да, — сказал Джей, неловко поеживаясь. — Я… э… у меня назначена встреча с мисс Кент на сегодня.

— Встреча, вот как? Я не знаю, кто вы, молодой человек, но если вам нужна какая-то информация о мисс Кент, лучше всего обратиться к местным властям. Мы сообщили полиции все, что знаем об этой особе. Мисс Кент покинула нас весьма поспешно, и в этом нет ничего удивительного, ибо одна из девушек случайно узнала, что мисс Кент в действительности мистер Кент!

— Я не думаю, что об этом можно говорить по телефону, Джей, — озабоченно произнес Тед Саммерс. — В газетах пишут, что ФБР прослушивает чуть ли не все телефоны. Может быть, твоя линия…

— Я звоню из уличной кабины, — прервал его Джей. — И вообще это меня уже не очень волнует. Я даже подумываю, не пойти ли мне в Бюро и не рассказать ли все начистоту. Тогда, по крайней мере, у меня будет хоть какое-то оправдание.

— Перестань, Джей. Успокойся. Ты же говоришь это не всерьез. Все наше будущее связано с Уоллингфордом. Сейчас дела идут не очень хорошо, но положение изменится. Уоллингфорд был к тебе эти годы очень добр. И, скажем прямо, у тебя есть все основания полагать, что дальше будет еще лучше. К тому же это опасные разговоры…

— Они не опасней моего теперешнего положения. Только подумайте, что произошло за последние недели.

— Но как ты можешь утверждать, что это Персик? По-моему, ты делаешь слишком поспешные выводы. Это мог быть любой травести. Их же кругом полно. Иногда парни больше похожи на девушек, чем сами девушки. Может быть…

— Она не была травести, — раздраженно прервал его Джей. — К тому же я умею отличить девушку от парня.

— Ну, ты же сам сказал, что они…

— Да. Но это, конечно, какая-то ошибка. Может, она была одета как мужчина — все-таки она шпионка. Или заметили, когда она гримировалась…

После долгой паузы Тед сказал:

— И все равно я не думаю, что это Персик… Они действуют иначе. И ты говоришь, она работала в университете?

— Ну да. Но всего два дня в месяц. Они знали, что мне придется ходить в архив и я ее встречу. Нет, я уверен, что это Персик. Возможно, она собиралась убить меня. Помню, однажды мы стояли с ней над обрывом… Она легко могла меня столкнуть.

— Я по-прежнему считаю, что ты спешишь с выводами. Хоукинс не позволил бы себе этого. Ты ведь еще служишь в Бюро. Кроме того, я начал сомневаться, что Хоукинс отдаст приказ ликвидировать тебя. Я помню, что писал в письме, но ты очень близок к мистеру Уоллингфорду, и Хоукинс…

— Да, но вы же сами говорили — Хоукинс непредсказуем. Он уволил одного агента по подозрению, даже не спросив согласия мистера Уоллингфорда. А вспомните, что случилось с Харви Такером.

Тед Саммерс молчал, обдумывая услышанное.

— Нет, сэр. Мне все это отвратительно, — продолжал Джей. — Скажите мистеру Уоллингфорду, что я хочу как можно скорее уволиться.

— Джей, я могу ему передать, но считаю, что ты делаешь ошибку. Если Хоукинс на самом деле планирует от тебя избавиться, ты играешь ему на руку. Сам-то разве не понимаешь? К тому же через несколько недель Уоллингфорд вернется к делам. А я при моем положении всегда в курсе событий. Он сейчас на меня очень полагается… Где тебя искать, если понадобится сообщить что-нибудь?

— В отеле «Хилтон» в Чикаго.

— Хорошо. Я с тобой свяжусь через несколько дней. А ты пока успокойся. И еще — на твоем месте я бы всех, кто хотя бы отдаленно напоминает ласточку…


Судьба сыграла злую шутку с Хенри О’Коннором. Она одарила его набожностью, женственностью и привередливостью, которые в сочетании с крайней воздержанностью могли бы сделать его идеальной матерью-настоятельницей монастыря. Но судьба перепутала его пол. И вышло так, что вместо женского монастыря он возглавлял одно из отделений ФБР в Чикаго.

Джей мало что слышал об О’Конноре, пока не оказался у него в отделении. Один из агентов, который знал его в Нью-Йорке, сказал:

— Если ты принадлежишь к римско-католической церкви, не пьешь, не забавляешься с бабами, к тому же хорошо играешь в бридж, ты сработаешься с О’Коннором.


Джей приехал в Чикаго ровно через месяц после того, как Хенри получил письмо от директора, в котором тот настоятельно рекомендовал ему сбросить избыточный вес. Нужно было избавиться всего от пяти фунтов, как указывалось в письме, но Хенри перестарался. И сейчас на Джея смотрел человек, очень смахивающий на мертвеца — в мешковатой одежде, с лицом, которое напоминало спущенный футбольный мяч.

— Возможно, вас информировали, мистер Вон Влак, что мы в Чикаго работаем по всем правилам нашего Бюро. Я хочу, чтобы новые агенты знали об этом сразу. Надеюсь, мы друг друга поняли?

Джей кивнул. Если Хоукинсу был нужен человек, с чьей помощью он мог бы его дискредитировать, то Хенри О’Коннор прекрасно подходил для этой роли.

Кончился разговор тем. что О’Коннор определил Джея в отряд шпионажа.


Джей сразу же отправился искать своего непосредственного начальника.

Первым, кого он увидел, когда вошел в контору, был немолодой агент — он сидел за столом и, озабоченно хмурясь, заряжал револьвер.

— Подскажите, пожалуйста, где я могу найти мистера Карла Хорнинга? — спросил Джей.

Агент, не поднимая головы, кивнул в сторону внутренней двери.

Когда Джей вошел в кабинет, Карл Хорнинг изучал досье. Человек он был простой в обращении и, в общем, ничем не примечательный, если не считать, что каждые тридцать секунд судорожно подмигивал правым глазом, отчего кривилась вся правая половина лица. Естественно, его звали Мигалкой.

— Добро пожаловать, Джей, — сказал он, быстро поднимаясь и пожимая ему руку. — Рад, что ты с нами. Я сейчас позову Кена Хастингса. Он тоже одинокий. Думаю, поможет тебе с жильем.

Кен Хастингс оказался высоким неуклюжим человеком примерно того же возраста, что и Джей. Он без всякого энтузиазма пожал Джею руку, обменялся несколькими фразами с Хорнингом, предложил Джею идти с ним. Скоро они уже сидели в служебной машине, Хастингс держал путь в южном направлении.

— Можешь устроиться у меня на несколько дней, а там подыщешь себе что-нибудь, — сказал он. — Чарли Брайан — мы с ним вместе живем — сейчас в отъезде.

— Но…

— Ничего, ничего. Отели в этом городе чертовски дорогие. А место Чарли все равно пустует.

Спустившись по спиралевидной дороге, машина остановилась у современного здания. Оно резко отличалось стилем от других, стоявших поблизости. Над главным входом Джей увидел вывеску. Большими буквами было написано:

«ФЛАМИНГО».

С первого же взгляда Джей понял, что «Фламинго» не относится к тихим, спокойным заведениям. Скорее всего это был ночной клуб, а не жилой дом.

— Нравится? — спросил Кен.

— Впечатляет, — пробормотал Джей.

— Да, настоящий класс. Здесь полно стюардесс и пилотов. Можно хорошо повеселиться, только будь внимателен. Кое-кто из ребят здесь изрядно погорел, ты меня понимаешь?

Джей кивнул. Он догадывался, что имеет в виду агент, я в детали вникать не хотел.

Квартира у Кена была роскошная. Золотистый ковер устилал большое фойе, ведущее в просторную гостиную. Столовая, кухня, две спальни, ванная комната…

— Очень мило, — сказал Джей.

— Да, неплохо, — согласился Кен. — Обходится дороговато, но мы с Чарли согласны платит? as класс. Сколько сейчас времени?

— Около трех тридцати.

— Рановато… — сказал Кен, направляясь к телефону в фойе, — …однако я позвоню кое-кому из стюардесс, посмотрим, что получится. Не обещаю, что ты трахнешься в первую же ночь, но обязательно запущу события в этом направлении.

— Сегодня? — воскликнул Джей. По пути сюда он решил провести ночь у Кена, но утром найти себе что-нибудь другое. — В этом нет никакой необходимости. Я очень ценю любезность, но…

— Нет проблем, — прервал его Кен. — Я и сам с удовольствием повеселюсь. — Он набрал номер. — Хелло, кто это?.. А, привет! Слушай, бери Джейн, Гэйл и еще несколько девушек и приходи сегодня… Ну да… Хорошо… Очень хорошо… Прекрасно! Захвати их. У меня здесь новый парень, хочу его познакомить с городом… Я-то откуда знаю, черт возьми? Она ушла отсюда четыре дня назад… Пьяная, как же иначе!.. О’кей, до вечера.


Джей сидел у телевизора с содовыми крекерами и стаканом молока, когда вдруг ожил телефон. Он взглянул на часы. Около одиннадцати вечера. Вероятно, он проявил излишний оптимизм, переодевшись в пижаму, думал, вечеринка сама собой отменилась. Кен ушел по своим делам и еще не вернулся. Джей поднял трубку.

— Мы-уже-идем, — пропел женский хор. — Да-мы-уже-идем. — Затем щелчок: на том конце положили трубку.

— О, нет, — застонал Джей. Он направился было в спальню, стягивая на ходу пижамную куртку, но тут послышался дверной звонок. Схватив халат, побежал в холл. Приоткрыл дверь чуть-чуть и сказал: — Мне очень жаль, но Кен…

Закончить он не смог — в комнату ворвалась толпа стюардесс.

— Привет! Хелло! А где Кен? Да, где любовничек? Дальше все происходило как бы помимо него. Девушки разбросали повсюду свои жакетики, плащи, шляпки, сумочки, туфли и прочее, быстро вытащили из знакомого им шкафчика бутылки и стали устраиваться.

Джей был в ужасе и не знал что делать. Не мог же он попросить их уйти — сам тут гость.

— Ты, наверно, его новый сосед? — прозвучало укоризненное контральто.

Джей посмотрел в сторону софы и встретился с парой глаз черно-стального цвета, пронзавших пелену сигаретного дыма.

— Ну… я тут временно, — пробормотал Джей. Он смущенно покашлял и отвел взгляд. — Вы… э… живете в этом здании?

Еще одно облако дыма взмыло над софой.

— Иногда.

Джей лихорадочно обдумывал уязвимое положение, в которое его поставили. Ситуация очень напоминала гаремную. Может быть, это ловушка Хоукинса? Ему почему-то казалось, что нет. Тем не менее желательно отсюда выбраться. Но как? Одиннадцать часов вечера! Он бессильно опустился в кресло рядом с софой.

— Почему ты такой веселый? — спросил хрипловатый голос.

Джей присмотрелся: девушка полулежала в расслабленной позе. Привлекательная, смуглая, но холодная, расчетливая манера и решительный взгляд выдавали в ней искательницу приключений. Ему стало не по себе. Да, пора отсюда убираться.

— Боюсь, я забыл о вечеринке. — Он избегал встречаться с ней взглядом. — Надеюсь, вы простите мой вид. Я…

— Вечеринка? Какая вечеринка?

— Да здесь же. Разве Кен не говорил несколько часов назад?..

— Нам он ничего не говорил. Несколько часов назад я была в Пуэрто-Рико. Мы только что с поля. Донна, тебе Кен говорил что-нибудь о сегодняшней вечеринке?

— Впервые слышу, — ответила высокая девушка с волосами цвета речного песка, деловито откупоривавшая бутылку. — Надеюсь, это будет не здесь. Мне нужно выспаться.

В дверь громко постучали.

— Наверно, это и есть друзья Кена, — сказал раздраженно Джей и встал. Он начал кое-что понимать.

— Вряд ли это друзья Кена, — фыркнула девушка с бутылкой. — У них был бы свой ключ.

На этот раз в холле стояло человек шесть—семь. Девушки я парни в форме авиакомпании прошествовали мимо Джея в квартиру. На него они не обратили никакого внимания. Одна из девушек протянула ему початую бутылку бурбона со словами:

— Это все, что у нас было.

Джей хотел было закрыть дверь, но из холла донеслось приглушенное:

— Мы-уже-идем… Мы-уже-идем…

Оставив дверь приоткрытой, Джей отошел в угол гостиной и встал там, опустив плечи. Он молча наблюдал за тем, как вливаются потоки людей, которые распределяются между гостиной, столовой, кухней и ванной. Центр активности образовался посреди гостиной — там уже танцевали. Пахнуло марихуаной. Музыку включили на полную катушку — и под ногами Джея завибрировал пол.


Как Джей ни старался, шум не давал ему уснуть. Оказалось, это храпит здоровяк пилот, растянувшийся на полу рядом с креслом Джея.

Джей посмотрел на часы. Было 8.30. Слабые лучи света пробивались сквозь полуприкрытые жалюзи окон, выходивших на озеро Мичиган. Он осторожно потянулся — мышцы затекли — и медленно встал.

Полуодетые пилоты и стюардессы валялись как попало на полу. Рядом с ними — пивные бутылки, пепельницы, стаканы, грязные тарелки и бутылки от виски. Перевернутая мебель и лампы в холле свидетельствовали о том, что у двери произошла крупная битва. В квартире не было никакого движения, если не считать женских трусиков, висевших на канделябре в холле и покачивавшихся на сквозняке.

Джей стал осторожно пробираться к ванной комнате, выискивая среди незнакомых лиц Кена Хастингса. Но хозяина нигде не было. Джей с ужасом подумал, что ответственность за состояние квартиры лежит полностью на нем. Оставалось одно: собрать свои вещи и потихоньку уйти. Но вначале он должен выпить холодной воды. И побольше.

Джей искренне недоумевал, как же он позволил себе напиться до такого свинского состояния. Уже в ванной, споткнувшись о сломанную рамку от картины, он вдруг увидел Кена. Тот лежал в ванне, лицом вниз, изогнувшись как лук. Одна рука свисала через край. Возможно, он пытался встать, но отключился, Кен был весь мокрый. Похоже, его туда кто-то запихнул и включил душ. Но даже мокрый и в такой неудобной позе, Кен спал крепко, как здоровый ребенок.

Джей поначалу решил его разбудить, но передумал. Оп подошел к умывальнику, пустил холодную воду. Потом открыл аптечку, собираясь принять аспирин, — и тут увидел в зеркале свое отражение. Губная помада всех цветов па губах и лице, огромный синяк под левым глазом — не все проявили к нему нежность. Он начал осторожно изучать синяк, как вдруг зазвонил телефон. Поколебавшись, Джей вошел в холл.

— Хелло.

— Хелло. Кен?

— Боюсь, Кен сейчас не может ответить, — сказал Джей. — Он… немного не в себе.

— Ну так приведи его в себя быстренько. Звонят из его конторы, и это чертовски важно.

— Понял, — быстро проговорил Джей. — Так вот, это Джей Вон Влак… э… я его временный сосед. Я агент! Меня только что перевели сюда из Альбукерка. Ему что-то передать? Или он позвонит вам, когда…

— Вон Влак, говорит Барни Данин. Я ночной дежурный по отделению. Минут двадцать назад нам звонил управляющий Фламинго, жаловался на беспорядки в вашей квартире. Он сказал, у вас происходит что-то невероятное. Я бы закрыл на это глаза, но тут появился О’Коннор и тоже поговорил с управляющим. Сейчас он едет к вам.

— О нет!

— О да! Приведи-ка все в порядок. С О’Коннором уже встречался?

— Встречался.

— Тогда ты все понял. И помни: я тебе не звонил.

— Хорошо. Давно он выехал?

— Минут пятнадцать назад. Я бы сообщил раньше, не, когда он уходил, как раз позвонили из главной конторы, и я долго не мог от них отделаться. Так что жди его в любую секунду. Наверняка он поехал с сиреной.

— О’кей, спасибо. — Джей поспешно положил трубку и побежал в ванную комнату.

— Кен! Проснись, Кен! Сюда едет О’Коннор! — Джей потряс мирно спящего Кена, но ответом было лишь легкое похрапывание. — Кен, Бога ради, проснись! — Он начал бить его по щекам. Потом, отчаявшись, пустил холодную воду из душа.

— Сукин сын! — От этого вопля содрогнулось здание, и Джей быстро завернул кран.

— Что происходит? — поинтересовался сонный голос из гостиной.

Кен Хастингс чуть переменил положение, слизнул воду с губ и собрался снова уснуть.

— Кен, ты не понимаешь? К нам едет О’Коннор! Ты его знаешь, он твой босс. Он не выносит пьянства и женщин! — Он попытался вытащить обмякшее тело из ванны, и Кен открыл глаза. Джей понял — напрасно. Чтобы выйти из такого опьянения, потребуется несколько часов.

— Ты-мне-снишься-или-ты-настоящий? — пробормотал Кен заплетающимся языком. — Если-ты-настоящий-то-по-шел-на… — Дав этот совет, Кен мгновенно уснул.

«Что же предпринять?» — размышлял Джей. Но тут послышался дверной звонок — два коротких резких сигнала. Он бросил Кена обратно в ванну и кинулся в свою спальню. Нужно было хотя бы снять пижаму и надеть что-нибудь приличное.

На его кровати лежала стюардесса. Совершенно голая. Ну вот, подумал Джей, так его и подставят. Он быстро подошел к окну — нет ли пожарной лестницы. Ни на одном из двенадцати этажей ее не было.

Опять послышался дверной звонок, теперь три раза.

— О’кей, о’кей! — прокричал женский голос. Кто-то пошел к двери. Джей, выбежав из спальни, увидел стюардессу в бюстгальтере и юбке, направляющуюся в холл. Это была та смуглая девушка, с которой он познакомился прошлым вечером.

— Нет! Нет! Господи, нет! — издал Джей не то крик, не то громкий шепот. Но поздно. Девушка открыла дверь. Джей сунулся было обратно в спальню, бросил взгляд на голую девушку и помчался к спальне Кена. В щелку двери он видел, как Хенри О’Коннор стоит в напряженной позе под покачивающимися на канделябре трусиками.

— Когда я его видела в последний раз, он валялся в ванне, в полной отключке, — безразлично проговорила девушка, возвращаясь в гостиную.

О’Коннор заглянул туда следом за ней и ахнул. Потом направился быстрыми шагами в заднюю часть квартиры, где располагались спальни и ванная комната.

Джей затаил дыхание, когда О’Коннор приостановился у двери другой спальни, и поморщился, когда тот ее распахнул.

— Иисусе, Мария и Иосиф! — воскликнул Хенри О’Коннор, быстро захлопывая дверь. Он зашел в ванную комнату. — Боже мой! И это специальный агент ФБР!

Джей с затаенным дыханием слушал ответ Кена:

— Ты-мне-снишься-или-ты-настоящий? Если-ты-настоящий-то…


— Хелло, Джей. Я вынужден говорить очень кратко. Звоню из больницы, должен сразу же вернуться наверх. Один из наших агентов, его зовут Андрей Булгаков, уже наверху, с мистером Уоллингфордом. Он проездом в Чикаго, встретится там с Персиком.

— Что? Вы уверены? Где он с ней должен встретиться?

— Не знаю. Он едет туда по какому-то другому заданию, но я слышал, как он сказал мистеру Уоллингфорду, что взял пакет в Вашингтоне и должен передать его агенту по имени Персик в Чикаго.

— А больше вы ничего не слышали?

— Кажется, он сказал, что остановится в отеле «Блэкстоун».

— Но не могли бы вы узнать, где они встречаются? Может, спросите у мистера Уоллингфорда под каким-нибудь предлогом?

— Я должен быть осторожен, Джей. Если я стану любопытничать, больше уже ничего не услышу.

— Хорошо. Попробую выяснить что-нибудь в «Блэкстоуне». Значит, Булгаков…

— Ну, мне пора.

— Ладно. Будь оно все проклято. Жаль, что вы так мало знаете. Как чувствует себя мистер Уоллингфорд?

— Хорошо. Скоро вернется домой. Продержись еще примерно с недолю, и все будет нормально. Береги себя, Джей.

— Конечно, Тед. Спасибо за информацию.


— Перевод в Бьют, понижение в должности и две педели без оплаты, вот увидишь.

— Ну уж нет! Как его можно понизить в должности? Он сейчас десятого разряда. Я тебе говорю — отделается выговором.

— Черта с два. Хастингса уволили по подозрению правильно? Скажем прямо, послав подальше Хенри О’Коннора, легким испугом не отделаешься. Так что Вон Влак тоже получит по заслугам. Отстранят не меньше чем на две недели, можешь мне поверить.

— Нет, нет, нет. Пока Хастингс его не выдал, у Джея все в порядке. Все гнут одно и то же, так ведь? Вон Влак ушел из квартиры рано. Он ни за что не отвечает. Отделается выговором и лекцией О’Коннора о пагубности пьянства и женщин.

Джей сидел на заднем сиденье служебной машины и без особого интереса слушал, как двое агентов обсуждают его судьбу в связи с «Выступлением во Фламинго» — так окрестили эту историю. Но думал он о предстоящей слежке. Цель — человек, о котором упоминал Тед Саммерс. Джей договорился с управляющим отеля, и тот показал ему нового гостя, когда он вышел из лифта. Отель «Блэкстоун» относился к тем, где охотно помогают ФБР. Потом он уговорил двух агентов «помочь» ему в одном из «официальных» дел. Джей собирался сидеть у объекта на хвосте, пока он не встретится с Персиком.


— Извините, что прерываю, — сказал Джей, наклоняясь вперед, — но это, кажется, наш субъект.

Из отеля вышел высокий темноволосый мужчина с военной выправкой. Он приостановился, бросил взгляд в одну сторону улицы — и быстро пошел в другую.

— До встречи, — пробормотал Джей, выбираясь из машины.

Он направился за субъектом по другой стороне улицы, на большом расстоянии, так, что едва видел его затылок.

— Субъект входит в станцию подземки, — проговорил Джей в крошечный транзистор — пуговицу на пиджаке.

— Хорошо, мы его видим. Стив идет следом.

Маленький приемник под пиджаком уловил сообщение из машины и передал его Джею посредством устройства, напоминающего слуховой аппарат.

Джей был почти в ста ярдах позади субъекта. Он знал, что может не успеть на поезд, если тот подойдет прямо сейчас. Но спешить не мог, потому что любое необычное движение сразу бросится в глаза.

Он стал спускаться по ступенькам подземки, и тут показался поезд. Субъект слежки направился к двери вагона. В нескольких ярдах дальше на платформе Джей увидел Стива. Агент сделал знак — он сядет на поезд вместе с субъектом, а ему следует ждать на выходе на платформу, чтобы продолжить слежку, если вдруг субъект на поезд не сядет. Он вытащил долларовую бумажку и подошел к разменной будке.

— Хочу сесть в поезд южной линии, — проговорил он себе в пуговицу.

— Ну, это твое личное дело, — ответил человек в будке. — Только на этот ты все равно не успеешь, приятель.

Джей смотрел, как русский входит в вагон, а немного дальше в другой вагон вошел Стив. Но когда двери начали закрываться, субъект быстро вышел на платформу. Он оглядывался — не последовал ли кто-нибудь за ним. Платформа была пуста.

— Эй, приятель, тебе жетончик-то нужен? — спросил человек в будке, держась за кончик банкноты, которую Джей никак не хотел отпускать.

— Стоп! Поездка отменяется! — проговорил Джей в пуговицу. — Обратно на улицу.

— Как скажете, мистер. — Человек в будке подозрительно посмотрел на Джея и отпустил бумажку. Джей продолжал стоять перед окошечком, держа свой доллар, а тем временем субъект прошел за его спиной к лестнице.

— Стив успел на поезд? — донесся из «слухового аппарата» голос Дика.

— Да, точно! — произнес Джей.

— О’кей, я вижу нашего друга, — вновь заговорил Дик. — Хватай колеса на северо-западном углу и подбери Стива на следующей станции.

— Понятно, — сказал Джей, продолжая смотреть на кассира и протягивать ему деньги. — Подожду несколько секунд здесь.

— Ну, приятель, — человеку в будке было явно не по себе, — жди сколько хочешь, только окошко не загораживай.

Джей резко повернулся и побежал к лестнице.

Стив с нетерпением ждал у следующей станции подземки.

— Сукин сын, я так и думал, что он устроит этот фокус, — пробормотал Стив, залезая в машину. — Дик на хвосте?

Джей открыл рот, чтоб ответить, из радио машины донесся голос Дика:

— Тут у нас оживляется. Движемся па запад, не спешит. Вы, ребята, не тяните там.

Джей дал газ и развернулся поперек движения. Столкновения не произошло, но его хорошо облаяли сигналами. Опять послышался голос Дика:

— Давайте быстрее сюда, ребята. Я не могу с ним долго оставаться, он меня засечет.

Джей вел машину на предельной скорости, по обе стороны все сливалось в сплошную полосу. Он думал о предстоящей встрече Булгакова и Персика: только бы не упустить! Персик и Крикет Кент — одно лицо. Теперь он был в этом убежден. Уклончивость Крикет, загадочные поездки и тот факт, что она за ним наблюдала, все это не делало ее менее привлекательной. Она, как и он, всего лишь выполняла задание. Теперь Джей нисколько не сомневался, что он ей нравится. Очень хотелось ее увидеть. Это стало чуть ли не наваждением.

Но больше всего его беспокоила мысль о появлении Крикет в виде мужчины. Хотя он был уверен, что она женщина. Она вся — самоолицетворение женственности. В Дин Саттон-холле произошла какая-то ошибка. И тем не менее реальных доказательств у него нет — он ни разу не видел ее раздетой. Так что, сколь ни отвратительна эта идея, Крикет Кент может быть и мужчиной.

— Должно быть, он действительно идет на встречу, — заговорил Стив, прерывая его мысли. — И вот всегда ведь так получается: мы изящно пасем субъекта, а когда он заходит на контакт, все у нас летит кувырком.

— Может, вызовем подкрепление? — предложил Джей. — Поблизости должна быть одна из наших машин…

— Ты серьезно? — фыркнул Стив. — Сегодня же пятница, день ограбления банков. Сейчас в машине могут быть только такие, как мы, штрафники. Можешь кричать в радио, пока не выплюнешь связки — никто не ответит.

— Что ты имеешь в виду — день ограбления банков?

— В пятницу почти везде выдают зарплату, правильно? Поэтому банки заготавливают побольше наличных. Все, кто специализируется на ограблении банков, об этом знают, поэтому идут на дело в пятницу. Зачем грабить во вторник, если в пятницу можно взять в два раза больше? Ты, судя по всему, не знаешь, что, если ты находишься вблизи банка, на который произвели налет, и ответил на вызов по радио, ты обязан вмешаться. Бросить все и ехать прямо туда. А следующие несколько дней тебе придется выискивать отпечатки пальцев п показывать кассирам фотографии известных преступников. А кончится все выговором за какую-нибудь оплошность. Иисусе, хорошо, что ты спросил. А то втянул бы нас в…

— Субъект повернул и направляется к югу по Дирборн, — прервал его голос Дика. — Я должен его отпустить. Он ваш.

Через несколько секунд их машина уже сворачивала с Монро-стрит на Дирбон-стрит. Сразу после поворота Стив заметил субъекта.

— Вон он, следующий квартал, восточная сторона. Похоже, он собирается зайти в бар Пэки. Так, я сяду за руль, а ты быстро за ним.

— Думаешь, мне надо зайти в бар? — спросил Джей. Внутри могла быть Крикет. Лучше наблюдать за ней так, чтобы она об этом не знала. — А не лучше подождать, когда он выйдет?

— Нет, нельзя. В Пэки есть еще одна дверь, она выходит на Монро-стрит. Он может сбежать через нее. К тому же не исключено, что у него там контакт. Тебя он еще не видел. Только лучше не пей. О’Коннор может следить за нами, выискивать что-нибудь на тебя — из-за Фламинго. Закажи чаю.

— В баре? — изумился Джей.

Стив уехал, не ответив.

Бар Пэки был маленькой пивной, каких множество в Чикаго. Большая прямоугольная комната с длинной стойкой, дюжиной табуретов и несколькими столиками и стульями у противоположной стены. Большое зеркало шло по всей длине комнаты. За стойкой зеркало во всю стену. В углу стойки телевизор.

Никто не обратил внимания на Джея, когда он вошел. Несколько мужчин сидели за стойкой и смотрели телевизор. Субъект, устроившийся на табурете у двери, что-то заказывал бармену. Для слежки ситуация была не очень хорошая. Незанятыми оставались только три табурета, два из них рядом с субъектом. У Джея появилось искушение сесть подальше, но вместо этого он решил подсесть к субъекту. Наглое поведение при слежке, если верить опытным агентам, — самое безопасное.

Налив субъекту вина, бармен повернулся к Джею:

— Что будете?

— Э… э… стакан имбирного эля, пожалуйста.

Джей смотрел мимо субъекта, притворившись, будто его интересует телевизор. Субъект тоже смотрел на экран. Это был красивый, стройный мужчина с волевыми чертами лица.

Спустя две минуты Джей еще раз оглядел комнату. Никто здесь даже отдаленно не напоминал Крикет или ее мужской вариант… Вдруг из телевизора послышалось гудение.

— Где ты, Дик? — голос Стива, чистый и ясный, разнесся по всей комнате. Джей был потрясен. Опять гудение, точно такое же, как в «слуховом аппарате» Джея. Он понял, что телевизор принимает радиосигналы из машины.

— Мы сидим у него на хвосте, — вещал с экрана Стив. — Довели его до бара Пэки. — В комнате стало тихо, все взгляды устремились на тех двоих, которые появились здесь недавно.

Джей взглянул на субъекта.

Булгаков спокойно поднял стакан вина, чуть кивнул Джею и улыбнулся.

Джей ссутулился на своем табурете. Когда бармен принес ему имбирный эль, спросил:

— Нельзя ли заменить это на виски с содовой?

Через несколько минут Андрей Булгаков допил вино, слез с табурета и сказал Джею с улыбкой:

— Ну что, пошли?


Джей возвращался с задания с Ларри Маллинзом. Маллинз был агент огромного роста и с мрачной физиономией. Но сегодня и Джей был мрачен. После фиаско в баре накануне Булгаков вернулся в отель, и они сняли слежку. Естественно, Булгаков уже не пойдет на встречу. С тех пор Джея мучило горькое разочарование. Он был уверен, что вот-вот увидит Персика.

На углу Вабаш- и Рэндольф-стрит он остановил машину у светофора. Вдруг раздались сердитые крики. Он выглянул в боковое окно со стороны Ларри: из аллеи выезжал задом трактор-трейлер. Джей был так погружен в свои проблемы, что нечаянно загородил проезд. Водитель высунулся из кабины и заорал:

— Ты что, не видел, что я задний даю, идиот вонючий!

— Спокойно, — сказал Джей. — Я не видел.

— Я тебе покажу спокойно. Раздавлю сейчас твою игрушечную машинку.

Джей включил задний ход, но было поздно. Маллинз в силу своего дурного характера всегда принимал все близко к сердцу. Он уже выскочил из машины и шел к трейлеру. Водитель притих, не спуская глаз с огромной грозной фигуры. Маллинз открыл дверцу кабины трейлера.

— Ну, я же не могу выехать, пока вы, ребята, стоите там, — пробормотал водитель.

Ларри Маллинз сунул руку под приборный щит и, ухватив горсть проводков, вырвал их.

— Нет проблем, — проворчал он. — Ты никуда и не едешь. — Маллинз ждал, не будет ли комментариев. Их не последовало. Он вернулся в машину. Джей быстро включил передачу, и они отъехали.

— Напрасно ты так, Ларри… — начал было Джей, но умолк: что толку?

Он с облегчением оставил машину и Маллинза в служебном гараже и поехал домой на поезде. Жил Джей теперь в доходном доме напротив Линкольновского парка.

— Добрый вечер, мистер Вон Влак, — услышал он голос из гостиной, когда закрывал входную дверь.

Он не видел, кто говорит, но решил, что это домовладелица или ее говорящий попугай. Из осторожности ответил только:

— Добрый вечер.

— Несколько минут назад звонили из вашей конторы, мистер Вон Влак, — продолжал голос, — очень просили перезвонить, как только приедете.

— Спасибо, мэм. — Джей повесил шляпу и прошел к платному телефону на стене под лестницей. Набрал номер и вскоре уже говорил с Барни Динином.

— Какие новости, Барни?

— Не очень хорошие. О’Коннор хочет видеть тебя с самого утра.

— Господи, представляю, что это будет за утро. А ты случайно не знаешь…

— Знаю, но ты притворись удивленным.

— Ладно, не беспокойся. Так в чем дело?

— Полчаса назад пришел телетайп из главной конторы. Тебя переводят в Нью-Йорк.

— Нью-Йорк? Меня отстраняют?

— Нет, тебе повезло, ты из того дела вышел почти чистым. У тебя есть покровитель в высших сферах?

— Хорошо бы его иметь. О’Коннор что-нибудь сказал об этом?

— О да, он чертовски злится. Считает, что с тобой надо пожестче, взять показания под присягой и так далее.

— Ну, спасибо, Барни.

Джей повесил трубку. Нью-Йорк… Линденвальд!


Нью-йоркской конторой ФБР управлял Сидней Грэнвилл Кэбот, или просто «Скользкий Сидней», как звали его агенты. Он нисколько не был похож на Элстона Дулитла или Хенри О’Коннора. Его считали — и не без оснований — человеком хладнокровным и мыслящим аналитически. Ого ярко проявилось в его умелом подборе заместителей. Например, отдел внутренней безопасности возглавлял Стульчак Джонсон. Он многие часы проводил в туалете: сидя на унитазе, подслушивал разговоры агентов. И стоило кому-нибудь обронить неосторожное слово…

В это отделение Джей и попал однажды утром, через несколько дней после того, как узнал о своем переводе из Чикаго.

Приехав в Нью-Йорк накануне вечером, он сразу отправился в Линденвальд. Как хорошо дома! Аккуратная квартира над гаражом, легкий запах отцовской трубки, маленькая комнатка Джея, где сохранились памятные с детства вещи, — неизменный ясный покой Линденвальда… Это была терапия, в которой отчаянно нуждался двойной агент с расшатанными нервами. Отец сказал ему, что мистер Уоллингфорд вернулся домой — он как будто совсем выздоровел. Это были хорошие новости. Наверное, мистер Уоллингфорд снова все контролирует. Потому, вероятно, Джея и перевели в Нью-Йорк. И теперь, когда он живет в Линденвальде, меньше шансов, что Хоукинс что-то предпримет против него по собственной инициативе. Двухлетний контракт скоро кончается. Может быть, она решили отпустить его чуть раньше? Чудесное чувство скорой свободы…


Когда они выехали из Центрального парка, Тим Кланси, напарник Джея, взглянул на часы.

— Уже почти двенадцать. Давай зайдем к Лиле, съедим по сандвичу.

— Это ресторан на Бродвее, что ли?

— Не ресторан. Публичный дом. Лила — одна из моих информаторов. Она мадам.

— Ты хочешь сказать, мы войдем в публичный дом?!

— А почему бы и нет? Нам ведь нужны информаторы. А Лила — ну, ты ее еще не видел — очень религиозная. Ходит в церковь каждое воскресенье. По пятницам подает девочкам только рыбу.

— Ну, я не знаю. У меня есть дела. — Джей взглянул на часы. — Я позвоню по телефону, ладно? Это очень важно.

— Ладно. Только побыстрее.

Кланси остановился у аптеки, и Джей вошел туда. Получив у кассирши мелочь, он направился к телефону в задней части аптеки.

— Оператор, мне нужен Долан из полиции Альбукерка, штат Нью-Мексико.

Соединяли чрезвычайно долго, и Джей нетерпеливо переступал с ноги на ногу. Наконец:

— Долан слушает.

— Хелло, Билл. Это Джей Вон Влак, ФБР.

— Хелло, Джей. Как дела? Привыкаешь к Чикаго?

— Уже привык и уехал, Билл, меня перевели в Нью-Йорк.

— Ну, ваших сильно тасуют. Что я могу для тебя сделать?

— Нужно выяснить кое-что. Это личное. Поможешь?

— Конечно. Говори.

— Кент, Гертруда. Известна также как Крикет. Местожительство — Дин Саттон-холл. университет Нью-Мексико. Белая. Возраст двадцать пять — двадцать восемь. Рост пять футов девять дюймов. Вес примерно сто сорок фунтов. Место работы: архив УНМ.

— Этой информации должно хватить, если мы ей занимались, — сказал Долан. — Я тебе перезвоню. На это может уйти несколько минут.

— Нет. Я лучше подожду, Билл. Я звоню из платного телефона. Не хочу, чтоб его заняли.

— Сразу чувствуется Нью-Йорк. Я постараюсь быстро.

Джей прислонился к стене, плечом прижал трубку к уху. Прошло несколько минут, и оператор попросила опустить еще несколько монет.

— Алло, Джей.

— Да, Билл.

— Она у нас есть. Имперсонация женщины. Что ты хочешь знать?

Джей помолчал, у него немного кружилась голова.

— Должен быть отчет по Дин Саттон-холлу. Что там говорится?

Прошло несколько секунд — Джей слышал, как Долан перелистывает страницы.

— Да, отчет есть. Несколько страниц. Следствие проводил Сантос, он многословный. Прочитать все?

— Нет, не нужно. Только одно: как они узнали, что это мужчина?

— Сейчас, а, вот оно. Одна из девушек видела его в душе.

У Джея упало сердце. Значит, это правда. Мужчина.

— Погоди минуту. Извини. — Это опять был голос До-лана. — Неверно. Она не видела его в душе. Очевидно, этот тип вел себя подозрительно, и девушка изучила его бумажник, пока он принимал душ. Какой-то документ с его фотографией, вот и все.

— Но как она могла определить, что это мужчина?

— Я думаю, по этому документу. Здесь говорится, что парень жил в Дин Саттон-холле два месяца и вел себя очень подозрительно. Ни с кем не общался, да и жил там от случая к случаю. Девушка заинтересовалась и устроила ему проверочку.

— И все же, откуда они знают, что это был мужчина? Какие-нибудь доказательства есть?

— Насколько я понимаю, нет. Только по документам. Похоже, она переписала его удостоверение водителя.

— А что там говорится?

— Сейчас посмотрим. Эвери Хоукинс, Северный бульвар, две тысячи шестьсот тридцать пять, Вашингтон.

— Эвери Хоукинс! — воскликнул Джей. — Ты уверен? Там есть еще что-нибудь? Они это как-то проверили?

— Ну, Джей. Это же дело об имперсонации женщины, забыл? Чего ты ожидал, полного полового расследования? У нас таких случаев по нескольку в неделю. Как только парень понял, что его раскрыли, он сбежал. Вот и все. Дело закрыто.

— Да, я понимаю… О’кей, Билл. Спасибо за помощь.

— Всегда к твоим услугам. Смотри, чтоб тебя не ограбили в этом Нью-Йорке!

Эвери Хоукинс! Джей замер у телефона, Крикет Кент! Заместитель директора ФБР? Эвери Хоукинс — женщина?

Из оцепенения его вывел сердитый автомобильный сигнал с улицы, Джей быстро пошел к машине. Она была полна сигарного дыма. Кланси сидел злой.

Но Джея все это не волновало. Крикет Кент — Эвери Хоукинс! Потрясающее открытие. Женственный заместитель директора… Теперь понятно, почему его никто никогда не видел. Эвери Хоукинсу трудно было выдавать себя за мужчину. При ближайшем рассмотрении любой мог обнаружить, что это женщина. Но зачем она маскируется под мужчину? Директор-то должен знать правду… Разве только… Ну конечно! Это, очевидно, и есть причина. Директор! В его жизни никогда не было женщины — ни в Бюро, ни за его пределами. Неписаный закон: не путаться с бабами! От такой мысли захватывало дух. Возможно ли это? Могла ли железная воля и бескомпромиссный характер этого человека преодолеть даже сексуальные барьеры? Неужели он настоял, чтобы, если она хочет поступить в организацию, женщина превратилась в мужчину?

Рассуждения были диковатые, но Джею сейчас все казалось возможным. В клубке мыслей, заполнивших его голову, одна вырисовывалась достаточно ясно. Крикет Кент — девушка. Тот факт, что она еще и Хоукинс, ни в коей мере не уменьшал ее привлекательности. Даже наоборот — усиливал. Она не просто девушка. Она — блестящая девушка.

— Кланси, пожалуй, я сегодня обойдусь без ленча. Высади меня у подземки?

— Что? Не спеши, не спеши. — Кланси поднял с сиденья коричневую папку. — Вот, прогляди эти меморандумы. Может быть, там есть что-то на Роберта Йорка — сбежал из федеральной тюрьмы. Я должен получить о нем информацию в четырнадцатом участке. Быстро перекусим у Лилы и заедем в участок. Потом ты можешь высадить меня у подземки и поставить машину в гараж.

Джей посмотрел на часы. Пойти на ленч все-таки нужно. Один час роли не играет. Он взял папку и начал ее перелистывать. И вдруг замер.

— Эй, а это что такое? — Заголовок на листе гласил: «Исчезновение федерального офицера — СА Харви Такер».

— А, это о новом агенте, он исчез прямо из школы примерно год назад. Дело совершенно секретное. Говорить о нем нельзя. Это связано с «Делом Кто». Очевидно, русским удалось внедриться в Бюро, и наши считают, что Такер в этом как-то замешан.

Джей смотрел на меморандум, но ничего не видел. Бюро затягивает петлю. Уж раз они связали Такера с «Делом Кто»…

— Интересно, как им удалось проникнуть в Бюро? — пробормотал Джей.

— У коммунистов давно такая цель. Они знают, что, если захватить Бюро, остальное будет уже проще. Кто контролирует Бюро, контролирует всю страну.

— Ну. не знаю… — протянул Джей. — Интерес коммунистов понятен, но я думаю, что страну контролирует все-таки администрация. Политики…

— Приятель, что, по-твоему, я хочу тебе сказать? — снисходительно проговорил Кланси, усмехаясь. — Бюро держит их всех за горло. Ни один политик не решится противостоять директору. Конечно, некоторые пытались. И где они сейчас? Компромат есть на каждого…

— А интересно, это «Дело Кто» — как они…

— Да, этот тип может поспорить с директором, — прервал его Кланси. — Потому что он играет в ту же директорскую игру. Деньги, информаторы, слежка, инфильтрация, организация, технические штучки. Из-за него-то директор и не спит по ночам. Он может отправить директора в нафталин.

— Ну а Такер? Как он замешан?

— Я толком не знаю. Но скоро все прояснится. Дело горячее. Есть свидетель. Нашли какую-то девицу в билетном агентстве аэропорта — она видела, как он выходил из аэровокзала с двумя мужчинами. Мы послали в вашингтонскую действующую контору фотографии всех, с кем был знаком Такер. Он из глубинки в штате Нью-Йорк.

— А что с ним стало, уже выяснили?

— Не-а, но он наверняка мертв. Понимаешь, этим делом столько занимались, что, если бы он был жив, уже давно бы его нашли. Такер ликвидирован — это точно.

После долгой паузы Джей проговорил:

— Наверно, «Дело Кто» рано или поздно раскроют.

— Ну а как же, — хохотнул Кланси. — Наши всегда все раскрывают. Второй год работают отборные ребята. Я думаю, они уже приближаются к цели. И некоторые агенты замешаны, надо полагать. Нет, что ни говори, на цель наши всегда выходят. Дело Такера тоже раскроют. Это только вопрос времени. Теперь быстрее пойдет, раз нашли свидетельницу.

Джей долго ерзал на сиденье, пытаясь найти удобное положение, но так и не нашел.

Через несколько минут они въехали на уютную стоянку напротив длинного ряда домов из ракушечника. Заперев машину, поднялись на крыльцо одного из них. Кланси позвонил. Долго никто не откликался, и Кланси объяснил:

— Лила проверяет нас, у нее есть перископ, совсем как на подлодке. И она проверяет всех…

Дверь открылась, выглянуло немолодое симпатичное лицо.

— Тимоти, как дела? Я тебя целую вечность не видела.

— Привет, Лила. Мы не опоздали к ленчу?

— Что ты. Вот только надену что-нибудь. Девочек никого нет, Тимоти. Нас закрыли…

— Шутишь? — удивился Кланси. — Что случилось?

— О, ты же знаешь детективов, Тимоти, они всегда хотят получить свою долю. Не то что ваши ребята. Они думают, что девочки должны обслуживать их бесплатно. В последнее время у нас было больше детективов, чем в участке. Наконец я им сказала: платите как все. Ну вот, и двух недель не прошло, и на нас организовали налет. Вышибли дверь, стали снимать…

— Да, не повезло, Лила, — сказал Кланси с искренней симпатией. — Как ты думаешь, когда сможешь открыться?

— Ну, я точно не знаю, — проговорила мадам, обиженно поджав губки. — Недели через две… если будет на то воля Божья.


Пинг! — произвел звук маленький колокольчик вверху двери.

Это был легкий мелодичный звук, нечто подобное звяканью двух стаканов с мартини. Джей открыл дверь найравиллской аптечки, и в этот момент его окликнул мощный голос с другой стороны улицы.

— Хелло, Джей.

Он повернулся и увидел высунувшегося из пивной Теда Саммерса. Джей обрадовался: он искал Теда в Линденвальде.

Они устроились в углу, подальше от стойки.

— Как чувствует себя мистер Уоллингфорд? — спросил Джей.

— Хорошо, хорошо. Он совсем как прежде. Можно подумать, и не болел никогда. Ходит повсюду, полдня проводит у телефона — все нормально. Был микроинфаркт. Видел бы ты его в больнице. С трудом удерживали в постели…

Скоро стало очевидным, что Тед уже успел некоторое время посидеть в пивной. Лицо немного покраснело, он был разговорчивее обычного. Джей вспомнил, что иногда по пятницам, если позволяли дела, Тед приходил сюда пораньше.

— Теперь ты, Джей, поработал в ФБР, — ну и как, хочется тебе сделать там карьеру?

— Мне кажется, вы сами знаете ответ, — сухо заметил Джей.

— А почему бы и нет? Ты можешь высоко подняться.

— Да, это так, — согласился Джей. — Никто из по-настоящему способных агентов не хочет работать в высшем управленческом аппарате, так что конкуренции нет. В этом, по-моему, основной дефект Бюро, его самое уязвимое место. Получается дикость какая-то…

— Мистер Уоллингфорд тоже так говорит, — кивнул Тед. — Что, директор действительно такой тиран?

— Отчасти дело в этом, но главное — вся система Бюро устроена так, что агенты не стремятся к повышению. В большинстве организаций обязательно есть конкуренция за ключевые места, а у нас лучшая работа — в поле.

— Н-да… А ведь это подтверждает то, что сказал недавно мистер Уоллингфорд.

— Что именно?

— По его словам, директор не хочет уйти в отставку, потому что считает: никто из ближайшего окружения не способен занять его место…

— Я хочу спросить мистера Уоллингфорда, нельзя ли о ним повидаться завтра, — переменил тему Джей. — Мне довелось услышать кое-что тревожное для нас. — И он пересказал свой разговор с Симом Кланси о «Деле Кто».

— Я уверен, что мистер Уоллингфорд знает о «Деле Кто» намного больше, чем Кланси, — заявил Тед. — Эту отборную группу возглавляет Хоукинс.

— Я тоже в этом уверен. И еще у меня сложилось впечатление, что Хоукинс и ею группа специально все запутывает. Но если кто-то в Бюро нашел свидетельницу, которая может опознать в людях Хоукинса тех, с кем Такер ушел с аэровокзала, то дальше будет совсем просто. И знаете, о чем я думаю, Тед? Как это отразится на нас с вами? Мы же все можем оказаться на электрическом стуле.

Джей умолк, не спуская глаз с собеседника. Было очевидно, что тот обеспокоен.

— Я еще кое-что выяснил сегодня утром, — продолжал Джей. Он вкратце передал информацию, полученную от Билла Долана, при этом внимательно наблюдая за реакцией Теда. — Так что, сами видите, Крикет Кент, Персик и Эверп Хоукинс — одно лицо, женщина. Вы знали, что — Хоукинс женщина, Тед?

— Конечно, нет. Джей, ты опиума накурился? Как это Хоукинс может быть женщиной, черт возьми? Согласен, на педика он похож немного, но женщина? Исключается!

— А какие у вас есть доказательства, что это не так?

— Ну, если бы Хоукинс был женщиной, мистер Уоллингфорд обязательно знал бы об этом. И я тоже.

— Я уверен, мистер Уоллингфорд не все вам говорит, — заметил Джей.

— Да, это верно, — признался Тед. — И, правду сказать, я о Хоукинсе очень мало знаю. Мистер Уоллингфорд полностью доверяет этому человеку и передал ему часть своей власти. А то, что ты говоришь, звучит нелогично. Например, зачем это Хоукинсу работать в университете?

Джей пожал плечами.

— Штат Ныо-Мекснко — это нечто вроде центра шпионской активности, потому что там сосредоточено много секретных объектов. Хоукинсу необходимо проводить в тех местах много времени, а для этого нужна оперативная база — прикрытие. Какое-то положение вблизи аэропорта, обеспечивающее мобильность. Больше всего для этих целей подходит университетский архив, где можно работать дня два в месяц. Выдавая себя за женщину, он был в полной безопасности, мог и за мной следить, и всеми другими делами заниматься.

— Ну ладно, даже если он женщина — во что я не верю, — зачем ему маскироваться под мужчину, Эвери Хоукинса?

— Совершенно очевидно, я не знаю всего, Тед, но некоторые предположения высказать могу. Вы говорили, что мистер Уоллингфорд взял Хоукинса к нам прямо из юридической школы, правильно? Почему же он его не заслал сразу в ФБР? Пользы было бы больше. Возможно, потому, что Хоукинс, будучи женщиной, не мог стать агентом. Женщин-агентов не бывает. Такое правило у директора.

— Но разве ты не ответил сам на свой вопрос, Джей? Хоукинс работает в Бюро — он заместитель директора. Значит, он должен быть мужчиной.

— Ха! Могло получиться и так: директор наслышался о Хоукинсе и дал указание сделать его агентом. Потом, когда Хоукинс уже служил в Бюро, ни у кого не хватило смелости сказать директору, что он сделал агентом женщину. О директоре и не такое говорят…

Тед Саммерс недоверчиво покачал головой.

— Ну, в вашей организации действительно промывают мозги. Неужели ты всерьез думаешь, что все могло получиться таким диким образом?

— Послушайте, Тед, вы просто не знаете директора. Можно быть гермафродитом, но если он говорит, что ты мужчина, — все, для Бюро ты мужчина. — Он помолчал. — Но я целовал не мужчину.

Теда Саммерса его слова нисколько не убедили.

— Я с твоими рассуждениями не согласен, но понять тебя могу. Конечно, тебе обидно, что ты целовал мужчину. Психологически это…

— Бога ради!

— Ладно, ладно. Кстати, Хоукинс может оказаться завтра здесь. Я собираюсь…

— Правда? Почему вы мне сразу не сказали? — прервал его Джей. — Вы уверены, что он приедет в Линденвальд?

Тед кивнул.

— Я только сегодня услышал.

— А что вы слышали? Вы же знаете, как это для меня важно. Сколько он здесь пробудет?

— Ну, мне известно немного. Вроде бы он останется до утра. Уоллингфорд велел приготовить гостевую комнату.

— Может, я смогу его увидеть, — задумчиво проговорил

Джей, откидываясь на спинку стула. Перед глазами стояла Крикет. Но какой она будет в роли Эвери Хоукинса? Что скажет ему? Будет ли она любезной? Резкой? Смущенной? Какая-то неловкость у нее должна проявиться. Ей, очевидно, трудно притворяться мужчиной. Или явится ему совершенно невозмутимой? В конце концов репутация Эвери Хоукинса — не пустяк. Блестящий, злобный — Барракуда? Нет, такой она не была. Никакая барракуда не могла бы целовать его так нежно.

— Посмотрел бы ты на себя сейчас, — ворвался Тед в его мысли. — Даже если Хоукинс — Кент, не понимаю, как ты мог ей увлечься. Хоукинс не так давно хотел тебя уволить — или даже ликвидировать.

— Тогда мы еще не знали друг друга.

Тед пожал плечами и отвернулся.

— Надеюсь, ты прав. Впрочем, если «Дело Кто» скоро раскроют, как сказал тебе тот агент, все это уже не имеет значения. — Тед допил последние капли из своего стакана. — ФБР меня не беспокоит. Пусть они разберутся с этим делом Такера, да и со шпионажем, если на то пошло.

«Сколько же стаканов мартини он успел выпить?» — подумал Джей.

— Даже если они все раскопают, вряд ли им удастся сделать что-нибудь с человеком на холме, — продолжал Тед. — Он умеет вести себя так, чтобы почти не вызывать подозрений.

— Что вы имеете в виду, говоря «почти»? — Джея немного задели эти слова.

— Да, он очень ловкий. — Тед проигнорировал вопрос. Несколько секунд он молчал, будто обдумывал дальнейшие слова. Потом взглянул на бармена, и Джей понял, что он хочет заказать еще мартини.

— Мне всегда были дороги ты и твой отец, Джей. Как будто вы — моя семья, другой у меня, можно сказать, не было.

После недолгого молчания Тед крикнул:

— Харольд!

Бармен кивнул и направился к бутылкам позади стойки.

Только сделав большой глоток из нового стакана, Тед заговорил вновь. Слова едва слышно слетали с его губ, которые почти не двигались.

— Я знал тебя всю твою жизнь, Джей. Твой отец, вероятно, один из лучших людей на свете, и он был очень добр ко мне в те дни, когда я еще работал под его началом в саду. И твоя мать тоже. Она была красивая женщина. Прошло больше четверти века с тех пор, как она исчезла, но я ее помню. Помню, будто это было вчера…

Опять молчание, Тед Саммерс размышлял.

— Не беспокоит меня ФБР. Я много знаю о делах Уоллингфорда, но сам не замешан ни в чем плохом. И я на самом деле не знаю, где бы сейчас был, если б не его поддержка все эти годы. Но… кое-что меня всегда беспокоило. Я ничего не знаю об этих агентствах, и когда они хотят уволить кого-то по подозрению…

Тед отпил из стакана, и Джею показалось, что его глаза чуть увлажнились.

— Много странного происходило на этом холме. Я тебе точно говорю, Джей. Очень давно, когда ты был еще ребенком. — Тед Саммерс отвел взгляд и проговорил: — Я так и не знаю, что это было… но ты же видел это вишневое деревце у кабинета мистера Уоллингфорда, рядом с окном? Мы с твоим отцом понятия не имели, что оно там есть, пока вдруг не раскрылись цветы в семой гуще кустарника. Мы его не сажали.


Утром Джей проснулся с сознанием того, что сегодня может появиться Крикет. Он встал, подошел к окну, долго смотрел на пруд. Вода была совершенно неподвижна.

Мысли его мало-помалу обратились к вишне позади главного дома. Он много думал о ней после разговора с Тедом Саммерсом. В нем росло подозрение. Это была ужасная мысль, без всяких, в общем-то, на то оснований. Но тем не менее он решил заглянуть под вишенку при первом удобном случае.

Прошлым вечером он звонил мистеру Уоллингфорду, их встреча была назначена на девять утра. Мистер Уоллингфорд говорил с ним резковато, и Джей повесил трубку с ощущением, что разговор предстоит неприятный.

Но ведь встреча необходима. Он должен прояснить некоторые чрезвычайно важные моменты. Прежде всего их взаимоотношения. В каком он сейчас положении? Его двухлетний контракт скоро кончается. Позволят ли ему уйти? — Как насчет плана Хоукинса уволить его из Бюро? Отменен ли он? Джей был уверен, что да. Хорошо бы организовать встречу с Хоукинсом. Оп постарается намекнуть об этом мистеру Уоллингфорду.

Джей дошел до поворота к дому, когда заметил длинный серый лимузин, остановившийся у главных ворот. Машина медленно двинулась в его сторону, а он с любопытством наблюдал. Что-то в этом лимузине было очень официальное… Может быть, Эвери Хоукинс приехал?

Скрываясь за деревьями, он пошел к большому дому и оказался у входа чуть раньше машины. Когда она остановилась, из нее поспешно вылез высокий смуглый мужчина. Тот самый, что однажды вечером, еще во время учебы, встретил его на улице и отвел к машине для беседы. Мужчина открыл заднюю дверцу. Появился человек со светлыми, вьющимися волосами и круглым приятным лицом. Джею показалось, что это тот второй из тех, кого он видел в тот вечер. Он глянул в сторону Джея, и Джей отступил подальше за деревья. Оттуда он ничего не видел, но слышал хорошо.

— Позвольте, я его возьму, Эвери, — проговорил низкий мужской, голос.

— Ну, сегодня за мной все ухаживают. Готти открывает дверцу, вы берете портфель.

Ото был голос Крикет, легкий и приветливый. По телу Джея пробежал электрический разряд.

— Ну, мы же нечасто приезжаем в Линденвальд, — ответил первый голос. — Надо произвести впечатление, верно, Готти? — Тон был веселый по почтительный.

Джей осторожно высунул голову из-за дерева. Он увидел водителя, но Хоукинс и тот мужчина ужо вышли из его поля зрения.

— Эверетт, вы проследите, чтобы Готти взял из багажника мой сверток для мистера Уоллингфорда?

— О’кей, Эвери.

Джей решил, что он узнал голос, а услышав имя, Эверетт, понял окончательно, что высокий светловолосый мужчина — Эверетт Ривз. Его удивила небрежная манера их общения. Судя по репутации, заместитель директора Звери Хоукинс должен быть грубым с подчиненными, а они — низкопоклонничать. Тут же чуть ли не приятельские отношения.

— Хелло, Эвери, Эдеретт, — послышался голос мистера Уоллингфорда. — Входите. Как я понял, вечером вы остановились в городе… — Голоса смолкли, когда группа вошла в дом.

Джей посмотрел на часы. Пять минут десятого. Может быть, и ему пойти туда? Нет, лучше этого не делать. Он повидает Хоукинса в более спокойной обстановке. Если получится.

Выждав несколько минут, он подошел к двери, открыл ее. В фойе было пусто. Тогда он не спеша направился в кабинет, где ему назначили встречу. Скоро появился Дэвид Уоллингфорд. Он хорошо выглядел, разве что похудел немного — других признаков болезни не было видно.

— Доброе утро, Джей. — Уоллингфорд пересек комнату и резковато пожал ему руку. Он едва взглянул на Джея, по тот успел заметить в серых глазах тлеющие угольки гнева. — Я чрезвычайно недоволен этим делом в Уайт-Сэндз. Агента, который погиб — Остермейера, — готовили для очень важного задания. Что случилось?

Джей начал не очень связно рассказывать о том инциденте. Но договорить он не успел — Уоллингфорд прервал его:

— Эта логарифмическая линейка была бесценна. Она содержала среди прочего список советских агентов, действующих внутри восточногерманского шпионского аппарата, на его получение ушли годы. Почему ты просто не отобрал у него эту проклятую штуку? Ты же знал, что там взрывчатка, да?

— У меня не было ни одного шанса, сэр. Майор очень волновался. Я подумал, что Остермейер может сделать то же, что и я, а поскольку атмосфера накалялась, я решил уйти.

— За все это время, Джей, тебе дали всего два задания. Оба были обычной работой связного, а ты в обоих случаях завалил дело.

У Джея прилила кровь к лицу, стало жарко. Ответить было нечего. Он знал, что разговор состоится неприятный, но гнев Уоллингфорда превзошел его ожидания.

— Я, право, не знаю, что сказать, мистер Уоллингфорд, — едва слышно произнес он. — В следующем месяце исполнится два года с тех пор, как я ездил в тот учебный лагерь в Вирджинии, и для меня это были два очень смутных года…

— Должен заметить, что твои слова прекрасно подтверждаются твоими действиями, — едко сказал Уоллингфорд. — Могу также добавить, что и для нас эти два года твоей работы были смутными.

Он долго отчитывал Джея, а тот молчал. Постепенно Джей начал понимать, что их отношения изменились. За гневом Уоллингфорда скрывалось что-то еще…

А старик быстро устал от своей речи, гнев его начал утихать.

— Миллионы жизней будут зависеть от успеха или провала этого проекта, — сказал он, откидываясь на спинку кресла. — Инфильтрация ФБР — самая важная цель в Западном полушарии. Бюро — основа власти в этой стране. Ты понимаешь, что все это значит?

Он ждал ответа, но Джей так ничего и не сказал.

— Может быть, в этом и состоит часть нашей проблемы, — продолжал Уоллингфорд. — Тебе, вероятно, трудно понять, сколь важно контролировать агентство.

— Откровенно говоря, я этого никогда не понимал, мистер Уоллингфорд, — пробормотал Джей. Он боялся снова разгневать старика, однако считал необходимым высказать свои соображения. — Проработав там полтора года, я все больше сомневаюсь, что ФБР могущественно, как это принято считать. Насколько я мог видеть, организация довольно бестолковая. Это было бы смешно, если б не было так печально… Вы бы с трудом поверили…

— Да, так может показаться, но невидимая структура власти Бюро очень сильна. — Сейчас голос Уоллингфорда звучал мягче. — Она охватывает всех: президента, конгресс. Технология Бюро, неограниченный бюджет, широкие полномочия — эта фатальная комбинация…

Старик еще долго говорил, описывая проникновение щупалец ФБР в жизнь страны, но Джея это не убедило. Когда он наконец умолк, Джей сказал:

— Я уверен, вы уже все знаете, сэр, но все же хочу об этом напомнить. До меня дошли слухи о том, что Бюро вскоре раскроет дело Такера. Они намереваются найти тут связь с «Делом Кто».

— Пусть тебя не беспокоят эти слухи. Мы все держим под контролем.

Ободренный переменой в настроении мистера Уоллингфорда, Джей решил перейти к более чувствительным областям.

— Мне совершенно необходимо кое-что с вами обсудить, сэр. — Он рассказал об инциденте в общежитии и о том, что сообщил ему знакомый в полиции Альбукерка. При этом Джей старался никак не «засветить» Теда Саммерса, тщательно отфильтровывая услышанное от него. — Наверно, вы понимаете, как все это меня заинтриговало, сэр.

Дэвид Уоллингфорд внимательно посмотрел на Джея.

— Вероятно, ты знаешь, что Хоукинс здесь?

— Да, сэр, знаю.

— Может быть, вам следует поговорить? Он объяснит тебе положение дел не хуже, чем я. Или даже лучше. Ты сегодня будешь дома?

— Да, сэр. Целый день. Я взял отпуск.

— Хорошо. — Мистер Уоллингфорд неожиданно встал. — Сейчас я буду занят, а вскоре уеду на юг — на несколько дней, не больше. Но теперь, когда ты дома, нам проще будет встретиться и поболтать. Пусть тебя пока не беспокоит твое будущее.

Они пожали друг другу руки.


Остаток утра Джей провел у себя. После ленча отправился к пруду. Взял шезлонг, скинул халат и лег загорать.

День был по-июньски ленивый, из тех, о которых люди мечтают в непогоду февраля и марта. Небо голубое и неподвижное. Лишь изредка реактивный самолет прокладывал по нему белую линию — как росчерк кисточки художника. В такой день отдыхают и думают о приятном…

Лежа в шезлонге и глядя в небо, Джей думал главным образом о Крикет. Наверно, мистер Уоллингфорд уже успел ее повидать сегодня. В любую минуту может зазвонить телефон — отсюда он услышит, окно открыто. Нервы постепенно напрягались в ожидании звонка…

Наконец он поднялся, надел халат и тапочки и подошел к тому месту у края пруда, откуда был виден луг. Сел на оградку, закурил сигарету. Легкий ветер шуршал листьями тополей…

Он просидел так несколько минут, прежде чем заметил фигурку в рубашке и свободных брюках. Она появилась из-за угла главного здания и направилась по тропинке к саду. Было довольно далеко, чтобы разобрать, кто это, но по грациозности движений он понял, что это Крикет.

Очень захотелось пойти с ней. Чудесное место для беседы — среди цветов. Но он не одет. Будет неловко. К тому же мистер Уоллингфорд обещал всем заняться сам. Не нужно сейчас приставать к гостье.

Затаив дыхание, он наблюдал за каждым движением фигурки в саду. Движения были женские. Через несколько минут фигурка вернулась в дом, Джей вдруг почувствовал, что чертовски устал за эти минуты.

День клонился к вечеру, Джей сидел у себя в комнате и курил. Зазвонил телефон.

— Хелло, Джей. Это Эвери Хоукинс. — Голос Кент. — Мистер Уоллингфорд только что уехал в город. Он высказал предположение, что вы, быть может, захотите выпить в моем обществе коктейль.

— Хочу… очень.

— Хорошо. Может, встретимся в большой комнате возле переднего холла? В пять тридцать вам удобно?

— Да, прекрасно. Благодарю вас.

Рука Джея дрожала, когда он клал телефонную трубку на место. Он быстро прошел в спальню и начал одеваться.


Ровно в 5.30 Джей был на месте. Прошло несколько минут, а Крикет не показывалась. Это были тревожные минуты. Он налил в стакан виски, подошел к окну, выглянул.

Внимание привлекла клумба под окном, и мысли опять вернулись к вишне позади дома. Нетрудно будет подрыть под деревце. Хватит кирки и лопаты. Он начнет в нескольких футах от ствола, опустится фута на два под углом и подроет под вишню. Так удастся сохранить корни. Иного пути нет, иначе он не узнает, что под этим деревцем. Может, сегодня вечером все и выяснится…

Тут он заметил неподвижную фигуру у куста кизила, что рос возле угла здания. Он вздрогнул. Это был человек, который сидел за рулем серого лимузина, его называли Готти. Стоял Готти неподвижно, и его можно было принять за дерево.

Джей быстро перевел взгляд на клумбу, а потом повернулся и перешел к другому окну. Вскоре за его спиной раздался приглушенный голос:

— Хелло, специальный агент.

В двери стояла Эвери Хоукинс. Чрезвычайно красивая фигура, хотя, может быть, слишком изящная. Светло-коричневые волосы стали еще больше светлыми от летнего солнца. Волосы длинноваты по меркам Бюро, но аккуратно подстрижены у маленьких, чуть ли не кукольных ушей. Яркие голубые глаза на лице с идеальными чертами. Темно-голубой блейзер и светло-голубые брюки… в общем, аккуратный, подтянутый мужчина среднего роста. Все это освещалось улыбкой, спокойной и уверенной.

Джей ожидал чего-то совсем иного. В его воображении уже оформился образ Крикет Кент, красивой и одновременно слегка комичной в мужском одеянии. А вышло не так. Перед ним стоял человек, пребывающий в полной гармонии с окружающим, вовсе не девушка, чувствующая себя неловко в мужской одежде. Красивая Крикет Кент и в то же время интересный Эвери Хоукинс.

— Мистер Хоукинс… я полагаю, — проговорил Джей, едва заметно пожав плечами.

Эвери Хоукинс рассмеялся, и они пожали друг другу руки.

— Не называй меня «мистером Хоукинсом», Джей. Мы ведь хорошо знакомы. Достаточно просто Эвери.

— Эвери? — усмехнулся Джей. Он не скрывал своего скептического отношения.

Опять смех. Легкий живой смех — даже не девушки, а девочки.

— Ну, ты же понимаешь, Джей. Иногда долг вынуждает…

— У того обрыва, я думаю, не чувство долга… Эвери.

— Давай выпьем, что ли. — Эвери подошла к шкафчику с бутылками и налила водки в высокий бокал с тоником. — Да, мистер Уоллингфорд уже рассказывал, что ты меня там вычислил. Кажется, ему это даже понравилось.

— В чем вообще дело? — резко проговорил Джей. — Почему ты за мной следила?

Эвери подняла стакан и сказала:

— Сначала давай выпьем. В разведывательной работе нечасто случаются ситуации, когда два шпиона могу! выпить в такой приятной обстановке. Твое здоровье, Джей. Рада тебя видеть.

Они выпили, и Эвери медленно направилась к креслу.

— Нравится мне это место. Наверно, другого такого и нет нигде.

— Ты сюда уже приезжала?

— О, да. Много раз. И тебя видела.

— Видела? — удивился Джей.

— Да, несколько лет назад. Издалека. Мы с мистером Уоллингфордом уезжали, а ты шел к пруду. Он мне все о тебе рассказал. Так что я тебя давно знаю.

Опять эта спокойная уверенная улыбка.

— А мистера Уоллингфорда ты знаешь давно?

— О… я не помню. Красиво, правда? — Эвери кивнула в сторону картины над камином.

— Говорят, она похожа на мою мать, — сказал Джей.

— Да, я знаю, — кивнула Эвери. — Мистер Уоллингфорд упоминал об этом. Если не ошибаюсь, она исчезла много лет назад…

— Это так. Она ушла из нашей квартиры однажды вечером, и больше ее никто не видел.

— Так трагично. — В ее глазах было участие. — Я никогда не видела своих мать и отца. — проговорила после паузы Звери. — Мистер Уоллингфорд заменил мне родителей. Он был всегда очень добр ко мне… — Потом, как бы желая переменить тему: — Комната великолепная, правда?

Следующие несколько минут они говорили о собранных здесь произведениях искусства, и Джей понял, что Эвери не хуже него знакома с этой комнатой. У него даже возникло смутное неприятное чувство…

Вскоре стало очевидно, что о делах Эвери говорить не будет. Джей пытался несколько раз повернуть разговор в нужное русло, но ничего не получалось. Наконец он решил идти напролом.

— Эвери… я в замешательстве от того, как сложились паши отношения. Мне кажется, я имею право попросить тебя все объяснить.

Эвери Хоукинс некоторое время молча смотрела на него. Это напомнило Джею те случаи, когда Крикет Кент делала паузу, обдумывая ответ.

— Я уверена, мистер Уоллингфорд говорил тебе, Джей, что мы сообщаем только ту информацию, которая нужна агенту для работы. Я понимаю, тебе, человеку относительно новому, ото трудно понять, но соображения безопасности в разведывательной деятельности самые важные — даже некоторые моральные соображения меркнут перед ними. Агент, который говорит или которого могут заставить говорить, опасен для всей организации. Вот почему, хотя это и кажется жестоким, лучше убрать такого агента. Не забывай об этом. Разведка — ото всего лишь группа агентов, контактирующих друг с другом в процессе передачи информации. Похоже на нитку бус. Если она обрывается, бусы соскальзывают с нее одна за другой.

Джей допил свой стакан и поднялся.

— Выпьем еще?

— Да, спасибо. — Эвери поднялась, подошла к окну, в которое недавно смотрел Джей, — за подъездной дорожкой виднелись строения для слуг. — Ты там живешь?

— Ну да, — ответил Джей. Он взял из шкафа бутылку и налил Эвери изрядную порцию водки, потом, подумав, добавил еще.

Они стояли у окна со стаканами в руках. Солнце ушло за тополя слева, но несколько лучиков еще отражались от оконного стекла. За всю встречу они впервые были так близки.

Будто угадав мысли Джея. Эвери отошла к камину. Джей заметил неподвижную фигуру на том же месте, где видел раньше. Ему стало не по себе.

Эвери прикуривала сигарету, когда Джей сел в кресло рядом с камином. Огонек осветил ее лицо блеклым золотом, и Джеку почудилось нечто странное. Но что это было? Сходство, может быть? Что-то из прошлого? Что-то знакомое в чертах лица? Он поднял глаза к портрету. Немигающие зеленые глаза неотступно следили за ним. Губы, казалось, приоткрылись, намереваясь что-то сказать — но вдруг видение исчезло. Безвозвратно.

— Что-нибудь не в порядке, Джей? — с любопытством спросила Эвери, задувая спичку.

— Нет, все хорошо. — Джей окончательно понял, что Эвери Хоукинс навсегда оставит Крикет Кент в прошлом. Джей гонялся за тем же неуловимым фантомом — девушкой из другого мира, которая исчезла и которой не позволят вернуться.

— Ну, пора идти, — сказала Эвери. — Мне очень понравилось, Джей, очень.

У Джея появилось то же тоскливое чувство, оно появлялось всегда, когда он расставался с Крикет Кент.

— Прощай, Джей.

Глаза у нее были печальные.

Вечером мысли Джея опять вернулись к вишневому деревцу. Скоро в большом доме станет темно и почти пусто. Если Эвери Хоукинс еще там — теперь для Джея Эвери опять «он», — то, конечно, в одной из гостевых комнат в другом крыле. Можно будет копать без помех — и за несколько минут он все узнает. Может быть, Теду Саммерсу просто померещилось? Пусть так. Во всяком случае, большого риска нет. Джей лишь потеряет немного времени.

Беспокоило другое — вдруг он там что-нибудь найдет?

Он сидел у окна, наблюдая, как тьма окутывает Линденвальд. Поместье будто ждало чего-то. Пришел его отец, пожелал ему доброй ночи и лег спать. Примерно в полночь Джей поднялся, взял фонарь и направился к сарайчику, где отец хранил инструменты. Отыскав кирку и лопату, пошел к главному дому.

Для июньской ночи было прохладно и довольно светло, хотя светили только звезды.

Он остановился, увидев вишенку у задней стены дома. Изящное деревце. Отец не раз восхищался его красотой — особенно когда оно было в цвету. Лепестки осыпались, но отец ни разу не притронулся к мягкому белому покрову земли.

Джей поставил кирку к стене дома и, взяв лопату, подошел к вишне. Когда он оказался под пышными сочными листьями, на него нахлынула волна покоя. Странное чувство — особенно если вспомнить, зачем он сюда пришел.

Он осторожно коснулся кончиком лопаты рыхлой клумбы в нескольких футах от основания дерева. Помедлил, думая, а не бросить ли это дело.

Потом с силой вонзил лопату в землю, не замечая молчаливую фигуру с ничего не выражающими глазами, потаившуюся в тени. Она потянулась к кирке у стены.


— Доброе утро, бывший специальный агент Холлоуэй.

Лицо Прыгуна Джо побледнело, стало примерно такого же цвета, как его светлая куртка из оленьей кожи. Элстон Дулитл только что вызвал его по радио из Эль-Пасо, где он выискивал информацию по делу на бульваре Леопард Оленью куртку и огромное сомбреро он надел для того, чтобы не выделяться в толпе мексиканцев.

Из почтения к боссу он снял сомбреро у входа в кабинет и теперь нервно мял его, глядя на Дулитла. Приветствие, произнесенное с ледяной вежливостью, сразу вывело его из равновесия. А эта замерзшая на лице босса улыбка…

— Прошу прощения… сэр?

— Вы меня слышали, мистер Холлоуэй? — Ну вот, мистер. Босс но называл его мистером с тех пор, как пять с лишним лет назад представил миссис Дулитл.

— У меня тут ваше прошение об отставке, должным образом заверенное свидетелями, не хватает только вашей подписи, — продолжал Дулитл. Он указал на лист бумаги, аккуратно лежавший в центре стола.

— Мое — мое что, сэр? — пробормотал Джо, свертывая сомбреро в гигантский галстук-бабочку. — Кажется, я не понимаю, сэр. Я не увольняюсь. Мне еще шесть лет осталось, вы забыли?

— Идиот проклятый! — Дулитл собирался сохранить спокойствие до конца, но не смог. — У вас и шести минут здесь не осталось! Вам известно, где я был эти три дня? Отвечайте! Ну?

— Да, да. Конечно, сэр. Вы… вы были в главной конторе. Э… очень рад, что вы вернулись, шеф.

— Вот именно! — проревел Дулитл. — Я провел целых два дня с директором, и он щипал меня за задницу четыреста восемьдесят минут каждый день. Вы знаете, Холлоуэй, что это такое, когда вас два дня щиплют за задницу?

Джо знал. Он молча склонил голову.

— Да, мистер Холлоуэй, два дня с нашим директором. — Дулитл взял себя в руки и заговорил как по писаному. — А вы знаете, куда я сегодня уезжаю?

Джо покачал головой.

— Пуэрто-Рико, город Сан-Хуан. — Дулитл встал вполоборота к окну, за которым виднелся большой ильм. — Меня перевели… в другую страну.

На мгновение Джо испугался — вдруг Дулитл сломается? Он несколько раз переступил с ноги на ногу.

— Я что-нибудь могу сделать? — спросил Джо с искренней симпатией.

— Да, — ответил Элстон Дулитл, возвращаясь к сиюминутным делам. — Подпишите вот здесь.

— Но, шеф, в чем дело? У меня еще шесть лет…

— У вас лишь две минуты, Холлоуэй, — прорвал его Дулитл. — С вами покончено. Вас наконец накрыли, Холлоуэй. Помните того нового агента, Вон Флака или как там его, за которого вы отвечали? Помните этого подчиненного, Холлоуэй?

— Да, сэр. Кажется, помню. Светловолосый, приятный такой…

— Так вот, Холлоуэй, чтобы вы знали: он был «спящим» агентом.

— Кем, сэр?

— Спящим агентом, черт возьми! — Дулитл хрястнул кулаком по столу, и маленькая птичка, севшая отдохнуть на ветку ильма, в испуге улетела. Дулитл резко встал и начал нервно ходить по кабинету. — Спящий агент. Внедрившийся агент. Вы тоже спите, но ему за это платили русские. А здесь он был у вас под носом — целый год. Двойной агент, работающий на коммунистов, а вы обучали его — для них.

— Боже мой, шеф! Как… то есть… по…

— Все вот в этой папке, — сказал Дулитл. — Мне ее директор дал, можете ознакомиться, он разрешил.

Джо Холлоуэй осторожно взял толстую папку, на обложке которой значилось большими печатными буквами:

«СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО».

Он сразу нашел лист с синопсисом — кратким изложением сути — и прочитал.

Синопсис.

Вон Влак предположительно был завербован КГБ в конце 1960 года и являлся специальным агентом в США до октября 1969-го, когда его завербовали в ФБР как двойного агента, что согласуется с советской программой внедрения в Бюро. Исчезновение бывшего соседа Вон Влака по комнате, СА Харви Такера, весной 1970-го, вероятно, связано с КГБ. Слежка за Вон Влаком, проводившаяся после исчезновения Такера с целью получения информации о крупнейшем агенте КГБ в Западном полушарии (кодовое обозначение мистер Кто), ничего не дала. Вон Влак назначен в Альбукерк в июне 1970-го. Переведен в Чикаго в мае 1971-го. Переведен в Нью-Йорк в июне 1971-го, там был под наблюдением вплоть до его исчезновения 1 июля 1971 года. Теперешнее местонахождение Вон Влака неизвестно. Расследование продолжается.

Всю папку Джо Холлоуэй не стал просматривать. И так все было ясно. Он положил ее на край стола и потянулся за листком с прошением об отставке. Мысленно отметив, что заверено оно Элстоном Дулитлом, Холлоуэй подписал прошение. Одним специальным агентом в ФБР стало меньше.

Часть третья МИСТЕР КТО

На Линденвальд опускались сумерки. Мистер Уоллингфорд сидел в кожаном кресле цвета красного вина и смотрел на угасающий день.

Он взял с подставки свою трубку. Нашарил в кармане сатинового смокинга зажигалку, поднялся и подошел к фотографии в рамке, которая занимала видное место на обшитой деревом стене. Это была очень старая фотография. Она изображала Йохана Фон Влака, главного садовника Линденвальда, еще молодым человеком. Под руку с ним стояла красивая блондинка — на нее-то теперь и смотрел Дэвид Уоллингфорд.

Не спеша, как человек, для которого время значит все меньше и меньше, он зажег трубку, придвинулся к фигурке, и она затрепетала в сумерках. Это было мимолетное видение, но иллюзия движения оживила тридцатилетние притупившиеся воспоминания, и на мгновение Верта Фон Влак вернулась к нему — тонкие черты, благородная осанка, несравненный стиль… Такой была бы хозяйка Линденвальда, если б он сумел обуздать ее неукротимый дух.

Через приоткрытое окно влетел легкий теплый ветер, растрепал венчик седых волос. Ему показалось, что это та самая рука из прошлого, им не забытого. Изящное лицо, серебристый колокольчик смеха, маленькие ручки…

Два длинных резких телефонных звонка прервали его мечты. Быстро поднявшись, Уоллингфорд прошел в дальний угол к одному из двух аппаратов на столике.

— Алло… Да, господин президент… Нет, я не ездил в Лэнгли.[2] Здесь были дела… Да, сэр. Все в полном порядке. Наши люди занимают все ключевые позиции. Да, и досье тоже под нашим контролем. Да, конечно, сэр. Мы позаботимся, чтобы досье на вас вы получили уже завтра утром… Да, заверяю вас, все контролируется. Можете назначить нового директора ФБР завтра… Нет, сэр. Он не знает. Он по-прежнему думает, что это коммунистический заговор… Совершенно верно, господин президент. Власть ФБР перерастала в чудовищную угрозу, и мы в ЦРУ очень рады, что удалось наконец обуздать Бюро… Благодарю вас, сэр.

Положив трубку, он медленно подошел к окну, из которого чуть ли не столетие наблюдает смену времен года. Издалека донеслись раскаты грома, ветер усилился, упали первые капли дождя. Вишня трепетала под ветром, стараюсь укрыть своими жесткими блестящими листьями появившийся рядом с нею маленький саженец.

Перевел с английского Л. ДЫМОВ.

Уильям СЭМБРОТ СЛИШКОМ МНОГО АКУЛ

РАССКАЗ

Спокойное синее море мило поблескивало под ранним утренним солнцем. Не глядя на свою жену Марту и заранее зная, что скучный, безразличный взор ее серо-зеленых глаз скользит по его покрытому ровным загаром телу и перекатывающимся мышцам, Аллен сделал глубокий вдох. Вытянув шею, он с трудом заставлял себя смотреть в сторону рифа, над которым неторопливо кружили грациозные пеликаны.

— Сегодня так хорошо охотиться, — сказал он наконец, адресуя свои слова Джиму Тэлботу, который растянулся у ног Марты на горячем песке.

Аллен быстро повернулся и застал Марту врасплох: от него не укрылся быстрый взгляд, которым они обменялись с Джимом. В ее глазах он увидел бесстыдную, ничем не прикрытую страсть.

К горлу подкатил комок. Желание вонзить смертоносное на длинном древке копье с зазубринами — оно было у него в руках — в ее тело, прямо между вздымающимися упругими грудями, оказалось на удивление сильным. Он поборол себя и склонил коротко постриженную голову, чтобы Марта не увидела его лица. Она всегда умела читать его мысли Как жаль, что он не мог этого. Но до него наконец вес дошло. Значит, Джим Тэлбот. Добрый старый приятель, которого он знал всю жизнь. Всегда под рукой, готовый быть третьим или четвертым, а то и вторым, когда Мелтона не оказывалось рядом.

Мелтон поиграл контрольками ружья для подводной охоты, и ему почудилось, как Марта, наколотая на длинное древко копья, корчится и дергается в муках, а из ее красивого лживого рта непрерывно идут пузыри, как она тонет далеко от берега у рифа, где парят пеликаны и чайки, которые то и дело бросаются вниз, чтобы подхватить серебристую рыбу.

— Мы здесь уже две недели, — без особой убедительности говорила Марта. — И каждый день ты отправлялся туда стрелять рыбу под водой. Почему бы хоть разок не остаться на пляже?

Он окинул неторопливым жестким взглядом ее округлое податливое тело и понял наконец, что она способна проявлять страсть. Но почему же она никогда не отвечала ему?.. При этой мысли он вдруг почувствовал слабость. Все эти годы… с Джимом.

— Да, — не спеша откликнулся он, — вероятно, я уделял тебе недостаточно внимания… Но ведь Джим составлял тебе хорошую компанию, не так ли? — Он повернулся к Джиму и обнажил крепкие белые зубы в дикой ухмылке.

У Тэлбота достало такта покраснеть. Он бросил взгляд на Марту и выпрямился, подняв выгоревшую на солнце бровь.

— Кому-то ведь надо было отгонять волков, пока ты в океане насаживал на копье рыб. — Он улыбнулся вялой улыбкой.

— Ал ни в чем не знает меры, — лениво сказала Марта. Она скрестила загорелые ноги и откинулась на спинку складного парусинового стула. — Если это лыжи, он проводит на природе шесть дней кряду. А когда охотится на серого медведя, бродит по лесу неделями…

— Я всегда добиваюсь своего, — мягко произнес Мелтон.

— Но так ли это, милый? — холодно возразила она.

— Готов спорить, — сказал Тэлбот, улыбнувшись Марте задушевной улыбкой, — он занимается там любовью с русалкой.

— Как бы не так! Вокруг ведь плавает так много других существ, которых можно наколоть на копье, — небрежно бросила Марта, — Любовь ведь мешает человеку заниматься охотой, правда, Аллен?

— Она многому мешает, — сказал он и повернулся к Джиму Тэлботу. — Ну что, Джим, сходим со мной на риф? Ты ведь хотел до отъезда хотя бы разок попробовать.

— Ну, я не собирался… — Джим заколебался, снова бросив украдкой взгляд на Марту.

— Мне кажется, один день Марта могла бы обойтись и без тебя, — шутливо сказал Мелтон.

Марта взглянула на него, и на лице у нее вдруг отразилась тревога. Цвет глаз изменился. Она догадывается, подумал Мелтон и снова улыбнулся напряженной улыбкой, представив, как Джим и Марта, оставшись одни на этом пустынном островке в нескольких сотнях футов от берега, исступленно занимаются любовью, причем Марта с безудержностью, какую она никогда не выказывала с ним.

Совершенно неожиданно для себя он решил накануне вернуться пораньше… Скользя в пироге, заметил вдруг движение в пышно разросшейся растительности и навел на них свой мощный бинокль…

— В чем дело, Джим, неужели ты боишься поохотиться с ружьем под водой? — Игриво толкнув Джима в плечо, Мелтон небрежно обхватил его и повернулся к Марте, великолепно сознавая, какой между ними контраст: он — под метр девяносто, с узкими бедрами, широкой грудью, глаза — океанской голубизны; и Тэлбот — худощавый и жилистый, с безвольным подбородком, чувствующий себя неуверенно в плавках — только не на пустынном острове…

У Мелтона вдруг появилось нелепое желание поднять Тэлбота над головой так, чтобы заиграли мышцы, и далеко отшвырнуть; либо крепко стиснуть, чтобы у него затрещали кости и он закричал в присутствии Марты, признав тем самым, что слабак.

Но вместо этого Мелтон сказал:

— Охота на рыб под водой совершенно безопасна, Джим. В здешних местах ею занимаются даже дети. Вчера пятнадцатилетний мальчишка наколол шестидесятифунтового морского окуня.

— С чего это тебе вдруг понадобилась компания? — спросила Марта. Покусывая губы, она смотрела в сторону рифа. — Похоже, там что-то крупное, — добавила она. — Столько птиц… А не может стая рыб… привести за собой акул?

— Вполне возможно, — с готовностью ответил Мелтон. — Но к людям они не пристают. Просто сиди, не двигаясь, и они пройдут мимо. — Он повернулся к Тэлботу. — Ну так что, Джим? Это такой азарт!..

И снова Тэлбот покраснел. Он сглотнул и кивнул, как бы извиняясь.

— Да, я действительно обещал, что мы сплаваем туда вместе, прежде чем…

— Вот и хорошо! — Мелтон махнул рукой в сторону эллинга. — Можно отправиться прямо сейчас. В пироге у меня есть запасной комплект снаряжения… ленч тоже. — Он стиснул своей ручищей бицепсы Джима. — До рифа я тебя довезу за двадцать минут, и, поверь мне, Тэлбот, это будет нечто потрясающее. Ты на всю жизнь запомнишь!..

— Джим… Аллен. — Джим уже неохотно шел рядом с Мелтоном, и Марта встала на ноги. Они остановились. — Будьте… осторожны, — сказала она, а когда они кивнули и снова тронулись, Мелтон понял, что обращалась она к Тэлботу. Совет был дельный. Там, у рифа, когда у тебя над головой шесть или семь морских саженей воды, может случиться что угодно… Что угодно…

По дороге к рифу Мелтон объяснил Тэлботу, как пользоваться дорогим портативным французским аквалангом. Он указал на клапаны, регулирующие подачу сжатого воздуха в маске, и наконец, когда пирога уже покачивалась у дальнего конца рифа, он продемонстрировал Джиму, как заряжать длинноствольное ружье для подводной охоты и как взводить курок.

— Ничего сложного, право, — сказал он, скользнув взглядом по худому телу Тэлбота. — Ружье работает на сжатом газе. Убойная сила до десяти футов. — Он надел ласты и закинул за плечи кислородный аппарат. — Смотри поосторожней с этой штуковиной, — бросил он. — Таким копьем можно запросто убить человека.

В воду они погрузились вместе. От них наверх по прозрачной воде поднимались две струйки маленьких пузырьков воздуха. Мелтон двигался мощно, легко, как гладкий тюлень. Тэлбот неуклюже брыкался, его худые ноги в огромных ластах казались еще тоньше. Челюсти Мелтона сжались. И что такое Марта нашла в этом худом ничтожестве, если таившийся в ней огонь запылал вдруг ярким пламенем, да еще самым бессовестным образом, прямо средь бела дня?

Он сглотнул и крепко сжал ружье. Мимо промелькнула рыба яркой окраски, затем еще одна, еще. Вскоре целый поток рыб, мириады вспыхивающих разноцветных кусочков, будто разбившаяся вдребезги радуга, вихрем понеслись мимо. Большие стаи рыб, кормившиеся у ближней к берегу стороны рифа, направились к ним точно гонимые сильным ветром. И тут он увидел вдали зловещие нечеткие очертания крупной голубой акулы, а сзади тащились акулы поменьше. Мелтон посмотрел, как это шестнадцатифутовое чудище скользит мимо, пожирая на ходу рыб покрупнее, и поспешно подплыл к Джиму. Он коснулся его плеча и ухмыльнулся, почувствовав, как вздрогнуло тело Джима. Он приблизил свою маску к маске Тэлбота.

— Оставайся абсолютно неподвижным, — прокричал Мелтон.

Белки глаз Тэлбота завращались — тот следил, как акула, уменьшаясь в размерах, исчезала в зеленой дали. Мелтон почувствовал, как что-то легонько стукнуло его по боку и соскользнуло. Он немного отодвинулся, посмотрел вниз. Это оказалось ружье Тэлбота, выпавшее из его безвольных рук. Тэлбот забыл пристегнуть ружье к запястью специальным кордом,

Мелтон снова наклонился поближе.

— Тэлбот, — сказал он, — ты меня слышишь?

Тэлбот кивнул и принялся отчаянно жестикулировать, указывая вверх, туда, где темным пятном на хрустальной пленке поверхности виднелось дно лодки.

Мелтон покачал головой, наслаждаясь жутким возбуждением, нахлынувшим на него с осознанием того, что он сейчас сделает. Наверх Тэлбот больше не поднимется — никогда. Здесь, у блестящего кораллового рифа, он заплатит за то, что присвоил роль, на которую только он, Мелтон, перед Богом и людьми имел право. Он закроет эти насмешливые глаза, заткнет уши, которые слышали ее произносимую шепотом ложь, заткнет рот, из которого могла вылететь правда о его позоре. Несчастный случай, скажет он. Мол, Мелтон увидел большого окуня, указал на него Тэлботу, и каким-то образом, пока они оба направлялись к рыбе, его ружье выстрелило. Достойный сожаления несчастный случай. Такие случаи происходят даже с наиболее осторожными и опытными охотниками.

Но Марта все поймет.

Мелтон оскалился. Марта все поймет, в этом-то и таилась самая большая сладость отмщения. Он вдруг прижал свою маску к маске Тэлбота и увидел тревогу в его глазах.

— Произойдет несчастный случай, — спокойно сказал он. — Это не так приятно, как заниматься с Мартой любовью на пустынном острове…

Тэлбот ухватился за него, руки холодные и скользкие, губы дрожат.

— Не надо! Пожалуйста! Не делай этого! — закричал он. Глаза расширились от ужаса, когда он увидел взгляд Мелтона и все понял. — Это правда. Но зачем меня убивать? Я не единственный, были и другие. — Его цепкие руки хватали тугое тело Мелтона, пытаясь отвести надвигающуюся смерть. — А как же с другими?

Совершенно непроизвольно, чисто механически, Мелтон оттолкнул его ногой, поднял ружье и спустил курок. Он смотрел, как тонкий дротик с острым, как у иглы концом, вошел над самой грудиной, но чуточку левее. Что называется, в яблочко. Мелтон стал спокойно наблюдать за красной струйкой, которая поднималась вверх, к хрустальной пленке поверхности.

Вот тонкая струйка пузырьков оборвалась, потом потекла снова — и снова оборвалась. То, что сказал Тэлбот, неправда. Это была всего лишь попытка отчаявшегося человека избежать смерти, волчий оскал которой он увидел за стеклом маски Мелтона.

Мелтон склонился над неподвижным телом, придерживая его за плечи. Других не было. Тэлбот был единственным, кто обнимал Марту. Единственным…

Он знал, что ему пора подниматься. Слишком долгое отсутствие может показаться подозрительным. Но он по-прежнему оставался там, вновь и вновь пытаясь убедить себя. Он покорил немало гор и рек, в жестоких схватках побеждал хитрых и коварных зверей, не раз доказывая себе, что он мужчина. Сильный Аллен Мелтон, спортсмен, настоящий мужчина, женатый на красивой страстной женщине. Слишком уж страстной. Ему не следовало столько колесить по миру, каждый раз надолго отлучаясь из дома. Он не бежал от нее, от ее ненасытной страсти. Просто в его натуре — неистребимое желание потягаться в силе со всем грубым и жестоким, что только есть в этом мире, и непременно выйти победителем. Для нее или для любой другой женщины он полноценный мужчина. Полноценный мужчина…

Он наклонился, взял холодное скользкое тело на руки, уставившись на белое лицо, находившееся так близко от его лица, и, быстро работая ногами, направился вверх. «Я всегда добиваюсь своего». — «Но так ли это, милый?»

Вдруг поток рыб устремился назад, перепуганные стаи закружили вокруг него, и до Мелтона моментально дошел весь ужас его положения. Слишком долго он пробыл на одном месте. Акула возвращалась, почуяв кровь, кровь Тэлбота — ярко-красный шлейф все еще медленно тянулся вверх. Увидев в неясной дали приближающуюся глыбу, Мелтон отпустил тело.

Он попытался сохранить неподвижность и вопреки силе тяготения оставался какое-то мгновение как бы подвешенным между небом и адом. Потом медленно-медленно стал погружаться, следуя за слегка поворачивающимся телом, а этот чертов красный шлейф обволакивал его, насыщая волосы и плавки страшным запахом. Все в нем кричало: «Плыви, работай сильными ногами, побыстрей поднимись наверх, там ты будешь в безопасности». Но холодный рассудок сопротивлялся этому: «Не двигайся. Двинуться — значит мгновенно умереть». И Мелтон погружался все ниже и ниже.

Огромная акула, похожая на узкую торпеду, способная только уничтожать, медленно повернулась и посмотрела на него в ожидании малейшего движения, чтобы тут же броситься и разорвать его на куски

Взгляд Мелтона скользнул вниз: там, прямо под медленно опускающимся телом, лежало заряженное ружье Тэлбота. Длинное копье с острым, как у иглы, концом все еще находилось в теле. Мелтон мгновенно принял решение и мощно, отчаянно рванулся к ружью. Боковым зрением он заметил быстрое движение — акула метнулась к нему.

Мелтон как безумный летел к ружью, до которого оставалось всего три-четыре фута. Он уже готов был схватить его, но в этот самый момент на ружье опустилось тело Тэлбота, испускавшее непрерывную красную струйку. И Мелтон вдруг услышал — ш-ш-ш! — и увидел быструю вереницу пузырьков газа: дыхательная трубка на теле Тэлбота задела за курок, и ружье выстрелило.

Мелтон скорчился, уставившись на белое мертвое лицо, и услышал последние слова, которые произнесли эти неподвижные губы. И он понял наконец, что это правда, и секунда показалась ему бесконечно долгой, будто сама вечность. У него был нож, но он даже не стал вытаскивать его. Слишком уж много акул. Их полно в океане и в мире, этих ненасытных существ с блестящими глазами и острыми зубами. Слишком много акул. И, оставшись совершенно беззащитным, он весь сжался в ожидании своей участи…

Перевел с английского Владимир ПОСТНИКОВ.

Роберт ШЕКЛИ ИГРА С ТЕЛОМ

РАССКАЗ

Дорогой Сенатор, пишу Вам потому, что Вы наш старейший Сенатор. Во время прошлогодних выборов Вы сказали, что Вы наш слуга и мы должны немедленно сообщать Вам про все наши беды. Еще Вы сказали — с некоторым раздражением — долг каждого гражданина писать своему Сенатору о том, что здесь творится. Я, Сенатор, долго над всем этим размышлял. Разумеется, я не верю, что Вы на самом деле наш слуга — Вы зарабатываете в пятьдесят или в сто, а то и в тысячу раз больше каждого из нас. Но коль Вы настаиваете, чтобы мы Вам писали, то я решил написать.

Сперва я недоумевал, почему это Вы велели писать Вам обо всем, что здесь творится, ведь Вы, как и я, выросли в этом самом городе, а не замечать того, что здесь творится, может лишь слепой, глухой и бесчувственный осел. Но потом я понял, как был несправедлив — Вам приходится столько времени проводить в Вашингтоне, а поэтому Вы вполне можете и не знать про все. Как бы там ни было, ловлю Вас на слове и беру на себя смелость написать Вам письмо. Прежде всего мне хотелось бы рассказать о новом теле моего дедушки, потому как это особый повод обратиться к Вам с жалобой. Вам об этом обязательно нужно знать, а может, и что-нибудь предпринять.

До того, как всему этому случиться, дедушка был здоровым бодрым стариком 92 лет от роду, с полным ртом своих зубов, густой белоснежной шевелюрой и не имел ни унции лишнего веса. Он всю жизнь пекся о своем здоровье и очки начал носить уже в восемьдесят с хвостиком. Проработав полвека, получил в 65 приличную пенсию, хотя был всего-навсего оператором счетных машин. Пенсия, социальное страхование и кое-какие сбережения позволяли ему полностью содержать себя. Это счастье, что он никогда не был нам обузой — мы и так едва сводим концы с концами.

Выйдя на пенсию, старик какое-то время редко выбирался из дома — все спал да смотрел телевизор. Он всегда сам готовил себе еду и мыл за собой посуду. Днем выползал в парк и коротал времечко с другими старикашками, а потом снова отправлялся на боковую. К нашим детишкам относился замечательно, водил их по воскресеньям к заливу Бараньей Головы, где они бегали и собирали ракушки. Еще он ходил на рыбалку и даже поймал как-то песчаную акулу, правда, я никак не могу взять в толк, как рыбине удалось подобраться так близко к берегу сквозь весь этот мусор и химические отходы. Мы ее сварили и ели два дня. Между прочим, не так уж и плохо — только надо плеснуть побольше кетчупа.

Но вот старик заскучал. Ведь он проишачил целых полвека, а потому красиво отдыхать не умел. Хандрил он, хандрил, Да вдруг задумал подыскать себе работенку.

Конечно же, это была самая настоящая дурь, о чем мы ему так прямо и сказали. В наши дни сорокалетний мужчина и тот не в состоянии ничего себе подыскать, что уж говорить о семидесятилетнем старике — дедушке в ту пору стукнуло именно семь десятков.

Но он эту затею не оставил. Проснувшись поутру, принимал сыворотку долголетия, которую ему прописали медики из государственного здравоохранения, умывался, брился и куда-то исчезал.

Само собой, ничего хорошего он не нашел, так что в конце концов ему пришлось смирить свою гордыню и согласиться на должность помощника сортировщика мусора. К счастью, это обходилось ему недорого, доходы-то у него не бог весть какие. Правда, он так и не смог свыкнуться с мыслью, что каждый день приходится выкладывать денежки из собственного кармана. И все только за то, чтобы работать. А ведь правительство готово платить ему за полное безделье. «Но работа же полезная, и я делаю ее добросовестно, — жаловался он нам, — так почему же, черт побери, я должен платить собственные денежки за то, что добросовестно выполняю полезную работу?..»

Дедушка выполнял подобную работу лет двадцать, как вдруг кто-то изобрел самоуничтожаемые отходы, и мой дедушка, и тысячи других людей остались без работы. К тому времени ему было уже почти 90, но он все же горел желанием приносить пользу обществу. Правда, впервые за всю свою жизнь дедушка почувствовал себя плохо. Мы повезли его к доку Сондерсу в Мемориальный социально-медицинский центр имени У Тана на Восточной 103-й улице. На это ухлопали почти целый день. Тротуар-самоходка стоит пять монет в один конец, нам же такое удовольствие не по карману.

Док Сондерс обследовал дедушку и через три дня сказал:

— Вы ничем не больны, а просто стары. Ваше сердце, можно сказать, окончательно выдохлось, а ваши артерии уже не выдерживают давления крови. Все остальные органы тоже барахлят, но в сравнении с тем, что я сказал, это мелочи.

— Док, а может, вы мне что-нибудь замените? — спросил дедушка.

Док Сондерс покачал головой.

— Стоит мне поставить вам новое сердце, и оно разорвет ваши артерии, а если подштопать артерии, ваши легкие не смогут обогащать кровь кислородом, Если же мне удастся подремонтировать легкие, откажут почки. Дело в том, что все ваши внутренние органы здорово износились.

Дедушка кивнул. По утрам он читал «Дейли ньюс» и про все это знал.

— Так что же мне делать? — спросил он.

— Обзавестись новым телом, — сказал Сондерс.

Дедушка задумался.

— Черт побери, возможно, в моем возрасте следует уже быть готовым к смерти, но я еще не готов, — сказал он. — Понимаете, не все я еще повидал. Разумеется, я хочу сменить тело. Но вот где взять деньги?..

— В том-то и проблема, — кивнул Сондерс. — Государственное здравоохранение, как вам известно, не обеспечивает замену всего тела.

— Знаю, — грустно сказал дедушка.

Последующие два дня дедушка сидел на обочине дороги у нашего дома и усиленно размышлял. Ему было не очень-то уютно на улице. Дети, которые шли домой из школы, кричали: «Эй, старик, помирай скорей! Почему ты до сих пор коптишь небо? Старый ублюдок, ты только переводишь воздух, пищу и воду. Мерзкий старый урод, умри же пристойно, как подобает старикам. Умри, умри, алчный сукин сын. Умри!»

Услышав это, я схватил палку и хотел было малость порезвиться. Но дедушка мне не разрешил.

— Они только повторяют то, что говорят их родители, — сказал он. — Ребенок — тот же попуган, что с него возьмешь? Но дети, вероятно, правы. Возможно, я и в самом деле должен умереть.

— Ну ладно, только не заводись, — сказал я.

— Умри, умри, — твердил дедушка. — Черт возьми, я все тридцать лет напрасно коптил небо. Имей я хоть немного мужества, наверняка бы уже помер, отчего и мне, и всем остальным было бы легче.

— Ерунду несешь, — возразил я ему. — Скажи, а для чего тогда все эти изобретения для продления жизни, если, как ты говоришь, старики должны умирать?

— Вероятно, те, кто их придумал, сделали ошибку.

— Ага, так я этому и поверил. Меня, помню, еще в школе учили, что человек должен жить многие сотни лет. Ты разве не слыхал о докторе Фаусте?

— Это знаменитый австрийский доктор, да? — спросил дедушка.

— Немецкий, — поправил я его. — Друг Фрейда и Эйнштейна, но только куда толковей их обоих. Он прославлял долголетие человека. Надеюсь, ты не станешь спорить с таким башковитым парнем, а?

Возможно, я не совсем гладко изложил то, что думал, но мне нужно было что-то сказать, не хотелось, чтобы старик умирал. Сам не знаю почему, ведь с каждым годом жить становится все трудней и трудней, а потому нет никакого резона в том, что у тебя под ногами будет мешаться старик. Но мне все равно хотелось, чтобы он жил. С ним у нас никогда не было никаких хлопот, детишки его любили, даже Мэй, моя жена, считала, что с дедушкой приятно побеседовать.

Конечно, мои рассказы про этого Фауста не произвели на него ни малейшего впечатления. Он подпер кулаком подбородок и задумался. Минут десять думал… Потом поднял голову и прищурился, будто удивляясь тому, что я все еще возле него.

— Сынок, а сколько лет Артуру Рокфеллеру? — поинтересовался дедушка.

— Сто тридцать или около того, — ответил я. — Он сменил уже третье тело.

— А Юстису Моргану Ханту сколько?

— Примерно столько же.

— А Блейзу Эйзенхауэру?

— Думаю, сто семьдесят пять, не меньше. Он сменил четыре тела.

— Ну, а Моррису Меллону?

— Лет двести десять—двести двадцать. Но тебе-то что за дело до них?

Он глянул на меня с сожалением.

— А то, что бедные люди — это те же самые дети. У них чуть ли не сто лет уходит, чтобы вырасти, но тут их настигает смерть, и они ничего не успевают сделать. У богатых же есть возможность жить вечно.

Дедушка помолчал, потом сплюнул на тротуар, встал и направился домой — подошло время его любимого дневного шоу.

Не знаю, как и откуда он достал деньги. Возможно, у него было кое-что припрятано или же он ограбил в Нью-Джерси кондитерскую. Какая разница? Главное, что через три дня он сказал мне:

— Джонни, пошли в магазин за телом.

— В магазин за телом? Да брось разыгрывать, — отмахнулся я.

— А я говорю тебе — пошли в магазин. — Он показал зажатые в кулаке 380 долларов. При этом он не скачал мне, где их добыл, мне, своему родному внуку, которому когда-нибудь тоже потребуется новое тело.

И вот мы с ним отправились в магазин покупать ему новое тело.

Надеюсь, Сенатор, Вы знаете, как обстоят дела у бедных. Все для них слишком дорого, к тому же отвратительного качества. Если у Вас, как и у нас, пустой карман, Вы ни за что не пойдете в магазин тел Сэкса или, скажем, в Центр Оживления имени Лорда и Тейлора. Они Вас засмеют или даже арестуют, чтобы не мешались у них под ногами. Да Вы туда и не пойдете, а направитесь в магазин поблизости от вашего дома.

Мы же пошли прямиком в магазин живых моделей «Франт», что на углу 103-й улицы и Бродвея. Вовсе не собираюсь навлекать гнев на эту компанию — просто сообщаю Вам, куда мы пошли.

Возможно, вы читали, что представляют собой заведения подобного типа: сплошной неон, три-четыре симпатичных тела в витрине и полная рухлядь внутри магазина. А еще парочка продавцов в пестрых костюмах. Они то и дело отпускают по видеофону всякие шуточки. Должно быть, эти продавцы сбывают свой товар друг другу, потому как я сроду не видел здесь покупателей.

Мы зашли в магазин и начали рассматривать товар. Тут выплыл продавец, эдакий симпатичный развязный малый, и еще издалека начал нам улыбаться.

— Ищете симпатичное тело? — спросил он.

— Нет, приятель, четвертого для партии в бридж, — сказал я.

Он засмеялся, признав тем самым, что у меня неплохо с юмором.

— Ну и на здоровье. Если же у вас есть какое-то особое по…

— Сколько стоит вот это? — спросил дедушка.

— Вижу, вы не лишены вкуса, — сказал продавец. — Это наша Итонская модель, собранная на новой линии омоложения «Дженерал Дайнамикс». Рост Итона шесть футов, вес сто семьдесят фунтов. Класс рефлексов АН. Все органы без исключения получили знак качества Искусного Домоводства. А вам известно, что генерал Клей Бэкстер занимает одно из модифицированных тел образца Итон? Мозг и нервная система этого тела изготовлены фирмой «Динако».

Согласно Опросу Потребителей это тело было названо Лучшей Покупкой Года. Что касается скульптурной работы, модель чрезвычайно удалась — обратите внимание на цвет кожи лица, а также на линии морщин у глаз. Уверяю вас, подобные мелочи далеко не всегда удаются.

— Сколько оно стоит? — спросил дедушка.

— Забыл довести до вашего сведения, что на все органы, а также их функционирование дается десятилетняя гарантия качества Искусного Домоводства.

— Почем оно?

— Сэр, на этой неделе мы проводим распродажу, и я могу уступить вам этот экземпляр за восемнадцать тысяч девятьсот долларов, то есть со скидкой в двенадцать процентов.

Дедушка покачал головой.

— И вы в самом деле рассчитываете сбыть эту штуковину?

— Все может быть, — сказал продавец. — Случается, кто-то выигрывает в лотерею или получает наследство.

— За восемнадцать кусков мне проще умереть, — сказал дедушка. — А что-нибудь подешевле у вас есть?

У продавца оказался широкий ассортимент моделей подешевле: «Парень» Рено-Бофорс за 10 000 долларов, «Всякий и каждый» Сокони Джи Эм за 6500. А также «Шагай, человек» — человек с пластиковыми волосами за 2200 фирмы «Юнион Карбайд Крайслер»; «Веракрузано» — модель без голосового аппарата, гироцентра и системы переработки протеина техасской фирмы «Инструмент» — цена 1695 долларов.

— Черт побери, меня совсем не интересует весь этот новый синтетический хлам, — сказал дедушка, — У вас есть отдел использованных тел?

— Да, сэр.

— В таком случае покажите мне что-нибудь приличное из этих ваших призывников запаса.

Продавец провел нас в заднее помещение, где вдоль стены, точно бревна, стояли тела. Это напоминало комнату ужасов времен моего детства — если честно, ни одно из этих тел не годится даже для того, чтобы отправиться в нем на собачьи бои. Следовало бы издать закон, запрещающий продавать подобное: все эти кривобокие тела с объеденными ушами, тела, из которых до сих пор сочится кровь, ибо в них вшили новые сердца, искромсанные тела из лабораторий, тела, собранные из останков погибших в несчастных случаях, тела самоубийц, которым заклеили запястья и влили несколько кварт свежей крови, тела прокаженных, чьи язвы опрыскали из пульверизатора краской под цвет кожи.

Признаться, мы не думали, что призывники окажутся очень уж симпатичными, однако и увидеть подобное не ожидали. Я решил, дедушка повернется и выйдет из магазина, но он этого не сделал. Покачав головой, он подошел к не самому уродливому синтетическому телу без ноги и с выпирающим плечом. Разумеется, красотой оно не блистало, но уже хорошо то, что не было похоже на извлеченный из-под обломков железнодорожных вагонов труп.

— Меня могло бы заинтересовать что-то вроде этого, — осторожно заметил дедушка.

— У вас наметанный глаз, — похвалил продавец. — Дело в том, что эта маленькая партия предшествовала крупным поставкам дорогостоящей модели.

— Видок у него потрепанный, — отметил дедушка.

— Что вы! Это, мой дорогой сэр, отличное тело! Оно идет в комплекте с отремонтированным сердцем, легкими экстракторного типа, сверхнадежной печенью и обогащенными гландами. В комплекте с этой моделью — четыре почки, живот с двойной изоляцией, а также две сотни футов лучших кишок от Амора. Что скажете на это, сэр?

— Ну, я не знаю, — мялся дедушка.

Однако продавец все знал. Ему потребовалось всего пятнадцать минут, чтобы сбагрить дедушке это кривобокое тело.

При теле была гарантия в один месяц. Мой дедушка влез в него в следующий же день, и оно прослужило ему три недели. Потом стало частить и трепыхаться сердце, одна почка отказала, а три другие работали с перебоями, заплата слетела с легкого, кишки дали течь, печень начала усыхать.

Одним словом, дедушка сейчас в постели, и док Сондерс говорит, что ему уже не встать. Компания не собирается отвечать за тело. В их контракте есть какие-то очень мудреные пункты, и легальный советник нашего квартала утверждает, что на суды можно потратить десять лет — и все без толку. А дедушка за это время умрет.

Так что, Сенатор, я решил написать Вам и попросить Вас как можно быстрей что-нибудь предпринять.

Дедушка думает, что я получу от Вас обычную отписку по форме или, может, письмо от Вашей секретарши с сожалением, что у него нет никакой возможности исправить эту печальную ошибку, а еще, возможно, Вы пообещаете предложить на рассмотрение Конгресса билль, чтобы не допустить в дальнейшем повторения того, что случилось с дедушкой. И делу конец. Поэтому мы с дедушкой считаем, что он обязательно умрет — денег на нормальное тело у него нет, а помогать ему не собирается никто. Привычное дело, верно? Так всегда случается с маленькими людишками.

Теперь я назову вторую причину, по которой пишу Вам письмо. Сенатор, я обговорил все с дружками, и мы пришли к выводу, что мой дедушка и все другие бедняки с незапамятных времен ходим в дураках. Этот ваш золотой век вовсе не так уж и хорош для таких, как мы. Дело не в том, что нам много нужно, а просто мы больше уже не можем мириться с тем, что другие люди имеют такую привилегию, как долгая жизнь, а у нас ее нет. Мы считаем, что всему этому пора положить конец.

Мы порешили так: если Вы и другие облеченные властью люди не измените существующий порядок, мы изменим его сами. Настало время отстоять свои интересы.

Мы собираемся объявить Вам войну.

Для Вас, Сенатор, это может показаться неожиданностью, да только это вовсе не так. Вы бы удивились, если б узнали, сколько людей думает точно так же, как я. Только вот каждый из нас считает, будто он один такой недовольный, а все остальные довольны. Теперь же мы узнали, что многие думают так же, как дедушка, и потихоньку созревают для дела.

Раньше мы не знали, что нам делать. Теперь знаем.

Мы простые люди, Сенатор, и среди нас нет крупных мыслителей. Но мы рассудили, что все люди должны быть приблизительно равны между собой. И мы понимаем, что никакие законы этого равенства не обеспечат.

Поэтому наша программа состоит в том, чтобы убивать богатых. До тех пор, пока ни одного не останется.

Возможно, это звучит, как говорят по ТВ, не совсем конструктивно. Однако мы считаем, что это честно, а еще, будем надеяться, окажется эффективно.

Мы будем убивать богатых всегда, везде и всеми возможными способами. Но мы ни в коем случае не собираемся заниматься дискриминацией. Нам плевать на то, как богач добыл деньги, куда их тратит. Мы будем убивать лидеров рабочего движения и банкиров, главарей преступного мира и нефтяных магнатов, одним словом, каждого, у кого денег больше, чем у нас. И будем убивать до тех пор, пока богатые не станут такими же бедными, как мы, или мы такими же богатыми, как они. И наших людей мы будем убивать, если они станут наживаться на этой войне. Черт возьми, сенаторов и конгрессменов мы тоже перебьем.

Вот так обстоят дела, Сенатор. Надеюсь, Вы все-таки поможете моему дедушке. Если поможете, то это будет означать, что Вы смотрите на мир нашими глазами, а поэтому мы с радостью дадим Вам отсрочку в три недели, чтобы Вы смогли избавиться от богатства, которое сумели накопить.

Вам известно, как связаться с моим дедушкой. Со мной связаться никак нельзя. Какой бы оборот ни приняло это дело, я ухожу в подполье. Не советую тратить время и силы на мои поиски.

Запомните: нас гораздо больше, чем Вас. Дедушка говорит, что еще ни разу за всю историю нам не удалось осуществить подобное. Черт побери, все когда-то случается в первый раз. Быть может, в тот самый раз мы и закончим Ваш золотой век и начнем наш собственный.

Я не думаю, что Вы смотрите на мир нашими глазами. Мы ж, Сенатор, глядим на Вас сквозь прицелы наших орудий.

Перевела с английского Наталья КАЛИНИНА.

Роберт СИЛВЕРБЕРГ ПОЛНОЧЬ ВО ДВОРЦЕ

РАССКАЗ

В то утро министр иностранных дел империи Сан-Франциско не торопился вставать. Вечер накануне, начатый в Банях, растянулся на всю ночь. Счет выпитому был потерян, да и курил он больше, чем следовало. Ну и вечерок выдался! А удовольствие ниже среднего. Запомнилась вспышка рассветного солнца, внезапная, как удар грома. Солнце поднималось над Оклендом на противоположном берегу залива. Тишину прорезал телефонный звонок. О, черт! Если постараться, можно, конечно, убедить себя, что это ему только снится. Телефон не унимался, безжалостно разрушая приятное оцепенение дремоты, и наконец разбудил министра. Все еще не открывая глаз, он потянулся к трубке и пробормотал севшим голосом:

— Слушаю. Кристенсен.

— Том, это Морти. Ты в порядке? Неужели спишь? Так, помощник министра внешних сношений Кристенсен

уселся в постели, протер глаза, облизнул пересохшие губы. С порога комнаты за ним наблюдали кошки. Маленькая сиамская кошечка изящно провела лапкой по донышку блюдца и выжидательно посмотрела на хозяина. Зато пушистый и толстый персидский кот, казалось, ничему не удивлялся. — Том!

— Ну не сплю я, не сплю. Что у вас там стряслось, Морти?

— Ты уж извини, но откуда мне знать, что в час дня…

— В чем дело, Морти?

— Звонили из Монтеррея. Их посол едет сюда. Ты должен встретиться с ней.

Министру стоило немалых усилий сообразить, о чем идет речь.

Когда тебе уже тридцать девять, ночные бдения не проходят без последствий.

— Сам встречайся с ней, Морти.

— Том, ты знаешь, я бы выручил тебя, но ей нужен именно ты. Вопрос, видимо, серьезный.

— Что у них может быть серьезного? Контрабанда наркотиков или войну собрались нам объявить?

— Подробностей я сам не знаю. Оттуда позвонили и передали, что мисс Сойер выезжает для переговоров с мистером Кристенсеном. Том, к наркотикам это вряд ли имеет отношение. Чтобы Монтеррей со своим десятком солдат угрожал нам? Чушь собачья! Разве что поставят под ружье всех заключенных из тюрьмы Салинасо. Голова у него шла кругом.

— Ладно, давай сначала и помедленнее. Где ее искать?

— В Беркли.[3]

— Ты что, спятил?

— Она заявила, что в городе ноги ее не будет. Ей, видите ли, страшно здесь.

— Ну да, мы отстреливаем иностранных дипломатов и пускаем их на жаркое. Она прекрасно знает, что ничего с ней не случится.

— Послушай, я говорил с ней. Она твердит, что Сан-Франциско сумасшедший город и дальше Беркли она шагу не сделает.

— Сказал бы ты ей, пусть катится ко всем чертям!

— Том, я серьезно.

Кристенсен обреченно вздохнул.

— Беркли. Дальше?

— Отель «Клермонт», в половине пятого.

— Впутали-таки меня в историю. Значит, я должен тащиться на другой берег залива, чтобы встретиться с послом какого-то занюханного Монтеррея. Они, видно, забыли, что мы — империя, а они всего-навсего вшивая республика. Прикажете всякий раз переплывать залив, когда на том берегу появится очередной посланник и поманит нас пальцем? Завтра во Фриско закапризничает какой-нибудь прыщ на гладком месте, так мне на заднице к нему ползти через всю Калифорнийскую долину? Сколько можно измываться надо мной?

— Том, успокойся.

— Прости, Морти. Сегодня с утра я не в состоянии разводить дипломатические церемонии.

— Позволь заметить, что сейчас далеко уже не утро, Том. Пойми ты меня, если бы я мог, то сам поехал бы к ней.

— Оставим эти разговоры. Не хватало еще нам с тобой выяснять отношения. Узнай, когда отходит паром.

— В половине четвертого. Машина заедет за тобой в три. Договорились?

— Так и быть. За это время постарайся откопать что-нибудь об этом деле. Пусть твои ребята позвонят мне через час.

Он покормил кошек, принял душ, побрился и проглотил таблетку. Приготовил себе кофе. В половине третьего позвонили из министерства. Никакой информации о целях визита посланницы из Монтеррея получить не удалось. Отношения между Сан-Франциско и Монтерреем на данном этапе носят дружественный характер. Мисс Сойер является членом сената и постоянно живет в Пасифик-Гров, вот и все. «Проинформировали, называется», — со злостью подумал он.

Он спустился вниз, чтобы подождать машину на улице. Стояли последние дни осени, ясные и прозрачные. Дожди еще не начались, слой пыли покрывал дома и улицы. Министр жил на Фредерик-стрит в старинном особняке викторианского стиля, окруженном белоснежной колоннадой. Он постоял на ступенях, подставив ветру пылающее лицо. Мрачное раздражение не покидало его. Его машина — благородного вида «шевроле» с императорским гербом на дверцах — подкатила к дому без чего-то три. За рулем сидел вьетнамец, а может быть, таиландец. Кристенсен, не говоря ни слова, сел в машину, и они понеслись по безлюдным улицам со скоростью, которую могли позволить себе лишь водители правительственных автомобилей. Проехали Хэйт, развернулись на восток, миновали Оук. Позади остался императорский дворец, где в этот час ничто не нарушало послеобеденный монарший сон Нортона Седьмого. К причалу они подъехали со стороны Маркет-стрит.

Обрубок моста Бэй-Бридж загадочно поблескивал на фоне сияющего неба. Судно ожидало министра. В течение всего этого унылого и неспешного пути Кристенсен молчал. Поеживаясь от холода, он задумчиво разглядывал обрамлявшую залив гряду невысоких округлых холмов, скудную растительность, иссушенную долгим знойным летом. Он думал о зигзагах судьбы, превратившей сносного архитектора в министра-недоучку, подвизающегося на ниве игрушечной политики. Какова держава, такова и политика. По выражению одного из первых правителей Сан-Франциско, эта империя принадлежит к числу государств, обреченных на распад с первого дня своего основания.

Когда они причалили в Беркли, Кристенсен бросил рулевому:

— Не ждите. Я позвоню, когда освобожусь.

Еще одна правительственная машина везла его по вьющейся наверх дороге. Высоко на холме показалось здание отеля «Клермонт», построенное еще в прошлом веке и с величавым достоинством противостоявшее всем катаклизмам века нынешнего. Сейчас отель находился в запустении, это сразу бросилось ему в глаза. Окна верхних этажей вровень с макушками пальм были скрыты густыми зарослями плюща. Ухоженный когда-то парк превратился в самые настоящие джунгли И, несмотря на все это, грандиозная постройка, насчитывавшая сотни комнат и с десяток великолепных банкетных залов, сохранила свой поистине царственный вид. «Интересно, бывает ли здесь кто-нибудь теперь? — задумался Кристенсен. — В наше время людей ничем из дому не выманишь».

На автостоянке перед входом в отель он увидел черную машину с эмблемой республики Монтеррей — изогнутое кипарисовое дерево и остренькая мордочка выдры. Водителе в форменной одежде стоял рядом. Его поза выражала ленивое безразличие. Кристенсен назвал себя.

— Министр иностранных дел?

— Да уж, не император Нортон Седьмой.

— Пойдемте со мной. Она ждет вас в баре.

Завидев его, мисс Сойер поднялась. Стройная темноволосая женщина лет тридцати, с холодным, неуступчивым взглядом зеленых глаз. Поклонившись, он улыбнулся ей профессиональной, рассчитанно дружелюбной улыбкой. Она немедленно ответила ему тем же. Нельзя сказать, чтобы он испытывал особое удовольствие от этой встречи.

— Сенатор Сойер? — обратился он к ней. — Я Том Кристенсен.

— Рада познакомиться. Я только-только подъехала.

Она повернулась вполоборота и взмахом руки показала на огромное окно-витрину, занимавшее всю стену позади стойки бара.

— Чудесный вид! Сто лет не была в этих краях.

Он вежливо кивнул. Они расположились поближе к окну. Отсюда можно было, уютно устроившись в кресле, рассматривать гористые дали Беркли, залив и разрушенные мосты, прежде соединявшие его берега, и все еще впечатляющие очертания Сан-Франциско. Он подозвал официанта, заказал напитки.

— Надеюсь, вы удачно добрались сюда.

— Можно сказать, что да. Правда, нас остановили в Сан-Хосе за превышение скорости, но все обошлось. Остановили специально, видят же, что машина правительственная.

— Знаете, сейчас каждый норовит показать, какая он важная шишка.

— Тем более что в этом году отношения между Монтерреем и Сан-Хосе заметно ухудшились… Они так и напрашиваются на неприятности.

— Ничего об этом не слышал.

— Мы полагаем, что они хотят прибрать к рукам Санта-Крус, на что мы, разумеется, никогда не пойдем, поскольку Санта-Крус — это наша буферная зона.

Он спросил чересчур поспешно:

— Вы приехали, чтобы заручиться нашей поддержкой в случае конфликта с Сан-Хосе?

Она подняла на него удивленный взгляд.

— Вы, по всей видимости, очень спешите, мистер Кристенсен?

— Нет, что вы.

— Вы так торопитесь, словно у вас мало времени. Мы еще не подошли к сути дела и пока ведем обычную светскую беседу за коктейлем, как подобает дипломатам.

— Я слушаю вас.

— Если я и начала с рассказа о том, что произошло с нами в дороге, то лишь потому, что вы сами спросили меня об этом. Попутно я сообщила вам о наших политических новостях, не ожидая, что вы так резко перебьете меня.

— Я перебил вас?

— Мне так показалось, во всяком случае, — чуть раздраженно заметила она.

Кристенсен отпил приличный глоток виски с содовой и внимательно посмотрел ей в лицо. Мисс Сойер невозмутимо выдержала его взгляд. Спокойная, предельно собранная, в меру заинтересованная и готовая к жесткому отпору.

Некоторое время они молчали. Он подавил в себе приступ бешенства. Подождал, пока рассеется багровая пелена перед глазами, и сказал как ни в чем не бывало:

— Простите, если мой тон был слишком резок. Сегодня ночью я спал только четыре часа и не предполагал, что у меня состоится встреча с послом Монтеррея.

— Я понимаю ваше состояние.

— Пожалуй, стоит еще немного выпить и забыть об этом. Он подвинул пустой стакан возникшему перед ним официанту.

— Заказать вам еще?

— Да, прошу вас. — И уже официальным тоном она добавила: — Надеюсь, здоровье императора в порядке?

— Более или менее. Последние годы он чувствует себя не лучшим образом, но пока держится. А как здоровье президента Монтеррея?

— Прекрасно. На этой неделе устраивал охоту на диких кабанов.

— Интересная, должно быть, жизнь у президента. Мне всегда нравился Монтеррей. У вас намного спокойнее и тише, чем в Сан-Франциско.

— А я завидую вашему городу, в котором жизнь бьет ключом.

— Это точно. Грабежи, насилия, массовые волнения, поджоги, расовые беспорядки…

— Не нужно так, — мягко прервала она его.

Он и без того понимал, что его заносит. В висках пульсировала боль. Он с трудом взял себя в руки.

— Я говорю слишком громко?

— Вы едва на ногах держитесь от усталости. У меня есть предложение: давайте перенесем деловую часть беседы на завтра. Мой вопрос терпит. А сегодня пообедаем вместе, и никакой политики. Можно заказать здесь номера, а утром…

— Нет, — остановил ее Кристенсен. — Нервишки расшатались, вот и все. Я постараюсь не давать воли настроению. Мне не хотелось бы ждать до завтра. Давайте поступим так: вы конспективно излагаете суть проблемы. Но сейчас. Если мне это покажется слишком сложным, обещаю вам, что мы отложим обсуждение до завтра. Хорошо?

— Согласна.

Она отставила бокал и задумалась, словно приводя мысли в порядок.

— Республика Монтеррей поддерживает тесные связи со свободным государством Мендочино. Если я не ошибаюсь, вы разорвали отношения с этой страной.

— Да, и повод не очень серьезный: рыболовный спор.

— Не имеет значения. Главное, что у вас нет прямых контактов, правильно? Следовательно, то, что я хочу сказать, будет для вас новостью. Наши представители в Мендочино сообщают, что вскоре ожидается нападение на Сан-Франциско.

— Кто собирается нападать на нас?

— Королевство Уикка.

— На метлах они, что ли, прилетят из Орегона? — Вы зря смеетесь.

— Если этот мир еще не встал с ног на голову, то королевство Уикка вместе с другими неоязыческими государствами придерживается ненасильственной политики. Пусть себе возделывают землю, пусть пляшут вокруг майского дерева, наконец, бормочут языческие заклинания и шаманят. Ну и что из этого? Вы хотите убедить меня, что горстка жалких кликуш и свихнувшихся монахов пойдет войной на империю?

— Я не говорила о войне. Речь идет о нападении. — Не вижу большой разницы.

— Верховный вождь королевства провозгласил Сан-Франциско священным городом и призвал подданных королевства отправиться в поход, чтобы возвести здесь у вас, в парке Гоулден-Гэйт, свой Стоунхендж. Поход приурочен к дню зимнего солнцестояния. Теперь судите сами. В долине Вильямет сейчас почти четверть миллиона язычников. Половина из них, а то и больше, стронутся с места. Наши люди в Мендочино сообщают, что в местах обитания язычников появились первые признаки миграции. Тысячи уикканцев движутся по горным дорогам от Маунт-Шаста до Юкья. До намеченного дня остается семь недель. Да, язычники проповедуют ненасилие, но имейте в виду: к концу месяца их палатки заполнят улицы Сан-Франциско. Вдобавок ко всем своим проблемам вы получите сто пятьдесят тысяч кочевников.

— О Господи! — вырвалось у него.

— У вас хватит запасов, чтобы прокормить эту ораву? Как вы разместите их? Есть ли у вас уверенность в том, что жители Сан-Франциско встретят их с распростертыми объятиями? По-вашему, это будет объяснение в любви?

— По-моему, будет резня.

— Именно. Уикканцы, может быть, и не настроены воевать, но не обманывайтесь на их счет: они мастерски владеют приемами самообороны. Если эта лавина обрушится на вашу землю, кровопролития не избежать. И попомните мое слово: жертвы будут не только со стороны язычников.

Она права. Раздоры, полный хаос и, наконец, кровавая баня. Вот что ждет их. Веселенького вам Рождества, господа! Он потер лоб. Голова раскалывалась от боли. Он посмотрел в окно. Огни далекого города светились в надвигающихся сумерках. Ощущение безысходности пронзило его. Он заказал еще по коктейлю и с расстановкой произнес:

— Им не дадут войти в город. Мы закроем границы империи, наши войска погонят язычников уже возле Санта-Розы, если они дойдут туда. Пусть возводят свое капище в Сакраменто или где угодно.

Он помолчал, затем продолжил:

— Империя обладает достаточной военной мощью, чтобы отразить вылазку королевства Уикка, но мне кажется, лучше придать этому вид регионального конфликта. Мы соберем войска наших союзников в районе Петалумы или Пало-Альто. От государства Сан-Хосе ожидать поддержки не приходится. Монтеррей тоже не представляет собой…

— Мы готовы оказать вам помощь.

— Какого рода?

— Мы не хотели бы вступать в открытый военный конфликт. В то же время, располагая союзниками по всей территории от Салинаса до Пасо-Роблес, мы могли бы набрать тысяч пять в общей сложности. Вас это устроит?

— Нас это устроит, — отозвался Кристенсен.

— Не думаю, что дело дойдет до вооруженного столкновения. Они откажутся от похода на Сан-Франциско, если войска займут позиции на границах империи. Придется им перетолковать свое пророчество на новый лад и поискать себе другое место для священнодействий.

— Согласен. В ваших словах есть логика.

Он потянулся к ней через стол и спросил:

— А для чего Монтеррею предлагать нам свою поддержку?

— У нас свои счеты с Сан-Хосе. Если мы заключаем военный союз с империей, правительство Сан-Хосе поостережется выступать за аннексию Санта-Крус, ибо этот откровенно враждебный нам жест повлечет за собой осложнение отношений с империей Сан-Франциско. Они на это не пойдут.

Хорошо, что она не плетет свои кружева, а раскрывает карты без церемоний, как есть. Без затей, но действует. Qui pro quo:[4] мы помогаем вам сдерживать языческие орды, а вы образуете силовой противовес для наших соперников, и обеим сторонам удается избежать кровопролития, балансируя на грани конфликта. Черт бы побрал эти карликовые государства с их смехотворным суверенитетом и нескончаемыми войнами, этих захолустных политиков и их альянсы на один день! Игры в политику? Как бы не так. Ужаснее всего, что весь этот абсурд самая реальная из реальностей, Прежний мир лежит в руинах, возврата к нему нет. Вот она, идея Weltpolitik[5] в миниатюре.

Правда, здесь, в Северной Калифорнии, все же спокойнее, чем на юге, где Лос-Анджелес беззастенчиво прибирает к рукам все новые территории, а Пасадена, как говорят, получила доступ к ядерному оружию. При таком развитии событий империя постоянно должна быть настороже.

— О вашем предложении я должен сообщить министру обороны. Необходимо также одобрение императора. Но должен сразу сказать: ваши доводы меня убедили.

— Благодарю вас.

— Я признателен вам за то, что вы не побоялись отправиться в далекий путь на север и сообщили нам эти сведения.

— Ну здесь наши интересы совпадают, — просто ответила она.

Он вдруг поймал себя на том, что не может оторвать глаз от ее лица. Резко очерченные скулы, прихотливый изгиб бровей. Да, в политике она не новичок, размышлял Кристенсен. Теперь, когда деловая часть их беседы завершилась, он позволил себе посмотреть на нее оценивающим взглядом. Она, бесспорно, привлекательна. Его усталости как не бывало. Интересно, удастся ли совместить политику с любовным приключением? Конечно, сегодня никто не претендует на уровень большой дипломатии, и ему самому далеко до Меттерниха или, скажем, Талейрана. Среди дипломатов не принято смешивать одно с другим. Хорош был бы Киссинджер, склоняющий Индиру Ганди к любовной связи. Но сегодня иные времена, иные нравы, а значит… Нет, сказал он себе. Нет. Выбрось из головы саму мысль об этом! Пусть посреди всеобщего убожества и он, и она лишь дети, играющие во взрослые игры, но в каждой профессии есть свой кодекс чести. Не стоит низводить официальные переговоры до заурядной интрижки. Итак, приказал он себе, сегодня ты проведешь ночь в собственной постели и проведешь эту ночь один. А ей он сказал:

— Давайте пообедаем вместе, а потом я вернусь в город.

Она согласилась.

Он давно не был в Беркли и не знал, где теперь кормят сносно, и потому они решили пообедать в этом же ресторане.

Сегодня они были здесь единственными посетителями. Троица официантов обслуживала их с такой помпой, словно здесь сроду не бывало клиентов важнее. Обед оказался вполне приличным: моллюски, гребешки и прочая морская живность, жареные акульи плавники, бутылка великолепного вина. Пусть этому миру суждено%провалиться в тартарары, но здесь, по обе стороны залива Ист-Бей, пока еще можно хорошо поесть. С распадом общественных и политических структур прекратилось промышленное загрязнение акватории. Дары моря больше не вывозились в другие страны, а большей частью перепадали жителям побережья. Да и о каком экспорте можно говорить, если Сан-Франциско и Лос-Анджелес разделяют одиннадцать таможенных барьеров и укрепленные границы одиннадцати суверенных государств?

Беседа за их столиком приняла легкий, необязывающий характер, обычная светская болтовня: сплетни о том, что происходит на отдаленных территориях, слухи об отделении от Нового Орлеана общины Вуду,[6] о набегах индейцев племени сиу в штате Вайоминг, о том, что в штате, прежде носившем название Кентукки, вспыхнуло восстание против сухого закона, а на Великих равнинах вновь появилось чуть ли не миллионное поголовье диких бизонов. Он рассказал ей все, что знал о племени Самоубийц, контролировавших территорию от Сан-Диего до Тихуаны, о Его Величестве Барнуме-и-Бейли Третьем, который правит в Северной Флориде со своим двором из бывших цирковых клоунов. Она с улыбкой произнесла:

— Чем плохи клоуны при дворе, если вся наша жизнь — цирковое представление?

— Скорее зоопарк, — ответил он и, подозвав официанта, заказал еще вина.

Он не задал ей ни одного вопроса о положении в Монтеррее, и она тактично обходила внутренние дела империи Сан-Франциско. Его переполняло несравненное чувство какой-то шальной легкости. Если он и был пьян, то лишь слегка. Как неприлично с ее стороны звучали бы сейчас вопросы о подавлении восстания в Саусадито или об интригах сепаратистов Уолнат-Крик. Нет, даже не просто неприлично, такие разговоры повредили бы пищеварению.

Около половины девятого он сказал:

— Надеюсь, вы не собираетесь отправляться в дорогу на ночь глядя?

— Разумеется, нет. В лучшем случае, если нас не задержат по дороге, ехать туда часов пять. И потом вы сами знаете этот маршрут: ночью он может соблазнить только человека, решившего свести счеты с жизнью. Придется мне переночевать в отеле.

— Вот и хорошо. Позвольте мне записать ваши расходы на счет империи.

— В этом нет необходимости.

— Поверьте, в отеле «Клермонт» всегда рады оказать услугу правительству Сан-Франциско и его гостям.

Мисс Сойер пожала плечами.

— Ну хорошо. Вы приедете в Монтеррей, и мы будем квиты.

— Идет.

Внезапно ее поведение изменилось. Она заерзала на стуле, смущенно поигрывая серебряной вилкой. Он понял, что им предстоит новый и очень важный разговор. Вот оно что! Она хочет, чтобы он провел с ней ночь. В какую-то долю секунды перед ним промелькнули все плюсы и минусы подобного шага. Плюсов было несоизмеримо больше. Он уже приготовил ответ, когда она произнесла:

— Том, могу я попросить вас о чем-то?

Начало сбило его с толку. Что бы там ни было у нее на уме, это явно не то, о чем он подумал.

— Буду рад помочь вам.

— Мне очень хочется попасть на прием к императору.

— Что-о-о?

— То есть не на официальный прием. Я понимаю, что вопросы политики император обсуждает со своими ближайшими советниками. Мне бы только взглянуть на него.

Она слегка покраснела.

— Вы, наверное, думаете, что я окончательная идиотка. Поверьте, это моя давняя мечта. Еще девочкой я представляла себе, как побываю в Сан-Франциско, пройдусь по залам дворца, и, возможно, мне посчастливится поцеловать императорский перстень. О, Том, я так хочу увидеть императора!

Он был потрясен. Такая наивность под маской уверенной в себе деловой женщины. Он не знал, что ей ответить.

— Не удивляйтесь моей просьбе, — продолжала она. — Вы не представляете себе, что такое прожить всю жизнь в провинциальном городке. Мы привыкли громко называть себя республикой. Смешно сказать, республика! Вот, например, я — дипломат, сенатор, я же нигде не бывала. Ну, два—три раза ребенком меня возили в Сан-Франциско, потом еще ездила в Сан-Хосе. Моей матери посчастливилось совершить поездку в Лос-Анджелес, а мне, увы, не повезло. Когда я вернусь домой, я хочу рассказать всем, что сам император удостоил меня аудиенции.

Она оживилась, глаза ее заблестели.

— Ну перестаньте же так удивленно смотреть на меня! Вы думали, я холодная и расчетливая, а перед вами — обычная деревенская дурочка. А вы неплохо держитесь, почти не показываете, как вам все это смешно. Вы сможете завтра добиться для меня приема?

— Насколько я понимаю, не далее как сегодня утром вы побоялись ехать в Сан-Франциско.

Она слегка смутилась.

— Дипломатическая хитрость… Мне пришлось прибегнуть к ней, чтобы вытащить вас сюда. Кроме того, не скрою, мне хотелось заставить вас отнестись к моему приезду со всей серьезностью и, может быть, даже немного подзавести вас. Не судите меня строго, Том. Мне наговорили, что вы неуступчивый и тяжелый человек, что с вами невозможно вести дела, если сразу не покажешь характер. Но это неправда, вы совсем не такой. Том, я хочу завтра попасть во дворец. А скажите, император теперь устраивает приемы?

— В каком-то смысле — да. Думаю, я смогу уладить это дело.

— О! Мне просто не верится.

— Ждать до завтра вовсе не обязательно.

— Вы все-таки смеетесь надо мной.

— Нисколько. Вы забываете, что Сан-Франциско не обычный город. Наш император проводит время престранным образом и подает пример всем нам. Сейчас я позвоню во дворец и узнаю, успеем ли мы попасть туда еще сегодня.

Поколебавшись, он добавил:

— Боюсь, вы будете разочарованы.

— В каком смысле?

— Как вам сказать, вы ожидаете увидеть пышные придворные церемонии, необычный ритуал. Ничего такого не будет. От души советую вам не ездить во дворец. Не разрушайте красивую сказку, созданную вашим воображением. Послушайтесь моего совета. Если вы настаиваете, я помогу вам, но, между нами говоря, это не лучшая идея.

— Но почему вы против?

— Я не могу вам объяснить.

— Можете говорить все, что вам заблагорассудится. Я все равно отправлюсь во дворец.

Он вышел из зала и направился к телефону, зная, что ничего хорошего из этого не выйдет. Названивать ему пришлось минут пятнадцать: телефон в тот вечер плохо работал. Все оказалось очень просто, и, вернувшись за столик, он сказал:

— Ровно через час к пристани подойдет катер, а в Сан-Франциско нас будет ждать машина. В полночь вы увидите императора. Повторяю, вы совершаете большую ошибку. Император стар и немощен, а в последнее время он особенно сдал. Держу пари, если вы будете честны, то потом сами же согласитесь со мной, что это зрелище не доставляет удовольствия.

— Сейчас это неважно. Я приехала сюда только для того, чтобы встретиться с императором. Пожалуйста, не отговаривайте меня.

— Как хотите. Выпьем еще?

— Может быть, лучше покурим? Как вы смотрите на это?

Она вынула изящный, украшенный эмалью портсигар.

— Лучшие сорта из тех, что выращивают в графстве Гумбольдт. Дар независимого графства.

Он с улыбкой кивнул и взял сигарету. Марихуана. Какая тонкая работа! Великолепная бумага с золотой монограммой и даже фильтр. «Всему пришел конец, думал он, — развалился на части мир, а технология производства марихуаны на небывалом за всю историю человечества уровне».

Он щелкнул зажигалкой, глубоко затянулся и протянул сигарету своей визави. Наркотик подействовал мгновенно. Его пронзило новое, яркое, точно вспышка молнии, ощущение, рассеявшее дурман алкоголя и усталости. От слабости, от головной боли не осталось и следа. Неожиданная радость вошла в душу, и было так легко, как если бы они не шли из отеля, а выплывали по воздуху.

Шоферы ожидали их на стоянке. Свою машину Кристенсен отпустил, и они подъехали к причалу в правительственном автомобиле республики Монтеррей. Катер из Сан-Франциско запаздывал. Минут двадцать они провели на воздухе, вглядываясь в далекие огни Сан-Франциско и поеживаясь от холода. Одеты они были не для вечерней прогулки. Ему захотелось обнять женщину, привлечь ее к себе, но он подавил в себе это желание. Между ними лежала дистанция, которую он еще не был готов преодолеть. «Дьявольщина! — чертыхнулся он про себя. — Я до сих пор не знаю ее имени».

Они сошли на берег в Сан-Франциско около одиннадцати часов вечера. Машина ждала их. Завидев министра и его гостью, шофер засуетился и поспешил им навстречу. Нелепый в своем рвении, угодливый субъект, явно польщенный оказанной ему честью развозить больших «шишек» посреди ночи. Когда он отсалютовал им, Кристенсен заметил, что красный с золотом мундир императорского драгунского полка, в который был одет водитель, протерт на одном локте. Автомобиль с шипением и скрежетом полз по Маркет-стрит, затем повернул на север города в дворцовый квартал. Мисс Сойер смотрела широко открытыми глазами на облезлые многоэтажки по сторонам дороги, словно то были древние соборы.

Она задохнулась от восторга, когда они въехали на территорию Гражданского центра. Окружающее великолепие потрясло ее: громада Симфонического холла, запущенного и разрушающегося, знаменитый Музей современного искусства, гигантский купол муниципалитета и, наконец, сверкающее многоцветьем огней, исполненное устрашающего величия здание императорского дворца. Прежде в этом особняке со множеством колонн помещался Мемориальный оперный театр. Кристенсен поднимался по дворцовой лестнице, поддерживая под руку официального представителя республики Монтеррей. Центральный вход вывел их в коридор, где уже теснились министры, дипломаты, иностранные гости.

— Боже, какая прелесть! — прошептала мисс Сойер.

Кланяясь, приветливо кивая и раздавая улыбки, Кристенсен успевал показывать своей спутнице самых известных в государстве лиц: министр обороны, министр финансов, министр по делам провинций, верховный судья, министр транспорта.

Ровно в полночь под звуки марша распахнулись двери тронного зала, и Кристенсен вновь предложил руку своей даме. Вместе с другими приглашенными они вошли в зал по длинному переходу и поднялись на возвышение, где в ярком свете ламп сиял фальшивым бриллиантовым блеском императорский трон. Мисс Сойер, казалось, утратила дар речи. Она знаком показала ему на шесть внушительных портретов, украшавших стены зала.

— Первые шесть правителей империи, — шепотом сказал Кристенсен. — А вот и седьмой.

У нее вырвался возглас изумления. Или то был возглас ужаса и брезгливости?

Император был при всех своих регалиях. Плечи его окутывала пурпурная мантия, из-под которой виднелся изумрудно-зеленый камзол, отделанный мехом горностая. Довершала наряд массивная золотая цепь на груди. Трясущегося монарха, который едва переставлял ноги, поддерживали с обеих сторон, а вернее, тащили под руки придворный камергер Майк Шифф и парламентский пристав Терри Коулман. Замыкали процессию двое юных пажей, китаец и негритенок. Они держали скипетр, державу и грандиозных размеров корону. Пальцы мисс Сойер стиснули локоть Кристенсена. Он почувствовал, как она затаила дыхание в ту минуту, когда его величество, которого придворные пытались усадить на трон, выскользнув из их цепких объятий, едва не распластался на полу. Наконец императора водрузили на место, на голову ему нахлобучили корону. Скрюченные, дрожащие пальцы старика с трудом удерживали скипетр.

— Его императорское величество Нортон Седьмой! — торжественно провозгласил камергер.

Император довольно хихикнул.

— Пойдемте, — шепнул Кристенсен, подталкивая ее вперед.

Старик был в ужасном состоянии. Кристенсен не видел его несколько недель. Фигура на троне больше всего напоминала мумию, извлеченную из склепа. Пустые глаза на землистом лице ничего не выражали, челюсть отвисла, ниточка слюны блестела в углу рта.

Мисс Сойер отступила назад. Напрягшись, словно натянутая струна, она не могла заставить себя приблизиться к трону, но Кристенсен безжалостно тянул ее за собой. Он позволил ей остановиться, лишь когда от немощного императора их отделял какой-нибудь десяток шагов. От старика исходил сладковатый, тошнотворный запах.

— Что я должна делать? — в панике спросила она.

— Когда я назову ваше имя, подойдите к нему, сделайте реверанс, если умеете, затем отойдите назад. Все.

Она кивнула.

— Ваше величество, — громко произнес Кристенсен, — полномочный посол республики Монтеррей, сенатор Сойер свидетельствует вам свое почтение.

Сдерживая дрожь, она шагнула вперед, присела в реверансе и повернулась, чтобы отойти, но тут голова у нее закружилась, и она слегка покачнулась. Кристенсен мгновенно оказался рядом и, поддерживая потрясенную мисс Сойер, помог ей сойти с возвышения. Император снова издал бессмысленный смешок, напоминавший кудахтанье.

— Давно он в таком состоянии? — спросила она.

— Два или три года, а может, больше. В полном маразме. Естественные отправления совершает под себя. Думаю, вы успели это заметить. Мне очень жаль, но я предупреждал вас. Я же говорил, что вам лучше не настаивать на своем, так что извините, мисс… мисс… Я не знаю вашего имени.

— Элейн.

— Давайте уйдем отсюда, Элейн. Хорошо?

— Да, да, конечно.

Она все еще дрожала. Он повел ее к боковому выходу. Когда они покидали зал, на помост для трона вышли двое придворных — один с гитарой, другой с жонглерскими палочками. В тишине прозвучал резкий, скрежещущий смех императора. Прием во дворце затянется на всю ночь, ибо Нортон Седьмой был одним из любимых развлечений всего Сан-Франциско.

— Вот вы и посмотрели на императора.

— Но как же империя продолжает существовать, если ею правит безумец?

— Ничего страшного. Обходимся без его мудрых указаний. Римляне жили при Калигуле, а того не сравнить с нашим. Вы расскажете об увиденном в Монтеррее?

— Нет, пожалуй. У нас очень сильная вера в могущество императора. Зачем подрывать ее?

— Правильно, — похвалил ее Кристенсен.

Они вышли на улицу. Дул холодный ночной ветер.

— Я провожу вас до причала, а потом поеду домой, — сказал он.

— А где вы живете?

— Возле парка Гоулден-гэйт.

Она посмотрела ему в глаза и облизнула губы, как девчонка.

— Знаете, я не хочу переправляться через залив в такой час, да еще одна. Удобно ли мне будет переночевать у вас?

Он уверил ее, что это очень удобно, и они сели в машину.

Через двадцать минут они были у него. Оба они молчали. Кристенсен понимал, о чем она думает. Мысли ее занимал выживший из ума правитель империи, пускавший слюни и глупо хихикавший в торжественно убранном тронном зале. И это Нортон Седьмой, под властью которого находятся все земли от Сан-Рафаэл до Сан-Матео и от Халф-Мун-Бэй до Уолнат-Крик. Вот они, нравы империи Сан-Франциско, в эти закатные дни западной цивилизации.

Кристенсен отпустил шофера, и они поднялись к нему в квартиру. Вечно голодные коты встречали его на пороге.

— Какая уютная квартирка! — сказала она.

— Три комнаты, ванная, холодная и горячая вода. Неплохо для обыкновенного министра иностранных дел. У многих из наших нет даже этого. Пустуют комнаты во дворце. Но лучше все-таки жить отдельно.

Он открыл дверь на веранду. Теперь, когда его окутывало домашнее тепло, ночь уже не казалась такой холодной. Вспомнилась новость о королевстве Уикка. Где-то в далеком, цветущем Орегоне сейчас собираются в путь сто пятьдесят тысяч мирных идолопоклонников. Эта лавина скоро обрушится на Сан-Франциско, чтобы отпраздновать здесь поворот солнца к лету. Неприятная неожиданность. Завтра, когда все проспятся после ночных развлечений, придется собирать заседание кабинета и немедленно начинать действовать. Не исключено, что именно ему предстоит мотаться по окраинам империи, а то и подальше, обещаниями и посулами скреплять региональный союз, направленный против язычников. Никуда не денешься. Такая у него работа. Кому-то надо заниматься этим.

Его рука легла на стройную талию посланницы Монтеррея.

— Бедный, бедный император, — тихо произнесла она.

— Все мы бедные, — ответил он.

Он взглянул на восток. Скоро взойдет солнце. Рассвет занимался над страной, которая раньше называлась Соединенные Штаты Америки, а сегодня была искромсана на тысячи карликовых, крохотных государств, обезумевших от войн и взаимных притязаний. Господи ты Боже мой! Великое герцогство Чикагское, Священная конфедерация Северной и Южной Каролины, три нью-йоркских королевства! Одна империя Сан-Франциско чего стоит. Впрочем, что толку думать об этом? Поздно, слишком поздно хватились. Теперь уже не изменить ничего. Карты розданы, остается играть в ту игру, которую тебе навязали. Единственное, что в твоих силах, это показать высокий класс игры. И еще ты можешь защитить от надвигающейся тьмы маленький островок человеческого тепла

— Я рад, что вы поехали со мной, — сказал он, обнимая ее и нежно прижимаясь губами к ее губам. — Пойдемте в комнату.

Перевела с английского Наталия ИВАНОВА.



Примечания

1

Bernard F. Conners, «Won’t them barrass the Bureau». B. F. Conners, 1972.

(назад)

2

Штаб-квартира ЦРУ. (Прим. пер.)

(назад)

3

Беркли — пригород Сан-Франциско.

(назад)

4

Букв. «одно вместо другого» (лат.).

(назад)

5

Глобальная политика (нем.).

(назад)

6

Вуду — народные верования, первоначально распространенные среди населения Гаити, конгломерат элементов католицизма и африканских религиозных культов. Традиционно связываются с вампиризмом, каннибализмом, а также с представлениями «зомби» — живых мертвецов.

(назад)

Зміст

  • ИСКАТЕЛЬ № 4 1992
  • Бернард КОННЕРС НЕ ВОДИТЕ ЗА НОС ФБР
  •   Часть первая ХАРВИ ТАКЕР
  •   Часть вторая ДЖЕЙ ВОН ВЛАК
  •   Часть третья МИСТЕР КТО
  • Уильям СЭМБРОТ СЛИШКОМ МНОГО АКУЛ
  • Роберт ШЕКЛИ ИГРА С ТЕЛОМ
  • Роберт СИЛВЕРБЕРГ ПОЛНОЧЬ ВО ДВОРЦЕ

    Останні надходження

    Паутина Большого террора Жнива скорботи: радянська колективізація і голодомор Миф о русском дворянстве: Дворянство и привилегии последнего периода императорской России Русский коллаборационизм во время Второй мировой Гитлер на тысячу лет Львовская костедробилка Досье Сарагоса Війна проти української мови як спецоперація для «остаточного вирішення українського питання» ГУЛаг Палестины Войска специального назначения Организации Варшавского договора (1917-2000) Міф про шість мільйонів Сеть сионистского террора Коммандос Штази. Подготовка оперативных групп Министерства государственной безопасности ГДР к террору и саботажу против Западной Германии Был ли Гитлер диктатором? Сионизм в век диктаторов Почему я не верю в холокост? Антинюрнберг. Неосужденные... Речь перед Рейхстагом 30 января 1939 года Іудаїзм і сіонізм Жрецы и жертвы Холокоста. История вопроса Торговля с врагом Беспощадная толерантность (сборник) Антитеррор 2020 Ревизионизм холокоста Красная Каббала Миф о шести миллионах Иудаизм без маски КАББАЛА ВЛАСТИ Сталинские коммандос. Украинские партизанские формирования, 1941-1944 В подполье можно встретить только крыс… Як вивчати свою історію Голодомор: скрытый Холокост Ментальність орди Спасите наши души Реабилитации не будет или Анти-Архипелаг Євреї на Україні Побег Джорджа Блейка Эксгибиционистка. Любовь при свидетелях Релігія Голокосту Нюрнбергский процесс и Холокост Так был ли в действительности холокост? Собибор - Миф и Реальность Радянський геноцид в Україні Большевистско-марксистский геноцид украинской нации Більшовицько-марксистський геноцид української нації Dropbox Сто років самотності (збірка) Жрецы и жертвы Холокоста. Кровавые язвы мировой истории Як ізраїльський тероризм і американська зрада спричинилися до атак 11 вересня Голодомор 1932-1933: Причини, жертви, злочинці Ересь жидовствующих Чи дійсно загинули шість мільйонів? Голодомор 1932–1933 років в Україні як злочин геноциду. Правова оцінка Голодомор Приложения к книге Григория Климова "Божий народ" Спомини з часів української революції (1917-1921) Національні спецслужби в період української революції 1917-1921 рр. Зустрічі й розмови в Ізраїлі. (Чи українці "традиційні антисеміти") Дневник Анны Франк: смесь фальсификаций и описаний гениталий Инструкция НКВД СССР (№00134/13) Мафія і Україна Путь к Апокалипсису: стук в золотые врата Освенцім: міфи і факти Трубадури імперії: Російська література і колоніалізм Маршал Жуков і українці у Другій світовій війні Пам'ятаймо про Вінницю. Забутий Голокост Вождь червоношкірих Адольф Гитлер – основатель Израиля Евреи в России Бабин Яр: Критичні питання та коментарі Що сталося у Бабиному Яру? Факти проти міфу. Міф про голокост Засадничі міфи ізраїльської політики Правда про Бабин Яр. Документальне дослідження Щоденник Анни Франк: суміш фальсифікацій та описань жіночих геніталій На межі безглуздя Восьмое марта Питание и диета, для тех, кто хочет пополнеть Вот что значит влюбиться в актрису! Волшебное Кокорику, или Бабушкина курочка Великодушный поступок Утро в редакции Шила в мешке не утаишь – девушки под замком не удержишь Похождения Петра Степанова сына Столбикова Петербургский ростовщик Осенняя скука Материнское благословение, или Бедность и честь Кольцо маркизы, или Ночь в хлопотах Феоклист Онуфрич Боб, или муж не в своей тарелке Федя и Володя Дедушкины попугаи Актер Очищение и восстановление организма при герпесе и других вирусных инфекциях Чаепитие у Прекрасной Дамы Диабет. Лучшие рецепты народной медицины от А до Я Серебряный доллар Вперед и с песней ! (радиопьеса) Крещение Литвы Неразбавленный виски

    Популярні книги

    Доктрина фашизма От корпоративности под покровом идей к соборности в Богодержавии ЭСЭСОВЕЦ И ВОПРОС КРОВИ (репринтное издание) Ловля рыбы сетями Кружки, жерлицы, поставушки – рыбалка без проколов Коммерческая электроэнергетика: словарь-справочник Les paroles de 137 chansons 100 великих картин (с репродукциями) Профессия повар. Учебное пособие Заболевания позвоночника. Полный справочник Энциклопедия комнатных растений Ремонт и планировка квартиры Правила устройства электроустановок в вопросах и ответах. Пособие для изучения и подготовки к проверке знаний Ремонт и изменение дизайна квартиры Как увеличить размеры мужского полового члена La promesse de l’aube Матюкайтеся українською! З історії грошей України РЕДКИЕ МОЛИТВЫ о родных и близких, о мире в семье и успехе каждого дела Энциклопедия начинающего водителя Apprentissage de l'acupression Детские болезни. Полный справочник Большая книга народного знахаря. Лечимся у Матушки-природы Країна Моксель, або Московія. Книга 1 Amarse con los ojos abiertos Libra The Black Swan: The Impact of the Highly Improbable Новая жизнь старых вещей Правила устройства электроустановок в вопросах и ответах. Раздел 4. Распределительные устройства и подстанции. Пособие для изучения и подготовки к проверке знаний Правила технической эксплуатации тепловых энергоустановок в вопросах и ответах. Пособие для изучения и подготовки к проверке знаний Україно Наша Радянська A Man With A Maid II Правила устройства электроустановок в вопросах и ответах. Раздел 2. Передача электроэнергии. Пособие для изучения и подготовки к проверке знаний Работы по дереву и стеклу Billennium Деревянные дома, бани, печи и камины, гараж, теплица, изгороди, дачная мебель The Years Best Science Fiction, Vol. 20 Целительные силы. Книга 1. Очищение организма и правильное питание. Биосинтез и биоэнергетика The Vicar's Girl THE INFORMATION To Sail Beyond The Sunset Darwin's Watch Управление электрохозяйством предприятий The Number of the Beast Справочник по строительству и реконструкции линий электропередачи напряжением 0,4–750 кВ The Years Best Science Fiction, Vol. 18 The Windup Girl Lolita Работы по металлу Большая книга рыболова–любителя (с цветной вкладкой) Шлях Аріїв: Україна в духовній історії людства Путешествие в историю русского быта Риторика: загальна та судова Катя Общая экология Критика чистого розуму The Amazing Adventures of Kavalier & Clay Резьба по дереву Історія української літератури. Том 1 The Good Son Проекты мебели для вашего дома The Fortress of Solitude Русский язык: Занятия школьного кружка: 5 класс Наш первый месяц: Пошаговые инструкции по уходу за новорожденным Россия (СССР) в войнах второй половины XX века Путеводитель по оздоровительным методикам для женщин Древний Рим Молоко з кров'ю Кулинарная книга холостяка Законы полноценного здоровья Составляем рассказ по картинке Большая книга афоризмов Остап Вишня. Усмішки, фейлетони, гуморески 1944–1950 Сахарный диабет. Самые эффективные методы лечения A Free Life Человек в картинках (The Illustrated Man), 1951 Кузовные работы: Рихтовка, сварка, покраска, антикоррозийная обработка Foundation’s Fear Экстремальная кухня: Причудливые и удивительные блюда, которые едят люди 27 Short Stories Probation Столярные и плотничные работы Новая энциклопедия для девочек Охрана труда на производстве и в учебном процессе Профессия кондитер. Учебное пособие Ender in exile Ex Libris Восточный массаж Closing Time Большая кулинарная книга (сборник) Диагностика и быстрый ремонт неисправностей легкового автомобиля Наградная медаль. В 2-х томах. Том 1 (1701-1917) Band of Brothers Les paroles de 94 chansons The Right Stuff My Horizontal Life: A Collection of One-Night Stands Очищение и оздоровление организма. Энциклопедия народной медицины Автомобиль. 1001 совет The Globe