Путешественники

- Путешественники (Все величайшие) 2153K(купити) - Николай Дорожкин


Николай Дорожкин Путешественники

Странные люди – плавающие и путешествующие

(Предисловие автора)

«Плавающие и путешествующие» – эти слова, христианской молитвы ныне относятся ко всем, кто перемещается по воде и суше, по воздуху и заатмосферному пространству. Но все ли плавающие и путешествующие могут быть названы путешественниками? Если человек просто меняет место жительства и переезжает в другой город или другую область, страну, даже часть света – это ещё не путешественник. И даже если человек несколько раз объедет или облетит земной шар, но узнает за это время только названия городов и стран да число «накрученных» километров, то оснований называться путешественником у него не больше, чем у его дорожного чемодана. И напротив, турист-краевед, обошедший район или область и поведавший людям что-то новое либо малоизвестное о пройденных им местах, уже является настоящим путешественником.

И есть особая категория странствующих людей – великие путешественники. Кто они? Прежде всего это – открыватели. Открыватели новых путей по суше или воде. Открыватели неведомых земель и морей, гор и рек, стран и народов. Это исследователи земной и человеческой природы – врачи, зоологи, ботаники, геологи, и исследователи человеческих рас и культур – антропологи и этнографы. Это и путешественники поневоле, то есть в силу служебных или иных профессиональных обязанностей – военные и промышленные разведчики, торговцы в поисках новых рынков, генералы и адмиралы, командующие своими войсками в дальних походах и при этом не утрачивающие любознательности. Это учёные, доказывающие правоту своих теорий специальными экспедициями. Это и искатели новых мест для переселения своих племён и народов.

Наконец, среди великих путешественников немало и просто искателей приключений. Да, это были «флибустьеры и авантюристы», как предводители викингов и казачьи атаманы, конкистадоры и

пираты – то есть люди, чьи деяния часто были не в ладу с законом как в юридическом, так и в морально-нравственном смысле. Но умалчивать о тёмных сторонах великих людей – это значит обезличивать их. Потому что все они были пассионариями, то есть одержимыми страстным стремлением действовать. Но пассионарность, как и гениальность – величина не векторная, а скалярная. Она может служить и добру, и злу. И если великие путешественники остались навеки в благодарной памяти человечества – значит, их добрые дела многократно превысили причинённое зло. Невольно вспоминаются гениальные строки Михаила Анчарова из его знаменитой «Баллады о парашютах»:

«И сказал Господь:
– Эй, ключари!
Отворите ворота в сад!
Даю команду – от зари до зари
В рай пропускать десант!..
И сказал Господь:
– Это ж Гошка летит,
Благушинский атаман.
Череп пробит, парашют пробит,
В крови его автомат…
Он грешниц любил, а они его,
И грешником был он сам.
Но найди мне святого хоть одного,
Чтобы пошёл в десант!»

А путешественники – это тоже десантники, со всеми теми качествами, без которых не может действовать этот отборный род войск. И поэтому книги о великих путешественниках – это не «Жития святых», а очерки о действиях пассионариев – личностей страстных и противоречивых, сильных, дерзких и устремлённых к достижению цели, иногда неведомой им самим.

Вот об этих людях и их делах пойдёт речь в предлагаемой книге.

Первые путешествия исторических времен

Из книг по истории сам собой напрашивается вывод, что самыми древними путешествиями (массовыми и организованными) были военные экспедиции, связанные с захватами новых территорий. А поскольку во главе вооружённых сил стоял обычно властитель, глава государства – фараон, царь, император, то и путешествие проходило под его руководством, и все сделанные в ходе экспедиции открытия современники и потомки связывали с его именем.

Как правило, завоевательные войны начинаются после объединения нескольких близких по культуре народов. Получив значительную территорию, сидящий на троне властелин оглядывает свои владения и, естественно, обращает взоры на сопредельные земли. Поразмыслив и посоветовавшись с министрами и генералами, правитель принимает решение присоединить к растущей державе ещё некоторые страны и народы. Снаряжаются и отправляются в путь войска. Иначе говоря, военные экспедиции, все участники которых – вооружённые путешественники…

Другая важнейшая категория странствующих людей – купечество. Успешная торговля у себя на родине или, напротив, неблагоприятная обстановка – падение цен, засилье конкурентов, – то и другое побуждает предприимчивого коммерсанта расширять рынок. Торговец начинает прислушиваться к рассказам бывалых людей, выспрашивает, где какие товары, сколько стоят, как попасть в самые «выгодные» места, много ли на пути лихих людей… И вот уже подбираются попутчики, закупаются товары, снаряжаются целые караваны. Транспортные средства не отличаются разнообразием – на суше это лошади, ослы, мулы (гибриды лошади и осла), верблюды; на реках и морях – лодки, галеры, парусные корабли. Куда не дойдут полки вооружённых воинов, туда проникнут неутомимые торговцы.

Следующая разновидность путешественников – рыбаки и охотники. Как известно, промысловая удача переменчива. Птица, рыба, зверь лесной и степной время от времени мигрируют – а что остаётся делать человеку-добытчику? Приходится сниматься с места и устремляться за привычным источником существования, преодолевая немалые пространства.

И кочевник-скотовод сильно зависит от природных условий. Засушливые или, наоборот, слишком влажные летние периоды, слишком морозные или бесснежные зимы вынуждают целые племена и народы сворачивать шатры и юрты, навьючивать нажитое добро на спины выносливых животных, точить сабли и следовать к новым местам, где аборигены, скорее всего, не ждут незваных гостей. Так иногда вынужденные переселения совмещаются с военными экспедициями…

И самая, наверное, малочисленная порода путешественников – это миссионеры, несущие свои вероучения другим народам, учёные, странствующие по просторам Земли из собственного любопытства или по заданию научного руководства, да ещё люди, которым просто не сидится на месте – те, кем «овладело беспокойство, охота к перемене мест, души мучительное свойство, немногих добровольный крест». Несёт и гонит их по суше и воде ветер дальних странствий. «И мелькают города и страны, параллели и меридианы…»

Но самыми массовыми были всё-таки военные экспедиции. Однако, чтобы говорить более предметно, давайте обратимся к истории…

Моские экспедиции фараонов

Завоевательные походы Египта начались после объединения страны под властью фараона Менеса (около ХХХ века до Р. Х.). Уже в следующем веке армия фараона Дена вторглась на Синайский полуостров и разбила войска местных кочевых племён. На Суэцком перешейке, соединяющем Африку с Азией, египтяне обнаружили группу горько-солёных озёр. В ХХVIII в. до Р. Х. фараон Джосер направил туда войска под командованием военачальника Нетанха, которые присоединили к Египту весь Синайский полуостров. Здесь египтяне начали добывать прочный строительный камень, медь, малахит и бирюзу. В ХVI в. до Р. Х. фараон Тутмос I с войском пересёк Сирию и дошёл до верхнего течения Евфрата. Река, текущая с севера на юг, вызвала изумление египтян, считавших, что все реки, подобно Нилу, должны течь только с юга на север.

Продвигаясь в южном направлении, Хуфхор, губернатор острова Элефантины, пересёк пески пустыни Сахары и открыл полосу саванн. Это было в годы правления Пиопи II (ХХIII в. до Р. Х.). Северная экспансия египтян была связана со Средиземным морем. Обладая большим опытом сухопутных экспедиций в труднейших условиях, египтяне были намного слабее как мореходы. Осваивая земли Передней Азии и Африки, они долго не решались совершать дальние путешествия по морю. Тем не менее, первенство мореходства на Ближнем Востоке принадлежит египтянам.

Первая египетская судоверфь была построена около 2900 г. до Р. Х. К этому же периоду относятся и древнейшие изображения вёсел. А первым вышел в море фараон Снофру, налаживая регулярные морские торговые контакты с Библом в Ливане. Для этого фараона были доставлены в Египет корабельные кедры из Ливана. Это был знаменитый ливанский строевой кедр, изображение которого и сегодня, являясь символом страны, украшает государственный флаг Ливана. До наших дней в Ливане сохранилось около 400 этих благородных деревьев, упоминаемых ещё в Библии.

Из надписей на барельефе с изображением эскадры египетских судов, относящегося к середине ХХХ в. до Р. Х., следует, что при благоприятном ветре путь от устья Нила до берегов Сирии занимал у мореходов четыре дня. К этому времени в Египте появляются материалы, которые можно было доставить только морским путем: диорит из Омана, мирру, электрон (сплав золота и серебра) и редкие породы деревьев из Пунта, медь, малахит и строительный камень с Синая.

В 2750 г. до Р. Х. из Коптоса на Ниле в страну Пунт (так называлась восточная оконечность Африки и часть южного побережья Аравийского полуострова) отправилась морская экспедиция под руководством Ханну, министра фараона Ментухотепа III. После пешего перехода с группой воинов через пустыню на восток от Нила Ханну достиг порта Косейру (Клисма) на побережье Красного моря, а затем морем вдоль берега он добрался до Пунта. Закупив там ценные благовония, министр выполнил задание фараона, но, судя по сохранившейся надписи на скале, этим не ограничился. По завершении главного дела он «…прибыл в порт Себа и там построил грузовые корабли, чтобы отвезти назад разные товары…» Завершив экспедицию, отважный чиновник дал ей свою историческую оценку: «Такое дело было совершено впервые с тех пор, как существуют фараоны».

На рубеже 2500–2400 гг. до Р. Х. в Египте уже строили каналы и грузовые корабли для доставки гранита к месту сооружения крупных зданий. Известен факт, когда двум тысячам кормчих понадобилось три года для доставки по воде из Элефантины в Саис одного здания, высеченного из цельного камня. Порожняком этот путь суда проходили за три недели. Христианские предания называют эти здания «житницами Иосифа» – складами для запасов зерна, которые, будучи на службе у фараона, накопил Иосиф, сын Иакова-Израиля, чем в неурожайные годы спас народ Египта от голода.

К середине ХIХ в. до Р. Х. фараон Сенусерт III построил канал от Красного моря до города Бубастис на Ниле. С этим каналом связана интересная гипотеза. Французский учёный Мишель Леско, исследуя мумию фараона Рамсеса II, доказал, что в состав бальзамирующего раствора обязательно входил никотин. Но табак, содержащий это вещество, был завезён в Европу только через три тысячи лет, после плавания Колумба. Однако никотин содержится не только в табаке, но и в других растениях семейства пасленовых. Таковые встречаются на островах у берегов Австралии. Но тогда всё это означает, что египтяне или сами плавали через этот канал до Австралии и даже Америки, или получали содержащие никотин растения по торговым путям от других современных им мореплавателей.

Исследователи древних путешествий предполагают, что в период правления фараона Эхнатона (Аменхотепа IV), то есть в первой половине XIV в. до Р. Х., египетские моряки могли, пройдя через канал от главного рукава Нила до Красного моря и следуя далее курсом на северо-восток, огибая Аравийский полуостров, достигать устья Инда (Индия), или, следуя курсом на юг вдоль берега Африки, направляться в Офир – загадочную библейскую страну золота и алмазов. Она располагалась, вероятно, в юго-восточной Африке за экватором в районе современного г. Софала (Мозамбик). Если это так, то египтяне, возможно, стали первыми жителями планеты, совершавшими морские переходы в Южное полушарие. Это было во времена правления фараона Рамсеса II (1317–1251 гг. до Р. Х.).

Есть сведения о первой морской экспедиции вокруг Африки, совершенной в 596 г. до Р. Х. во время правления фараона Нехо II. При нём в очередной раз был восстановлен канал между Нилом и Красным морем, пришедший в запустение в период владычества Ассирии. Нехо II, располагая информацией, что Африка со всех сторон, кроме Суэцкого перешейка, окружена морем, организовал крупную экспедицию. Но египетской она может быть названа только потому, что была организована и оплачена фараоном. Осуществляла плавание нанятая им команда финикийцев, которые справедливо считаются самыми опытными и отважными моряками древности. Экспедиция получила задание: выйдя из Красного моря в Индийский океан, обогнуть берега Африки, дойти до Геркулесовых Столбов (Гибралтарского пролива) и через Средиземное море возвратиться в Египет.

Задание фараона отважные финикийцы выполнили. За три года экспедиция прошла немногим менее 40 000 км, что равно длине экватора. При этом, когда их суда огибали Африку, они «видели солнце с правой стороны», что и зафиксировали. Это обстоятельство убедительно доказывает факт пересечения экватора. Ведь сегодня является азбучной истиной, что для путешественников, находящихся южнее экватора, полуденное солнце будет на севере, и при движении в западном направлении они видят его не слева, как в Северном полушарии, а справа.

Намного позже, во II в. до Р. Х., когда Египетским государством правила греческая династия Птолемеев, была организована новая экспедиция вокруг Африки – в Индию, то есть в обратном направлении. И опять совершали плавание наёмные моряки – на этот раз греки под командованием Эвдокса. Есть обоснованное предположение, что для Эвдокса это было уже далеко не первое плавание в Индию. В одном из походов кормчий Эвдокса Гиппал сделал важное открытие – объяснил, почему в Индийском океане с мая по сентябрь дует юго-западный ветер, а с октября по апрель – северо-восточный. Используя это знание, греки могли добираться в Индию вдвое быстрее, чем раньше. Позднее эти сезонные ветры получили название муссонов.

Лучшие корабелы средиземноморья

Когда фараон Нехо доверил поход вокруг Африки не соотечественникам-египтянам, а финикийцам, вряд ли это был случайный выбор. Еще в Библии есть упоминания о древнем средиземноморском народе «финикиян», который славился своими талантливыми мореходами и кораблестроителями. Финикия состояла из нескольких городов-государств, среди которых крупнейшими были Тир и Сидон, сохранившиеся до наших дней как Сур и Сайда в современном Ливане. Некоторые авторы считают, что даже знаменитый ковчег – гигантский трёхпалубный корабль 132 м длиной, 22 м шириной и 14 м высотой – строили нанятые Ноем финикийцы из Тира. Даже название этого народа, обитавшего на землях нынешних Ливана, Сирии и Израиля, произошло от египетскою слова, означающего «кораблестроитель».

Карфаген, основанный финикийцами (825–814 гг. до Р. Х.) на африканском побережье, стал со временем самостоятельным городом-государством. Карфагенские мореходы подробно исследовали Гибралтар и африканское побережье Средиземного моря, изучили «розу ветров». После завоевания всей Северной Африки и присоединения Сицилии, Сардинии, южных частей Испании и Кельтики (Франции) Карфаген превратился в центр могучей морской державы того же названия. Освоив западную часть моря, карфагеняне основали города, известные сейчас как Марсель и Палермо.

История сохранила имя карфагенянина Ганнона-Мореплавателя, который командовал морской экспедицией, посланной сенатом Карфагена для колонизации территорий на западном берегу Африки. На шестидесяти морских однопарусных кораблях экспедиции разместилось 30 тысяч мужчин и женщин, которые высаживались в разных точках африканского побережья для организации финикийско-египетских поселений. Как утверждает греческий перевод записей Мореплавателя, Ганнон действительно основал там шесть городов. Самый дальний из них, Керна, лежал на таком же расстоянии от Столпов, как и сам Карфаген.

Но Ганнон не удовлетворился тем, что основал в Африке города. Оставив в них большую часть людей, он отправился на кораблях вдоль африканского побережья дальше на юг. Известно, что Ганнон доплыл до какой-то большой и широкой реки, впадающей в океан. В этой загадочной реке было множество бегемотов. Это может означать, что карфагенянину удалось доплыть до Сенегала, поскольку при движении вдоль африканского побережья с севера на юг первой рекой, где водятся бегемоты, окажется именно Сенегал.

Как следует из перевода записей, миновав «реку бегемотов», корабли карфагенян прошли вдоль африканского побережья ещё дальше. И вот однажды… «Ночью мы увидели землю, охваченную пламенем. Посредине находился очень высокий и больший, чем все остальные, огонь. Казалось, что он касается звезд…» Что может означать эта ночная феерия? Скорее всего, карфагеняне увидели единственный на западном побережье Африки действующий вулкан Камерун. А он отстоит от Сенегала на три с половиной тысячи километров…

Затем Ганнон спустился на юг до Гвинейского залива (на широте Тропика Рака). Здесь карфагеняне впервые столкнулись с гориллами. Не зная о существовании человекообразных обезьян, моряки приняли крупнейших приматов за «волосатых женщин». Обследовав берега Африки к югу от Зеленого Мыса, экспедиция вернулась в Карфаген. Описания приключений отважных мореходов высечены на мраморной плите, установленной в храме верховного бога Карфагена Ваала Молоха (Мелькарта).

Тугие паруса Эллады

Древняя Греция времён Троянской войны (примерно ХII век до Р. Х.) играла значительную роль в развитии мореходства. Быстроходные боевые и торговые корабли греческих полисов (городов-государств) активно осваивали водные пространства Черного моря. Это неважно, что всё царство Одиссея – Итака – умещалось на крошечном островке и по численности населения было не больше казачьей станицы на Кубани. Главное, что сам Одиссей и его спутники могли совершать дальние и длительные морские плавания. Но ещё задолго до Одиссея морское искусство эллинов прославил славный экипаж корабля «Арго».

В IV в. до Р. Х. греческий мореплаватель и астроном Пифей, уроженец Массалии (Марселя), отвоеванной греками у Карфагена, совершил плавание в «страны олова и янтаря», о чём оставил записки «Об океане» и «Описание Земли». Погрузив на корабль торговый груз (амфоры с вином), Пифей, возглавляя экипаж из 66 человек, умело обошёл карфагенские заставы и после захода на Гебридские и Оркнейские острова обогнул Британию, обозначил на карте её контур (достаточно условный) и определил длину береговой линии в 42,5 тысячи стадиев (7861 км), что очень близко к современному значению (8029 км). Затем греческие моряки добрались до Исландии, которую считали тогда «окраиной обитаемого Мира» (Туле). Судя по запискам Пифея, греки побывали у берегов нынешних Норвегии и Швеции, а также обследовали Балтийское море. Груз благородных напитков помог жизнерадостным сынам Эллады находить взаимопонимание с местными царями и простыми обитателями побережья Британии и Западной Европы.

Интересно, что в планах Пифея был и вариант возвращения в Массалию восточным путем – через русские реки и Чёрное или даже Каспийское море, которое в те времена считалось открытым водоёмом, связанным с Балтийским морем или Гиперборейским (Северным) океаном. Но, не обнаружив связи между Каспием и Балтикой, а также Чёрным и северными морями, Пифей возвратился в Марсель морским путем – вдоль европейского побережья Атлантики. Всё его путешествие заняло немногим более двух месяцев. Постоянные торговые связи с жителями Британии и Скандинавии установить Пифею не удалось, но зато он удачно обменял часть вина и все пустые амфоры на первоклассный балтийский янтарь.

В родной Массалии отважный мореплаватель получил репутацию своеобразного прототипа барона Мюнхгаузена. Звание «Великого Лжеца» он заработал после рассказов о замерзающем море на севере, о приливах и отливах (которых нет в Средиземном море), о том, что солнце там летом не заходит, а лед может соседствовать с горячей водой. Но время восстановило справедливость. В 1900 году, через двадцать пять столетий со дня основания города Массилии, в Марселе была установлена статуя Пифея.

Вскоре после плавания Пифея, в 325 г. до Р. Х., исследовательские плавания были продолжены. Правителем всей Греции был тогда Александр, сын Филиппа II, царя Македонии – небольшого государства, населённого предками южных славян. Учителем и воспитателем Александра был величайший учёный античности – македонянин Аристотель, благодаря чему будущий властитель многих народов Европы, Азии и Африки стал образованным человеком, одержимым жаждой познания. Даже великим завоевателем Александр Македонский стал не только из желания расширить пределы своих владений, но также из стремления увидеть и узнать как можно больше. Поэтому Александр Великий, выступая в поход во главе своего войска, становился и руководителем гигантской военной экспедиции. Известно, что пехотные и кавалерийские части армии Александра, преодолевая огромные расстояния, овладели Египтом, Персией, странами Средней Азии и землями до реки Инд.

Находясь с войсками в верховьях Инда, Александр отдал флотоводцу Неарху приказ совершенно не завоевательского характера – открыть морской путь от Инда к Евфрату: «У тебя будет 150 кораблей и около 5 тысяч человек. Плыви на запад, а когда кончится провизия, причаливай к берегу и ищи встречи с моей армией, которая пойдёт берегом». Флот Неарха состоял из 33 двухпалубных галер и множества транспортных судов. На выполнение приказа потребовалось почти полгода. Неарх спустился вниз по Инду, миновал Крокалу (Карачи), добрался до Кармании (южная провинция Персии) и далее шёл вдоль берега до Персидского залива, где, подобно Пифею в Северной Атлантике, впервые обнаружил явления прилива и отлива. Исследовав северную часть Персидского залива, флот добрался до устья Евфрата.

В итоге примерно к 300 г. до Р. Х. греческие путешественники по морю и суше прошли от Тигра до Сыр-Дарьи, были на берегах Инда и Ганга, освоили моря Чёрное и Азовское, описали Красное и Каспийское моря и Персидский залив, добрались до берегов Сенегала, торговали с Испанией и Китаем, осваивали Великий шёлковый путь. Античная греческая культура оказала большое влияние на развитие целого ряда цивилизаций Средней Азии. Греческий язык стал средством международного общения.

Русь странствующая

Дорога, путь, стезя, тропа, колея… Странствие, путешествие, поездка, плавание, кочевье, хождение…

Путник, путешественник, странник, пешеход, кочевник, бродяга… Случайно ли в русском языке столько слов, связанных с передвижением человека по земной поверхности? Наверное, обширные просторы суши и водные пути немало способствовали стремлению наших далеких предков к странствиям и путешествиям.

А еще неуемное любопытство, извечное стремление узнать – что там, за морями, за горами, за дремучими лесами? Не потому ли многие герои русских народных сказок своей ли, отцовской или волей отправляются в путь-дорогу, и совсем не обязательно в тридевятое царство, тридесятое государство, чтобы найти там Жар-птицу или Царь-девицу, а иногда вообще «туда – не знаю куда, найти то – не знаю что»… И совсем не сказочный персонаж, а самый реальный тверской купец, совершив знаменитое хождение за три моря, оказался первым европейцем, прошедшим в Индию морским путем – за тридцать лет до прибытия туда португальских мореплавателей!

Маршруты Киевской Руси

Одним из предводителей восточнославянского племени полян был, согласно «Повести временных лет», князь по имени Кий. Вместе со своими младшими братьями Щеком и Хоривом и сестрою Лыбедью Кий возглавил один из полянских родов. В Среднем течении Днепра на высокой горе ими был основан город, который был назван Киевом по имени старшего брата. Был возле города «бор велик» и «звериные ловища». По словам летописца, Кий был первым полянским князем, ходил в Царьград (Константинополь), где принял великие почести от византийского императора. По одной из легенд, Щек (Чех) позже стал родоначальником чехов, а Хорив – хорватов.

Кроме Киева на Днепре, князь Кий основал небольшой городок Киевец на Дунае и хотел там поселиться. Но, не найдя взаимопонимания с местным населением, вынужден был возвратиться в Киев, ставший столицей Киевского княжества. Потомки Кия и его братьев в течение многих лет были князьями полян. Позже их владения были захвачены хазарами и древлянами.

В сентябре 862 года жители Новгорода избрали на княжение варяга Рюрика. Да, новгородцы призвали варяга. Чтобы понять, почему это произошло, надо иметь представление о некоторых сторонах новгородской жизни в IХ веке. Государственное устройство в Новгороде было республиканским. Власть не передавалась по наследству. Правителей избирали на вече. Главой государства был посадник. Князь же отвечал за оборону, внутренние дела и безопасность. Посадник и князь – это примерно то же, что сейчас президент и министр обороны. При этом в договоре всегда было условлено, что князь не распоряжается землёй, не собирает налоги, не контролирует бюджет и не выносит решения суда без посадника. Для этих функций вече избирало своих людей. На этом и стоял вечевой строй Новгородской республики вплоть до завоевания Москвой при Иване III.

Почему же князем был избран чужеземец – варяг? В этот вопрос внёс ясность известный историк и археолог, академик Валентин Лаврентьевич Янин. Всё дело в том, что русские княжества всегда были многонациональными, и князем становился, как водится на Руси, не всегда русский человек. Новгородская Земля не была исключением. Её в IХ веке населяли три племени – словене, кривичи и чудь. Когда стране грозило иноземное нашествие, воины всех племён составляли единое новгородское войско. Общими усилиями новгородцы отражали многих врагов. Прогнали и варягов. Но в мирной жизни возникла конфликтная ситуация: при избрании князя каждое племя выдвигало своего кандидата. Чтобы, выбрав князя из одного племени, не обидеть два других, вече решило пригласить его из совершенно посторонних людей – тех же варягов. Так Рюрик стал новгородским князем. Естественно, привёл и свою команду.

Но варяги – народ неуживчивый, если они даже из племени западных славян бодричей, к которым, возможно, принадлежали Рюрик и его люди. И вскоре в его команде начались раздоры. Сначала отделился воевода Рангвальд-Рогволод – он обосновался в Полоцке. Затем знатные варяги Аскольд и Дир со своими дружинами в 864 году, добравшись по Днепру до Киева, выгнали хазар и вокняжились сами. В 882 году Киев захватил новгородский князь Олег. Он убил обоих князей и основал новое государство – Киевскую Русь, границы которого простирались от Балтики и Белого до Черного моря и от Верхней Волги до Вислы. Киев был объявлен «матерью городов русских», то есть столицей метрополии.

Всё это сразу потребовало совершенствования путей сообщения между метрополией и регионами. Тогда-то и был проложен знаменитый торговый путь «из варяг в греки» – по Днепру, Ловати, Ильмень-озеру, Волхову, через Ладожское озеро и Неву в Балтийское море. Кроме того, была освоена торговая водная дорога по Волге и Каспийскому морю к берегам Персии.

С продвижением славян в южном направлении Византия обрела беспокойное соседство. В 907 году князь Олег морем пришел к византийскому берегу. Его бывалые воины поставили ладьи на колеса и, поймав парусами попутный ветер, сухопутный военный флот Олега штурмом взял Царьград. Император капитулировал без боя. Эта победа позволила Киевской Руси укрепить своё влияние не только в Константинополе, но и дальше на западе и востоке. Русские торговые караваны судов достигали берегов Египта, Испании и Северной Африки.

Плавания новгородцев

Мореходные и торговые дела предприимчивых людей Великого Новгорода оставили глубокий след в русской истории. О самых знаменитых из них – богатом госте Садко и удалом молодце-ушкуйнике Василии Буслаеве – были сложены замечательные былины. Особенно интересно то, что описанные в них маршруты практически полностью соответствуют реальностям тех давних времён.

В истории Великого Новгорода важнейшую роль играли речные пути, связывавшие город и его владения с дальними странами востока, юга и севера. Это – речной путь «из варяг в греки» и одновременно из черноморских стран в Новгород. Главной же водной артерией новгородской торговли с Волжской Булгарией, хазарами, арабами, государствами Средней Азии и Золотой Ордой служила Волга. Новгородцы освоили несколько водных путей из Новгорода на Волгу.

На каких же судах плавали Садко и другие новгородские купцы? Для Балтийского моря использовались заморские лодьи (ладьи). Определение «заморские» означало, что они предназначались для торговли за морем. Они представляли собой относительно крупные палубные суда с надстройкой, называемой чердаком. У такой ладьи основой корпуса были мощный киль и шпангоуты из цельных «кокор» из кривых стволов, к которым крепилась дощатая обшивка. Конструкция этих кораблей отражала традиции восточнославянских и скандинавских судостроителей. Длина такой ладьи составляла около 20 м, ширина 4,5–5,5 м, осадка до 2 м, а водоизмещение – до 100 тонн. Съёмная мачта держала на рее прямой парус площадью до 80 кв. м. Рулевое весло было на правом борту.

А для прибрежного морского плавания, для путешествия по рекам и перетаскивания через волоки более пригодны были другие плавсредства – шитики и ушкуи, созданные новгородскими умельцами. Шитик – это малая плоскодонная ладья длиною до 15 м и шириною около 3 м, грузоподъемностью до 30 тонн, предназначенная прежде всего для перевозки грузов. Шитик оснащался мачтой с прямым парусом и вёслами. В средней части ладьи было дощатое укрытие, а в кормовой части – помещение для команды. Обычно на большом шитике имелась небольшая гребная лодка (шлюпка) для сообщения с берегом.

Особое место занимал в жизни новгородцев ушкуй. Эта ладья, вмещавшая 25–30 человек, имела съемную мачту и весла. Иногда на ушкуе устанавливалась и палуба. Ушкуи были лёгкими на ходу. Сравнительно небольшая осадка позволяла им ходить и по малым рекам. Ушкуи получили большую известность в первую очередь из-за того, что были излюбленным типом судна новгородской вольницы. Ушкуйники активно участвовали в освоении Заволочья, Вятской и Пермской земель, в боевых и торговых походах северных соседей викингов.

Знаменитым ушкуйником был и герой новгородской былины Василий Буслаевич. По былине, он набрал дружину таких же молодцев, как он сам. Охотники нашлись и составили как раз экипаж одного ушкуя. Василий погрузил на ушкуи свинец, порох, запасы хлебные, оружие долгомерное. В былине описаны приключения Василия и его дружины на пространстве от Каспийского морея до «Ерусалимграда на Ердан-реке». На обратном пути в Новгород Василий Буслаевич сложил свою буйную голову на горе Сорочинской, распугивая «заставу корабельную». Немало молодцев-ушкуйников остались навсегда в сырой земле по берегам Волги и других рек.

Былины о Василии Буслаевиче отразили сведения о походах ушкуйников, редко и неохотно упоминаемые историками. Ведь ещё во второй половине XII века новгородские ушкуйники отправились на судах вниз по Волге, вошли в Каму и, пробившись сквозь владения булгар, добрались до реки Вятки и завладели несколькими городками, заложили свой укреплённый город Хлынов – центр новгородского влияния. Вся эта местность стала называться Вяткой, а жители вятичами. Со временем название Вятка перешло и на главный город области. Вятичи установили республиканский политический строй, как и в Новгороде.

Флотилии ушкуйников непрерывно тревожили волжско-камских булгар, нападая на их города Кашан, Жукотин и другие, ходили по Волге, грабили под Нижним Новгородом торговые караваны татар, булгар, армян, персов, индийцев и других восточных народов, которых в русских летописях называли обобщенно «бесерменами». Отмечены нападения на бесерменские караваны в 1375 году, когда до 2000 ушкуйников на 70 судах хозяйничали на Волге от Костромы до Астрахани. Летопись отмечает случаи нападения ушкуйников и на русские поволжские города. Такая разбойная активность новгородских, вятских и иных ушкуйников продолжалась на Волге до конца XIV века. Это дало основания некоторым татарским историкам утверждать, что на самом деле было не монголо-татарское иго на Руси, а русское иго на татарских землях. Закончилась же разбойная экспансия ушкуйников только с возрастанием силы и влияния Московского княжества.

Самое раннее упоминание о северных плаваниях новгородцев имеется в Софийской летописи, где говорится, что в 1032 году новгородский посадник Улеб ходил к «Железным воротам» (возможно, имеется в виду пролив Карские ворота). Известен также рассказ летописца Нестора о посылке в 1096 году новгородским боярином Гюрятой Роговичем своих дружинников за данью в Печорский край и на Северный Урал. Рассказ изложен летописцем от лица самого Гюряты Роговича: «Послал я отрока своего в Печору, к людям, которые дань дают Новгороду. И пришел отрок мой к ним, а оттуда пошел в землю Югорскую. Югра же – это люди, а язык их непонятен, и соседят они с самоядью в северных странах. Югра же сказала отроку моему: «Дивное мы нашли чудо, о котором не слыхали раньше, а началось это еще три года назад; есть горы, заходят они к заливу морскому, высота у них как до неба, и в горах тех стоит клик великий и говор, и секут гору, стремясь высечься из нее; и в горе той просечено оконце малое, и оттуда говорят, но не понять языка их, но показывают на железо и машут руками, прося железа; и если кто даст им нож ли или секиру, они взамен дают меха. Путь же до тех гор непроходим из-за пропастей, снега и леса, потому и не всегда доходим до них; идет он и дальше на север».

Сейчас трудно понять, что за таинстенный народ, проживающий внутри горы (может быть, в пещере?) обнаружили югорцы (по-современному – обские угры, то есть манси или ханты). Вообще в те времена и на русском севере, и в Сибири ходили легенды о неких подземных жителях, которые раньше жили на поверхности земли, но ушли под землю перед лицом каких-то грядущих угроз. На Руси этих подземных жителей называли «чудью белоглазой», а народы Сибири (те же ханты и манси, например – сабирами, савирами, сибирами). Похожие легенды есть и у народов Алтая, и у сибирских (барабинских) татар.

Достоверные сведения о приключениях мореходов Великого Новгорода содержит памятник древнерусской литературы «Послание» Василия Новгородского. По словам писателя-историка С.Н. Маркова, архиепископ Новгородский Василий, «старчище-пилигримище», известный ранее в миру под именем и прозвищем Григория Калики, строил в Новгороде каменные стены, собственными руками чинил мост через Волхов. Он в своё время побывал в Царьграде-Константинополе. Перу архиепископа Василия принадлежит «беседа» о Царьграде, о его достопримечательностях и памятниках прошлого, составленная около 1323 года. В 1347 году Василий закончил одно из своих посланий. В нем описывались дальние морские путешествия новгородцев. «…Много детей моих новгородцев видоки тому: на дышющем море червь не усыпающий, и скрежет зубный, и река смоляная Могр», – писал Василий. Из этих слов явствует, что мореходы, плававшие по «дышющему морю», были современниками Василия. Он лично общался с ними и слышал изустные рассказы об опасностях и муках, которые и «ныне суть на Западе», как выражался он в своем «Послании».

«Где же побывали отважные новгородцы? – пишет С.Н. Марков, – Перед нами открывается необъятная Северная Атлантика. «Червь неусыпающий» – морской слизняк, которым кишат воды Шпицбергена, Ян-Майена и Исландии. «Река смоляная Могр» – мощные потоки чёрной лавы исландских вулканов. И с чем же, как не со «скрежетом зубным», можно сравнить звуки от непрестанного трения льдин друг о друга?

Откуда новгородцы могли начать свое плавание? К тому времени на «дышющем море» уже более столетия существовало новгородское поселение Кола, колыбель древних русских мореходов. В летописях Норвегии и исландских сагах есть подтверждение тому, что в 1316 году русские мореплаватели доходили до Галогаланда. Это северная оконечность Норвегии. Далее расстилался страшный «безбрежный океан, опоясывающий всю землю», как говорил немецкий историк XI века Адам Бременский.

В 1318 году новгородские удальцы снова пошли «за море» и, обогнув Скандинавский полуостров, достигли Ботнического залива. Через два года новгородские «повольники» Лука и Игнат оглядывали со своих судов побережья крайнего севера Норвегии. В 1323 году исландские летописцы занесли в свои свитки свидетельства о том, что русские мореплаватели снова появлялись в Галогаланде. Около 1326 года новгородцы и двиняне опять ходили морем в Скандинавию. Они тогда уже держали в своих руках огромный участок Северного морского пути от Скандинавии до устья Печоры.

В том же послании 1347 года Василий Новгородский рассказал о втором походе отважных новгородских мореплавателей, но уже на Северо-Восток. Он даже называет их имена: Моислав Новгородец и сын его Яков. У них были три судна, снабженные мачтами – «щеглами». «…И всех было их три юмы, и одна из них погибла, много блудив, а две их потом долго носило ветром, и принесло их к высоким горам», – повествует Василий Новгородский.

Он рисует величественную картину северного сияния, к которой были прикованы взоры Моислава, Якова и их спутников. «…И свет бысть в месте том самосиянен, яко не мощи человеку исповедати: и пребыша долго время на месте том, а солнца не видеша, но свет бысть многочасный, светлуяся паче солнца». Из этого отрывка мы можем заключить, что долгая полярная ночь застала отважных новгородцев в их скитаниях.

По свидетельству древнего писателя, Моислав и Яков трижды посылали своих спутников на высокую гору – «видети свет». В этом нет ничего сказочного, противоречащего действительности; в науке известны северные сияния, горящие на сравнительно небольшой высоте от земли, когда создается впечатление, что до них, что называется, «рукой подать»…

Моислав и Яков «побегоша вспять», ибо им не дано было «дале того видети светлости тоя неизреченные». Вернувшись на берега Волхова, отважные мореплаватели рассказали о том, что они видели на дальнем Северо-Востоке. Картину северного сияния, вдохновенно нарисованную Василием Новгородским, можно считать древнейшим описанием этого явления, отысканным мною в русской литературе».

Что искал купец за тремя морями?

В российской истории много загадочных личностей. И, может быть, самая загадочная из них – личность тверского купца Афанасия Никитина. Да и купцом ли он был? А кем, если не купцом? То, что был путешественником и писателем – это понятно: совершил своё «Хожение за три моря» и ещё написал о нём, да так, что и сейчас, спустя более 500 лет, читать интересно. А вот чем торговал этот купец – неизвестно. Почему сам ехал на одном судне, а товары вёз на другом? И зачем брал с собой книги – целый сундук? Есть и ещё вопросы…

Записки Афанасия Никитина приобрёл в 1475 году Василий Мамырев, дьяк великого князя московского Ивана III, у неких купцов, прибывших в Москву. «Обретох написание Офонаса тверитина купца, что был в Ындее 4 годы, а ходил, сказывают, с Василием Папиным» – так надписал обретённые «тетрати» путешественника дотошный чиновник, уточнив при этом, что вышеупомянутый посол ездил тогда к Ширван-шаху (то есть к правителю Азербайджана) с партией кречетов (знаменитых ловчих птиц русского Севера), предназначенных в дар восточному властителю, а позже участвовал в Казанском походе, где и погиб от татарской стрелы. Уже такое предисловие говорит о пристальном интересе высшего кремлёвского чиновника к этому документу (дьяк – должность, соответствующая статусу министра).

А документ в самом деле прелюбопытный. Вот что из него следует. Когда в 1466 году великий князь Московский Иван III отправил своего посла Василия Папина ко двору шаха страны Ширван, купец из Твери Афанасий Никитин, собиравшийся в торговую поездку на Восток, решил присоединиться к этому посольству. Готовился он основательно: достал проезжие грамоты от великого князя Московского и от князя Тверского, охранные грамоты от епископа Геннадия и воеводы Бориса Захарьевича, запасся рекомендательными письмами к нижегородскому наместнику и таможенному начальству.

В Нижнем Новгороде Никитин узнал, что посол Папин уже проследовал мимо города к низовьям Волги. Тогда купец решил дождаться ширванского посла Хасан-бека, который возвращался ко двору своего государя с 90 кречетами – подарком Ивана III. Товары свои и вещи Афанасий разместил на малом судне, а сам с походной библиотечкой устроился на большом корабле с другими купцами. Вместе со свитой Хасан-бека, кречетниками и Афанасием Никитиным в Ширванское царство ехали более 20 русских – москвичей и тверичей. Чем собирался Никитин торговать, он нигде не упоминает. Прямо как у Пушкина в «Сказке о царе Салтане»: «Торговали мы недаром Неозначенным товаром».

В низовьях Волги караван ширванского посла сел на мель. Здесь на него напали лихие люди астраханского хана Касима. Они ограбили путников, убили одного из русских и отняли у них малый корабль, на котором были все товары и имущество Никитина. В устье Волги татары захватили ещё судно. Когда путешественники шли вдоль западного берега Каспия к Дербенту, налетела буря – и ещё корабль разбило у дагестанской крепости Тарки. Кайтаки, местные жители, разграбили грузы, а москвичей и тверичей увели с собой в полон…

Плавание продолжал единственный уцелевший корабль. Когда, наконец, прибыли в Дербент, Никитин, найдя Василия Папина, попросил его и ширванского посла, чтобы они помогли выручить русских, угнанных кайтаками. Его послушали и отправили скорохода в ставку государя Ширвана, а тот отправил посла к предводителю кайтаков. Вскоре Афанасий Никитин встречал освобожденных земляков в Дербенте.

Ширваншах Фаррух-Ясар получил драгоценных русских кречетов, но пожалел нескольких золотых монет, чтобы помочь раздетым и голодным людям вернуться обратно на Русь. Товарищи Никитина заплакали «да и разошлись кои куды». Те, у кого не было долгов за товары, взятые на Руси, побрели домой, другие ушли работать в Баку, а некоторые остались в Шемахе. Куда же направил стопы Афанасий Никитин, полностью ограбленный, без товаров, денег и книг? «А я пошёл в Дербент, а из Дербента в Баку, а из Баку пошёл за море…» Зачем пошёл, почему, на какие средства? Об этом ни слова…

В 1468 году он оказывается в Персии. Где и как он провёл целый год – опять ни слова. Впечатлений от Персии, где он прожил ещё один год, у тверского купца совсем немного: «из Рея пошёл к Кашану и тут был месяц. А из Кашана к Найину, потом к Йезду и тут жил месяц…» Покинув Иезд, странник добрался до населенного купцами-мореходами города Лара, правители которого зависели от государя могущественной Белобаранной Туркменской державы. «Из Сирджана к Таруму, где финиками кормят скотину…»

«И тут есть пристанище Гурмызьское и тут есть море Индейское», – записал Афанасий Никитин весной 1469 года в своей «тетрати». Здесь, в Ормузе на берегу Персидского залива, ограбленный странник вдруг оказывается владельцем породистого жеребца, которого надеялся выгодно продать в Индии. Вскоре Никитин вместе со своим конем был уже на парусном корабле без верхней палубы, перевозившем через море живой груз. Через шесть недель судно бросило якорь в гавани Чаул на Малабарском берегу, на западе Индии. Перевоз обошёлся в сто рублей.

Индия заняла в дневниках Афанасия значительное место. «И тут есть Индейская страна, и люди ходят все наги, а голова не покрыта, а груди голы, а власы в одну косу заплетены, а все ходят брюхаты, а дети родятся на всякий год, а детей у них много. А мужики и жонкы все нагы, а все черны. Яз куды хожу, ино за мною людей много, да дивуются белому человеку…» – удивлённо записывал Афанасий Никитин.

Около месяца ехал на своем коне Афанасий Никитин в город Джуннар (Джунир), делая, видимо, частые остановки в пути. Он указывал в дневнике расстояния между городами и большими селениями. Джуниром, который входил, вероятно, в состав мусульманского государства, правил наместник Асад-хан, который, как писал Никитин, имея много слонов и коней, тем не менее «ездил на людях».

Пока Афанасий Никитин изучал Джунир, Асад-хан отнял у него ормузского жеребца, а затем стал шантажировать, обещая вернуть коня и дать тысячу золотых впридачу, если купец примет мусульманскую веру. Но православный христианин оказался стойким в убеждениях. А тут ещё вовремя объявился знакомый перс, казначей Мухаммед, которрый убедил Асад-хана оставить Афанасия в покое, и в конце концов джунирский хан вернул ему коня. Здесь тоже загадка – что за казначей Мухаммед, откуда он знал русского купца и почему вступился за него? Такое впечатление, что в Персии и в Индии у Афанасия были влиятельные друзья-мусульмане. Товарищам же своим по профессии купец советует: «Ино, братие рустии християня, кто хощет поити в Ындейскую землю, и ты остави веру свою на Руси, да воскликнув Махмета (призвав пророка Мухаммеда) да поити в Гиндустанскую землю».

Плавание Афанисия Никитина (1468–1473 гг.)


Никитин продолжил своё путешествие. Прибыв в город Бидар, столицу мусульманского государства Декан, где торговали рабами, конями, золотистыми тканями. «На Русскую землю товара нет», – с огорчение записал путешественник. Оказалось, что Индия не так богата, как думали о ней в Европе. Осматривая Бидар, он описывал боевых слонов деканского султана, его конницу и пехоту, трубачей и плясунов, коней в золотых сбруях и ручных обезьян. Ему бросились в глаза роскошь жизни индийских «бояр» и нищета сельских тружеников. Знакомясь с индийцами, странник не скрывал, что он русский.

На каком языке общался Афанасий с местными жителями? Персидским и татарским языками он владел превосходно. Видимо, легко давались ему и здешние наречия. Индийцы сами вызвались проводить Никитина к храмам Шрипарваты, где его поразили огромные изоражения бога Шивы и священного быка Нанди. Беседы с молящимися у кумирен Шрипарваты дали Никитину возможность подробно описать жизнь и обряды поклонников бога Шивы.

В это время в дневнике Никитина появился путеводитель с указанием расстояний до Каликута, Цейлона, царства Пегу (Бирмы) и Китая. Никитин записывал, какие товары вывозятся через индийские порты Камбай, Дабул, Каликут. Перечислялись самоцветы, ткани, соль, пряности, хрусталь и рубины Цейлона, яхонты Бирмы.

Кругом шли войны между азиатскими властителями. Путешественник описывал в «тетратях» их выступления и походы, указывал численность войск мусульманских и индийских владык, перечислял виды вооружения, количество боевых слонов. «Пути не знаю. И куда я пойду из Индостана: из Ормуза пойти, а из Ормуза на Хорасан – пути нет, и на Чагатай пути нет, и на Бахрейн пути нет, и на Йезд пути нет», – горестно записывал Афанасий, тоскуя по родной земле.

…Весной 1472 года Афанасий Никитин твердо решил, несмотря ни на что, возвращаться на Русь. Пять месяцев провел он в городе Кулуре, где находились знаменитые алмазные копи и работали сотни мастеров ювелирного дела. Побывал и в Голконде, которая уже тогда славилась на весь мир своими сокровищами, в бывшей столице Декана Гульбарге и вышел на берег моря в Дабуле. Капитан беспалубного парусника, отправлявшийся в Ормуз, взял с Никитина два золотых. Через месяц тверитянин вышел на сушу. Это была Эфиопия. Здесь Афанасий Никитин пробыл около недели, ещё три недели он провёл на острове Ормузе, а затем пошел на Шираз, Испагань, Султанию и Тавриз.

В Тавризе Никитин посетил ставку Узун-Хасана, государя Белобаранной Туркменской державы, который властвовал тогда почти над всем Ираном, Месопотамией, Арменией и частью Азербайджана. Что связывало могущественного восточного владыку с тверским купцом, о чем беседовал с ним Узун-Хасан, дневники умалчивают, как и о многом другом. В гостях у туркменского царя путешественник пробыл десять дней. На Русь он шёл новым путем, через Чёрное море.

Новые испытания ждали Никитин у турок. Они перетрясли все его пожитки и унесли их в крепость, к наместнику и коменданту Трапезунда. Роясь в вещах странника, турки искали какие-то грамоты, возможно, принимая Афанасия Никитина за московского посла ко двору Узун-Хасана. Неизвестно, кстати, где, когда как и исчезли вышеупомянутые грамоты, полученные им в Москве и Твери перед отправкой в Ширван.

Через третье по счету море пошёл Афанасий Никитин к городу Кафе (ныне это Феодосия), колонии генуэзских купцов, где и высадился в ноябре 1472 года. Но конец путешествия Афанасия Никитина не очень ясен. «Сказывают, что, до Смоленска не дошед, умер», – сообщается в предисловии к «Хожению за три моря», обретённому дьяком Мамыревым.

Так же непонятно, что делал любопытный тверяк, пребывая четыре года в Индии. И почему, наконец, некоторые строки и страницы дневника написаны не по-русски, хотя и русскими буквами. Выдвигались даже версии, что это некие зашифрованные тексты. Однако переводы с персидского и татарского языков показывают, что на этих языках написаны размышления Афанасия о Боге, о постах и молитвах…

Вот несколько заключительных строк в дневниковых записях Афанасия Никитина: «Милостиею Божиею преидох же три моря. Дигерь Худо доно, Олло перводигерь дано. Аминь! Смилна рахмам рагим. Олло акьбирь, акши Худо, илелло акшь Ходо. Иса рухоало, ааликсолом. Олло акьберь. А илягаиля илелло. Олло перводигерь. Ахамду лилло, шукур Худо афатад. Бисмилнаги рахмам ррагим. Хуво могу лези, ля лясаильля гуя алимуль гяиби ва шагадити… (Остальное Бог знает, Бог покровитель ведает. Аминь! Во имя Господа милостивого, милосердного. Господь велик. Нет Бога, кроме Господа. Господь промыслитель. Хвала Господу, благодарение Богу всепобеждающему. Во имя Бога милостивого, милосердного. Он Бог, кроме которого нет Бога, знающий всё тайное и явное…)

И опять загадка. Почему православный христианин, отказавшийся принимать ислам, пишет молитвы на другом языке, причем эти молитвы похожи на мусульманские… Или история не всё знает о том, как молились тверские купцы в ХV веке?

Одно несомненно: кем бы ни был Афанасий Никитин – купцом, разведчиком, проповедником или просто очень любознательным путешественником, – но писателем он был талантливым и человеком, без сомнения, обаятельным. Иначе как бы он мог сходить за три моря? Между прочим, он оказался первым европейцем, прошедшим в Индию морским путём – за тридцать лет до плавания португальца Васко да Гама!

Открытия америки

Как принято считать, Колумб до конца жизни был уверен, что открыл западный путь в Индию (в действительности тут всё не так просто, как не прост – и очень не прост! – был сам Адмирал Моря-Океана). То, что им была обнаружена неизвестная ранее часть света, выяснилось несколько позже. Вопрос в другом: не открывал ли кто Америку до Колумба? Многие факты свидетельствуют, что здесь побывали – и не раз! – древние и средневековые мореходы, не озаботившиеся тем, чтобы их имена вошли в историю великих географических открытий.

Китайцы и там успели

Знаменитый английский мореплаватель Джеймс Кук, побывавший в 1778 году на североамериканском побережье Тихого океана, обнаружил у местных индейцев немало вещей явно китайского происхождения. Более того, как выявили в XX веке этнографы, нагрудные украшения (типа мониста) индейских племен хайда и квакиютль, обитающих на северо-западе США и Канады, сделаны из китайских бронзовых монет.

Возможность высадки задолго до Колумба китайских моряков на берега Америки объясняется довольно просто. Мореходы Поднебесной империи вряд ли искали новые земли – скорее всего, их морские корабли или джонки прибивала к американским берегам стихия в «лице» ветров и течений. Хорошо известно, что Северо-Тихоокеанское течение, подходя к побережьям США и Канады, там поворачивает к югу и устремляет воды прямо к Мексике и Калифорнии. Если в XIX и XX веках бывали случаи, когда лёгкие китайские суденышки повыбрасывало на побережье Северной Америки, то, такое могло происходить и в доколумбовы времена.

Но «подозреваются» в доколумбовых визитах к берегам Америки не только китайцы. То же самое Северо-Тихоокеанское течение, перед тем как устремиться к Америке, проходит совсем недалеко от Японии. Очевидно, оно могло с одинаковым успехом перебрасывать в Новом Свете не только китайские, но и японские корабли. И то, что задолго до появления испанцев в Америке приходилось бывать мореплавателям Страны Восходящего Солнца, находит подтверждения в работах историков.

В 1956 году эквадорские и американские археологи, совместно проводя раскопки Вальдивии на южном побережье Эквадора, получили удивительные результаты: оказалось, что древние люди неизвестной прежде культуры IV–III тысячелетия до нашей эры, переходящие от охоты и собирательства к земледелию, уже умели делать великолепную глиняную посуду. В 1960 году археологи извлекли на свет красный глиняный кувшин, по многим признакам относящийся к керамическим изделиям неолитической культуры Японии, известной как Средний Дзёмон. Позже появились и другие подобные артефакты. Поражённые археологи даже слетали в Японию, чтобы на месте познакомиться с памятниками Среднего Дзёмона, и не только убедились в своей правоте, но даже нашли в Японии район, где сходство местной керамики с американскими образцами, буквально бросалось в глаза. Этим местом оказался остров Кюсю.

На территории Эквадора были сделаны и другие удивительные находки. Изучая памятники древней индейской культуры в Баия-де-Каракасе, археолог Э. Эстреда обратил внимание на глиняные игрушки, представляющие собой аккуратно вылепленные домики и статуэтки. Некоторые фигурки изображали бородатых людей, сидящих в типично японской позе – со скрещёнными ногами. А крыши игрушечных домиков имели загнутые углы, как у азиатских пагод. Были найдены также рельефные рисунки, изображавшие человечков, несущих на плечах японско-корейские «коромысла» – длинные шесты с подвешенными на концах грузами. Эти находки сходны с памятниками культуры этих стран, датируемыми первыми веками нашей эры. Значит, японские и корейские мореходы побывали на эквадорском побережье Южной Америки около двух тысяч лет назад?

Но уж по крайней мере в первой половине ХV века мореплаватели Поднебесной империи Америку открыли. Это следует из книги английского исследователя Гевина Мензиса «1421 год, когда Китай открыл мир», вышедшей на русском языке в 2006 году. Во вступлении к своей сенсационной книге автор пишет:

«Вы думаете, Колумб первым открыл Америку? Вы заблуждаетесь. За 70 лет до него, в 1421 году, огромный китайский флот совершил кругосветное путешествие, открыв и обе Америки, и Австралию, и даже Антарктиду…

У меня имеется достаточно доказательств, чтобы перекроить всю истроию великих географических открытий и западной цивилизации. В течение 10 лет я странствовал по земному шару, стараясь следовать по пути, проложенному китайскими путешественниками древности. Помимо того, я копался в различных архивах, музейных и библиотечных фондах, бродил по залам древних дворцов и замков, посещал известные с давних времен морские порты, исследовал береговую линию, высаживался на отдаленных, забытых Богом и людьми островах.

Где бы я ни был, я всегда или почти всегда обнаруживал свидетельства, говорившие в пользу моей теории. Остается только удивляться, что такие искусные путешественники, совеершившие величайшие открытия в истории человечества, были этим самым человечеством незаслуженно забыты».

Более того, Г.Мензис приводит имена людей, имеющих к этим открытиям непосредственное отношение. Прежде всего, это Чжу Ди, второй император династии Мин. Далее – адмирал Чжэн Хэ, глава пяти Золотых флотов империи. Что касается конкретных открытий, то Южную и Северную Америку открыли моряки под командованием адмиралов Чжоу Маня и Чжоу Вэня. Кроме того, Чжоу Мань открыл Австралию, а Чжоу Вэнь совершил путешествие к Северному полюсу. Флот адмирала Хон Бао побывал в Австралии и Антарктике, а Ян Цин обследовал берега Африки.

Почему это не стало достоянием гласности? Этому есть свои причины. Во-первых, китайцы совершали путешествия и делали открытия не для так называемого «мирового сообщества», а для своей страны, по приказу императора – Сына Неба. Во-вторых, Китай всегда был достаточно закрытым государством и не спешил делиться добытой информацией с «длинноносыми» и «заморскими чертями», как именовались все иностранцы. В-третьих, европейцы, добывшие какими-то способами составленные китайцами карты новых земель, засекречивали их куда тщательнее, чем сами китайцы. И когда в печать просачиваются сведения о том, что Колумб, Магеллан, Васко да Гама и другие адмиралы Южных морей располагали секретными картами, авторы могут иметь в виду именно карты китайских адмиралов, открывших мир в ходе кругосветных путешествий 1421–1423 годов.

Египетские и финикийские следы

Египет – «альма матер» древнегреческих философов. Но что знала о нём Европа до ХIХ и ХХ веков? За одно только ХIХ столетие учёные-египтологи обнаружили столько сфер влияния древнеегипетской цивилизации, что сразу же усмотрели следы этого влияния в странах Нового Света. И чем больше они узнавали о Древнем Египте, тем более явными виделись параллели между цивилизациями Северной Африки и Центральной Америки. В первую очередь это, конечно, гигантские пирамиды, которые есть, кроме Египта, в Мексике и Перу. Схожи музыкальные инструменты и орудия труда, керамические и золотые филигранные изделия. По обе стороны океана поклонялись Солнцу, делали ритуальные изображения существ с телом человека и головой животного. А ещё поражает воображение сходство одежды, рецептур состава бронзы, одна конструкция ткацкого станка, солнечных календарей…

Уже во второй половине XX века американский ученый С.Гордон выступил с утверждением, что во II тысячелетии до Р. Х. египтяне неоднократно совершали плавания к берегам Центральной Америки. В качестве свидетельства он предъявил найденную в Мексике нефритовую статуэтку, изображающую сидящего писца, на которой имеется надпись, сделанная египетскими иероглифами.

А в 1970 году гипотезу о египетском влиянии на формирование древнеамериканских цивилизаций действенно поддержал знаменитый норвежский исследователь Тур Хейердал, переплыв с международной командой Атлантический океан на лодке «Ра-2», точной копии египетского судна, изготовленного по древней технологии из нильского папируса.

Во время строительства лодки Хейердал делился с коллегами своими наблюдениями: «Сходство между ранними цивилизациями Египта и Мексики не ограничивается лишь пирамидами. Ученые отмечают сходство фресковой живописи в храмах и усыпальницах, схожие конструкции храмов с искусными мегалитическими колоннадами… При сооружении сводов из плит архитекторы по обе стороны Атлантики не знали искусства возведения настоящей арки. Обращают на себя внимание наличие циклопических по размеру каменных человеческих фигур, удивительные астрономические познания и высокоразвитая календарная система в Мексике. Ученые сопоставляют удивительную по совершенству практику трепанации человеческого черепа, характерную для культур древнего Средиземноморья, Мексики и Перу, а также указывают на схожий египетско-перуанский обычай мумификации… Эти и другие многочисленные свидетельства сходности культур, взятые вместе, могли бы подтвердить теорию о том, что однажды или неоднократно суда с берегов Средиземного моря пересекали Атлантический океан и принесли основы цивилизации аборигенам Мексики…

Нигде – ни в Мексике, ни в другой части Америки, археологи не обнаружили признаков эволюционного развития культуры. Везде, как показали раскопки, цивилизация расцвела сразу. Повсюду мы находили следы пришельцев, принесших с собой зрелую и утончённую цивилизацию, а центра, откуда начиналась бы эволюция ранних американских культур, пока отыскать не удалось. И что ещё более поразительно, территория распространения ранней цивилизации Америки (культура ольмеков, мексиканские штаты Вера-Крус и Табаско, с 1200 или 800 до нашей эры по 400 до нашей эры), была ограничена весьма неудобным районом тропических джунглей Центральной Америки. Но именно здесь большое океанское течение, идущее от Гибралтара и Канарских островов, впадает в Мексиканский залив».

Лодка «Ра-2» вышла из Марокко 17 мая 1970 года, а 12 июля она благополучно достигла острова Барбадос, доказав тем самым, что Атлантический океан не был для египтян непреодолимой преградой. И совсем не исключено, что именно древние египтяне были среди первых открывателей Нового Света.

Сторонники точки зрения, согласно которой Америка была в древности открыта египтянами, возможно, и правы. Но они не могут не знать, что те же египтяне в морских делах пользовались знаниями и опытом финикийских капитанов. Как уже отмечалось выше, когда фараон Нехо II организовал крупную морскую экспедицию с целью проверить точность информации, что Африка со всех сторон окружена морем, плавание осуществляла нанятая им команда финикийцев, которые справедливо считаются самыми опытными и отважными моряками древности. Для этого были все основания. Ведь именно финикийцы (в Библии их страна носит название Ханаан) открыли и начали активно осваивать острова Канарские, Азорские и Мадейру, добирались до берегов Англии на Западе и до Малайского полуострова на Востоке, даже выходили в Тихий океан.

Древнегреческий ученый Диодор Сицилийский (I век до Р. Х.) в своём капитальном труде «Историческая библиотека» сообщает о какой-то далёкой земле в Атлантическом океане. «За Ливией (то есть Африкой), на расстоянии многих дней плавания, в океане лежит остров больших размеров. Земля там плодородна, гориста, и немало там равнин прекрасного вида. По ним текут судоходные реки. В древние времена этот остров оставался неоткрытым, так как был удалён от остального обитаемого мира, и был обнаружен только в позднее время по такой причине: с древних времен финикийцы много странствовали в целях торговли, основали колонии в Ливии и в западной части Европы. Обследовав район, находящийся за Геркулесовыми Столбами, они были отнесены ветрами далеко в океан. После долгих скитаний их вынесло на берег острова, нами упомянутого… Там есть деревянные хижины, с любовью построенные, с садами, в которых есть фруктовые деревья всех сортов. Холмистая местность покрыта дремучими лесами. Жители много времени проводят на охоте. Есть у них и рыба, ибо берега их родины омывает океан…». Судя по этим подробностям, финикийцы не только побывали на острове и обследовали его, но и смогли вернуться обратно – иначе откуда бы Диодор получил столь необычные сведения?

В пользу финикийской гипотезы свидетельствуют и удивительные находки, сделанные в разное время в Новом Свете. Так, ещё в 1869 году в американском штате Нью-Йорк из земли была выкопана огромная каменная статуя, на которой видна хоть и нечёткая, но явно финикийская надпись. Вскоре после этого в бразильском штате Параиба нашли каменную плиту с финикийскими письменами. Напрашивалось стандартное для всех «нестандартных» археологических находок объяснение – «подделка». Но год спустя в том же бразильском штате обнаружилась ещё одна плита с финикийской надписью, за подлинность которой грудью встал директор Национального музея в Рио-де-Жанейро доктор Ладислау Нетту. Расшифрованная подпись гласила: «Мы – сыны Ханаана из Сидона, города царя. Торговые дела завели нас на этот далекий берег, в край гор. На 19-м году правления Хирама, нашего могущественного царя, мы отплыли из Эзион-Гезера в Красное море и отправились в путешествие на 10 судах. Два года все вместе мы плыли по морю вокруг земли Хам, но были разлучены рукой Ваала – и уже не стало с нами наших товарищей. И так мы попали сюда, двенадцать мужчин и три женщины, на этот остров».

«К сожалению, сама эта плита не сохранилась, остались лишь снятые с нее рукописные копии надписи. – пишет исследователь В.И. Малов в работе «Тайны географических открытий». – Поэтому в наши дни скептики не верят, что плита была на самом деле, считая всю эту историю чьей-то выдумкой. Однако стоит припомнить, что в том же году, когда плита была найдена, видный немецкий ученый К. Шлоттман опубликовал в серьезном научном журнале статью, где, подытоживая собственный анализ финикийской надписи, писал: «Если это фальшивка, то злоумышленник должен быть прекрасным знатоком финикийского языка и обладать большим эпиграфическим талантом, ибо отдельные черты надписи не только финикийские, а, несомненно, сидонские. Трудно предположить, что такой знаток диалектов финикийского языка живет в Бразилии, да и в Европе их, наверное, не так уж много…»

Новые удивительные находки были сделаны и в XX веке. Археолог Ч. Боланд обнаружил в заброшенном селении в Нью-Гэмпшире (США) каменные постройки, жертвенные камни и следы железоделательного производства. По его предположению, всё это – останки карфагенской колонии, существовавшей здесь в V–II веках до нашей эры. Схожие следы колонизации обнаружились и в штате Пенсильвания. Несколько камней с полустёртыми финикийскими надписями найдены на реке Роаноке в штате Вирджиния. В графстве Брунсвик, на атлантическом побережье Соединенных Штатов, археологи раскопали короткий железный меч, схожий с финикийскими. А на территории Мексики был обнаружен отнесённый к I тысячелетию до Р. Х. резной диск из камня, на котором изображён в профиль портрет мужчины семитического типа с бородой и усами, со средиземноморским разрезом глаз и в традиционном головном уборе.

«Голова спящего негра»

В знаменитом фантастическом романе А.Н. Толстого «Аэлита» марсиане, рассказывая пришельцам с нашей планеты о далёком прошлом Земли, говорят о затонувшем материке, жители которого поклонялись «голове спящего негра». Эта деталь, как и любая другая в творчестве замечательного русского писателя, не была случайной. Алексей Николаевич Толстой был разносторонне образованным человеком и хорошо знал гипотезу, согласно которой Атлантида была затонувшей частью Американского континента. Знал он и о том, что в 1862 году на плантации сахарного тростника близ мексиканской деревушки Трес-Сапотес инженер Мельгар обнаружил удивительную каменную скульптуру, высеченную из глыбы базальта. Это была огромная, увенчанная шлемом голова африканца со всеми характерными признаками негроидной расы. Мельгар и объявил в научной периодической печати: «Я абсолютно убежден, что негры не раз бывали в этих краях, и это случилось еще в первую эпоху от сотворения мира».

Позже аналогичные гигантские головы в шлемах, тщательно выполненные из чёрного базальта, не раз находили на территории мексиканских штатов Веракрус и Табаско, расположенных поблизости от побережья Мексиканского залива. Сегодня их насчитывается больше десятка. В 1930-е годы американский археолог Мэтью Стирлинг писал в своем отчёте о подобной же находке, сделанной им: «Голова была высечена из отдельной массивной базальтовой глыбы. Она покоилась на фундаменте из необработанных каменных глыб. Будучи расчищена от земли, голова имела довольно устрашающий вид. Несмотря на значительный размер, она обработана очень тщательно и уверенно, её пропорции идеальны. Уникальное явление среди скульптур аборигенов Америки, она примечательна своим реализмом. Черты её отчетливы и явно негритянского типа». Мексиканские учёные датировали базальтовых гигантов VIII–IV веками до Р. Х. и определили принадлежность скульптур не к африканской, а к древней ольмекской культуре. Приводился аргумент, что эти базальтовые головы отличаются по форме от типично негритянских. Но кто сказал, что скульптурные изображения негров должны были делать непременно они сами? Возможно, их ваяли как раз ольмеки, на которых они произвели сильное впечатление своей необычной внешностью. Однако самое интересное в том, что и об этой ольмекской культуре известно очень мало. Даже время существования самого этого народа точно не установлено. О внешности ольмеков, как и об их антропологических признаках, тоже информации недостаточно. Возможно, они сами имели сходство с неграми.

В легендах перуанских индейцев сохранились воспоминания о приходе темнокожих людей с востока. Да и сегодня в Южной Америке, например, в Перу, встречаются местные индейцы, похожие на негров… А в 1513 году испанский конкистадор Васко Нуньес де Бальбоа обнаружил в Панаме, на Дарьенском перешейке, необычных индейцев с черным цветом кожи. В испанских хрониках, относящихся к временам первых конкистадоров, вообще часты упоминания и о «черных карибах», и о «черных антильцах». Хронист XVI века Франко Гарсия, проведший много лет в Америке, сообщает, что видел на острове близ Картахены (Колумбия) африканское племя. Английский историк Ричард Иден уверен, что ошибки быть не могло: когда европейцы впервые прибыли в Новый Свет, то они явно отличали длинные черные волосы индейцев от вьющихся волос «мавров». В 1775 году испанский естествоиспытатель Гарсес обнаружил отдельные группы негроидов среди индейцев зуни в штате Нью-Мексико (США). В Музее золота в Боготе (Колумбия) хранится скульптурная голова африканца, украшенная шейными кольцами, выполненная из сплава золота с медью. Она считается одним из самых достоверных свидетельств присутствия негроидов в Америке до Колумба.

Известны и некоторые другие факты, говорящие в пользу гипотезы о древнейших связях Америки с Африкой. Например, археолог И.Гудвин, проводя в Нигерии раскопки города Ифе, древней столицы народа йоруба, обнаружил несколько обломков керамических сосудов, украшенных отпечатками кукурузных початков (их, похоже, в давние времена просто прокатили по сырой глине). Возраст же самих сосудов специалисты отнесли к 1000–1100 годам нашей эры. Получается, что за полтысячи лет до плаваний Колумба кукуруза, она же маис, однозначно американское растение, уже было известно в Западной Африке… Значит, кто-то из древних африканцев не только побывал за океаном, но и вернулся на родину, привезя с собой семена или хотя бы початки диковинного растения

Историк А.Ю. Низовский в книге «Загадки антропологии» приводит сообщение английского научного журнала конца ХIХ века: «В 1870 году в Северной Каролине, США, в цепи Аллеганских гор, была обнаружена неизвестная стоянка. Вообще находка подобного рода не редкость в этих местах, но это была необычная стоянка. Во-первых, она очень старая, а во-вторых, не индейская. Там найдены керамика, резьба по дереву, рисунки на скалах. Все человеческие фигурки однотипны: они закругленные, правильных форм, некоторые плоские, одежда закрывает их с головы до пят. Некоторые находятся явно в возбужденном состоянии, другие сидят в креслах, третьи скачут без седла, уздечки и стремян на животных, определить вид которых до сих пор не удалось. Остальные животные видны хорошо – это одногорбые верблюды, гиппопотамы, носороги. Найдены чаши, блюда различных форм, многочисленные курительные трубки, резьба на которых не имеет ничего общего с аппалачской (Аллеганы – часть горной системы Аппалачей). Кажется, она сделана металлическим предметом».

Южноафриканский ученый М.Джеффрис тщательно изучил коллекцию находок из Северной Каролины и пришел к следующему заключению. Материал (терракота, камень, дерево), формы и способы передачи движений, черт лица и фигуры – всё полностью совпадает с изделиями, применяемыми по всей Западной Африке. Эти фигурки из Америки имеют такие же плоские основания, как и большинство соответствующих находок в центре йорубской цивилизации – городе Ифе (Западная Африка). Множество образцов подобного рода учёный собрал во время поездок по Африке. Курительные трубки, найденные в Аллеганах, непохожи на индейские. Специфику создают многочисленные дырочки на конце трубки – там, куда обычно засыпают табак. Можно понять волнение М. Джеффриса, купившего наугад несколько трубок у жителей долины Нигера: он обнаружил их полное сходство с северокаролинскими!

В конце 1930-х годов на Виргинских островах были найдены останки людей с типично негроидными чертами. Т.Стюарт, автор сообщения, опубликованного вскоре после этого в одном из американских антропологических журналов, сравнил эти находки с результатами своих раскопок в Габоне и выявил поразительное сходство по многим показателям. По своему возрасту эти находки относятся к доколумбовой эпохе. Раскопки Р.Диксона в устье реки Огайо (США) дали еще несколько скелетов древних африканцев. Предположительно, они относятся к раннему средневековью. Находки костных останков негроидов в Америке продолжаются: в долине Пекос, в Мексике, археологи обнаружили скелеты людей негроидного и средиземноморского типов: возраст останков – 1000–500 лет…

Этот же автор приводит и сообщение, опубликованное в газете «Правда» (1975 год): «Национальный фонд защиты индейцев Бразилии объявил о том, что антрополог Валерия Паризе обнаружила в штате Мараньян, на северо-востоке Бразилии, таинственное племя индейцев «номадес гуахас» («кочующие гуахас»), больше известных как «черные индейцы». «Черными индейцами» их прозвали потому, что они обладают всеми чертами негров.

По мере накопления фактов у ряда исследователей начало формироваться твердое убеждение в том, что жители Черной Африки побывали в Новом Свете за много веков до Колумба.

А почему, собственно, африканские негры должны были обязательно сами и на собственных плавсредствах добираться до Америки? Ведь если практически установлено, что там задолго до других открывателей побывали египтяне и финикийцы, то почему не допустить, что в составе экипажей их кораблей могли быть и негры? Разве Египет – не африканское государство? Но негры могли плавать и не только с египтянами. Африканские народы с древнейших времён были известны в Азии и Европе. И если негры нередко были не только слугами и рабами, но также солдатами и матросами в Греции и Риме, а уж в Финикии и Карфагене – и подавно. Так что для участия в открытии заокеанских земель древним африканцам совсем не нужно было строить корабли и пускаться в дерзкие океанские плавания, тем более что они в массе своей всегда были сухопутными людьми…

Миссия святого Брендана

Святой Брендан (489–583), аббат, был одним из первых проповедников христианства. Он проживал на юго-западе Ирландии и был основателем нескольких монастырей. В своей миссионерской аббат Брендан не ограничивался пределами Ирландии и совершал плавания к ближайшим шотландским островам. В сферу его духовного влияния входили также Западная Англия и Уэльс. Ученики Брендана, продолжая его миссию, открывали и осваивали пустынные острова у берегов Ирландии и Шотландии, достигали также Гебридских, Оркнейских и Шетландских островов, строили там новые обители. Слава миссионера-мореплавателя вышла за пределы Ирландии – его почитали даже на полуострове Бретань. Легенды даже приписывали Брендану подвиги его земляка Кормака, открывшего Фарерские острова.

Основным плавательным средством монахов-мореплавателей было судно «куррах», сшитое из бычьих шкур. Такое плавсредство способно взять на борт до 60 человек. Интересно, что подобные кожаные суда, поднимавшие до 70 человек, видели через много сотен лет первые русские мореходы в северной части Тихого океана.

Что известно о самом плавании Брендана? Как сообщает легенда, «через восемь дней после отплытия Брендан и его спутники подошли к какому-то острову на расстояние видимости, очень суровому и скалистому, покрытому шлаком остывшей лавы, без деревьев и травы, но со множеством кузнечных горнов… Брендан приказал быстрее отойти…» По всей вероятности, имеется в виду Исландия, вулканический остров с гейзерами и горячими источниками. Через некоторое время, пытаясь обогнуть остров, «…они увидели в море колонну, которая казалась довольно близкой, но они достигли её только через три дня. Брендан надеялся увидеть вершину её, но не смог, так как она была очень высокой, как бы пронизывающей небеса… её материал имел цвет серебра и был твердым, как мрамор…».

Что могло сравниться в глазах людей того времени с серебром и мрамором? Скорее всего, это был фирн – плотный зернистый снег, образующийся на ледниках. Но где ирландцы могли увидеть столь огромные ледники? Большинство исследователей считает, что в Северной Атлантике есть лишь одно такое место – Гренландия. Один из них, известный автор М.И. Ципоруха, обоснованно утверждает: «Несомненно, ирландцы описали передний край одного из гренландских ледников, перед его отрывом от основной массы глетчера. Плавание вдоль такого барьера чрезвычайно опасно, но они, очевидно, не знали этого, ибо впервые столкнулись с подобным объектом».

Таким образом, монахи-мореплаватели под предводительством святого Брендана совершили, сами того не зная, открытие Гренландии, то есть Северо-Восточной части Нового Света, со временем названного Америкой. Это открытие много позже плавания Брендана неоднократно повторяли его земляки – ирландские монахи, переселившиеся на Исландию. Дело в том, что в очень ясные солнечные дни с высших точек Северо-Западной Исландии видны вершины гор Гренландии. А если уж Гренландия видна с суши, то, разумеется, при обходах Исландии, удаляясь от её берегов по причине тумана или штормовой погоды их суда могли достигать побережья Гренландии.

Согласно легенде, святой Брендан и его спутники открыли ещё один остров в Северной Атлантике: «…они подошли на расстояние видимости к большой и высокой горе в океане, расположенной почти на севере, укутанной облаками и сильным дымом, исходящим из вершины. Ветер вдруг погнал судно к острову и чуть было не выбросил на берег. Скалы оказались очень высокими, выглядели как уголь и поднимались стеной… Затем попутный бриз подхватил судно и погнал его на юг. Оглянувшись, они увидели, что горный пик очистился от облаков и извергает в небо пламя, которое затем возвращается в гору, так что она казалась горящим костром…». Это, по всей вероятности, описание острова Ян-Майен, высшая точка которого – вулкан Беренберг – находится в нескольких километрах от берега.

Некоторые сведения о плаваниях ирландских монахов и священников содержатся в книге «Об измерении земного круга» (825 г.). Её написал франкский учёный монах Дикуил, автор трактатов об астрономии и географии. В частности, Дикуил сообщает о плавании ирландских священников и монахов «в обычный сезон сильных холодов» к некоему северному гористому острову, где они провели полгода и наблюдали летом белые ночи. Ещё севернее моряки обнаружили замёрзшее море.

Скандинавские Колумбы

Викинги, жившие морским и речным разбоем, грабежами и торговлей добытыми трофеями, объединялись в большие команды, способные захватывать значительные территории. Деятельностью такого рода занимались разбойники разных стран и народов – испанцы, португальцы, англичане, голландцы, французы, арабы, турки, малайцы, филиппинцы… На Руси этим промышляли новгородские, устюжские, вятские ушкуйники, а также казаки – запорожские, донские, волжские… Но в историю мореплавания вошли только скандинавские викинги – норвежские, шведские, датские морские разбойники и торговцы награбленным добром. Видимо, очень уж сильное впечатление произвели на людей их «гастроли» по берегам Европы.

На берегах Британии викинги впервые высадились в 732 году и почти 150 лет терроризировали племена, жившие на острове от Южной Англии до Шотландии. В 753 и 795 годах викинги пограбили берега Ирландии, в 796 году наведались в Испанию, в 820–838 годах – заявили о себе во Фландрии и Фрисландии. На Францию, Португалию, Испанию и Марокко они «наезжают» в 842–844 годах, а на Париж – семь раз до 876 года включительно. Конечно, все эти «экспедиции» географических открытий не делали. Но уже в 877 году норвежец Гунбьёрн, не зная ничего о плаваниях святого Брендана, открывает «Белоснежную землю», которую уже дважды обнаруживали ирландские миссионеры, но пока ещё никто не назвал Гренландией и тем более Америкой.

К 800 году вождь датских викингов Гудфрид завершил объединение Дании, Швеции и Норвегии в единое Норманнское королевство. Скандинавы были уже христианами, и сам Гудфрид провозглашён королём, но разбойничий характер викингов не изменился. Норманны (буквально – «северные люди») продолжали держать в страхе почти всю Европу. Их лёгкие корабли «драккары» побывали на берегах Норвежского, Балтийского, Северного, Баренцева, Белого, Чёрного, Каспийского, Средиземного морей и многих впадающих в них рек. Преодолевая сушу между реками, норманны (для русских поморов – «мурманы») перетаскивали корабли волоком.

К этому времени викингов, как отважных воинов и отчаянных мореходов, стали нанимать на службу правители европейских стран. В Византии их называли «варангами», а на Руси «варанги» стали «варягами». Этим словом русские стали называть всех военных наёмников, независимо от национальности, в том числе финнов, немцев и западных славян племени бодричей (ободритов). А вольные викинги, которые проникали по рекам Руси к Чёрному и Каспийскому морям, старались поддерживать мирные отношения с местными «коллегами» – ушкуйниками. Более того, нередко скандинавские викинги присоединялись к русским ватагам и пересаживались на их ладьи-«ушкуи», а отчаянные речные бродяги из новгородцев и устюжан устремлялись с отрядами викингов покорять на «драккарах» северные морские просторы.

Деятельность вольных викингов и наёмных варягов становилась всё более заметной на международной политической арене. В 885 году норманны захватили Руан и осадили Париж. Парижане щедро заплатили за снятие осады, но «варвары севера» решили не возвращаться в свои суровые края и поселились на северо-западе Франции. В 911 году морское воинство конунга (князя) Хрольва Странника десантровалось на севере Франции. Здесь было основано герцогство Нормандия, которое держало в страхе всю остальную Францию. Но потомкам викингов этого было мало. И вот уже в 1066 году праправнук Хрольва, сын Роберта «Дьявола» Вильгельм Завоеватель воцарился на британском троне.

Между прочим, викинги подарили человечеству два важнейших открытия. Как сообщает историк мореплавания Д.Я. Фащук, они первыми нашли средство от цинги. В дальние походы они обязательно брали на борт бочки квашеной капусты. Это – первое, а вот и второе. Среди историков также существует мнение о том, что именно Вильгельму Завоевателю человечество обязано появлением на свет коньяка. В период затяжных сражений с англосаксами на Британских островах, нормандец, решивший поддерживать боевой дух своих воинов традиционной порцией вина, стал перед проблемой: или строить гигантский флот для доставки напитка, или отделять вино от воды, то есть перегонять его в коньячный спирт. Победил второй вариант, но викинги, распробовавшие и полюбившие по пути через Ла-Манш полученный крепкий напиток (крепостью около 60–70 градусов), после доставки на место потребления отказались разводить его водой.

Лейф Счастливый, сын Эйрика Рыжего

В 982 году проживавший в Исландии норвежец Эйрик Рыжий за «крутые разборки» с другими «братками» был изгнан жителями родного поселения сроком на три года. Не желая переселяться на указанное ему место (небольшой безлюдный островок), рыжий викинг собрал бригаду из «крутых» друзей и сотни других искателей приключений. Небольшая флотилия в 983 году вышла в море и взяла курс на запад. Когда норманны южные берега острова необозримой величины, климат его показался им более тёплым, чем на родине, и странники приняли решение бросить якоря. Это было уже третье открытие Гренландии. Основанное викингами поселение Братталид за короткое время значительно увеличилось – число жителей выросло до трёх с лишним тысяч. А ещё через две сотни лет на юго-западном побережье Зеленой Страны (так переводится название Гренландия) было уже 50 посёлков и 12 церквей.

Есть сведения, что вместе с норманнами южный берег Гренландии осваивали их товарищи по оружию – новгородские ушкуйники. Во всяком случае, задолго до плавания Колумба русские дипломаты и купцы знали о существовании Гренландии. Учёный новгородец Дмитрий Герасимов и переводчик русского посольства в Дании Григорий Истома при встречах с послом Сигизмундом Герберштейном напоминали ему, что лежащая далеко на севере «земля Енгранеланд прежде была подвластна новгородцам». Ничего удивительного в этом нет – особенно если вспомнить о тесных связях Великого Новгорода с «мурманами» – викингами и варягами. Ведь даже на пост новгородского князя был избран, согласно некоторым летописям, варяжский конунг Рюрик. Да и киевские князья Аскольд и Дир, как и свергнувший их воевода Олег, были скандинавского происхождения.

Норманны неплохо акклиматизировались на новой родине. Они рыбачили, охотились на тюленей, моржей, белых медведей и овцебыков, разводили овец и лошадей, выращивали злаковые культуры и даже яблоки (видимо, наподобие сибирских ранеток), кисловатые, но с прекрасным ароматом. Но что за викинги без торговли? По всему побережью Европы люди издали узнавали торговые суда из Гренландии – двадцатиметровые «кнорры» и «когти» под треугольными (остриём вниз) парусами, привозившие на рынки экзотические дары Зелёной Страны и её холодного моря.

Сын Эйрика Рыжего, Лейф Эйрикссон по прозвищу Счастливый, был таким же, как отец, рыжим и неукротимым викингом, решительным и стремительным в действиях. С командой из тридцати пяти соратников он продолжил исследования морских пространств севернее, западнее и южнее мест своего обитания. Гренландские норвежцы открыли усеянную валунами Баффинову Землю, лесистый полуостров Лабрадор и покрытый зелёными лугами, заросший дикими виноградниками остров Ньюфаундленд. Виноград морские бродяги знали и продукт его брожения уважали, поэтому дали острову название Винланд – Винная Земля.

В 1000 году Лейф Эйрикссон продвинулся на юг Американского континента до района современного Бостона. Новый Свет был открыт и через три с лишним столетия снова закрыт. Найденный близ города Кенсингтона (штат Миннесота) огромный камень с древнескандинавскими руническими надписями, датированными 1362 годом, был свидетелем начала закрытия Америки. Из надписей следовало, что отряд викингов из 8 готов и 22 норвежцев в одном дне пути от этого камня был атакован местными жителями. Норманнам пришлось отступить.

А в 1365 году викинги окончательно покинули Винланд. Не очень долго продержались и поселения в Гренландии. Воинов и моряков, неукротимых в сражениях с противником, вынудили к этому резкое похолодание климата и постоянные нападения аборигенов-эскимосов, лучше приспособленных к местным суровым условиям. Колония викингов прекратила свое существование концу XV века – как раз ко времени очередного открытия Америки, на этот раз генуэзцем Колумбом.

Открытием Нового Света не ограничился вклад норманнов в географическую науку и мировую культуру. В 1130 году викинги захватили Сицилию и Южную Италию. Там они основали своё «Королевство обеих Сицилий». В 1365 году они заложили торговый порт в Сенегале, а сорок лет спустя скандинав с французским именем Жан де Бетанкур стал королём Канарских островов. В 1427 году потомки викингов открыли Азорские острова и назвали их островами святого Брендана.

Но беспримерные морские подвиги викингов были бы невозможны без скандинавского кораблестроительного мастерства. Эти подлинные произведения искусства были так совершенны, что переход от Средней Норвегии до Исландии занимал около семи суток, а от ее западного побережья до Гренландии требовалось всего четыре дня. Имелись у норманнов и свои научно-технические «ноу-хау». Например, для ориентации в открытом море норвежский король Олаф пользовался загадочным «солнечным камнем». Как сообщают скандинавские саги, этот камень показывал положение Солнца в туман и снегопад. Не исключено, что это была призма из кристалла исландского шпата, обладающего свойством поляризации света.

В музее небольшого городка Шлезвиг выставлено одно плавсредство северных людей. Длина этого судна достигает 23 метров, ширина – 3,26, высота борта – чуть больше метра. Его обшивка выполнена из дубовых досок, скрепленных стальными заклепками, и проконопачена шерстью с клейким веществом. Водоизмещение корабля составляло 9 тонн, осадка – полметра, а экипаж – 50 человек. Конечно, не каждый решится выйти в море (особенно северное!) на таком судне. Но ведь не все скандинавы были викингами…

Христофор Колумб

Христофор Колумб (1451–1506) известен как генуэзский мореплаватель на испанской службе, который в 1492–93 годах руководил экспедицией для поиска кратчайшего морского пути в Индию.

Что же за человек был Христофор Колумб (в современных ему испанских документах – Кристобаль Колон), имя которого знакомо любому человеку, даже не знающему истории и географии? О детстве и юности K°лумба точных сведений мало. Считается, что он родился осенью 1451 г. в Генуе. Отец его был владельцем небольшой суконной мастерской. Биографы великого мореплавателя по-разному пишут о его родителях – одни считают их итальянцами, другие испанцами. По другим сведениям, генуэзские предки K°лумба были из среды крещёных евреев – ремесленников и купцов, в большом количестве населявших страны Средиземноморья. Его двоюродный дед и дядя были моряками, причём старший из них имел своеобразный титул – архипират…

Как сообщает русский биограф Христофора Колумба Я.В. Абрамов, «…десяти лет отец послал его учиться в Павию. Учение Колумба продолжалось недолго, так как четырнадцати лет мы встречаем его уже служащим на корабле, а в промежутке между школой и морем он провел еще некоторое время в мастерской отца, принимая участие в производившихся там работах. Уже отсюда видно, что образование, полученное Колумбом в школе, не было обширным. И действительно, чтение, письмо, начала арифметики, обрывки латыни да несколько исторических и географических сведений, совершенно ничтожных, – вот все, что дала школа Колумбу. И если впоследствии в зрелом возрасте Колумб поражал людей, с которыми он приходил в соприкосновение, своими обширными и разносторонними познаниями, то этим он всецело обязан самообразованию. Жизнь, полная приключений, бросавшая его из одного пункта Средиземного моря в другой и сталкивавшая с самыми разнообразными людьми, была особенно благоприятна для обогащения познаниями такого человека, как Колумб, обладавшего широкой любознательностью и острым, аналитическим умом».

Во времена Колумба люди рано взрослели. Будучи четырнадцатилетним (сейчас такой возраст называют подростковым), Колумб уже служил во флоте. Но ко времени поступления в генуэзский флот юный моряк побывал уже в сражениях с турецкими пиратами, получил серьёзное ранение и заслужил репутацию храброго воина, владевшего холодным и огнестрельным оружием. Но воинская доблесть была не единственным его достоинством. Уже в молодости K°лумб знал четыре языка – родной итальянский, испанский, португальский и латинский, много и внимательно читал, особенно о морских плаваниях, любил рассматривать географические карты, копировал их и чертил на пергаменте различные маршруты – реальные и воображаемые.

По своим убеждениям Колумб был космополитом – гражданином мира. Первые его морские путешествия (1474–1475 гг.) были коммерческими – он участвовал в экспедициях французских купцов, возивших товары из Генуи на греческие острова. После этого, в 1476–1485 годах Колумб жил в Португалии как представитель Генуэзского торгового дома. За это время он совершил морские путешествия на острова в Атлантике – Азорские, Канарские и Зелёного мыса, побывал в Англии и Исландии.

Если K°лумб осознавал себя моряком, ещё плавая на французских торговых судах, то в 25-летнем возрасте он уже имел репутацию опытного капитана и штурмана, квалифицированного астронома. В ходе плаваний по Средиземному морю он интересовался новыми морскими путями в Азию, ведущими «к странам пряностей». Из переписки K°лумба с флорентийским астрономом и географом Паоло Тосканелли видно, что шарообразность Земли не была для него секретом. Из этой же переписки следует, что именно в эти годы созрел проект Колумба, целью которого было достижение берегов Азиатского материка путём «плавания от востока к западу».

Этот проект Колумб предложил в 1480 г. королю Португалии Жуану II, однако, после пяти лет ожидания, получил отказ. Одной из причин было то, что Колумб требовал для себя, в случае успеха, таких прав и привилегий, на которые вряд ли согласился бы любой правитель. Кроме того, Жуан II считал идею поиска западного пути в Азию просто бредовой. А для свершения морских открытий у него было достаточно своих капитанов и штурманов.

В 1485 году Христофор Колумб перебрался в Испанию. Здесь он с сыном Диего некоторое время находил пристанище в Палосском монастыре, настоятель которого Хуан Перес ди Маршена стал другом мореплавателя и порекомендовал ему отправиться в Кордову, где находилась резиденция короля Фердинанда Арагонского и королевы Изабеллы Кастильской, духовником которой он был в дни её молодости.

Предпринятая Колумбом попытка заинтересовать проектом испанскую корону также потерпела неудачу, причём дважды – в 1485 и 1491 годах. Сами коронованные особы относились к проекту мореплавателя по-разному: Изабелла благоволила к самому Колумбу и старалась поддерживать его (сказалась протекция со стороны её бывшего духовника Хуана Переса), Фердинанд же, хотя и заинтересовался материальными выгодами от реализации проекта, воспринял его автора как не совсем психически нормального.

Интересно, что в письменных отказах, приведённых комиссией, состоявшей из монахов и придворных, не высказывалось сомнений в шарообразности Земли. Важнейшей причиной отказа, как пишут в своих «Очерках по истории географических открытий» виднейшие историки географических открытий И.П. Магидович и В.И. Магидович, были опять чрезмерные требования Колумба – «этого итальянского босяка», как между собой называли его при королевском дворе.

Отчаявшийся Колумб направился во Францию, но в это время ближайший финансовый советник королей, крупный испанский «олигарх» Луис Сантанхел убедил Фердинанда и Изабеллу принять проект, обещая ссуду для снаряжения экспедиции. Колумба вернули во дворец, и 17 апреля 1492 года он получил документ о заключении конвенции между ним и королевской четой. Из условий конвенции следовало, что Колумбу предоставлены все требуемые им звания, привилегии и права в Новом свете: он был пожалован «…в адмиралы всех островов и материков, которые он лично… откроет или приобретёт в этих морях и океанах, а после его смерти жалуют его наследникам и потомкам навечно этот титул со всеми привилегиями и прерогативами, относящимися к нему… Их величества назначают Колумба своим вице-королем и главным правителем на… островах и материках, которые он… откроет или приобретёт, и для управления каждым из них должны будут избрать того, кто наиболее подходит для данной службы…» Присвоение Колумбу титула «дон» означало, что «итальянский босяк» становился испанским дворянином.

«Санта-Мария», «Пинта» и «Нинья»

Флотилия Колумба состояла из трёх кораблей. Их имена – «Санта-Мария», «Пинта» и «Нинья» – вошли в историю морских путешествий. Первый снарядили за счёт муниципальной казны жители города Палоса, второй – агенты королевы Изабеллы, благоволившей Колумбу, третий – известные корабельщики братья Пинсоны. Тоннаж «Санта-Марии», «Пинты» и «Ниньи» составлял около 100, 60 и 50 т соответственно. Экипаж флотилии состоял из 90 человек. Адмирал поднял свой флаг на самой крупной каравелле – «Санта-Марии» – и принял на себя обязанности капитана судна. «Пинтой» командовал Мартин Алонсо Пинсон, а «Ниньей» – Винсент Венес Пинсон.

Какую же цель преследовала первая экспедиция Колумба? В документах, подписанных королевской четой, вообще нет никаких географических названий – там просто говорится об островах и материках «в морях и океанах». Перечислялись только материальные ценности, которые короли и сам Колумб надеялись найти за океаном: «Жемчуг или драгоценные камни, золото или серебро, пряности…». Но цели плавания этим не ограничивались. Любая дальняя экспедиция так или иначе выполняет функции разведки – научной, торговой или военной. Поэтому главные задачи могли быть обговорены устно.

И.П. Магидович и В.И. Магидович пишут, что вряд ли основной задачей было открытие легендарных островов, имея в виду легенду о «Семи Городах», основанных бежавшими туда епископами. Если эти острова действительно существовали, то они управлялись христианскими государями и, значит, не могли быть пожалованы ни K°лумбу, ни кому либо другому. По католической традиции такие пожалования могли относиться только к нехристианским странам. Да и состав экипажа был подобран с явной целью завязать торговые сношения с нехристианской (возможно, мусульманской) страной, а не для завоевания больших территорий. Для крупных завоевательных операций флотилия, очевидно, не предназначалась – для этого у неё было слишком слабое вооружение, малочисленный экипаж, да и отсутствовали профессиональные военные. Правда, возможность «приобретения» отдельных островов не исключалась.

Ранее часто писали о миссионерских задачах экспедиции, ссылаясь на позднейшие утверждения Колумба. Документы опровергают эту версию. На борту не было ни одного священника или монаха, но находился крещёный еврей – переводчик, знавший немного арабский язык, т. е. язык мусульман, который мог пригодиться в «Индиях» (как тогда называли малоизвестные азиатские страны), ведших торговлю с мусульманским Востоком. Король и королева стремились наладить торговую связь с «Индиями» – именно это и было основной целью первой экспедиции.

Но есть и другие версии. В Испании издавна проживало много евреев. После изгнания мавров (арабов) католическая церковь поставила целью сделать всё население страны католиками. Но не все евреи соглашались переходить в христианство, их преследовали за это. Гонения на евреев, исповедовавших традиционный иудаизм, особенно усилились к началу 1490-х годов. Началось массовое переселение в другие страны. Поэтому не исключено, что неожиданная поддержка проекта Колумба была инициирована еврейской общиной, искавшей места для переселения. Возможно, сыграло свою роль и происхождение самого Колумба.

Так или иначе, но экспедиция началась – 3 августа 1492 г. Колумб вывел корабли из гавани Палоса. Из-за ремонта «Пинты», начавшей протекать, флотилия задержалась на Канарах. Попутный ветер гнал каравеллы на запад – да так быстро (до 360 км в сутки), что это стало вызывать тревогу у моряков, никогда не отплывавших так далеко от родных берегов. В середине сентября корабли вошли в воды, заполненные зелёной травой, хотя лот в этих местах не доставал дна. Так было открыто Саргассово море.

Колумб неуклонно стремился прямо на запад. Но матросы и офицеры требовали переменить курс. Опасаясь мятежа, адмирал уступил и повернул на запад-юго-запад. Терпение людей было на пределе, и Kолумб успокаивал их, как мог. Когда 11 октября появились некоторые признаки близости земли, моряки пришли в сильное возбуждение. И вот, наконец, в 2 часа ночи 12 октября 1492 года матрос Родриго Триана увидел далёкий берег. С «Пинты» послышался крик: «Земля! Земля!» Это произошло спустя 33 дня после отплытия с острова канарского Гомеры.

Плавание Христофора Колумба (1492–1498 гг.)


Колумб высадился на этот остров как вице-король и вступил во владение им. Встречали испанцев островитяне. Вот как описал встречу сам адмирал: «Они вплавь переправлялись к лодкам, где мы находились, и приносили нам попугаев, и хлопковую пряжу в мотках, и дротики, и много других вещей, и обменивали все это… Но мне показалось, что эти люди бедны… Все они ходят в чем мать родила. И все люди, которых я видел, были еще молоды… и сложены они… хорошо, и тела и лица у них очень красивые, а волосы грубые, совсем как конские, и короткие… (а кожа у них такого цвета, как у жителей Канарских островов, которые не черны и не белы…). Одни из них разрисовывают лицо, другие же – всё тело, а есть и такие, у которых разрисованы только глаза и нос. Они не носят и не знают железного оружия: когда я показывал им шпаги, они хватались за лезвия и по неведению обрезали себе пальцы. Никакого железа у них нет».

Именно здесь европейцы впервые узнали табак. Здесь же Колумб увидел у некоторых островитян украшения из золота. Чтобы найти места, где его добывают, он приказал захватить шестерых туземцев и по их указаниям продвигался на юг. Путешествие на лодках привело экспедицию к новому открытию: остров оказался частью архипелага. Адмирал дал первому из открытых островов название Сан-Сальвадор (Святой спаситель). Название не спасло диких обитателей острова от европейской цивилизации: через 2–3 десятилетия они были полностью истреблены испанскими колонизаторами. Сейчас это – остров Уотлинг Багамского архипелага.

Юго-западнее Сан-Сальвадора, на островах, носящих ныне названия Рамки и Лонг-Айленд, испанцы обнаружили индейцев, которые показались им более цивилизованными: «Я даже видел у них одежды, сотканные из хлопковой пряжи, наподобие плаща, и они любят наряжаться, – писал Колумб. – Ложа и подстилки, на которых индейцы спят, похожи на сети и сплетены из хлопковой пряжи». Гамаки испанцы охотно заимствовали у индейцев. Но золота так и не нашли.

В ходе этой же экспедиции были открыты большие острова Куба и Гаити. Уверенный, что достиг восточных берегов Азии, от берегов Кубы Колумб двигался на северо-запад в надежде увидеть китайские парусные лодки (джонки). Но ни китайцев, ни золота путешественники не обнаружили. Зато пополнили свой багаж кукурузой, картофелем и табаком, причём все эти экзотические растения пришлись им по вкусу.

На острове Эспаньола (Гаити) моряки, наконец, увидели у туземцев тонкие золотые пластинки и небольшие слитки. И тут началось то, о чём генуэзец писал: «…индейцы были так простодушны, а испанцы так жадны и ненасытны, что не удовлетворялись, когда индейцы за… осколок стекла, черепок разбитой чашки или иные никчёмные вещи давали им всё, что только они желали. Но, даже и не давая ничего, испанцы стремились взять… все». Жизнь на острове казалась испанцам такой лёгкой и привольной, а жажда золота настолько захватила их умы и души, что 39 испанцев добровольно остались на Эспаньоле. Здесь из обломков севшей на мель «Санта-Марии» они построили крепость Навидад (Рождество), вооружив её корабельными пушками. Это было первое поселение европейцев на Гаити.

4 января 1493 года адмирал вышел в море, чтобы двинуться в обратный путь. Первый месяц плавания прошёл достаточно благополучно, но затем погода испортилась, поднялся ураганный ветер, волны захлёстывали палубу. Несмотря на шторм к 15 февраля моряки увидели Азорские острова. 15 марта 1493 г. адмирал привел «Нинью» в Палос, в тот же день туда прибыла «Пинта». Колумб привез в Испанию сведения об открытых им землях, немного золота, несколько индейцев, странные растения, плоды и перья диковинных птиц. Чтобы сохранить за собой монополию открытия, он и на обратном пути вносил в корабельный журнал неверные данные.

Подобие Ноего ковчега

Успех первой экспедиции не только окрылил самого адмирала, но и воодушевил королёвскую чету. Если все права и преимущества, обещанные Колумбу ранее, были своего рода авансом, то теперь они были подтверждены специальным документом. Инструкция от 29 мая 1493 года официально называет дона Кристобаля Колона адмиралом, вице-королем и правителем открытых островов и материка. Снаряжение второй экспедиции вопросов уже не вызывало. Новая флотилия состояла из 17 кораблей, в числе которых были и более солидные, чем «Санта-Мария». Самый крупный из них, двухсоттонный корабль «Мария-Галанте», Колумб сделал своим флагманом.

На этот раз к снаряжению флотилии подошли намного предусмотрительнее. На кораблях, почти как на Ноевом ковчеге, были лошади и ослы, быки и коровы, овцы и свиньи, виноградные лозы и семена самых разных сельскохозяйственных культур. Всё это предполагалось использовать на Эспаньоле, где с постройки крепости Навидад уже началась организация колонии.

К берегам Нового Света устремились, наряду с профессиональными мореходами, искатели богатства и приключений. Высокомерные испанские гранды, для которых ещё год назад Колумб был «итальянским босяком», стали искать его расположения, чтобы попасть в список участников экспедиции. Две сотни гордых идальго, знающих только военное ремесло, в мирное время остались без дела – они тоже отправились за океан добывать военные трофеи. Нашли себе место на кораблях также десятки чиновников и шестеро духовных особ – священников и монахов. Всего на каравеллах Колумба разместилось около 2,5 тысяч человек.

Вторая экспедиция Колумба вышла из порта Кадис 25 сентября 1493 года.

Ещё на Гаити K°лумб слышал от местных жителей о «землях карибов-людоедов». Поиски этих земель привели к открытию группы Малых Антильских островов (Доминик, Мария Галанта, Гваделупа, Монтсеррат, Антигуа, Невис, Киттс, Сант-Эстатиус, Саба и Санта-Крус). Слово «кариб» испанцы превратили в «каннибал» и стали употреблять его в значении «людоед». Действительно, каннибализм имел место в жизни карибов, но лишь как военный обычай: они верили, что отвага, сила, быстрота и прочие воинские доблести врага перейдут к тому, кто съест его сердце или печень. Но подобные обычаи были у многих народов мира, причём не только находящихся на первобытном уровне развития. Что же касается карибов, испанские колонизаторы сознательно преувеличивали в своих сообщениях их «кровожадность», чтобы оправдать массовое обращение в рабство или истребление жителей Малых Антильских островов.

Севернее Антил была открыта «земля, состоящая из сорока, а то и более островков, гористая и в большей своей части бесплодная» – архипелаг «Острова Одиннадцати тысяч дев», то есть Виргинские. Далее испанцы высадились на западном берегу большого острова, который Колумб назвал «Сан-Хуан-Баутиста» (ныне – Пуэрто-Рико).

На оставленной в прошлое плавание Эспаньоле (Гаити) испанская колония Навидад не сохранилась. Как рассказали K°лумбу местные жители, испанцы своим поведением так «достали» индейцев, что те их попросту перебили, а крепость сожгли. Колумб построил город к востоку от сожженного форта и назвал его Изабеллой. В этих местах путешественники жестоко страдали и умирали от жёлтой лихорадки. Многих спутников адмирал отправил в Испанию на 12 кораблях. Королевской чете он послал «Памятную записку», в которой доносил, что нашел месторождения золота (сильно преувеличивая их богатство), «признаки и следы всевозможных пряностей». Он просил прислать скот, съестные припасы и земледельческие орудия, предлагал покрывать расходы рабами, которых брался доставлять в большом количестве. «Памятная записка» представляет собой, на взгляд нашего современника, обвинительный документ против Колумба. Даже одна маленькая цитата может вызвать чувство разочарования в величии знаменитого открывателя неведомых земель:

«…Забота о благе для душ каннибалов и жителей Эспаньолы привела к мысли, что чем больше доставят их в Кастилию, тем лучше будет для них… Их высочества соблаговолят дать разрешение и право достаточному числу каравелл приходить сюда ежегодно и привозить скот, продовольствие и всё… необходимое для заселения края и обработки полей… Оплату же… можно производить рабами из числа каннибалов, людей жестоких… хорошо сложенных и весьма смышлёных. Мы уверены, что они могут стать наилучшими рабами, перестанут же они быть бесчеловечными, как только окажутся вне пределов своей страны».

Результатами второй экспедиции стали открытие Ямайки и южного берега Кубы, а также исследование их прибрежных территорий. Сам Колумб писал, что ставил целью плавания «открывать материковую землю Индий». В ходе экспедиции были обнаружены и описаны мыс Майси, залив Пуэрто-Гранде (нынешняя бухта Гуантанамо), горы Сьерра-Маэстра с пиком Туркино (1974 м), самой высокой вершиной Кубы. В первые дни мая флотилия направилась к югу, где, по словам индейцев, находится остров Ямайка с месторождениями золота.

5 мая, увидев остров, Колумб назвал его Сант-Яго. К испанским кораблям устремились индейцы на челнах-однодеревках, пытаясь помешать высадке. Колумб приказал стрелять по ним из арбалетов, и несколько индейцев получили ранения. После этого к кораблям подошло много каноэ. «Индейцы привезли съестные припасы и всё прочее, чем они владели, и охотно давали привезенное с собой… за любую вещь…»

Не обнаружив на Ямайке золота и других металлов, Колумб повернул каравеллы к мысу Крус на Кубе. Двигаясь от залива Гуаканаябо на запад, адмирал увидел странный архипелаг, состоящий из мелких и низких островков, и назвал их Хардинес-де-ла-Рейна («Сады Королевы»). Далее были открыты Сьерра-дель-Эскамбрай и бухта Кочинос («залив Свиней») и залив Батабано. У моряков сложилось впечатление, что Куба – длинный полуостров, и плыть дальше не имеет смысла. В действительности до западной оконечности острова оставалось всего 100 км.

Колумб решил возвращаться на Эспаньолу. Причин было достаточно: экипаж устал, оголодал и всё громче выражал недовольство. У берегов Ямайки запаслись у индейцев водой и провизией. Однако достигнуть Эспаньолы (Гаити) оказалось не просто: мешали дожди и ветры, суда давали течь. Добравшись до острова, Колумб в течение 40 дней обследовал его побережье. В форт Изабеллу он вернулся только в конце сентября 1494 года.

Оказалось, что за время отсутствия адмирала на Эспаньолу прибыли три корабля, захваченных испанцами, которые задумали бегство на родину. Высадившись на берег, они начали грабить местных жителей. Но индейцы оказали серьёзное сопротивление, и бандиты несли большие потери. Однако Колумб поддержал соотечественников и предпринял действия, перешедшие в покорение Эспаньолы. Силами 200 солдат адмирал в течение 9 месяцев жестоко подавлял сопротивление аборигенов. Испанцы преследовали индейцев, топча их конями и травя собаками. Покорив Эспаньолу, вице-король обложил индейцев непосильной данью в виде золота или хлопка.

Индейцы уходили в глубь острова, в горы, десятками тысяч гибли от болезней, занесённых завоевателями. Но инфекция не щадила и европейцев. Эпидемия жёлтой лихорадки заставила испанцев перейти на южный берег Эспаньолы, в более здоровую среду обитания. В 1496 году брат адмирала Бартоломео Колумб заложил здесь город Санто-Доминго (сейчас это – столица Доминиканской республики).

Тем временем обстановка во владениях Колумба стала изменяться. Королевская чета, нарушив договор с адмиралом, издала указ, разрешающий всем подданным переселяться на открытые земли, добывать там золото и делиться с казной, отдавая ей две трети. Взамен правительство обязывалось целый год обеспечивать золотоискателей провиантом. Более того, любой желающий получал право снаряжать корабли для новых открытий на западе. Это заставило Колумба вернуться в Испанию. Он представил королеве документ об открытии им нового пути в Азию, где утверждал, что Эспаньола – это и есть библейская страна Офир, из которой получал золото царь Соломон. Колумб смог добиться для себя и своих сыновей исключительного права на экспедиции с целью открытия земель на западе. А поскольку содержание вольных поселенцев обходится дорого, адмирал предложил экономный способ – использовать Эспаньолу как место ссылки уголовных преступников на срок, равный половине положенного им срока тюремного заключения.

«Эта земля величайших размеров…»

Для третьего путешествия Колумб сумел снарядить только шесть небольших кораблей. Средства, выделяемые казной, несколько раз направлялись на другие цели. Одной из причин была личная антипатия короля Фердинанда, подогреваемая завистниками и интриганами, которыми всегда изобилуют окружения коронованных особ. По этой же причине вокруг Колумба распространялась «слава» неудачника. В результате охотников отправиться на новооткрытые земли «Западной Индии» становилось всё меньше. Адмирал обратился к королевской чете с новым предложением – заселить новые земли каторжниками, которые пожелают такой ценой купить свободу. С учётом этой публики у Колумба набралось около 300 человек.

Каравеллы третьей экспедиции подняли якоря 30 мая 1498 года. На этот раз маршрут усложнился. Дойдя до Канарских островов, флотилия разделилась на две части: одна продолжила привычный путь к Эспаньоле, а другая взяла курс южнее, чтобы подойти ближе к экватору и следовать вдоль него на запад. В середине июля близость экватора дала о себе знать такой страшной жарой, усиливаемой штилем, что адмиралу казалось – «сгорят и корабли, и люди на них». Наконец, попутный ветер дал людям некоторое облегчение, а кораблям – необходимую скорость. Эскадра двинулась параллельно экватору, севернее его примерно на 9 градусов. И вот 31 июля Алонсо Перес, матрос флагманского корабля, увидел с мачты землю на западе, о чём и оповестил адмирала и команду.

Этому большому острову, который возвышался над гладью океана тремя холмами, Колумб дал имя Тринидад («Троица»). Западнее глазам моряков открывалась обширная земля, которую они посчитали ещё более крупным островом. Первый контакт с аборигенами Тринидада оказался неудачным – не поняв друг друга, стороны обменялись порциями стрел. Попутный ветер помог пройти пролив «Пасть змеи», отделяющий Тринидад от суши, которой было дано название «Остров Грасия». Двигаясь к северу, корабли подошли к его побережью и проследовали вдоль его южного берега. Мореплавателям были хорошо видны тропические деревья, по ветвям которых носилось «много диких обезьян». Но то, что открытая земля является длинным полуостровом, Колумб обнаружил не сразу.

На этот раз контакт с аборигенами был более удачным. «Туземцы… стали подходить к кораблям на бесчисленном множестве каноэ, и у многих висели на груди большие куски золота, а у некоторых к рукам были привязаны жемчужины… Они сказали мне, что жемчуг добывается здесь, именно в северной части этой земли», – записал Колумб. Как позже выяснилось, «северная часть этой земли» есть не что иное, как часть северного побережья Южно-Американского материка. Здесь, продвинувшись южнее, испанцы обнаружили реку, впадающую в океан. Это был западный рукав дельты Ориноко.

От живописных берегов загадочной «Земли Пария», как назвал этот полуостров Колумб, он поспешил к Санто-Доминго. Воспользовавшись попутным ветром, 12 августа адмирал вывел свои корабли из в открытое море. Повернув на запад, он подошёл к группе островов Лос-Тестигос («Свидетели»), на самом большом из которых индейцы занимались ловлей раковин-жемчужниц. Здесь матросы хорошо поживились, получив массу жемчуга в обмен на безделушки. Покидая остров, Колумб дал ему звучное имя Маргарита («Жемчужная»).

Как пишут об этом этапе путешествия авторы пятитомного труда «Очерки по истории географических открытий» И.П. Магидович и В.И. Магидович, большую часть его адмирал проболел, и не поднимался с койки. Среди матросов тоже было немало больных – непривычная жара, влажный климат, быстро портящиеся пищевые припасы делали своё дело. Возможно, именно из-за болезненного состояния адмирала совершенно справедливые выводы, которые он сделал при описании открытых земель, совмещались с фантазией. Колумб описывал земное полушарие, куда он проник, как «половину круглой груши, у черенка которой имеется возвышение, подобное соску женской груди, наложенному на поверхность мяча, что места эти наиболее высокие в мире и наиболее близкие к небу… Я убежден, что эта земля величайших размеров и что на юге есть ещё много иных земель, о которых нет никаких сведений… Оттуда, вероятно, исходят воды, которые… текут в места, где я нахожусь. И если река эта не вытекает из земного рая, то я утверждаю, что она исходит из обширной земли, расположенной на юге и оставшейся до сих пор никому не известной»

В Испанию под конвоем

20 августа 1498 года южная часть флотилии K°лумба, завершив пересечение Карибского моря, достигла Эспаньолы. Но в отсутствие вице-короля на острове воцарился хаос. Высокомерные идальго, не признававшие власть назначенцев Колумба, подняли вооружённое восстание против его брата Бартоломео и устроили, говоря языком российских газет конца ХХ века, «полный беспредел». Они превращали индейцев в рабов, развлекались, отстреливая их из арбалетов, прибывших из Испании переселенцев изнуряли тяжким трудом на своих плантациях. Во главе мятежников встал некто Ролдан, главный судья этой колонии – «…человек, которого Колумб вывел в люди из ничтожества и который, по обыкновению, совсем забыл об этом», – пишет русский биограф Колумба Я.В. Абрамов.

Колумб бросился усмирять бунтовщиков со всей суровостью, но, увидев, что время упущено и силы неравны, ради прекращения беспорядков вынужден был начать длительные переговоры с Ролданом и, в конце концов, пойти на унизительные для себя соглашения. Каждый мятежник получил большой участок земли под «фазенду» и некоторое количество «душ», то есть индейцев для соответствующих работ. За побег владелец имел право казнить виновного или обратить его в рабство. Этим Колумб официально положил начало распространению системы закрепощения индейцев, позже описанной во многих произведениях художественной литературы.

К этому времени у Колумба объявился удачливый конкурент. Португалец Васко да Гама открыл морской путь в настоящую, не «западную» Индию (1498 г.), и завязал с ней торговлю. Стало окончательно ясно, что Земли, открытые Колумбом, не имели к Индии никакого отношения. Это бы ещё и ничего, но удачливый португалец вернулся на родину с большим грузом пряностей и прочих индийских ценностей. А королевская казна Испании продолжала получать от «Индии» Колумба ничтожные доходы. Сам Колумб оказался в глазах королевского двора обманщиком. Этим воспользовались завистники адмирала. Королевские секретари не успевали ломать печати на пакетах с доносами, в которых «доброжелатели» обвиняли вице-короля в присвоении части королевских доходов. Подоспели и сообщения из Эспаньолы о мятежах и казнях дворян. В 1499 году королевская чета отменила монополию Колумба на открытие новых земель. Этим воспользовались некоторые спутники адмирала, мгновенно перешедшие в стан его противников.

Высочайшим указом на Эспаньолу был направлен с неограниченными полномочиями идальго Франсиско Бовадилья, известный при дворе враждебным отношением к Колумбу. Устные инструкции, полученные от короля, давали Бовадилье право поступить с мятежниками, а заодно и с вице-королём так, как он сочтёт нужным для пользы короны.

Прибыв на Эспаньолу, дон Франсиско Бовадилья воспользовался королевскими полномочиями в полной мере. Колумб вынужден был сдать ему все построенные крепости, корабли, лошадей, продовольственные запасы и всё оружие. Бовадилья поселился в доме Колумба, «приватизировал» все его вещи, а также документы и деньги адмирала. Когда же чрезвычайный уполномоченный выплатил всем колонистам задержанное жалованье и дал разрешение каждому испанцу добывать золото с условием отдавать в казну седьмую часть (вместо прежней трети), он сделался всеобщим кумиром.

Адмирала Колумба и его братьев Бартоломео и Диего наместник арестовал и заковал в кандалы. Проведя длительное следствие, изнурительное физически и унизительное морально для Колумбов, Бовадилья признал адмирала человеком «жестокосердным и неспособным управлять страной» и, не снимая с братьев кандалов, отправил всех троих в Испанию.

Однако сторонники K°лумба в Испании тоже не дремали. Хорошо понимая значение открытых адмиралом земель, влиятельные финансисты, заинтересованные в развитии колоний, смогли убедить королеву Изабеллу воздействовать на Фердинанда. Приводимые ими аргументы носили экономический характер. Финансисты лучше знают психологию властей, чем самые лучшие психологи. «Какая мораль, когда речь идёт о золоте и жемчуге?» – рассуждали они.

Когда в октябре 1500 года доставивший узников корабль вошёл в порт Кадис и город узнал, что великий путешественник закован в цепи, «…взрыв негодования раздался по всей Испании. Испанские идальго могли смотреть свысока на Колумба как на выскочку, они могли относиться к нему враждебно, но подлый поступок, который позволил себе по отношению к нему Бовадилья, вызвал краску стыда на лицах всех испанцев. Все, не исключая врагов Колумба, требовали восстановления его прав и наказания Бовадильи. Изабелла была в отчаянии, когда узнала об ужасном оскорблении, нанесенном Колумбу. Она немедленно приказала освободить его и написала ему письмо, в котором просила простить ей и испанской короне чудовищное насилие, совершенное над ним, обещала ему полную справедливость и просила его прийти к ней. Коварный Фердинанд также подписался под этим письмом» (Я.В. Абрамов, «Христофор Колумб»).

Новые открытия и упущенные возможности

Осенью 1501 года неутомимый Христофор Колумб, которому к этому времени исполнилось уже 50 лет (для людей ХVI века – старческий возраст), приступил к снаряжению новой экспедиции. Флотилия состояла из четырёх кораблей, экипаж – из 150 человек. 3 апреля 1502 года адмирал приказал поднять якоря. Четвёртая по счёту экспедиция Колумба взяла курс на запад. Вместе с Колумбом были его 13-летний сын Эрнандо и брат Бартоломео.

Целью экспедиции было найти новый путь от открытых земель к южным берегам материка, который Колумб по-прежнему считал Азией. В существовании такого пути его убеждало обнаруженное у берегов Кубы сильное морское течение, идущее на запад через Карибское море. По мысли K°лумба, это течение должно вынести его корабли к берегам полуострова Малакка.

Двигаясь вдоль Малых Антильских островов, Колумб открыл остров, который назвал Мартиникой. В середине июля 1502 года адмирал двинулся на запад вдоль южных берегов Гаити и Ямайки, стремясь дойти до материка, а затем, следуя вдоль берега на юг, отыскать пролив. Увидев с небольшого острова Бонака (Гуанаха) на юге вершины гор, Колумб понял, что это и есть желанный материк. Так состоялось открытие Карибского берега Центральной Америки.

Встреченная мореплавателями пирога из ствола огромного дерева, в которой располагались около сорока человек, включая 25 гребцов, не заинтересовала испанцев – они не увидели у индейцев ни золота, ни драгоценностей. Когда же моряки показали индейцам свои золотые предметы, те указали жестами на юг. Туда Колумб и направил суда, упустив этим самым великое открытие: ведь немного севернее находится полуостров Юкатан, где в то время существовала загадочная высокоразвитая цивилизация империи Майя.

В середине августа флотилия подошла к материку близ мыса Гондурас. Здесь Бартоломео Колумб с частью экипажа высадился на материк и объявил себя правителем. Индейцы встречали испанцев дружелюбно, в изобилии поставляли им овощи, фрукты и мясо птицы. Адмирал с оставшейся командой, повернув на восток, двигался вдоль берега. Ветер и течение препятствовали кораблям, в трюмах обнаружилась сильная течь, паруса требовали ремонта. Моряки выбивались из сил, не находя якорной стоянки из-за больших глубин. Колумб тяжело болел.

Наконец, 14 сентября у мыса Грасьяс-а-Диос («Слава богу») береговая линия сделала крутой изгиб прямо на юг. Ветер и течение стали попутными. В южном направлении тянулись низменные берега с большими лагунами и устьями неведомых рек. 25 сентября адмирал приказал стать на якорь и направил в глубь материка вооруженный отряд. После недолгого отсутствия разведчики вернулись и рассказали о виденном в тропическом лесу. Вероятно, именно здесь европейцы впервые увидели тапиров, ягуаров и крупных нелетающих птиц, которых потом назовут индейскими петухами или, проще говоря, индюками. Здесь же моряки обнаружили на местных индейцах различные золотые украшения. Имея опыт «культурного обмена», испанцы старались приобретать их, расплачиваясь стеклянными бусами, бубенчиками, пустыми винными бутылками и прочими безделушками. Эта земля получила от Колумба название «Золотой Берег». Ныне это территория государства Коста-Рика.

В середине октября Колумб узнал от жителей страны Верагуа (нынешняя Панама), что открытая им земля представляет собой длинную узкую полосу суши между двумя морями – «Северным» и «Южным». Южное море оказалось для испанцев недоступным из-за горного хребта, пролегающего вдоль всей этой земли.

В районе открытого Колумбом залива Мескитос моряки узнали, что южнее находится богатая страна. Из рассказов индейцев можно было понять, что обитатели этой страны – люди отважные и воинственные, перевозят грузы на сильных и красивых животных, носят крепкие панцири, а мечами, луками и стрелами владеют не хуже испанцев. Если бы адмирал двинулся к этой «южной стране», ему первому открылась бы великая империя инков – Перу, государство высокой культуры. До его территории испанцам оставалось пройти 60 километров к югу от гавани Пуэрто-Бельо (Портобело), где они задержались из-за непогоды.

В течение ноября, декабря и первых дней января Колумб делал попытки продвижения на восток вдоль побережья южного материка, но переменчивые ветры заставляли флотилию несколько раз менять направление. Наконец, 6 января путешественники остановились в гавани, которой Колумб дал имя Белен (Вифлеем). Здесь флотилия простояла более трёх месяцев. Попытка основать колонию не удалась – индейцы оказали активное сопротивление.

А незадолго до этого, в течение недели от Рождества до нового 1503 года, испанцы находили пристанище в бухте, которая через века станет местом северного входа в Панамский канал. Если бы Колумб знал, что на расстоянии всего в 65 километров отсюда – берег Тихого океана! Вот ещё одно великое упущение… Но людям ХХI века легко говорить «если бы да кабы». Не будем забывать, на каких плавсредствах и в каких условиях странствовали по морям Колумб и его современники.

После почти 3,5 месяцев, проведённых в Белене, 16 апреля 1503 года Колумб вышел в море и взял курс на восток. За это время один корабль стал полностью непригодным к плаванию. В Портобело бросили ещё одно судно. Пытались держаться восточного направления, однако течения упорно несли суда к западу. Только в конце июня, окончательно истрепав многострадальные каравеллы в борьбе с ветрами и течениями, моряки достигли Ямайки. Когда адмирал нашёл на северном берегу острова удобную гавань и приказал посадить корабли на мель, вода тотчас заполнила трюмы. Вся жизнь экипажа переместилась на палубы. Положение было отчаянным. Адмирал не имел ни одного корабля, ни связи с Испанией, ни вообще каких-либо определённых перспектив.

Зная, что на открытой им Эспаньоле давно уже правит другой человек, назначенный королём некий дон Овандо, адмирал в июле послал к нему своих людей на индейской пироге. Они доставили Овандо письмо Колумба с просьбой прислать судно за счёт адмирала. Другое письмо было предназначено для отправки в Испанию и адресовано Фердинанду и Изабелле. По его содержанию можно понять, что великий мореплаватель, измученный странствиями, интригами и болезнью, был уже не совсем адекватен. Как отмечают авторы «Очерков…», в этом послании «…мистический бред переплетается с гимном золоту, с подчеркнутыми указаниями, что только он знает путь к «золотой стране», и с недвусмысленными упрёками в неблагодарности королей».

29 июня 1504 года Колумб навсегда оставил Ямайку, а в сентябре вместе с братом отбыл с Эспаньолы. 7 ноября 1504 года одинокий корабль, за время пути потерявший грот-мачту, вошёл в устье Гвадалквивира. Тяжело больного Колумба перевезли в Севилью. Он обратился к королевской чете с прошением об уплате жалованья всем тем, кто верно служил и провёл с ним год на Ямайке, разделяя все тяготы. Но вскоре умерла его покровительница королева Изабелла, и надежды Колумба на восстановление своих прав рухнули.

Все дальнейшие попытки добиться справедливости были напрасны. Адмирал был стар и немощен, не имел поддержки при дворе, зато, будучи талантливым человеком и сильной личностью, приобрёл многих завистников и недоброжелателей. Дело о правах Колумба и причитающихся ему денежных средствах пролежало в суде до самой смерти адмирала, последовавшей в Вальядолиде 20 мая 1506 года.

Краткий итог плаваний Колумба

Его сформулировали авторы знаменитых «Очерков по истории географических открытий». Колумб первым пересек Атлантический океан в субтропической и тропической полосе северного полушария. Он положил начало открытию материка Южной Америки и перешейков Центральной Америки, открыл все Большие Антильские острова – центральную часть Багамского архипелага, Малые Антильские острова, от Доминики до Виргинских включительно, а также ряд мелких островов в Карибском море и остров Тринидад у берегов Южной Америки.

Открытия Колумба для Испании получили общее признание только в середине XVI века, после завоевания Мексики, Перу и северных андийских стран, когда груды награбленного золота и целые «серебряные флотилии» стали поступать в Европу». Экономические выгоды великого открытия Колумба для его второй родины трудно переоценить. Во всяком случае, специалисты утверждают, что за сто лет эксплуатации колоний Нового Света испанцы вывезли оттуда больше драгоценных металлов и камней, чем было добыто во всём мире со времён первых фараонов Египта…

Первый официальный раздел мира на сферы влияния также последовал практически сразу же за первой экспедицией Колумба: папа Александр VI в своей булле определил, что границей испанских и португальских морских владений служит меридиональная демаркационная линия, указанная Колумбом. Она отстояла от Азорских островов и островов Зеленого Мыса на 320 морских миль и соответствовала 38° западной долготы. Земли, лежащие западнее, принадлежали Испании, а восточнее – Португалии.

Однако дальнейшее открытие и освоение атлантического побережья Нового Света испанцами и усилившаяся после плавания Колумба активность их португальских конкурентов привели к тому, что 7 июля 1494 года этим двум морским державам пришлось заключить специальный договор. Согласно этому документу, все земли, лежащие на 1180 морских миль (2185 километров) к западу от островов Зеленого Мыса, принадлежали Испании, а к востоку – Португалии.

Эрнандо Кортес

Эрнандо (Эрнан Фернандо) Кортес (1485–1547) был испанским конкистадором, то есть завоевателем. По молодости служил в испанских войсках на Кубе. Возглавил поход в Мексику, что привело к завоеванию обширных территорий и установлению там испанского господства. Некоторое время был фактическим правителем Мексики.

В 1518 году испанцы отряда под командованием Хуана Грихальвы, отплыв с Кубы, после нескольких неудачных попыток высадиться на берегах полуострова Юкатан, услышали от местных индейцев о «Мехико» – стране, в которой очень много золота. Вскоре испанцы убедились, что не были обмануты: посланцы верховного вождя ацтеков, населявших Мексику, предложили им множество золотых изделий в обмен на их товары. Испанские солдаты воспользовались доверчивостью туземцев и за короткое время собрали богатую добычу.

Продолжая плавание в водах Центральной Америки, экспедиция Грихальвы обнаружила небольшой архипелаг. На одном из островов испанцы увидели, как жрецы каменными ножами рассекали жертвам грудь и вырывали сердца в дар своим божествам. Так состоялись первые встречи с неизвестной доселе цивилизацией. Кратковременная экспедиция Хуана Грихальвы открыла Мексику. Но завоёвывать её пришлось другому искателю приключений…

Морская экспедиция Кортеса

После возвращения отряда Грихальвы губернатор Кубы Диего де Веласкес принял решение о завоевании Мексики. Снарядив для этого целый флот, он назначил начальником экспедиции идальго Эрнандо Кортеса. Характеризуя его, историк завоевания «Новой Испании» Берналь Диас писал: «Денег у него было мало, зато долгов много». Однако это очень субьективная характеристика. Как сообщают биографы Кортеса, Эрнан Фернандо Кортес был сыном мелкопоместного дворянина. Он родился в городе Медельине (провинция Эстремадура, в южной части Испании). Учился на юридическом факультете знаменитого университета в Саламанке и, хотя не закончил полного курса, получил редкое для испанских конкистадоров той эпохи образование.

Молодой честолюбивый идальго не видел возможности реализовать свои способности на родине. В возрасте 19 лет Кортес отправился на корабле через Атлантический океан искать богатства и славы в Новый Свет. В 1504 году он оказался в Вест-Индии. Дела у Кортеса поначалу шли неплохо: он стал землевладельцем и, обладая изысканными манерами испанского гранда, завоевал расположение наместника острова Кубы Диего де Веласкеса. Войдя к нему в доверие, Эрнан Кортес получил должность секретаря Веласкеса, а вскоре и женился на его сестре. Современники считали Кортеса щёголем и мотом, отдавая должное его привлекательной внешности, тонкому знанию этикета и большому личному обаянию. С этими качествами сочетались искренняя религиозность, а также острый ум, дерзость, отвага, хитрость и жестокость, презрение к опасности и пренебрежение культурными ценностями туземных народов.

Ко времени своего первого похода Кортес исполнял обязанности мэра города Сантьяго. Если и были у него финансовые трудности, они мало смущали идальго, который оказался истинным пассионарием: мечты о подвигах и славе заставляли его с лёгкостью решать материальные проблемы. Например, когда понадобилось набирать команду для экспедиции, Кортес заложил своё имение и начал вербовку солдат на полученные от ростовщиков деньги. Новоиспеченным завоевателям он обещал груды золота, богатые поместья и туземных рабов.

С отрядом в полтысячи солдат, вооружённых мушкетами, и более ста матросов, имея даже несколько пушек, Кортес приступил к погрузке припасов и экипажа. На его кораблях, кроме солдат и матросов, разместились также 16 лошадей. Кони были нужны конкистадорам не только как транспортное средство, но и для устрашения аборигенов, которые не знали скотоводства и никогда не видели вооружённых четвероногих людей, какими им представлялись испанские всадники.

Видя успешную подготовку Кортеса к походу и зная его авантюрный характер, бдительные чиновники донесли губернатору, что Кортес намерен покорить Мексику не для испанской короны, а лично для себя. Веласкес попытался сместить Кортеса и задержать флот, но дерзкий идальго поднял паруса и вышел в море. Лоцманом стал опытный моряк Антон Аламинос, участник плавания Колумба.

Контакты Кортеса с местным населением начались ещё до прибытия в Мексику, во время остановки на острове Косумель. Об этом, в частности, подробно писал монах-францисканец, епископ Диего де Ланда, в своём знаменитом сочинении «Сообщение о делах в Юкатане». Текст Диего де Ланды приводится в переводе Ю.В. Кнорозова по изданию 1994 года, М., «Ладомир»:

«Эрнандо Кортес отправился с Кубы с 11 кораблями, из которых наибольший был в 100 бочонков, и назначил на них 11 капитанов, будучи сам одним из них. Он увез 500 человек, несколько лошадей и мелочной товар для обмена. Франсиско де Монтехо был у него капитаном, а упомянутый Аламинос – главным лоцманом эскадры. На флагманском корабле он водрузил знамя белого и голубого цветов в честь нашей владычицы, изображение которой вместе с крестом он помещал всегда в местах, откуда выбрасывал идолов… С этим флотом, без другого снаряжения, он отправился и прибыл на Косумель с десятью кораблями, так как один отделился от него в бурю; позже он нашел его на побережье. Он пристал к северной части K°сумеля и нашел красивые каменные здания для идолов и большое селение. Жители, увидев столько кораблей и высаживающихся на берег солдат, все убежали в леса.

Испанцы вошли в селение, разграбили его и расположились в нем. Разыскивая в лесах жителей, они наткнулись на жену сеньора с детьми. С помощью индейца-переводчика Мельчиора, который приезжал вместе с Франсиско Эрнандесом и Грихальвой, они узнали, что это была жена сеньора. Кортес обласкал ее и ее детей и побудил их позвать сеньора; когда тот явился, он обращался с ним очень хорошо, подарил ему несколько безделушек, возвратил ему жену и детей и все имущество, взятое в селении. Он просил его вернуть индейцев в их дома и отдавал каждому из возвратившихся то, что ему принадлежало. Успокоив их, он возвестил им суетность их идолов и убедил их поклоняться кресту, который поместил в их храмах вместе с изображением нашей владычицы, и этим прекратил публичное идолопоклонство».

Первые столкновения с индейцами показали, что испанцы имеют дело с отважными воинами, обладавшими к тому же большим численным превосходством. Вот тут-то и понадобились Кортесу лошади. Когда испанцы высадились на южном берегу залива Кампече, в стране Табаско, Кортес встретил серьёзное сопротивление туземных войск. Их не испугала даже артиллерия. Но судьбу сражения решили «кентавры»: атака шестнадцати испанских кавалеристов посеяла в рядах индейцев панический ужас. Местные вожди, касики, прислали завоевателям требуемые ими припасы и несколько молодых женщин. Одна из них, по имени Малиналь, стала подругой Кортеса и переводчицей. В хрониках она фигурирует как донья Марина. Нашлось ей место и в художественных произведениях (например, в романе Р. Хаггарда «Дочь Монтесумы»).

Первый успех не вскружил голову хитроумному идальго. Кортес прекрасно понимал, что страх перед огнестрельным оружием и конными воинами – явление временное, а вооружённые силы ацтеков слишком велики. Нужно было закрепляться и привлекать на свою сторону туземцев. На берегу материка испанцы построили город Веракрус. С помощью доньи Марины Кортес привлек на свою сторону вождей местных племён, угнетаемых ацтеками. Наибольшую поддержку испанцам оказали тласкаланцы – индейцы из страны Тласкала. Действуя по принципу «враг моего врага – мой друг», они дали завоевателям десятки тысяч воинов, проводников и носильщиков. Теперь воинство Кортеса было хотя бы соизмеримо с армией Монтесумы – верховного вождя Мексики.

Испанцы в Теночитлане

Монтесума, верховный вождь ацтеков (некоторые авторы называли его императором), не решаясь вступать в вооружённый конфликт с завоевателями, пытался откупиться от них золотом и драгоценностями. Но, не зная натуры европейцев, этим он только разжигал аппетиты испанцев. Увидев, что конкистадоры ещё сильнее стремятся овладеть его столицей Теночтитланом, Монтесума растерялся и утратил волю к сопротивлению: он призывал воинов дать врагу отпор, а в случае неудачи просто отрекался от них. Кончилось тем, что с его согласия испанцы вошли в Теночтитлан.

Увиденное поразило конкистадоров. Будь они более образованными, приняли бы город за столицу легендарной Атлантиды. Теночтитлан был расположен на острове, посреди искусственного соленого озера. Монтесума со свитой устроил испанцам торжественную встречу. Берналь Диас писал: «…мы не верили глазам своим. С одной стороны, на суше – ряд больших городов, а на озере – ряд других… и перед нами великий город Мехико, а нас – нас только четыре сотни солдат! Были ли на свете такие мужи, которые проявили бы такую дерзкую отвагу?».

Испанцев разместили в роскошном дворце. Обшаривая внутренние помещения, солдаты обнаружили замурованную кладовую, полную драгоценных камней и золота. Но хитрый идальго, привыкший не доверять никому, а особенно вчерашнему противнику, хорошо понимал сложившуюся обстановку: он с людьми изолирован и окружён в чужом городе. У Кортеса созрел дерзкий план: когда он пригласил императора в свою резиденцию, его взяли заложником и заковали. С этого времени Кортес стал фактическим правителем государства ацтеков. Он переименовал Теночтитлан в Мехико и начал отдавать распоряжения от имени Монтесумы. Заставив вождей ацтеков присягнуть испанскому королю, он сделал их данниками короны.

Однако найденное богатство не давало испанцам покоя. Все золотые изделия были переплавлены в слитки, образовавшие три больших кучи, которые быстро таяли. Офицеры и солдаты потребовали дележа, который завершился, естественно, в пользу Кортеса.

Тем временем губернатор Веласкес направил по следам Кортеса эскадру Панфило Нарваэса, получившего приказ захватить «живыми или мертвыми» Кортеса и его солдат. Узнав, что преследователи уже в Веракрусе, Кортес оставил в Мехико группу для охраны Монтесумы, и выступил навстречу Нарваэсу. Впереди себя он выслал парламентёров, чьи наряды были увешаны золотом. Эта «психическая атака» сработала. Когда отряд Кортеса атаковал позиции противника, люди Нарваэса начали толпами переходить на его сторону. Нарваэс был взят в плен, офицеры и солдаты сдались добровольно.

Несколько кораблей Нарваэса Кортес направил на север для обследования мексиканского побережья, вернул сдавшимся оружие, лошадей и имущество, значительно увеличив своё войско. Это было сделано своевременно, так как в 1520 году почти вся Мексика восстала. Отряд Кортеса (1300 солдат, 100 всадников и 150 стрелков), который пополнили 2 тысячи тласкаланцев, беспрепятственно вступил в столицу. Но мексиканцы ежедневно атаковали испанцев, среди которых начались голод, раздоры и уныние. Когда Кортес приказал Монтесуме выйти на крышу дворца и своим повелением остановить штурм, чтобы испанцы могли уйти из города, мексиканцы забросали камнями и врагов, и царственного предателя. Верховный вождь ацтеков Монтесума был убит метко пущенной стрелой. Не исключено, что сделал это его родственник принц Куаутемок.

В июле 1520 года испанцы, оставшись фактически без припасов и воды, решили оставить столицу ночью. Но мексиканцы хорошо подготовились и атаковали противника на переносном мосту, переброшенном через канал. Мост обрушился… Ацтекские боги получили обильную жертву из 900 испанцев и 1300 тласкаланцев. Уцелевшие испанцы, выбравшись на берег озера, отступали в Тласкалу.

Падение Теночтитлана

В 1521 году Кортес с войском из испанской «гвардии» и 10 тысяч союзных индейцев снова приступил к стенам Теночтитлана. Умело используя вражду между племенами, он защищал мексиканских данников от ацтекских отрядов, разрешал тласкаланцам грабить ацтекские селения и подобными методами завоевал репутацию мудрого и справедливого правителя. Соорудив простейшие суда, люди Кортеса завладели озером. Теночтитлан превратился в осаждённую крепость.

Верховным вождем ацтеков после гибели Монтесумы был избран его молодой родственник Куаутемок, храбрый воин и талантливый военачальник. Но даже его выдающиеся способности и стойкость осаждённых мексиканцев не могли противостоять коварству и хитрости Кортеса. Испанцы отрезали столицу от окраин, разрушили городской водопровод, горящими стрелами поджигали строения. Город отчаянно защищался больше трех месяцев. Но десант испанцев отравил колодцы, и положение осаждённых стало безнадёжным. Когда город пал, в нём оставались живыми только женщины и дети, так как, по словам Б.Диаса, «… погибло здесь почти всё взрослое мужское население не только Мехико, но и окрестностей». Последний император ацтеков Куаутемок был взят в плен. Его долго уговаривали принять испанское подданство, обещали поместья и титулы, жестоко пытали и шантажировали, но он оставался непреклонным и в 1525 году тайком от индейцев был казнён.

Так Мексика была покорена. Победители захватили все сокровищницы ацтеков. Коренное население было обращено в рабство. Территория покрылась поместьями испанских колонизаторов. Население страны резко сократилось из-за войн и неизвестных ранее индейцам инфекционных болезней, занесённых испанцами – кори, свинки, ветрянки и других, сравнительно безопасных для европейцев, но смертельных для аборигенов Америки, не имеющих иммунитета…

После падения Мехико Кортес продолжал расширять границы Новой Испании, для чего разослал отряды во все стороны. Сам он отправился на северо-восток и окончательно завоевал страну ацтеков, захватив бассейн реки Пануко, где построил крепость и оставил сильный гарнизон.

Открытие Гватемалы и поход в Гондурас

На юго-восток от столицы Кортес отправил отряд Гонсало Сандоваля, который в ходе экспедиции открыл горную область Оахака, населенную сапотеками, и достиг Тихого океана западнее залива Теуантепек. Здесь испанцы столкнулись с непредвиденными трудностями. Если покорить низменные районы было легко, то горцы-сапотеки упорно сопротивлялись. Испанская конница не могла подниматься высоко в горы (Южная Сьерра-Мадре), да и для пехоты эти места были почти недоступными. Но конкистадор Педро Альварадо обнаружил Теуантепекский перешеек, после чего его отряд открыл и формально подчинил Испании область Чьяпас в бассейне рек Грихальва и Усумасинта, а также Южную Гватемалу, самую высокую горную страну Центральной Америки. Всего к концу 1524 года испанцами было пройдено Тихоокеанское побережье Центральной Америки на протяжении около 4000 км.

Кортес неоднократно слышал от моряков, что Гондурас богат золотом и серебром, и отправил туда на разведку отряд Кристобаля Олида на пяти кораблях. Через полгода в Мехико стали поступать доносы, что Олид завладел Гондурасом в своих личных интересах. Кортес отправил туда вторую флотилию, но все её корабли затонули во время шторма, а уцелевшая часть экипажа во главе с Франсиско Лас Касасом сдалась Олиду. Но это была хитрость. Чтобы исполнить приказ Кортеса, Лас Касас и Хиль Авила составили заговор, арестовали Олида, устроили суд и казнили сепаратиста. Люди Олида признали власть Кортеса.

Не имея сведений из Гондураса, Кортес отправился туда сухим путем. Покинув Мехико в октябре 1524 года с отрядом из 250 ветеранов и нескольких тысяч мексиканцев, Кортес решил пройти в Гондурас кратчайшим путем, оставив к северу Юкатан. Но для этого отряду понадобилось больше полугода. Припасы вышли, люди питались кореньями. Строя мосты по пояс в воде, валили лес и вбивали сваи. Люди страдали от тропических ливней, влажной жары и малярии. К началу мая 1525 года поредевший отряд вышел к берегу Гондурасского залива. В город Трухильо, основанный Ф. Лас Касасом, больной малярией Кортес добрался еле живой. Вернуться в Мехико он смог только в июне 1526 года.

За время его отсутствия в Испанию поступило множество доносов, и король назначил нового наместника, который в 1527 году выслал Кортеса в Испанию. Учитывая заслуги идальго перед короной, король простил ему подлинные и вымышленные проступки, наградил богатыми поместьями, дал титул маркиза дель Валле де Оахака и должность генерал-капитана Новой Испании и Южного моря. Но для управления страной король учредил коллегию во главе с Нуньо Гусманом. Этот чиновник оказался самым свирепым правителем захваченных земель. При нем обращение индейцев в рабство достигло небывалых размеров, а провинция Пануко почти обезлюдела, за что Гусман был отстранён от власти.

Открытие полуострова Калифорния

В 1527 г. Кортес отправил первую экспедицию в Южное море (Тихий океан) на трёх малых судах. Возглавил её кузен Кортеса Альваро Сааведра. Он получил задание «идти на Молукки или в Китай, чтобы выяснить прямой путь на родину… пряностей». Сааведра двинулся в путь 31 октября 1527 г. В Мексику он не вернулся, но сделал целый ряд открытий в совсем другой области Земли – Океании. Кортес узнал о его судьбе только в середине 1530-х годов.

В 1532–1533 годах Кортес организовал две экспедиции для поисков пролива, якобы соединяющего два океана, но они закончились потерей кораблей и гибелью экипажей.

Несмотря на все неудачи, Кортес весной 1535 года снарядил и возглавил новую экспедицию на трех кораблях с целью поисков жемчуга и организации колонии. Высадившись в «жемчужном» заливе Ла-Пас, он назвал эту землю «Островом Св. Креста» и отсюда отправил суда за колонистами и припасами, так как аборигены жили только рыболовством и собирательством. Однако ждать их возвращения пришлось очень долго. Большинство колонистов болело от жары и инфекций, в том числе сам Кортес. Покинув новую колонию, весной 1537 года он снова организовал экспедицию на трех судах под командой Андреса Тапия, который смог обследовать материковый берег Калифорнийского залива еще на 500 км.

Наиболее успешной стала последняя экспедиция Кортеса во главе с Франсиско Ульоа, который прошел вдоль всего материкового берега и достиг вершины залива, названного им Багряным морем из-за красного стока открытой им реки K°лорадо, впадающей в залив. Ульоа поднялся по ней вверх на несколько километров и в устье реки обнаружил огромное стадо морских львов. Затем он прошел 1200 км западного побережья Калифорнийского залива, обогнул южную оконечность полуострова и двинулся вдоль западного Тихоокеанского побережья.

Каков же итог деятельности Кортеса в Новом Свете?

Начиная с 1518 года, Эрнан Фернандо Кортес, возглавляя отряды численностью от двухсот до нескольких тысяч человек, завоевал Мексику и Гватемалу, организовал семь экспедиций, которые открыли западные берега Новой Гвинеи, острова Маршалловы, Адмиралтейства и часть Каролинских, обследовали 2000 км тихоокеанского побережья Центральной Америки, обнаружен архипелаг Ревилья-Хихедо, открыты горы Западная Сьерра-Мадре и река Колорадо, прослежены 1000 км берега Калифорнийского полуострова и выполнено пересечение Тихого океана по экватору.

Литературное наследие Кортеса состоит из его посланий королю, которые высоко оцениваются специалистами по изящной словесности эпохи Великих географических открытий. После возвращения в Испанию (1540 год) Кортес некоторое время командовал эскадрой, а затем поселился в своём поместье под Севильей. Великий конкистадор умер в 1547 году и спустя 15 лет перезахоронен в Мехико, на месте первой встречи с Монтесумой. В честь Эрнандо Кортеса названы 7 городов, бухта и морская мель.

Франсиско Писарро

Имя Франсиско Писарро (1470–1541) связано с такими деяниями испанских конкистадоров, как завоевание Перу и уничтожение государства инков Туантинсуйу – страны, где процветала великая цивилизация с развитой политической системой, огромными городами, сложными оборонительными и ирригационными сооружениями, хорошо организованным сельским хозяйством.

«Углубясь в неведомые горы, Заблудился старый конкистадор. В дымном небе реяли кондоры, Нависали снежные громады», – писал в одном из юношеских стихотворений Николай Гумилёв. Тот испанский конкистадор, о котором пойдёт речь, тоже достаточно долго блуждал в горах и дождевых лесах Южной Америки, но – не заблудился. Франсиско Писарро навсегда вошёл в историю Латинской Америки и всего мира. Это был человек из тех, о которых биографы говорят: «Он сделал себя сам».

Действительно, шансов стать богатым и могущественным человеком у молодого Франсиско Писарро почти не было. На открытия и завоевания новых земель претендовали, как известно, «благородные доны» – такие, например, как Эрнандо Кортес. А Франсиско был незаконнорожденным сыном дворянина и крестьянки, вместо учебы в школе служил «мальчиком на побегушках» и даже пас свиней. Кстати, именно гордость свинопаса перед высокомерными бездельниками-идальго впоследствии побудила Писарро включить слово «хамон» (ветчина) в свой дворянский герб. Но это было потом, а пока молодой Франсиско был в глазах высокородных донов плебеем, общение с которым не допускалось дворянским этикетом.

Девятнадцатилетним честолюбивым юношей Франсиско Писарро устремился из родных мест «на ловлю славы и чинов». Сначала он солдатом воевал в Италии, а потом, уже опытным воином, отправился в 1502 году к берегам Нового Света. Там он служил на открытой Колумбом Эспаньоле (Гаити). Есть сведения, что он участвовал в четвертой экспедиции K°лумба, исполняя обязанности корабельного повара – кока. Позже Писарро поселился в Панаме. Это был первый испанский пункт на Тихом океане, который основал в 1519 году Педрариас Авила. Состоя у него на службе, Писарро за несколько лет тяжёлых и опасных трудов получил небольшой клочок земли, который можно было назвать поместьем лишь с долей иронии или фантазии…

ОАО «Писарро и партнеры»

Это было время, когда все вокруг делились слухами о лежащей на юге стране сказочных сокровищ – «великой империи Биру» (Перу), расположенной дальше на юге, в высоких Андах. Первые более определенные сведения о ней привез в Панаму в 1522 году служивший у Авилы Паскуаль Андагоя. Услышав об этой стране и золоте, которого там «видимо-невидимо», Писарро понял, что для него это – последний шанс.

Но в те годы, чтобы двинуться на захват новых земель, нужно было разрешение губернатора и «первоначальный капитал». Получался обычный замкнутый круг – чтобы разбогатеть, надо было завоевать новые земли, богатые золотом и иными драгоценностями. А чтобы снарядить экспедицию для завоевания богатых земель, нужно было иметь достаточные денежные средства…

Франсиско, который всё это хорошо понимал, взял в долю богатых компаньонов – иными словами, организовал своеобразное ОАО «Писарро и партнёры» – союз шпаги и денежного мешка. Шпагами владели Франсиско Писарро и Диего Альмагро. Деньги вложил богатый католический священник Эрнан Луке, а в качестве обладателя «административного ресурса» в компанию вошёл губернатор Педрариас Авила. Однако «административный ресурс» – не деньги, необходимые для вербовки наёмных солдат. На совместный капитал удалось набрать только 112 искателей приключений и снарядить два корабля, которые и отправились в ноябре 1524 года от берегов Панамы в далекую загадочную страну «Биру». Но из-за нехватки съестных припасов экспедиция, дойдя до дельты реки Сан-Хуан, в начале 1525 года вернулась в Панаму.

Но Писарро и не думал отказываться от своих планов. В ноябре 1526 году новая экспедиция, уже на трёх судах с командой из 160 вооружённых людей, повторила попытку и, дойдя до устья реки Сан-Хуан, разделилась. Франсиско Писарро остался на небольшом острове, Диего Альмагро вернулся в Панаму за подкреплением и припасами, а корабль Бартоломе Руиса прошёл дальше на юг и пересёк экватор. Команда этого корабля встретила группу перуанских индейцев, плывших встречным курсом на бальсовом плоту. Моряки пленили туземцев, которые подтвердили рассказы о богатствах громадной страны, лежащей к югу, и о могуществе инков, которым она принадлежала. Руис доставил Писарро несколько образцов перуанских изделий из золота.

В 1527 году Писарро снарядил экспедицию в третий раз. И хотя авантюристам не хватило припасов, упрямый конкистадор не стал возвращаться. Он остался с частью команды на небольшом островке, а часть людей отправил в Панаму за подкреплением и провиантом. Но там к тому времени умер губернатор Авила, а сменивший его наместник не собирался финансировать сомнительные предприятия. Он послал за Писарро корабль с приказом немедленно вернуться в Панаму. Когда спутникам Писарро зачитали приказ губернатора, многие обрадовались возможности возвратиться к своим поместьям. Но сам Писарро был непреклонен. Он выступил вперёд, провел мечом на песке черту, шагнул через неё и произнёс историческую фразу: «Кастильцы! Этот путь ведёт к Перу и богатству, а тот путь – к Панаме и нищете. Выбирайте!» Только полтора десятка человек, в том числе Руис, последовали за Писарро. Посланник губернатора отбыл восвояси, бросив «бунтовщиков» без припасов на произвол судьбы.

Больше полугода Писарро и его люди жили, как первобытные предки, охотой на птиц и сбором моллюсков. Когда компаньоны всё-таки добились от наместника разрешения снарядить (на свои средства) один корабль, Писарро с командой пошёл вдоль берега на юг и высадился у залива Гуаякиль, где испанцы увидели возделанные поля и каменные строения большого города Тумбеса. Продолжая плавание на юг, Писарро открыл (уже в Южном полушарии) Западную Кордильеру Перуанских Альп и прошёл более 1200 км Тихоокеанского побережья Южной Америки. На берегу испанцы добыли живых лам (грациозных животных, совмещающих признаки овцы и верблюда, но без горбов), тонкие ткани из шерсти вигони (дикого родственника ламы), золотые и серебряные сосуды тонкой работы, а заодно захватили нескольких молодых перуанцев.

Когда Писарро с такими трофеями прибыл в Испанию, никто уже не сомневался в богатствах открытого им Перу. Правда, триумфальное возвращение испортили жадные кредиторы, засадившие конкистадора в долговую тюрьму. Но информация об открытии им богатой страны дошла до короля. Карл I приказал выпустить героя из тюрьмы, принял его при дворе, подробно расспросил о заморских территориях и выдал патент на завоевание Перу, согласно которому дон Франсиско Писарро назначался губернатором завоёванной им страны. Правда, денежных средств король не выделил, а вот срок для снаряжения экспедиции указал короткий – полгода.

Но Писарро снова повезло: нашлись дальновидные состоятельные люди, согласившиеся финансировать дело, обещавшее сотни процентов прибыли. Среди них был Эрнандо Кортес, уже прославившийся покорением страны ацтеков и другими деяниями в Центральной Америке. Дон Франсиско занялся вербовкой добровольных участников рискованного предприятия. Первыми стали его родные братья – Эрнандо, Хуан и Гонсало. Таким образом, компания превращалась в ОАО «Братья Писарро и партнёры», причём Диего Альмагро отводилась роль «запасного игрока». Однако дон Диего, как истинный испанский кабальеро, полагался на порядочность компаньонов и нерушимость договора о разделе добычи. Поэтому он согласился временно остаться в Панаме, рассчитывая в нужное время явиться в Перу с крупными силами. У Писарро же было всего 180 вооружённых человек, в том числе 36 конных.

Кое-что об империи Тауантинсуйу

27 декабря 1530 года экспедиция Франсиско Писарро на трёх кораблях отправилась в путь из Панамы. Достигнув экватора, отряд испанцев двинулся на юг по суше. В начале 1532 года в заливе Гуаякиль конкистадоры сделали попытку захватить остров Пуна, но местные индейцы оказали им такое решительное сопротивление, что очень поредевший отряд вынужден был через полгода перебраться на другой берег залива. Дожидаясь подкрепления из Панамы, Писарро не терял времени. Пользуясь междоусобицами в стране, он за три месяца многое узнал об империи инков. Чтобы иметь более полное представление о том, что удалось сделать Писарро и его людям, следует совершить небольшой экскурс в уникальное государство Нового Света – империю инков. Это совсем не те дикие индейцы, с какими имели дело Колумб и другие колонизаторы Америки. Вот как пишет о стране инков историк Ю.Е. Берёзкин в работе «Инки: исторический опыт империи».

«Итак, инки. Слово это употребляется в разных значениях. Для большинства читателей, лишь понаслышке знающих о культурах аборигенов Америки, инки есть чаще всего то же самое, что и древние перуанцы. Специалисты порой имеют в виду под инками всю совокупность подданных инкского государства, но инками неверно называть создателей более древних индейских культур. В отличие от майя и даже ацтеков инки выходят на арену истории очень поздно, всего лишь за сто лет до появления испанцев. Границы империи установились как раз накануне первого путешествия Колумба, а её социально-экономическая структура окончательно выкристаллизовалась уже в те годы, когда конкистадоры уничтожали гаитянских араваков и покоряли Мексику.

Под инками в точном значении слова надо понимать лишь столичную аристократию государства – потомков маленькой этнической группы (условно говоря, «племени»), жившей в долине Куско на юге Перу к началу XV века. Позже в категорию так называемых «инков по привилегии» вошло иноплеменное население окрестностей Куско, близкое настоящим инкам по культуре и издавна связанное с ними родственными отношениями. Само слово «инка» некогда означало, по-видимому, примерно то же, что и кечуанское «синчи», т. е. «воин», «военачальник», «доблестный и родовитый муж». Отсюда логичен переход к последнему важному значению слова «инка» – «предводитель», «царь». «Инка» входит поэтому в довольно длинный ряд эпитетов, из которых складывались имена верховных властителей андской империи (в литературе эти имена обычно даются в упрощенной форме). Таким образом, если «инки» есть название народа либо правящей социальной группы, то «Инка» (в единственном числе) обозначает главу государства инков. При необходимости подчеркнуть именно это значение пишут о Сапа Инке, т. е. Великом Инке (императоре).

Об инках написано много, но тема эта неисчерпаема. Древнеперуанская цивилизация – явление мирового класса. От того, какой образ инкской империи создадут в своих реконструкциях ученые, быть может, зависит в определенной мере наше общее представление об истории человечества, а тем самым – в какой-то мере и о возможном и желательном направлении будущего развития. Некотороые наши современники видят в инках творцов социалистической утопии, другие – деспотов-рабовладельцев, третьи – создателей сравнительно примитивного раннеклассового государства, причем в обоснование своей позиции приводили зачастую одни и те же факты.

До середины XX века основным источником сведений об инках оставались так называемые хроники – труды, написанные в XVI–XVII веках и рассказывающие об истории, хозяйстве, обычаях, верованиях обитателей Перу. Их авторами были как испанцы, так и потомки индейской знати. Значение перуанских хроник невозможно переоценить и сейчас. Вместе с тем хроники не содержат ответ на все возникающие вопросы и в целом дают несколько более искаженную картину жизни инков, чем аналогичные работы по истории и культуре ацтеков. Традиции древнемексиканского общества начала XVI века оказались понятнее европейцам, чем андские. Религиозные и календарно-астрономические представления, государственные и политические институты, экономическая организация, а главное, распространенный в Мексике способ накопления и передачи информации, т. е. письменность, не отличались принципиально от известных европейцам либо по собственному опыту, либо благодаря общению с другими народами Старого Света или сведениям, дошедшим от античности. Представители прежней ацтекской знати в свою очередь сравнительно легко перешли на латиницу и рассказали в своих сочинениях о жизни и истории разрушенного конкистадорами государства.

Инки хранили информацию с помощью кипу – связок разноцветных шнурков с узелками. Подобная знаковая система была не менее ёмкой, чем ацтекское полупиктографическое письмо, но она несопоставима с европейской. Кипу не были случайным изобретением. Они появились до инков, а принципы мышления, лежащие в основе «узелкового письма», тесно связаны с присущими индейцам Анд календарно-астрономическими представлениями, с особенностями их социальной организации. В Андах пропасть между европейской и местной культурами была столь глубокой, что после конкисты образованные индейцы и метисы оказались способны изложить свои взгляды в доступной завоевателям форме лишь в тех случаях, когда их собственное мышление в определенной мере европеизировалось. У некоторых авторов, таких как очень популярный в свое время Инка Гарсиласо де ла Вега, европеизация была более, у других – менее полной, но в совсем нетронутом виде древнее индейское мировоззрение вряд ли кто-нибудь сумел передать. К тому же из-за вспыхнувшей между конкистадорами распри сбор сведений о культуре и прошлом Перу начался лишь через полтора десятилетия после похода Писарро, когда память о реальном государстве инков уже стала вытесняться его легендарным образом. Большинство же «хроник» о нем написано не участниками событий 1530-х годов, а их потомками во втором и третьем поколениях».

Вот с этим-то «явлением мирового класса» и встретились испанские завоеватели под командованием Франсиско Писарро.

Завоевание империи Инков

Ко времени прибытия испанцев в империи только что закончилась трехлетняя гражданская война, в ходе которой был свергнут верховный инка Уаскар. Он находился в плену у победителя – своего брата Атауальпы. В сентябре 1532 году Атауальпа с отрядом в пять тысяч индейцев находился в крупном горном селении Кахамарка, лежащем на одном из верхних притоков реки Мараньон.

Братья Писарро, располагая информацией о положении в стране, сочли момент наиболее подходящим для похода. Они выступили 24 сентября 1532 года с большей частью своих людей от залива Гуаякиль на юг, перевалили Западную Кордильеру и поднялись на нагорье. На свою беду инки проложили хорошие дороги и соединили подвесными мостами берега горных рек. В отряде Франсиско Писарро было 62 конных воина и 106 пехотинцев, из которых огнестрельное оружие имел едва один из четверых. Атауальпа был всецело занят своими проблемами и не видел в группе испанцев никакой угрозы. 15 ноября конкистадоры вошли в Кахамарку и расположились там. В четырёх километрах от города разбил лагерь пятитысячный отряд Атауальпы. Старший из братьев Писарро, Эрнандо, в сопровождении переводчика отправился к Атауальпе. Император спокойно дал своё согласие на встречу.

По версии, изложенной в «Очерках…», братья Писарро вместе с офицерами Эрнандо Сото и Себастьяном Мояно де Беналькасар и монахом Висенте Вальверде составили дерзкий план, который и выполнили с беспримерной наглостью. Три группы испанцев были спрятаны в засаде – видимо, обе стороны условились, что встретятся вдали от своих отрядов. Атауальпа прибыл на площадь в золотом паланкине, который несли на плечах знатные люди, 300 безоружных индейцев шли впереди, убирая с дороги камни и сор.

За верховным инкой следовали на носилках и в гамаках вожди и старейшины. Когда процессия остановилась, к Атауальпе подошел Вальверде и зачитал документ о добровольном признании инками власти испанского короля. Атауальпа спросил, как он может убедиться в том, что всё сказанное ему правда. Вальверде протянул ему Евангелие. Инка, повертев и перелистав его, сказал: «Эта книга не говорит» и отбросил её. Тогда Вальверде крикнул испанцам: «На них, на них!». Франсиско Писарро приказал дать залп, всадники из засады с трёх сторон устремились к Атауальпе, и в то же время появились пехотинцы. Сам Писарро бросился к носилкам, схватил инку за очень длинные волосы, вытащил из носилок, свалил на землю и связал. Индейцы свиты Атауальпы, на которых с трёх сторон набросились всадники, в панике бежали. Увидев бегство, находившийся в отдалении многотысячный индейский отряд без боя ушел на север, к экватору.

В таком исходе боевого столкновения большую роль сыграл морально-психологический фактор. Дело в том, что индейцы никогда ранее не видели лошадей, которые вместе со всадниками представлялись им какими-то чудовищами – химерами вроде кентавров. Кроме того, цивилизация инков не знала огнестрельного оружия.

Испанцы с пленным инкой вернулись в Кахамарку. Эрнандо Писарро с 20 всадниками и несколькими пехотинцами отправился на юг, к Тихоокеанскому побережью – на поиски сокровищ Атауальпы. Сокровищ он не обнаружил, но выбрал удобное место для закладки города – будущей столицы. Проходя через богатую страну с дружелюбно настроенным населением, Эрнандо Писарро переправился через несколько рек, в том числе через одну крупную, не подозревая, что это великая Мараньон – Амазонка. В отсутствие Эрнандо в Кахамарку прибыл Альмагро с пополнением, набранным среди «отбросов» панамского люда.

Атауальпа, сидя в темнице, понял, что конкистадоры больше всего в мире ценят золото, и предложил неслыханный выкуп – наполнить золотом темницу до черты, которую он провёл на стене камеры. Писарро принял предложение, и Атауальпа разослал во все стороны гонцов для сбора золотых сосудов и храмовых украшений. К июлю 1533 года были собраны груды золота, но далеко не весь выкуп был доставлен на место. Писарро, который по мере обогащения становился всё более жадным, потерял терпение, тем более что ресурсы инки казались уже исчерпанными. Он обвинил инку в заговоре против испанцев и убийстве Уаскара, а заодно – в идолопоклонстве, многожёнстве и т. д. Атауальпа был приговорён к смертной казни и, по испанскому обычаю, задушен. Писарро возвёл на престол государства Перу инку Манко Капака, сына Уаскара, и направился с ним на юго-восток, в столицу империи город Куско.

Путь в столицу не был лёгкой прогулкой – солдатам пришлось выдержать четыре сражения. Конкистадоры открыли левый приток Укаяли – реку Апуримак. 15 ноября Франсиско Писарро вошёл в город Куско, а 23 марта 1534 года официально провозгласил столицу инков испанским городом. Он отправил в Испанию большой груз золота, и в Южную Америку хлынули целые флотилии искателей наживы. А 5 января 1535 года Франсиско Писарро основал на берегу океана «Город королей» (позже он получил название Лима), который сделал административным центром страны. На 450 км севернее Лимы был основан город Трухильо.

За это же время сподвижник Писарро капитан Себастьян Белалькасар узнал, что на севере, в долинах Экваториальных Анд, находится ещё одна столица империи – город Кито. Решив, что там могут находиться большие запасы золота, он в начале марта 1534 года двинулся туда с отрядом из 200 человек, в том числе 62 всадников. В конце апреля – начале мая испанцы в двух сражениях разбили наголову армии индейцев численностью в 15 и 50 тысяч человек. Потери индейцев составили 4 тысячи воинов, а конкистадоров – четыре солдата. 22 июня Белалькасар захватил Кито, а в июле он продвинулся на 100 км севернее. В 1535 году отряд конкистадоров вышел за пределы империи инков, и северная граница испанских владений переместилась выше экватора. В ходе экспедиции Белалькасара испанцы прошли Экваториальные Анды почти на 1200 км.

Бросок Альмагро на юг

К этому времени из Испании пришло королевское повеление о размежевании новых владений. Владениями Франсиско Писарро, получившего титул маркиза, становилась уже завоёванная территория Перу. Диего Альмагро, обойдённый своим напарником, назначался губернатором страны Чили, которую ещё нужно было завоевать.

В начале июля 1535 года Альмагро во главе войска из 570 испанцев и 15 тысяч индейцев выступил из Куско на юго-восток, вдоль западного берега озера Титикака. Пройдя более 1000 км, он предоставил своим людям двухмесячный отдых. Здесь испанцы неожиданно перехватили груз золота, которое послали инкам подвластные им южные племена. После передышки экспедиция продолжила движение к Чили. Туда вели два пути: один – вдоль границы через горы к берегу Тихого океана, а затем на юг через безводную пустыню Атакаму, второй – прямо на юг через высокие горные цепи. Альмагро выбрал более короткий второй путь. В верховьях Рио-Саладо (правого притока Параны) испанцы захватили вьючных лам, но при переходе через горную реку много животных погибло, их унесло вместе с навьюченными припасами. Чтобы выйти из положения, конкистадоры захватывали во встречных селениях всех взрослых мужчин, используя их вместо вьючных животных. Но индейцев почти не кормили, и они умирали сотнями.

Испанцы шли вдоль подножия хребта Аргентино-Чилийских Анд, пока на высоте почти 5 тысяч метров не был найден перевал. Хотя внизу стояло лето, здесь, в горах, была вечная зима. Голод и холод выкашивали людей и животных: за время похода погибло около 10 тысяч носильщиков-индейцев (полторы тысячи только на перевале), 150 испанцев и много лошадей. Наконец, в начале апреля 1536 года сильно поредевший отряд спустился в долину реки K°пьяпо и остановился на отдых. Здесь местные индейцы собрали и передали испанцам около тонны золота.

Дойдя до Кокимбо и пробыв там некоторое время, в сентябре 1536 года Альмагро двинулся обратно. Для возвращения он избрал отвергнутый ранее маршрут через пустыню Атакама. Этот путь оказался значительно проще: хотя люди сильно страдали от жажды, отряд не потерял ни одного человека, принеся в жертву пустыне всего несколько десятков лошадей. После перехода через пустыню Альмагро со своим отрядом поднялся от Арекипы на нагорье и подошёл к Куско в середине апреля 1537 года, пройдя в оба конца более 5 тысяч км.

Одиссея Альмагро оказалась величайшей по географическим результатам и самой тяжёлой из экспедиций по Южной Америке. Люди Альмагро открыли обширные высокогорные плато Центральных Анд с большими озерами Титикака (крупнейшим в Южной Америке) и Поопо, горные цепи Аргентино-Чилийских Анд с высотами почти до 7 тысяч метров, плодородные долины коротких рек, текущих в Тихий океан, и около 2,5 тысяч км береговой линии Южной Америки. Но испанцы не нашли ни золотых жил, ни серебряных рудников, ни богатого населения, ни больших городов. Тонна золота – вот и всё, что они получили. Диего Альмагро был жестоко разочарован и ещё более возненавидел Писарро.

Ко времени его возвращения в Перу там уже бушевало восстание против испанских завоевателей, поднятое верховным инкой Манко Капаком. Войска индейцев полгода осаждали Куско, где укрылись Эрнандо и Гонсало Писарро с малыми силами, состоявшими в основном из охраны. Младший из братьев Писарро, Хуан, был убит во время одной из дерзких вылазок. Подоспевший отряд Альмагро разбил повстанцев, 18 апреля захватил Куско и освободил испанский отряд. Братьев Писарро он арестовал и посадил под стражу.

Правда, Гонсало вскоре бежал, а Эрнандо был освобожден после того, как Франциско поклялся уступить город Куско Альмагро. Но дон Диего был слишком доверчив и наивен. Братья Писарро немедленно взялись за оружие, в коротком сражении наголову разбили силы Альмагро и 8 июля 1538 года казнили его.

Франсиско Писарро, ставший одним из богатейших людей мира, по-прежнему оставался фантастически скупым. Но власть, богатство и титулы (наконец-то он стал маркизом, доном и губернатором) не спасли его от мести. Уцелевшие сторонники Альмагро три года бедствовали. Во главе с сыном казнённого Альмагро, тоже Диего, они составили заговор, в июне 1541 года ворвались в дом Писарро в Лиме и, обезоружив охрану, убили самого Франсиско и нескольких его сторонников. Губернатором был провозглашён дон Диего Альмагро-младший. Однако вскоре назначенный Карлом I губернатор с помощью Белалькасара и других приверженцев Писарро захватил Альмагро-младшего и предал суду, который приговорил его к смертной казни…

Жители современного нам государства Перу хранят память о Франсиско Писарро. Как бы там ни было, этот великий сын своего времени и своей цивилизации открыл империю инков, создал там государство испанцев и индейцев, а также основал город Лиму. Там и сегодня возвышается величественный памятник – конная статуя великого путешественника и завоевателя-конкистадора Франсиско Писарро.

Научное открытие Америки

Александр фон Гумбольдт (1769–1859), немецкий естествоиспытатель, географ, путешественник, иностранный почётный член Петербургской академии наук, исследовал природу ряда стран Европы, Центральной и Южной Америки, Урала и Сибири.

Александр Гумбольдт родился в Берлине, в аристократической семье. Как было принято в таких кругах, с детства его учили и воспитывали многочисленные учителя и гувернеры. Однако малолетний барон явно был не в силах оправдать ожидания своих домашних учителей. Застенчивый и болезненный мальчик был ребёнком замедленного развития. В отличие от старшего брата Вильгельма, который умел схватывать все «на лету», Александр постигал науки с трудом. Если Вильгельму нравились логика и философия, основы экономики, – науки, единственно достойные истинно прусского дворянина, – то Александра интересовали совсем иные вещи. Он с удовольствием собирал камешки и растения, составлял коллекции и гербарии, отдавая предпочтение наукам о природе. Подобные пристрастия не пользовались уважением в кругу его близких. Как-то его тетушка, высокомерная супруга камергера (придворное звание высокого ранга), с издевкой спросила Александра, не готовится ли он в аптекари. Одиннадцатилетний мальчик ответил: «Уж лучше в аптекари, чем в камергеры». Увлекала Александра и география. Он часто и подолгу перелистывал атласы, водил пальцем по карте, совершая воображаемые путешествия.

В 1787 году Гумбольдт по настоянию матери отправился во Франкфурт-на-Одере изучать в университет экономику, финансы и управление. Но уже после первого семестра он решает в университет больше не возвращаться. Дома, в Берлине, Александр изучает местную природу – ищет мхи, лишайники и грибы, неоднократно посещает ботанический сад. Одновременно он учится рисовать с натуры и осваивает граверное искусство.

Весной 1789 года Гумбольдт отправился для дальнейшего обучения в Геттинген. Здесь, в общении с эрудированными преподавателями знаменитого университета, начался его быстрый интеллектуальный рост. Он изучает греческий и латинский языки, высшую математику, природоведение, химию, ботанику, филологию… В учёных кругах Геттингена Александр познакомился с Георгом Фостером. Это был ботаник и зоолог, химик и физик, географ и историк, а также мореплаватель, сопровождавший своего отца – ученого-естествоиспытателя Рейнгольда Форстера во второй кругосветной экспедиции Джеймса Кука.

Дружба с этим интересным человеком окончательно укрепила Александра в стремлении объехать земной шар. Теперь, продолжив свое обучение в частной торговой академии Гамбурга, он старался постоянно общаться с иностранцами, чтобы поскорее изучить языки и обычаи других стран. На лекциях он прежде всего стремился запомнить сведения о колониальных товарах, о денежном обращении и других нужных вещах.

Закончив учёбу, Гумбольдт поступил на службу в прусское горно-промышленное ведомство. Затем он пополнил знания в Горной академии во Фрейберге. К этому времени он заметно изменился. Это был довольно эрудированный, остроумный и язвительный молодой человек. «Его голова быстрее и плодовитее моей, его воображение живее, он тоньше чувствует красоту, его художественный вкус изощреннее…», – так пишет о своем младшем брате Вильгельм Гумбольдт.

В 23 года Александр Гумбольдт уже инспектирует горные ведомства. Много времени проводит под землей, изучая все подробно и обстоятельно. На свои личные средства Александр открывает бесплатные школы для горняков, а сам экспериментирует с подземными газами. Благодаря его усилиям количество несчастных случаев в шахтах резко снижается. Но ученый не успокаивается.

Решая производственные проблемы, Гумбольдт успевает писать и публиковать научные статьи по геологии, ботанике, физике, химии, физиологии растений… При этом темы его статей как бы вытекают одна из другой, взаимно дополняя друг друга. Об этой способности Александра Вильгельм Гумбольдт пишет: «Он создан для того, чтобы соединять идеи, обнаруживать между явлениями связи, которые оставались бы десятки лет не замеченными».

В 1796 году, после смерти матери, Гумбольдт получил большое наследство. Он отправился к брату в Йену и начал готовиться к путешествию в Вест-Индию. Приняв решение впредь жить исключительно для науки, прежде всего он вышел в отставку. В Йене Александр познакомился с Гете и Шиллером. И если Гете, сам будучи серьезным естествоиспытателем, был в восторге от молодого учёного, то романтику Шиллеру Гумбольдт представлялся слишком холодным и рациональным человеком. Для такой оценки были основания. Как писал русский биограф Гумбольдта М.А. Энгельгардт, «проницательный и ясный ум его не терпел туманных умозрений. Это, конечно, тоже не могло нравиться людям, которые находят грубым и неуютным прочное здание науки и видят грандиозные дворцы в карточных домиках метафизики. Но упреки, подобные упрекам Шиллера, всегда сыпались на головы величайших деятелей науки. Им подвергался и Дарвин, и Ньютон, и Лаплас, им, без сомнения, и впредь будут подвергаться великие ученые, потому что всегда найдутся люди, для которых простое, ясное и определенное будет казаться узким, пошлым и сухим, а туманное, расплывчатое и непонятное—возвышенным и величавым…»

Покончив с делами по оформлению наследства, Александр Гумбольдт задумал совершить большое путешествие в Вест-Индию, как называлась тогда Америка. Вместе с ним отправился в поездку и его новый друг, французский ботаник Эме Бонплан. Для начала путешественники отправились на Канарские острова. Разумеется, в те времена Канары были не местом отдыха для богатых нуворишей, подобных нашим «новым русским». Как следует из жизнеописания Гумбольдта, составленного М.А. Энгельгардтом, на Канарских островах путешественники пробыли несколько дней, поднимались на Тенерифский пик и нанимались метеорологическими, ботаническими и прочими исследованиями. Здесь, при виде различных растительных поясов Пика-де-Тейде, появляющихся один над другим по мере движения к вершине, явилась у Гумбольдта мысль о связи растительности с климатом, положенная им в основу ботанической географии.

Дальнейшее путешествие совершалось так же беспрепятственно. Ни английские крейсеры, ни бури не тронули путешественников. Только к концу плавания эпидемия, начавшаяся на корабле, заставила их высадиться раньше, чем они предполагали, в Кумане, на берегу Венесуэлы. Это произошло 16 июля 1799 года.

Богатство и разнообразие тропической природы совершенно вскружило им головы. «Мы – в благодатнейшей и богатейшей стране! – писал Гумбольдт брату. – Удивительные растения, электрические угри, тигры (имелись в виду, конечно, ягуары – Н.Д.), броненосцы, обезьяны, попугаи и многое множество настоящих, полудиких индейцев: прекрасная, интересная раса… Мы бегаем как угорелые; в первые три дня не могли ничего определить: не успеем взяться за одно – бросаем и хватаемся за другое. Бонплан уверяет, что сойдет с ума, если эти чудеса не скоро исчерпаются. Но еще прекраснее всех этих отдельных чудес общее впечатление этой природы – могучей, роскошной и в то же время легкой, веселой и мягкой»…

Из Куманы они предприняли ряд экскурсий в соседние местности, между прочим в Карипе, поселение католических миссионеров, которые приняли их любезно, хотя и удивлялись чудачеству людей, предпринимающих далекое и опасное путешествие для собирания растений, камней, птичьих шкурок и тому подобной «дряни». Старый приор откровенно высказал это Гумбольдту, прибавив, что, по его мнению, из всех удовольствий жизни, не исключая даже сна, нет ничего лучше хорошего куска говядины.

Несколько позднее другой патер ни за что не хотел верить в научную цель путешествия Гумбольдта и, подобно Ляпкину-Тяпкину у Гоголя, заподозрил в их поездке «тайную и более политическую причину». – «Так вам и поверят, – заметил он, – что вы бросили свою родину и отдали себя на съедение москитам, чтобы измерять земли, которые вам не принадлежат».

Немудрено, что под руководством таких просветителей индейцы очень мало подвинулись вперед сравнительно со своими дикими соплеменниками. «В лесах Южной Америки, – говорит Гумбольдт, – обитают племена, спокойно проводящие жизнь в своих деревнях, под управлением своих вождей, и возделывающие довольно обширные плантации пизанга, маниока и хлопчатой бумаги. Они вовсе не более варвары, чем индейцы миссии, приучившиеся креститься».

В Кумане путешественникам в первый раз в жизни пришлось испытать землетрясение. «С самого детства, – говорит по поводу этого Гумбольдт, – привыкли мы считать воду подвижным элементом, землю же – незыблемой, твердой массой. Этому учит повседневный опыт. Землетрясение разом уничтожает этот давнишний обман. Это – род пробуждения, но очень неприятного: чувствуешь, что обманывался кажущимся спокойствием природы, начинаешь прислушиваться ко всякому шуму и не доверяешь почве, по которой издавна привык ходить доверчиво. Но если удары повторяются в течение нескольких дней, то недоверие скоро исчезает, и с землетрясением свыкаешься, как кормчий с качкой корабля».

Из Куманы путешественники отправились в Каракас, главный город Венесуэлы, где пробыли два месяца; отсюда в городок Апуре на реке того же имени, по которой хотели спуститься в Ориноко, подняться к ее верховью и убедиться, точно ли система Ориноко соединяется с системой Амазонки. Слухи об этом ходили и уже давно; но точных сведений не было, а между тем факт представлялся интересным, так как обыкновенно каждая великая речная система образует отдельное, независимое целое. Дорога до Апуре вела через бесконечные травянистые степи, льяносы, так художественно описанные Гумбольдтом в «Картинах природы». Здесь путешественники познакомились с «гимнотами», электрическими угрями, которые тем более заинтересовали Гумбольдта, что он давно уже занимался электричеством животных. В материале для исследований недостатка не было.

Все, каждая область явлений этой роскошной природы, представляло массу нового. Растительный и животный мир, геология и орография, климат – все в этой стране было почти или вовсе не затронуто исследованием, так что путешествие Гумбольдта и Бонплана по справедливости называют вторым – научным – открытием Америки.

В Апуре путешественники наняли пирогу с пятью индейцами. Здесь начиналась наиболее интересная часть путешествия, так как теперь они вступали в область, о которой имелись самые смутные сведения.

Днем путешественники плыли в своем челне, любуясь картинами дикой природы. Часто тапир, ягуар или стадо пекари пробирались по берегу или выходили к воде напиться, не обращая внимания на плывшую мимо лодку. На песчаных отмелях грелись кайманы, которыми изобилует эта река; в прибрежных кустах трещали попугаи, гокко и другие птицы. Все это население, не привычное к виду человека, почти не выказывало страха при его приближении. «Все здесь напоминает, – говорит Гумбольдт, – о первобытном состоянии мира, невинность и счастье которого рисуют нам древние предания всех народов. Но, если наблюдать попристальнее взаимные отношения животных, то вскоре убеждаешься, что они боятся и избегают друг друга. Золотой век миновал, и в этом раю американских лесов, как и повсюду, долгий печальный опыт научил всех тварей, что сила и кротость редко идут рука об руку».

Ночью выходили на берег и располагались на ночлег около костра, разведенного для острастки ягуаров. В первое время путешественники почти не спали из-за страшного шума, поднимавшегося в лесу по ночам. Этот шум происходит вследствие постоянной войны между обитателями леса. Ягуар преследует тапира или стадо водосвинок; они бросаются в густой кустарник, с треском ломая сучья и хворост; обезьяны, разбуженные шумом, поднимают вопль с верхушек деревьев; им отвечают испуганные птицы, и мало-помалу все население пробуждается и наполняет воздух визгом, свистом, треском, ревом, воплями и криками на всевозможные лады и тоны. Кроме этой адской музыки, донимали наших путников и москиты – вечный предмет жалоб со стороны путешественников, муравьи, клещи – особенный вид, который внедряется в кожу и «бороздит ее как пашню», и тому подобное.

На шестой день плавания достигли реки Ориноко, где с самого начала едва не погибли вследствие сильного порыва ветра и неловкости рулевого. К счастью, все обошлось благополучно, и путешественники отделались потерей нескольких книг и части съестных припасов. Несколько дней они провели в миссии Атуре, осмотрели находящиеся поблизости водопады и отправились далее по Ориноко. Им удалось добраться до его верховьев и убедиться, что Ориноко действительно соединяется с притоком реки Амазонки – Риу-Негру – посредством протока Кассиквиаре. Плавание по этому последнему было самой трудной частью путешествия. Москиты одолевали путешественников; съестных припасов не хватало, приходилось дополнять этот недостаток муравьями – особенной породой, в изобилии водящейся в этой местности и употребляемой в пищу индейцами. Ко всем этим затруднениям присоединялась возраставшая теснота в лодке, которая мало-помалу загромождалась коллекциями и целым зверинцем: восемь обезьян, несколько попугаев, тукан и прочая живность делили с путешественниками их тесное помещение.

Убедившись в соединении двух речных систем, Гумбольдт и Бонплан спустились по Ориноко до Ангостуры, главного города Гвианы. Здесь окончилась первая часть их путешествия.

«В течение четырех месяцев, – писал Гумбольдт, – мы ночевали в лесах, окруженные крокодилами, боа и тиграми, которые здесь нападают даже на лодки, питаясь только рисом, муравьями, маниоком, пизангом, водой Ориноко и изредка обезьянами… В Гвиане, где приходится ходить с закрытой головой и руками, вследствие множества москитов, переполняющих воздух, почти невозможно писать при дневном свете: нельзя держать перо в руках – так яростно жалят насекомые. Поэтому все наши работы приходилось производить при огне, в индейской хижине, куда не проникает солнечный луч и куда приходится вползать на четвереньках… В Хигероте зарываются в песок, так что только голова выдается наружу, а все тело покрыто слоем земли в 3–4 дюйма. Тот, кто не видел этого, сочтет мои слова басней… Несмотря на постоянные перемены влажности, жары и горного холода, мое здоровье и настроение духа сильно поправились с тех пор, как я оставил Испанию. Тропический мир – моя стихия, и я никогда не пользовался таким прочным здоровьем, как в последние два года».

Из Ангостуры путешественники отправились в Гавану, где пробыли несколько месяцев, совершая вылазки в различные местности острова Кубы и изучая природу и политическое устройство на Антильских островах. Нужно ли говорить, что рабство негров встретило в Гумбольдте решительного и красноречивого противника? С особенным негодованием говорит он о «писателях, которые стараются прикрыть двусмысленными словами это варварство, изобретая термины «негры-крестьяне», «ленная зависимость черных» и «патриархальное покровительство». Но изобретать такие термины, – прибавляет он, – для того, чтобы затемнить постыдную истину – значит осквернять благородные силы духа и призвание писателя».

Далее друзья переправились в Бразилию, поднялись в лодке к верховьям реки Магдалены, а отсюда добрались до главного города Новой Гранады, Санта-Фе-де-Богота. Тут встретили их весьма торжественно. Архиепископ выслал путешественникам свои экипажи, знатнейшие лица города выехали к ним навстречу, – словом, их прибытие в столицу Новой Гранады было почти триумфальным шествием. Конечно, тут оказала влияние необычайная любезность испанского правительства, оказанная Гумбольдту.

Посвятив довольно долгое время изучению плато Санта-Фе, путешественники отправились в Кито через проход Квиндиу в Кордильерах. Это был опасный и утомительный переход: пешком, по узким ущельям, под проливным дождем, без обуви, которая быстро износилась и развалилась. Приходилось, промокнув до нитки, ночевать под открытым небом, брести, утопая в грязи, карабкаться по узким тропинкам… Как бы то ни было, переход совершился благополучно, и в январе 1802 года путешественники достигли города Кито.

В благодатном климате Перу были забыты все невзгоды путешествия. Около года Гумбольдт и Бонплан оставались в этой части Америки, изучая со всевозможных точек зрения ее богатую природу. Гумбольдт поднимался, между прочим, на вулканы Пичинчу, Котопахи, Антизану и другие и на высочайшую в свете, как тогда считалось, вершину Чимборасо. Впоследствии оказалось, что даже в Америке – не говоря уже о Старом Свете – есть более высокие горы; но в то время этого не знали, и самолюбию Гумбольдта льстило сознание, что он первый взобрался на высочайшую точку Земного шара.

Из Южной Америки они отправились в Мексику, где намеревались пробыть лишь несколько месяцев, а затем дернуться в Европу. Но богатство природы в этой стране, также весьма малоисследованной в научном отношении, задержало их гораздо долее, чем они рассчитывали. Гумбольдт определял географическое положение различных пунктов, изучал деятельность вулканов, исследовал пирамиды и храмы древних обитателей Мексики – ацтеков и тольтеков, изучал историю страны. Наконец, 9 июля 1804 года, после почти пятилетнего пребывания в Америке, Гумбольдт и Бонплан отплыли в Европу и 3 августа того же года высадились в Бордо.

Результаты путешествия были впечатляющи. Гумбольдт определил широту и долготу многих пунктов, произвел около 700 измерений высот, исследовал геологию местности, собрал массу данных о климате страны. Путешественники собрали огромные ботанические и зоологические коллекции – одних растений около 4 тысяч видов, в том числе 1,8 тысяч новых для науки. Было доказано соединение систем Амазонки и Ориноко; исправлены и пополнены карты течения обеих рек; определено направление некоторых горных цепей и открыты новые, дотоле неизвестные (например, Анды Паримы); нанесено на карту морское течение вдоль западных берегов Америки, названное Гумбольдтовым. Не оставлены без внимания и этнография, археология, история, языки, политическое состояние тропических стран Америки. Но особенно ценными были общие выводы, сделанные Гумбольдтом на основе изучения тропической природы и развитые им в целом ряде трудов.

История путешествий, как отмечает, М.А. Энгельгардт, знает экспедиции гораздо более опасные, трудные, отдаленные и эффектные, экспедиции, в которых приходилось испытывать неслыханные страдания, видеть смерть лицом к лицу почти на каждом шагу… Но вряд ли можно указать путешествие, которое принесло бы такие богатые плоды в разнообразнейших отраслях науки. И вряд ли мог Гумбольдт выбрать страну, более подходившую к его стремлениям, чем тропическая Америка. Здесь он мог наблюдать грандиознейшие явления природы, сконцентрированные на небольшом пространстве. Землетрясения, вулканы – потухшие, действующие и образовавшиеся почти на глазах, как Иорульо; огромные реки, водопады; бесконечные степи и девственные леса, где каждое дерево в свою очередь несет на себе целый нес лиан, орхидей и т. п.; все климаты и все типы растительного и животного мира: в долинах – роскошь тропической природы, на вершинах гор – безжизненность далекого севера, – словом, все, что в силах подарить природа, все, что может поразить воображение, – все, кажется, собралось здесь в неисчерпаемом разнообразии форм и красок, подавляя своим величием простых смертных, но сочетаясь в грандиозное и гармоническое целое в уме Гумбольдта.

И хотя Гумбольдт и Бонплан не сделали никаких территориальных географических открытий, это было одно из величайших по научным результатам путешествий. Метод географических исследований Гумбольдта стал образцом для научных экспедиций XIX века. Один из создателей физической географии как науки, Гумбольдт, описывая посещенные им страны, дал образцы научного страноведения. Он теоретически обобщил наблюдения, свои и Бонплана, и удачно пытался установить взаимную связь различных географических явлений и их распределение на Земле. Он стал одним из основоположников современной географии растений, выдающимся историком географических открытий, климатологом, океанографом, картографом и магнитологом.

Гумбольдт 20 лет обрабатывал в Париже вместе с французскими учёными собранные им и Бонпланом огромные материала; итогом был незаконченный тридцатитомный труд «Путешествие по равноденственным (т. е. тропическим) областям Нового Света…».

В поисках затерянных городов

Перси Гаррисон Фосетт (1867–?), автор книги «Неоконченное путешествие», британский географ и топограф, полковник, трезвый реалист и мечтатель-мистик, своими экспедициями закрасил несколько «белых пятен» на карте Южной Америки. Его путеводной звездой была надежда открыть древнейшую цивилизацию пашей планеты.

Перси Фосетт родился в маленьком английском городке Торквей, школьные годы провел в закрытом учебном заведении в Ныотон-Аббот, где неудовлетворительные оценки и нарушения правил хорошего тона сопровождались традиционной английской поркой. Так воспитывались будущие джентльмены.

Окончив после школы артиллерийское училище в Вулвиче, Фосетт получил назначение в портовый город Тринкомали на северо-востоке Цейлона, который был тогда английской колонией. Молодой офицер много ездил по острову, знакомился с новыми местами, обычаями местных жителей, памятниками их культуры. Здесь же он женился и после рождения старшего сына покинул Цейлон. Фосетт получил ещё специальность военного топографа и разведчика. Бывал по службе в Англии, на Мальте и в Северной Африке. В 1904 году он был послан служить в Ирландию, на остров Спайк.

Гарнизонная жизнь скрашивалась только мечтами о путешествиях в дальние страны. Такая возможность представилась в 1906 году. Боливия обратилась к Королевскому географическому обществу с просьбой прислать опытного топографа для демаркации спорных участков границы между Боливией, Перу и Бразилией в бассейнах рек Абунана и Акри. Потребность в уточнении границы была вызвана тем, что к этому времени сильно возросла заинтересованность сопредельных стран в развитии добычи натурального каучука. Добычей занимались многочисленные группы местных жителей и переселенцев. Нередко это были беглые каторжники и другие лица, не искавшие встреч с полицией. Присутствие подобной публики вызывало частые конфликты из-за дележа территорий и прочие «крутые разборки».

Королевское географическое общество предложило Фосетту взять на себя не только демаркацию границы, но и исследование пограничного района в географическом и этнографическом отношении. Это предложение было с радостью принято Фосеттом: «Романтика испанских и португальских завоеваний в Южной Америке, тайна ее диких неисследованных пространств представляли для меня неотразимый соблазн. Конечно, следовало считаться с женой и сыном, да и к тому же мы ожидали еще ребенка, но само провидение остановило на мне свой выбор, поэтому я и не мог ответить иначе».

По долгу службы

В мае 1906 года Фосетт отплыл в Америку, а уже в июле выехал из столицы Боливии Ла-Паса в свою первую экспедицию – на северо-восток страны. Европейские учёные бывали в этих местах и прежде, но нередко первые исследователи Боливии и сопредельных областей Бразилии видели в реках только транспортные пути, а на изучение индейского и пришлого населения не обращали достаточного внимания, и поэтому президент Королевского географического общества не обманывал Фосетта, когда говорил, что на севере и востоке Боливии полно «белых пятен», многие реки нанесены па карту «с потолка», а большая часть границы просто недостоверна.

Фосетт замечал много нового даже в уже исследованных местах, не говоря уже о тех глухих и труднодоступных районах, где он выступал как подлинный первопроходец. Первая экспедиция Фосетта работала около пятнадцати месяцев. Маршрут был таким: по суше на мулах от Ла-Паса до Сораты, затем до поселка Мадиди, далее по рекам Мапири, Бени и Тауман, вверх по этой реке до поселка Порвенир, снова по суше до реки Акри и вверх по ней до истоков. Обратный путь шел по Акри до ее притока Шапури, далее по реке Абунан вниз до ее впадения в Мадейру и затем вверх по Мадейре.

В ходе экспедиции Фосетт, как и было предписано, провёл топографическую съемку и демаркацию границы. Кроме того, по просьбе боливийских властей, он наметил трассу железной дороги, которую предполагалось построить между поселками Порвенир и K°биха. Фосетт впервые обследовал и нанес на карту неведомые до него верховья Акри, открытый им приток Акри реку Явериху, а также верховья реки Абунан и ее притоки.

В ходе этой экспедиции Фосетту удалось убить огромную анаконду длиной девятнадцать метров. Когда известие о размерах этой рептилии достигло Лондона, английские зоологи объявили Фосетта отъявленным лгуном. И это был не единственный повод подвергнуть сомнению сообщаемые им сведения. Ведь учёные того времени в большинстве своем слабо представляли себе, какие чудеса флоры и фауны еще хранит в своих зарослях южноамериканская сельва. И то, что Фосетт скрупулезно фиксировал все данные о встреченных им «монстрах и раритетах», составляет большую ценность для науки.

Не меньшую ценность представляют этнографические и социально-экономические наблюдения Фосетта, позволяющие воссоздать жизнь боливийской глубинки в эпоху каучукового бума. Особое сочувствие Фосетта вызывают индейцы, жившие в районах промысла каучука. Их систематически истребляли или захватывали в рабство специальные отряды головорезов, находившихся иа жалованье у каучуковых фирм. Фосетт пишет, что зверства эпохи каучукового бума в Латинской Америке сравнимы с жестокостями европейских, в том числе британских, колонизаторов в Африке. То, что творилось в лесах Южной Америки, он воспринимает как часть общей картины современного ему капиталистического общества, против которого он по сути дела и выступает с гуманистических антирасистских позиций.

Боливийское правительство было очень довольно результатами экспедиции Фосетта и предложило ему провести работы по демаркации границы на востоке страны. Фосетт предложение принял, но решил прежде отдохнуть на родине в Англии. Кроме того, он должен был получить разрешение командования продолжить службу правительству Боливии.

Фосетту хотелось забыть о зверствах и болезнях, которых он насмотрелся в Америке, хотелось жить спокойной упорядоченной жизнью большинства обитателей «доброй старой Англии». Но где-то в глубине его души, как писал позже путешественник, «все время звучал какой-то тоненький голос. Поначалу едва слышный, он набирал силу и скоро я не мог больше его игнорировать. Это был зов диких, неведомых мест, и я понял, что отныне он будет всегда жить во мне». Прошло рождество, миновала зима, и 6 марта 1908 года Фосетт сел в Саутгемптоне на пароход, направлявшийся в Буэнос-Айрес.

Маршрут новой экспедиции лежал через Буэнос-Айрес и Асунсьон в Корумбу, небольшой бразильский город на пограничной с Боливией реке Парагвай. В окрестностях этого города Фосетт провел топографические съемки, иеобходимые для уточнения границы между двумя странами. Затем предстояло уточнить границу дальше к северу по реке Гуапоре. Фосетт мог бы этим ограничиться, и формально работа была бы выполнена. Но он решил пройти по притоку Гуапоре реке Верди и нанести ее на карту. Для этого Фосетт со своим спутником топографом Фишером сначала спустился по Гуапоре до устья Верди, а затем двинулся по суше вверх по ее течению, так как плыть по ней из-за многочисленных перекатов было невозможно. Путешествие оказалось очень тяжелым. Изгибы реки существенно затрудняли и замедляли движение. Вскоре кончилось продовольствие. Охотиться было не на кого. Путешественники голодали, но продолжали свой путь и топографическую съемку. Наконец 3 октября 1908 года они достигли истоков реки Верди, а еще через две педели вышли к бразильскому городу Мату-Гросу.

Позднее Фосетт с ужасом вспоминал о лишениях, перенесенных им и его спутниками во время этого путешествия, но очень гордился тем, что смог нанести реку на карту. Как он писал впоследствии: «Теперь река была исследована, и выяснено, что ее фактическое течение совершенно не соответствует тому, какое приняли наобум в 1873 году. Она брала начало в родниках, а не из озера, как полагали раньше. Серия наших наблюдений дала возможность точно нанести на карту каждую милю реки и этим самым спасти около 1200 квадратных миль ценной территории для Боливии. Эти тяжкие труды и мучения были полностью оправданы».

Когда демаркация восточной границы Боливии с Бразилией была завершена, Фосетт снова отправился в Ла-Пас для отчета о проделанной работе, и сразу же получил новое предложение – демаркировать границу с Перу. Но британское командование больше не соглашалось, чтобы он и дальше служил иностранным государствам. Фосетту пришлось подать рапорт об увольнении из армии и в чине полковника выйти в отставку.

Первая экспедиция по демаркации границ Боливии и Перу состоялась в 1910 году. В пей участвовали боливийские и английские офицеры и солдаты. Маршрут проходил от северного берега озера Титикака на северо-восток, к устью реки Хит, и затем вверх по ее течению сначала на лодках, а потом пешком. Эта река, ее берега и живущие на них индейцы ранее не были исследованы. Фосетт нанес на карту течение реки Хит, описал флору и фауну района и познакомился с группой индейцев племени гуарайю. При встрече с гуарайю Фосетт следовал принципу известного бразильского защитника индейцев Рондона и нашего соотечественника Миклухо-Маклая: не стрелять, что бы ни случилось. Это помогло Фосетту установить с индейцами мирные отношения и еще раз доказать, что в столкновениях с индейцами повинны большей частью белые поселенцы, которые не считают их за людей и охотятся на них, как на животных.

По зову души

Вернувшись в конце 1911 года в Ла-Пас, Фосетт отказался от дальнейшей работы в пограничной комиссии, не желая быть втянутым в сложные конфликты. Вернуться на службу в армию он тоже не хотел. Но Фосеттом владело еще и страстное желание на свой страх и риск заняться археологическими и этнографическими исследованиями в лесах Южной Америки,

Стремление заняться подобными изысканиями возникло у Фосетта под влиянием его путешествий по Боливии, Бразилии, Перу, когда он встречался с людьми, от которых слышал рассказы о затерянных в глубине сельвы городах и несметных сокровищах. Такие очень правдоподобные легенды были созданы еще испанскими и португальскими завоевателями Американского континента, все мысли которых были устремлены на поиски индейского золота. Фосетт верил подобным слухам. Ведь в его времена в Бразилии, Перу, Боливии оставалось немало мест, куда не ступала нога исследователя, в чём он сам не раз убедился воочию.

Но Фосетта интересовали не богатства, скрытые в дебрях и храмах, а сокровища тайных знаний древних обитателей Америки: «…Я ставил своей целью поиски культуры более ранней, чем культура инков, и мне казалось, что ее следы надо искать где-то дальше на востоке, в еще неисследованных диких местностях… Я решил посвятить себя в будущем исследованиям и с помощью уже накопленных сведений попытаться пролить свет на мрак, окутывающий историю этого континента. Я был уверен, что именно здесь сокрыты великие секреты прошлого, все еще хранимые в нашем сегодняшнем мире».

Какие же накопленные сведения имеет Фосетт в виду?

Это не только легенды и предания, но также информация, почерпнутая им из книг и статей «американистов» – не только ученых, но и мистиков типа мадам Блаватской, создателей фантастических теорий о затонувших материках и тайнах исчезнувших племен.

На этой основе у Фосетта сформировались свои представления о древней истории Американского континента. Он считал, что уже в эпоху существования в Америке человека ее физико-географический облик существенно отличался от современного: ее составлял несколько крупных островов, в том числе и северо-восточная Бразилия. Среди населявших эти острова народов были белокожие (европеоиды) и чернокожие (негроиды). По мнению Фосетта, европеоидные тольтеки создали древние цивилизации в Мексике и в Андах, индейцы языковой семьи тупи происходят из Полинезии и тоже когда-то были белокожими, а индейцы племени кечуа говорят на языке, родственном китайскому.

Интересны также собственные наблюдения Фосетта и сделанные на их основе выводы. Вот, например, его впечатления об индейцах племени максуби.

«На мой взгляд, люди этого племени, подобно многим другим в Бразилии, являются потомками какого-то высокоцивилизованного народа. В одной деревне максуби я видел рыжего мальчика с голубыми глазами – но он не был альбинос.

Цель нашего путешествия лежала значительно дальше на восток, и мы оставались у максуби лишь для того, чтобы немного изучить их язык и обычаи. Они оказались солнцепоклонниками; один или два человека в каждой деревне должны каждое утро приветствовать солнце, распевая при этом музыкальными голосами таинственные, полные роковых интонаций песнопения в своеобразной пятиступенной гамме, сходной с ярави горных индейцев в Перу. В глубокой тиши леса, когда первый проблеск дня заглушит не стихающий всю ночь гул насекомых, гимны максуби глубоко впечатляют своей красотой. Это музыка развитого народа, а не просто шумные ритмы, характерные для подлинных дикарей. У максуби есть имена для всех планет, а звезды называются у них вира-вира – словом, которое любопытным образом ассоциируется со словом «виракоча», означавшим солнце у инков.

Максуби отличаются учтивостью манер и безупречными нравами. У них небольшие, красивые ноги и руки и тонкие черты лица. Им знакомо гончарное искусство, они выращивают табак и курят его из небольших чашеобразных трубок в виде сигарет, сворачиваемых из маисовых листьев. Во всем максуби производят впечатление народа, когда-то стоявшего на высокой ступени развития и переживающего стадию упадка, а не дикарей, выходящих из первобытного состояния».

Именно у максуби Фосетту довелось стать очевидцем явления, необычного с точки зрения английского джентльмена, но обыденного для обитателей бразильских джунглей. Это произошло, когда Фосетт и его спутники после встречи со свирепыми дикарями вернулись в деревню максуби:

«Наш приход совпал с похоронами одного воина максуби… Под конец хижину освободили от духа покойного посредством следующего тщательно разработанного ритуала. Вождь, его помощник и знахарь сели в ряд на маленьких скамеечках перед главным входом в хижину и начали производить такие движения, словно выжимали что-то из рук и ног, подхватывали это что-то с пальцев и бросали на подстилку из пальмовых листьев площадью около трех квадратных футов, которая закрывала чашу из тыквы, частично наполненную водой с какими-то травами, плавающими сверху; время от времени все трое внимательно глядели на подстилку и воду под ней. Эту процедуру они повторяли много раз, потом впали и транс и около получаса сидели неподвижно на своих скамеечках с закатившимися глазами. Когда они пришли в себя, то первым делом принялись потирать животы. Чувствовали они себя очень скверно.

Ночь напролет все трое просидели на скамеечках, в одиночку или хором протяжно беря три ноты с интервалом в октаву, вновь и вновь повторяя слова: «Тави-такни, тави-такни, тави-такни». Семьи, живущие в хижине, причитали хором им в ответ.

Этот ритуал продолжался три дня. Вождь торжественно заверил меня, что дух мертвого находится в хижине и виден ему. Я ничего не видел. На третий день ритуал достиг апогея: пальмовую подстилку внесли в хижину и положили на такое место, куда падал свет, проходящий через входное отверстие. Люди опустились на колени и припали лицом к земле, а трое старейшин племени отбросили скамеечки и в крайнем возбуждении распростерлись на земле перед входом в хижину; я тоже стал на колени позади них, чтобы видеть пальмовую подстилку, на которую они пристально глядели.

В глубине хижины, сбоку от подстилки, находилось отгороженное перегородкой место, где лежал покойный; глаза старейшин были устремлены туда. На секунду воцарилась мертвая тишина, и в этот момент я увидел смутную тень – она появилась из-за перегородки, проплыла к центральному столбу хижины и исчезла из виду. Вы скажете – массовый гипноз? Очень хорошо, пусть так; знаю только, что я видел тень!

Напряжение, охватившее обоих вождей и знахаря, спало, они обильно вспотели и ничком распластались на земле. Я покинул их и вернулся к своим товарищам, которые не присутствовали при всей этой церемонии.

На еще неисследованных пространствах Южной Америки рассеяны и другие племена, подобные максуби; некоторые из них несколько более развитые и есть даже такие, что носят одежду. Это полностью опровергает выводы, к которым пришли этнографы, исследовавшие лишь области по берегам рек и не заходившие в менее доступные места. В то же время есть и настоящие дикари…». Правда, Фосетт, описывая встреченных им дикарей, которых он называет обезьяноподобными, поступает как честный исследователь – он пишет, что они показались ему такими, так как было очень трудно разглядеть этих людей из-за сумрака.

Во времена Фосетта еще не было установлено, что Американский континент был заселен совсем недавно, и там никогда не было древнейших форм человекообразных – австралопитеков, питекантропов и даже неандертальцев. Подавляющая масса индейцев переселилась в Америку из Азии, перейдя туда по так называемому борингоморскому сухопутному мосту Чукотка-Аляска, соединявшему 10 тысяч лет назад два континента. И поэтому все «первобытные американцы», как называл индейцев А.С. Пушкин, несмотря на некоторые различия, принадлежат к монголоидной расе. Что касается негроидов, о которых неоднократно упоминает Фосетт, то не стоит исключать более поздние миграции немногочисленных групп африканских негров, равно как полинезийцев, китайцев, японцев и морских народов Ближнего Востока.

Но Фосетт не мог этого знать, и разделение индейцев на разные расы служило ему одним из обоснований гипотезы, что когда-то в Америке были высокие цивилизации, созданные белыми людьми и связанные с древними культурами Египта, Передней Азии и легендарной Атлантиды. Кстати, об Атлантиде. В своей книге «Неоконченное путешествие» (глава «Каменный идол») Фосетт рассказывает о базальтовой статуэтке, подаренной ему известным писателем Райдером Хаггардом. «Эта каменная фигурка обладает престранным свойством: каждый, кто возьмёт ее в руки, тотчас же ощущает подобие электрического тока, устремляющегося вверх по руке, – ощущение настолько резкое, что некоторые люди спешат поскорее положить статуэтку».

С этой статуэткой Фосетт обратился к психометристу – человеку, обладающему даром «считывать» информацию с неодушевлённых предметов. В наше время подобными делами промышляют люди, называющие себя экстрасенсами и ясновидящими. У Фосетта же искусство психометриста сомнения не вызывало. Экстрасенс, находясь в полной темноте и держа в руке «чёрного идола», сообщил: «Я вижу большой, неправильной формы континент, простирающийся от северного берега Африки до Южной Америки. На его поверхности возвышаются многочисленные горы и местами видны вулканы, словно готовые к извержению». Короче говоря, имелась в виду Атлантида незадолго до потопа. А дальше идёт описание самой катастрофы:

«И вот я вижу вулканы в неистовом извержении, пылающую лаву, стекающую по их склонам, и вся земля сотрясается под оглушительный грохот. Море вздымается, как от урагана, и огромные части суши с западной и восточной стороны исчезают под водой. Центральная часть материка затопляется, но все еще видна. Большая часть жителей или утонула, или погибла при землетрясении. Жрец, которому был отдан на хранение идол, бежит из тонущего города в горы и прячет священную реликвию в надёжное место, а потом устремляется дальше на восток». Чего тут больше – проявления дара ясновидения, хорошей осведомлённости по части атлантологии или богатого воображения самого Фосетта – романтика, мистика и к тому же друга Р.Хаггарда, автора историко-приключенческих и фантастических романов – можно только предполагать…

Первая мировая война 1914–1918 годов прервала путешествия Фосетта.

Переход к поискам древних цивилизаций знаменовал начало нового этапа в жизни Фосетта. Он прекращает географические исследования и в 1921 году совершает путешествие по маршруту Баия – Жекие – Канавиейрас, которое приносит ему только разочарование. Этот район был уже освоен бразильскими колонистами, и здесь негде было затеряться целому городу.

В 1924 году, найдя спонсоров, Фосетт вновь отправился в дикие леса Бразилии. Его сопровождали старший сын Джек и его друг Рэли Раймел. Последнее письмо неутомимого путешественника жене датировано 29 мая 1925 года. Младший сын Фосетта Брайн много лет занимался поиском пропавшей экспедиции. Самые разнообразные сведения о полковнике Фосетте и его спутниках поступали от путешественников и вождей индейских племён вплоть до 1951 года…

Адмиралы южных морей

Испания, Португалия, Голландия, Франция – страны с давними традициями мореходства.

Само собой разумеется, что после открытия Америки («западной Индии») исследователями и нередко завоевателями «восточной Индии» и других островов и побережий Индийского и Тихого океанов становились мореплаватели именно из этих стран. Васко да Гама, молодой аристократ с пиратскими наклонностями; капитан Фернандо Магальяйнес, он же Магальянш, он же Фернан Магеллан, малорослый человек большой физической силы, пылкой отваги и непомерного честолюбия; опытный юрист и мореход Якоб Роггевен; Жан Франсуа граф де Лаперуз, заслуженный военный моряк, капитан первого ранга. Люди разных характеров и времен, ходившие на кораблях под флагами разных государств, все они увековечили свои имена на карте мира.

Васко да Гама

Васко да Гама (1469–1524), португальский мореплаватель, первым проложивший маршрут из Лиссабона в Индию и обратно. Как и большинство его коллег, занимался пиратским промыслом.

Португальцы и испанцы – народы, родственные по языку и культуре. Португалия постоянно соперничала с Испанией во всём, что касалось открытия и освоения новых земель и морских путей. Когда в своё время король Жуан II отказал Колумбу, предлагавшему организовать экспедицию для поиска западного пути в Азию, он, видимо, не предполагал, что этот настойчивый генуэзец добьётся своей цели под флагом испанских королей. Но вот «Западная Индия» открыта, к её берегам проложены маршруты, и между Европой и новыми землями систематически курсируют испанские каравеллы. Наследники Жуана II поняли, что надо спешить с закреплением своих прав на Индию Восточную. И уже в 1497 году была снаряжена экспедиция для разведки морского пути из Португалии в Индию – вокруг Африки.

Начальником экспедиции по выбору короля Мануэла I был назначен Васко да Гама (португальцы произносят «Вашку») – молодой придворный знатного происхождения, пока не зарекомендовавший себя ничем, кроме лихого захвата каравана французских торговых кораблей. И хотя королю предлагалась кандидатура такого известного мореплавателя, как Бартоломеу Диаш, который в 1488 году первым обогнул Африку с юга, миновав открытый им мыс Доброй Надежды, предпочтение было отдано молодому аристократу с пиратскими наклонностями. На предложение Мануэла I возглавить экспедицию Васко да Гама ответил: «Я, государь, слуга ваш и исполню любое поручение, хотя бы оно стоило мне жизни». Подобные заверения в те времена давались отнюдь не для «красного словца»…

Флотилия Васко да Гамы состояла из четырёх кораблей. Это были два стопятидесятитонных корабля – флагманский «Сан-Габриэл» (капитан Гонсалу Алеариш, опытный моряк) и «Сан-Рафаэл» (капитан Паулу да Гама, брат адмирала), а также легкая семидесятитонная каравелла «Берриу» (капитан Николау Куэлью) и транспортное судно с припасами. Всего под командованием адмирала да Гамы было 168 человек, в том числе дюжина уголовников, специально освобождённых из тюрем – они предназначались для выполнения наиболее опасных поручений. Главным штурманом был назначен бывалый моряк Педру Аленкер, десятью годами ранее плававший с Бартоломеу Диашем.

Флотилия вышла из гавани Лиссабона 8 июля 1497 года. Пройдя без приключений до Сьерра-Леоне, адмирал да Гама, обоснованно избегая противных ветров и течений у берегов Экваториальной и Южной Африки, двинулся на юго-запад, а за экватором повернул на юго-восток. Эти маневры заняли около четырёх месяцев, и только 1 ноября португальцы увидели на востоке землю, а через три дня вошли в широкую бухту, которой дали имя Святая Елена.

Высадившись на берег, португальские моряки впервые увидели бушменов. Это – группа народов, представляющая собой древнейшее население Южной и Восточной Африки. Бушмены существенно отличаются от большинства негритянских племён Африканского континента – они низкорослы, цвет их кожи скорее смуглый, чем чёрный, а в лицах имеется некоторое сходство с монголоидами. Эти жители кустарниковых зарослей бушей (отсюда и европейское название «бушмены» – «люди кустарника») обладают удивительными способностями. Они могут длительное время находиться в пустыне без запасов воды, так как добывают её способами, неизвестными другим народам.

Моряки да Гамы пытались наладить с бушменами «культурный обмен», предлагая им бусы, бубенцы и прочие безделушки, но «кустарниковые люди» оказались «неплатёжеспособными» – у них не было даже самой примитивной одежды, а их первобытные луки и стрелы не были нужны португальцам, вооружённым арбалетами и огнестрельными бомбардами. Кроме того, из-за оскорбления, нанесённого бушмену каким-то хамоватым моряком, возникла конфликтная ситуация, в результате которой несколько моряков были ранены камнями и стрелами. Сколько бушменов европейцы поразили из арбалетов, осталось неизвестным. А поскольку никаких признаков золота и жемчуга у бушменов замечено не было, флотилия подняла якоря и двинулась дальше на юг.

Обогнув южную оконечность Африки, португальские суда, двигаясь на северо-восток, в конце декабря 1497 года подошли к высокому берегу, которому да Гама дал название Натал («Рождество»). 11 января 1498 года моряки высадились на берег, где увидели множество людей, резко отличавшихся от известных им африканских дикарей. Среди моряков нашёлся переводчик с языка банту, и контакт двух разных цивилизаций установился. Негры встретили португальцев очень дружелюбно. Земля, которую Васко да Гама назвал «страной добрых людей», была населена крестьянами и ремесленниками. Люди здесь обрабатывали землю и добывали руду, из которой выплавляли железо и цветные металлы, делали железные ножи и кинжалы, наконечники для стрел и копий, медные браслеты, ожерелья и другие украшения.

Двигаясь далее на север, 25 января суда вошли в широкий залив, куда впадало несколько рек. Общаясь с местными жителями, которые хорошо приняли португальцев, и заметив присутствие предметов явно индийского происхождения, адмирал сделал вывод, что флотилия приближается к Индии. Здесь пришлось задержаться – корабли нуждались в ремонте, а люди, многие из которых болели цингой, в лечении и отдыхе. Португальцы целый месяц стояли в устье реки Кваквы, которая оказалась северным рукавом дельты Замбези.

24 февраля флотилия подняла якоря и через пять дней достигла порта Мозамбик. Здесь к этому времени прочно обосновались арабы. Их одномачтовые суда регулярно вывозили отсюда рабов, золото, слоновую кость и амбру. Новая встреча двух разных цивилизаций осложнилась тем, что арабские торговцы увидели в португальцах (вполне обоснованно) опасных конкурентов, и дружелюбные отношения вскоре сменились враждебными. Арабы стали настраивать против европейских гостей местное негритянское население. Доходило до того, что для пополнения запасов пресной воды морякам да Гамы приходилось высаживаться на берег под прикрытием корабельной артиллерии.

Экспедиция вышла из Мозамбика 1 апреля и взяла курс на север. На борту флагманского корабля адмирал да Гама удерживал двух арабских лоцманов, но, не доверяя им, захватил у берега небольшое парусное судно и под пытками заставил его хозяина сообщить нужные сведения о ветрах, течениях и мелях. При вхождении в гавань портового города Момбаса на Занзибаре арабские лоцманы бежали с корабля к местному правителю, богатому шейху-работорговцу.

Не ожидая от встречи с хозяевами Момбасы ничего хорошего, Васко да Гама вышел в море. Используя свой пиратский опыт, португальский адмирал, встретив на пути арабское судно, разграбил его и захватил в плен весь экипаж. Команда во всём поддерживала своего адмирала. Ничего удивительного – моряками в те времена часто становились люди, не отличавшиеся высокими моральными качествами, во всяком случае по отношению к представителям других цивилизаций. Поэтому и все другие встречные суда, принадлежавшие арабам, были захвачены. С новой добычей флотилия вошла 14 апреля в гавань Малинди и бросила якоря.

Здесь португальцам был оказан самый любезный и дружественный приём. Оказалось, что местный шейх уже в курсе дел португальских путешественников. Агентура сообщила ему о морских подвигах и бортовой артиллерии пришельцев. Враждуя с Момбасой и находясь под впечатлением от полученных сведений о гостях, он предложил адмиралу союз и в знак доверия дал ему превосходного лоцмана, старого моряка Ахмеда Ибн Маджида. Флотилия двинулась в путь 24 апреля, а уже 17 мая Ибн Маджид указал адмиралу на выплывающий из тумана индийский берег. Под вечер 20 мая 1498 года португальские корабли стали на рейде у входа в порт Каликут (Южная Индия).

Как проходил очередной «контакт цивилизаций», подробно описано в книге доктора географических наук Д.Я. Фащука «Загадки морской одиссеи». Когда Васко да Гама и его капитаны прибыли к местному правителю, носившему титул «самудрин раджа» (для португальцев «саморин»), тот «… встретил гостей голым в одной набедренной повязке. Но его руки украшали массивные золотые браслеты и кольца с огромными алмазами, шею обвивали жемчужное ожерелье и золотая цепь, а в ушах были тяжелые золотые серьги с драгоценными камнями. В качестве подарков перед этим «ходячим Алмазным Фондом» были выставлены предназначенные для дикарей двенадцать кусков довольно грубой ткани, четыре красных капюшона, шесть шляп, четыре нитки кораллов, шесть банных тазиков, ящик сахара, две бочки оливкового масла и два бочонка меда. Реакцию саморина угадать нетрудно. Только пиратский опыт Васко да Гамы помог португальцам благополучно покинуть индийские берега, захватив несколько заложников, парочку торговых кораблей с ценным грузом и обстреливая «для острастки» из бомбард встречные суда и города побережья».

Путешествие Васко да Гамы (1497–1499 гг.)


Каликут остался за кормой португальской флотилии в конце августа 1498 года. Медленно продвигаясь на север вдоль индийского побережья, 20 сентября моряки вынужденно бросили якоря у острова Анджидив, чтобы заняться ремонтом кораблей. После ремонта и нескольких пушечных дуэлей с местными пиратскими судами моряки покинули остров, но штиль не давал возможности двигаться в нужном направлении. Дождавшись попутного ветра, только в январе 1499 года португальцы достигли Малинди. Шейх-союзник снабдил флотилию свежими припасами и по дружескому настоянию да Гамы послал в дар королю Мануэлу I слоновий бивень.

За время плавания команда сильно сократилась – много людей умерло от цинги и других болезней. Пришлось даже сжечь корабль «Сан-Рафаэл» и двигаться дальше на оставшихся двух судах. На переход от Мозамбика до мыса Доброй Надежды понадобилось семь недель, а на переход до островов Зеленого Мыса – ещё четыре. Здесь Васко да Гама приказал капитану «Берриу» Н.Куэлью вести свой корабль в Лиссабон, а сам остался с умирающим братом Паулу да Гама. Похоронив брата на одном из Азорских островов, Васко прибыл в Лиссабон к концу августа. Из четырёх его судов вернулось только два, от команды осталось менее половины.

Однако, несмотря на большие потери, экспедиция не стала убыточной для королевской казны. Всё-таки в Каликуте удалось приобрести немало пряностей и драгоценностей, а пиратские набеги да Гамы в Аравийском море в значительной мере пополнили корабельные сундуки. Но, конечно, не это вызвало ликование властей в Лиссабоне. «Экспедиция выяснила, какие огромные выгоды может принести для них непосредственная морская торговля с Индией при надлежащей экономической, политической и военной организации дела. Открытие для европейцев морского пути в Индию было одним из величайших событий в истории мировой торговли. С этого момента и до прорытия Суэцкого канала (1869 г.) основная коммерция Европы со странами Индийского океана и с Китаем шла не через Средиземное море, а через Атлантический океан – мимо мыса Доброй Надежды. Португалия же, державшая в своих руках «ключ к восточному мореходству», стала в XVI в. сильнейшей морской державой, захватила монополию торговли с Южной и Восточной Азией и удерживала ее 90 лет – до разгрома «Непобедимой армады» (1588 г.)» (И.П. Магидович, В.И. Магидович, «Очерки по истории географических открытий»).

Но успех португальских мореплавателей имел значение не только для самой Португалии. Он произвёл ошеломляющее впечатление на послов, купцов и правительства европейских стран. «Как только новость о возвращении Гамы достигла Венеции, народ был поражен как громом, и наиболее мудрые из людей считали это худшим известием, какое только могло быть получено», – так отмечено в дневнике одного современника этих событий. В феврале 1502 года уже двадцать боевых кораблей, возглавляемых Васко да Гамой, наделённым за первый поход титулом «адмирал Индийского моря», отправились в Индию и навели здесь порядок в лучших традициях крестоносцев. Разграбив и разорив Малабарский берег, они «поставили на место» индийских саморинов и провозгласили эту территорию собственностью португальской короны. После такого сюрприза индийцы прокляли и чуть не убили кормчего Наджди (Ибн Маджиди), показавшего коварным европейцам путь в их страну. Но было поздно. В 1505 году очередная португальская эскадра из двадцати кораблей и, полуторатысячным войском сожгла Момбасу и занялась пиратством в Аравийском море, сделав всё побережье Индостана и Молуккские острова своей вотчиной. Описывая эти события, Жюль Верн в свое время заключил: «Нет такой жестокости, которою не запятнали бы себя португальцы в Индии» (Д.Я. Фащук, «Загадки морской одиссеи»).

Власти Португалии высоко оценили деяния адмирала Васко да Гамы. В 1524 году он был назначен вице-королем Индии. К этому времени ему исполнилось уже 55 лет. 24 декабря этого же года великий путешественник умер в славе и почете. Для Португалии и всей Западной Европы и Америки он остался первым европейцем, приведшим корабли в Индию. И, скорее всего, ни ему самому, ни его современникам не было известно, что почти за четверть века до появления португальцев на земле Индии побывал другой европеец, русский человек – тверской купец Афанасий Никитин.

Фернан Магеллан

Фернан Магеллан (1480–1521), португальский и испанский мореплаватель, известный тем, что его экспедиция совершила первое кругосветное путешествие.

Португальский дворянин, капитан Фернандо Магальяйнес, он же Магальянш, он же Фернан Магеллан, как многие малорослые люди, отличался большой физической силой, пылкой отвагой и непомерным честолюбием. Он участвовал в боевых действиях по завоеванию Индии и Малакки (так в 1505–1511 годах официально назывались грабительские десанты на берега этих территорий) и затем воевал в Северной Африке, где в 1515 году был ранен. Резонно рассчитывая на высочайшее благоволение, Магальянш обратился к королю Мануэлу I с просьбой финансировать морскую экспедицию. Её целью он полагал открытие пролива между Атлантическим и Тихим океанами, а это позволило бы проложить западный путь к «Островам пряностей» (Молуккским). Но ни денег, ни ожидаемого повышения по службе он не получил. Более того, король приказал изгнать «этого Магальянша» из Португалии за «вздорный нрав и безумные идеи».

«Если в Молукках не нуждается Португалия, пусть ими завладеет Испания!» – решил оскорбленный капитан и обратился со своим проектом в «Совет Индии», занимавшийся делами новых территорий. Магеллан с помощью другого португальского эмигранта, астронома Фалейру, смог убедить советников испанского короля в существовании этого гипотетического пролива к югу от Бразилии. Уверенность Магеллана была, скорее всего, научно обоснованной. Есть предположение, что ещё в Португалии ему удалось найти секретные архивные документы – карты Мартина Бехайма (то есть уроженца Богемии) и Иоганна Шёнера, а также письма агентов торговой разведки, из которых неопровержимо следовало, что такой пролив существует. Так что, скорее всего, «этот Магальянш» явился к испанским властям не с пустыми руками. По мнению историка мореплаваний Д.Я. Фащука, если бы король Португалии знал, куда попали государственные секреты, «этот Магальянш» подвергся бы не изгнанию, а суровой каре – как изменник Родины и государственный преступник…

Король Испании, в отличие от португальского «коллеги», не счёл идеи Магеллана безумными. А что касается вздорности характера, то и собственная испанская аристократия состояла отнюдь не из ангелов во плоти. Переговоры португальца с королевской властью закончились наилучшим образом: стороны заключили договор, по которому Карл I обязался снарядить пять кораблей и обеспечить экспедицию двухгодичным запасом продовольствия и боеприпасов. Король присвоил Магеллану чин адмирала, наградил его рыцарским орденом Сант-Яго и назначил начальником экспедиции и губернатором всех открытых им островов и земель.

Патагония, Огненная земля, Магелланов пролив

Магеллан поднял адмиральский флаг на стотонном корабле «Тринидад». Капитанами остальных судов были назначены испанцы – королевский контролёр экспедиции Хуан Картахена («Сан-Антонио», 120 т), Гаспар Кесада («Консепсьон», 90 т), Луис Мендоса («Виктория», 85 т) и Хуан Серрано («Сант-Яго», 75 т). Экипаж всей флотилии состоял из 319 человек более 10 национальностей, причём среди 26 внештатных участников находился итальянец Антонио Пигафетта, благодаря которому (а также помощнику штурмана Франсиско Альбо) эта экспедиция стала достоянием истории мореплаваний.

Флотилия вышла из порта Сан-Лукар 20 сентября 1519 года. И уже в первые недели плавания начались проблемы, вызванные амбициями испанских капитанов. Королевский контролёр экспедиции Картахена потребовал, чтобы адмирал согласовывал с ним любую перемену курса флотилии. Реакция Магеллана была краткой и выразительной: «Ваша обязанность – следовать днём за моим флагом, а ночью за моим фонарем». Когда через несколько дней Картахена снова стал «возникать», Магеллан схватил его за воротник и посадил под арест на «Виктории», а капитаном «Сан-Антонио» назначил своего родственника Алвару ди Мешкиту.

Миновав в конце сентября Канарские острова, 29 ноября флотилия достигла побережья Бразилии, 13 декабря – бухты Гуанабара, а 26 декабря – Ла-Платы, устья реки Параны. Благодаря высокой квалификации штурманов экспедиции были внесены уточнения в значения ранее определённых широт, а значит, и исправления в контуры известной части материка. Магеллан, более месяца обследуя берега Ла-Платы, послал корабль «Сант-Яго» вверх по Паране, которая на секретной карте Магеллана была обозначена как желанный пролив. В течение двух недель тщательных поисков Магеллан убедился, что это не так.

Боясь пропустить вход в неуловимый пролив и потому не поддаваясь соблазну исследования и захвата открывающихся перед путниками неведомых земель, 2 февраля 1520 года Магеллан распорядился сняться с якоря. Флотилия должна была при свете дня двигаться вдоль побережья в непосредственной близости от него, а с наступлением сумерек останавливаться. Во время такой стоянки в заливе Байя-Бланка разразилась страшная гроза, но видавшие виды моряки были повергнуты в мистический ужас не раскатами грома и почти непрерывными молниями, а невиданным прежде зрелищем таинственного свечения на мачтах судов. Позже это явление, получившее название «огней святого Эльма», будет восприниматься суеверными моряками как дурное предзнаменование.

На исходе февраля Магеллан открыл крупный залив Сан-Матиас и полуостров Вальдес. Южнее, вблизи устья реки Чубут, моряки обнаружили множество пингвинов и невиданных животных – огромных тюленей с хоботами, что делало их похожими на слонов. Они так и были названы – южными морскими слонами – и оказались очень кстати для пополнения пищевых припасов. Было холодно – приближалась зима южного полушария, а зимней одежды у моряков, настроенных на плавания в условиях тропиков, не было. В конце марта, когда зима стала заявлять о себе всё настойчивее, Магеллан решил зимовать в бухте Сан-Хулиан и приказал сократить для этого рацион.

Понимая, что это вызовет недовольство людей, и учитывая плохо скрываемую враждебность испанских капитанов, Магеллан предусмотрительно поставил свой «Тринидад» на якоре у входа в бухту, где разместились другие четыре корабля. Офицеры-испанцы, которые всё это время тихо злорадствовали над разочарованием адмирала, рассчитывая на его добровольный отказ от дальнейшего плавания и не желая оставаться здесь на зимовку, требовали от Магеллана, чтобы он повернул к мысу Доброй Надежды и шёл к Молуккам восточным путем. Магеллан категорически отказался.

В ночь на 1 апреля поднялся бунт. Мятежники освободили Картахену, захватили «Викторию», «Консепсьон» и «Сан-Антонио», арестовали Мишкиту и убили его помощника, преданного Магеллану. Как следует из «Очерков…» И.П. и В.И. Магидовичей, бунтовщики навели пушки на «Тринидад» и потребовали, чтобы Магеллан явился к ним для переговоров. Против двух кораблей адмирала были три мятежных, приготовившихся к бою. Но мятежники не доверяли своим матросам, а на одном судне даже разоружили их.

В тяжелых обстоятельствах Магеллан обнаружил спокойную решимость. Он послал верного ему альгвасила (полицейского офицера) Гонсало Гомеса Эспиносу с несколькими матросами на «Викторию» – пригласить её капитана для переговоров на адмиральский корабль. Тот отказался, тогда альгвасил вонзил ему в горло кинжал, а один матрос добил его. Шурин Магеллана, португалец Дуарту Барбоза, немедленно завладел «Викторией» и был назначен её капитаном. Теперь у мятежников было только два судна, а чтобы они не дезертировали, предусмотрительный адмирал, как сказано выше, заранее занял удобную позицию у выхода из бухты. «Сан-Антонио» пробовал было прорваться в океан, но матросы после залпа с «Тринидада» связали офицеров и сдались. То же произошло на «Консепсьоне». Магеллан круто обошелся с бунтовщиками-капитанами: он приказал отрубить голову Кесаде, четвертовать труп Мендосы, высадить на пустынный берег Картахену вместе с заговорщиком-священником, но остальных бунтовщиков пощадил.

В начале мая разбился о скалы корабль «Сант-Яго», но команде, за исключением одного матроса, удалось спастись. Магеллан перевёл Серрано капитаном на «Консепсьон». Флотилия оставалась на месте зимовки до 24 августа, а затем вышла из бухты Сан-Хулиан и перебазировалась к устью реки Санта-Крус, чтобы там уже оставаться до наступления весны. За время зимовки интернациональный экипаж имел возможность познакомиться с аборигенами. Это были индейцы с красивыми лицами и стройными фигурами, очень высокого роста. Морякам особенно бросалась в глаза их длинноногость, из-за чего они были названы патагонцами (от испанского «патагон» – длинноногий). Некоторым морякам (возможно, в первую очередь низкорослому адмиралу) патагонцы казались настоящими великанами – такими и описал их летописец экспедиции Пигафетта. С его лёгкой руки и вся их страна с тех пор именуется Патагонией.

Когда, наконец, в воздухе повеяло весной, адмирал приказал поднять якоря, и 18 октября флотилия взяла курс на юг вдоль патагонского берега. Перед выходом в море Магеллан заявил капитанам, что намерен продолжить поиск пролива, ведущего в Южное море, но в случае неудачи готов развернуть корабли на восток. При этом он указал границу поиска пролива – 75 градусов южной широты. Но удача была близка – пролив, ведущий на запад, был найден 21 октября 1520 г. за 52 градусом. Чтобы его найти, кораблям Магеллана пришлось проделать путь от 34 до 52 градусов южной широты и попутно открыть неизвестное ранее Атлантическое побережье Южной Америки на протяжении около 3,5 тысяч километров.

Вначале не было полной ясности – пролив это или просто длинный и глубокий залив. Чтобы уточнить это, адмирал, обогнув мыс Кабо-Вирхенес, выслал вперёд два корабля – «Сан-Антонио» и «Консепсьон», которыми командовали Мишкита и Серрано. В ходе разведки капитаны обоих кораблей решили, что проход найден, и доложили об этом Магеллану. Однако всё оказалось не так просто. При дальнейшем движении предполагаемый пролив разделился на несколько рукавов, и предстояло найти тот из них, который ведёт в Южное море. Однако до выхода в Южное море было еще далеко: Магеллан шел несколько дней на юг через узкие проливы, пока не увидел два канала, сворачивающих на юго-восток и на юго-запад. Он послал «Консепсьон» и «Сан-Антонио» на юго-восток, а на юго-запад – шлюпку с матросами, которые через три дня сообщили, что видели мыс и открытое море. Этот мыс адмирал назвал Желанным…

Направленные на юго-восток «Консепсьон» и «Сан-Антонио» в пути разделились, и каждое судно попало в тупик. Но если «Консепсьон» повернул обратно и пошёл на соединение с «Тринидадом» и «Викторией», то на «Сан-Антонио», который на обратном разминулся с флотилией, офицер Иштеван Гомиж поднял мятеж. Капитан Мишкита, пытавшийся усмирить бунт, был ранен и закован в кандалы. Гомиж объявил себя капитаном, и дезертиры двинулись на восток, чтобы уже в конце марта 1521 года вернуться в Испанию. Там они, чтобы оправдать себя, обвинили Магеллана в измене. Власти поверили клевете, Мишкиту арестовали, а семья Магеллана была лишена казённого пособия.

Адмирал, не зная причин исчезновения «Сан-Антонио», решил, что корабль погиб. Оставшаяся флотилия, следуя вдоль северного берега узкого Патагонского пролива, обогнула самую южную точку Южно-Американского континента, мыс Фроуорд, и с 23 по 28 ноября двигалась на северо-запад. Высокие горы и пустынные каменистые берега казались безлюдными, но по ночам на южной стороне пролива были видны огни костров. Это дало основание Магеллану дать этим берегам название «Тьерра-дель-Фуэго» – «Огненная Земля». Через месяц с небольшим после обнаружения атлантического входа в пролив, соединяющий два океана, флотилия прошла мыс «Желанный» (Пилар) у тихоокеанского выхода. Этот морской коридор, имеющий в длину 550 км, известен сейчас как Магелланов пролив.

Через Тихий океан

28 ноября 1520 года Магеллан вышел из пролива в открытый океан. Три оставшихся корабля сначала устремились на север, чтобы поскорее покинуть холодные южные широты. Флотилия держалась на расстоянии от 100 до 300 км от побережья, время от времени приближаясь к суше. Двигаясь таким образом, Магеллан обнаружил, что западный берег Южной Америки на протяжении примерно 1500 км к северу от Огненной Земли тянется практически вдоль меридиана.

Всё это время Антонио Пигафетта добросовестно записывал события и свои наблюдения. Вот несколько строк из его дневника тихоокеанского периода плавания: «…Мы… погрузились в просторы Тихого моря. Три месяца двадцать дней мы были совершенно лишены свежей пищи. Мы питались сухарями, но то уже не были сухари, а сухарная пыль, смешанная с червями… Она сильно воняла крысиной мочой. Мы пили жёлтую воду, которая протухала уже много дней. Мы ели также воловьи кожи, покрывающие реи… Мы вымачивали их в морской воде в продолжение четырех-пяти дней, после чего клали на несколько минут на горячие уголья и съедали. Мы часто питались древесными опилками. Крысы продавались по полдуката за штуку, но и за такую цену их невозможно было достать».

К голоду и жажде естественным образом присоединилась цинга, от которой южные европейцы, в отличие от скандинавов, не знали спасения. Многие люди умирали, не выдержав этих испытаний. Погибли и взятые в плен бразильский индеец и патагонский «великан». Единственное, что могло радовать – это солнечная погода и отсутствие штормов. Спокойное настроение океана побудило Магеллана назвать его Тихим.

Путешествие Магелана (1519–1522 гг.)


Но тяготы плавания не смогли заставить хронографа Пигафетту отказаться от ведения записей о вещах, которые, казалось бы, отходят на дальний план, когда человеку нечего есть и пить. В частности, он зафиксировал и некоторые астрономические открытия. Например, тот факт, что в ходе океанского плавания бывалые моряки отметили присутствие на небе Южного полушария двух туманностей в созвездиях Золотой Рыбы и Тукана. Эти галактики, ближайшие к нашей звёздной системе, известны как Большое и Малое Магеллановы Облака. Пигафетта обратил внимание, что в Южном полушарии небо не такое звёздное, как в северном: «Здесь видны скопления большого числа небольших звёзд, напоминающие тучи пыли. Между ними расстояние небольшое, и они несколько тусклые. Среди них находятся две крупные, но не очень яркие звезды, двигающиеся очень медлснно» (имеются в виду две звезды околополярного созвездия Гидры – прим. авт.). Именно в этом плавании спутники Магеллана обнаружили главное созвездие южной части небесной сферы – Южный Крест.

Не менее 17 тысяч километров прошла флотилия Магеллана по Тихому океану. В ходе этого плавания было произведено первое научное измерение океанских глубин. Магеллан пытался достать до дна грузом на конце бечевы длиной в несколько сотен морских саженей, сделанной из шести связанных линей. Поскольку дно достигнуто не было, Магеллан решил, что им обнаружена самая глубоководная часть океана. Измерения проводились, судя по всему, в той части океана, где разбросано бесчисленное множество небольших островов, то есть в водах Южной Полинезии и Микронезии. Правда, на пути морякам попались только два необитаемых островка, которые в наше время трудно идентифицировать, так как координаты определялись не очень точно, особенно долготы.

Наконец, 6 марта произошло первое за время тихоокеанского похода Магеллана соприкосновение цивилизаций. На западе показались острова Гуам и Рота из группы Марианских. Любопытные островитяне на лодках с балансирами устремились навстречу чужеземцам, ловко управляя зелёными треугольными парусами, сшитыми из пальмовых листьев. Жителей тропических островов разбирало любопытство. Эти высокие, смуглые, красивые и стройные люди обоего пола, у которых только головы были прикрыты шляпами из пальмовых листьев, были очень непосредственными. Они по-обезьяньи легко взбирались на корабль адмирала и, не обращая никакого внимания на моряков, хватали всё, что плохо (и даже хорошо) лежало, и перебрасывали на свои судёнышки. Испанцы и португальцы, сами не чуждые «силовой приватизации», назвали эти острова Разбойничьими.

Первая встреча двух культур была омрачена конфликтом, причиной которого стало взаимное непонимание. В какой-то момент островитяне увлеклись игрой «вещи ваши стали наши» и приватизировали лодку, привязанную за кормой флагманского корабля. Этого Магеллан не выдержал. Он с отрядом высадился на берег, матросы подожгли несколько десятков хижин, убили семь туземцев и вернули свою лодку. Стрелы испанских арбалетов насквозь пронзали тела островитян, и несчастные дикари не могли даже сразу понять, что с ними произошло. Они вытаскивали невиданные стрелы и, с изумлением рассматривая их, умирали от потери крови.

Оставив Разбойничьи острова, флотилия двинулась дальше на запад. В середине марта 1521 года моряки увидели крупный гористый остров. Это был Самар, входящий в состав архипелага, позднее названного Филиппинским.

Филиппинские острова

Флотилия Магеллана остановилась для отдыха и пополнения запасов воды у необитаемого острова Хомонхон. Жители соседнего островка, доставлявшие испанцам фрукты, кокосовые орехи и пальмовое вино, сообщили, что здесь много больших и малых островов. Во время приёма у местного вождя моряки обратили внимание на обилие золотых изделий разного назначения, особенно украшений, и холодное оружие, отделанное золотом.

Когда несколько позже вблизи острова Лимасава слуга Магеллана малаец Энрике попробовал разговаривать с местными жителями на своём родном языке, он был хорошо понят. Через некоторое время к «Тринидаду» подошли две большие лодки с делегацией аборигенов, с местным правителем во главе. Энрике выполнял обязанности переводчика. Магеллан понял, что он добрался до тех мест, где говорят на малайском языке, а значит, находится недалеко от «Островов пряностей». Но он уже побывал однажды на корабле своего кузена Франсишку Серрана в составе португальской экспедиции Антониу Абреу. Это означало, что Магеллан замкнул извилистую линию своих плаваний, то есть фактически стал первым человеком планеты, который совершил кругосветное плавание.

Филиппинские острова были местом в океане, где пересекались торговые пути развитых азиатских стран – Индии и Китая. В портовом городе Себу моряки увидели многие признаки «цивилизованного» мира. Раджа Себу потребовал уплаты пошлины. Вместо этого Магеллан предложил ему дружбу и военную помощь как вассалу испанского короля, если раджа таковым себя признает. Адмирал выступил также в качестве миссионера, предложив правителю Себу и его семье принять крещение по католическому обряду. Как записал дотошный Пигафетта, вскоре и раджа с семьёй и придворными, и население города, и жители ряда других островов стали католиками.

На этом и остановиться бы Магеллану, но, окрылённый дипломатическими и миссионерскими успехами, он ввязался в междоусобную войну на острове Мактан. Привычный к экстремальным методам ведения войны и преимуществам испанского вооружения, он не учёл численного превосходства туземцев и их умения обороняться и наступать. Когда адмирал приказал поджечь селение, это так разъярило мактанцев, что испанцы, опытные бойцы, в ужасе обратились в бегство, за исключением шести или восьми человек, оставшихся при Магеллане. Пигафетта был очевидцем этой драмы: «…Наши… немедленно бросились в бегство… Узнав капитана, на него накинулось множество людей… но все же он продолжал стойко держаться. Пытаясь вытащить меч, он обнажил его только до половины, так как был ранен в руку… Один из нападающих ранил его в левую ногу… Капитан упал лицом вниз, и тут его закидали… копьями и начали наносить удары тесаками до тех пор, пока не погубили… наш свет, нашу отраду… Он всё время оборачивался назад, чтобы посмотреть, успели ли мы все погрузиться в лодки».

Дальше – без Магеллана…

Капитанами флотилии были избраны Дуарту Барбоза и Xуан Серрано. Новообращённый католик, правитель Себу, хитростью заманив к себе Барбозу, Серрано и с ними более 20 моряков, устроил им кровавую бойню. Оставшиеся на кораблях могли бы выручить своих товарищей, но Жуан Лопиш Карвалью, объявивший себя начальником экспедиции, поспешил поднять паруса. Капитаном «Виктории» стал Эспиноса. От всего экипажа осталось 115 человек, многие были больны или ранены. В таких условиях управлять тремя кораблями было бы сложно, поэтому «Консепсьон», давно пришедший в ветхое состояние, был сожжён.

Плавание продолжали «Виктория» и «Тринидад». Пигафетта аккуратно вёл записи. Он отметил, что корабли экспедиции прошли мимо острова, «где люди чёрного цвета, как в Эфиопии», и испанцы дали острову название «Негрос». На нём, действительно, проживает народ, известный под названием «филиппинские негритосы». Кроме того, Пигафетта, хотя и не был картографом, выполнил грубые зарисовки некоторых островов Филиппинского архипелага, на которых, по крайней мере, указаны их названия.

В этом плавании испанцы стали первыми европейцами, которые побывали на острове Калимантан, бросив якоря у города Бруней (от его искажённого имени происходит другое название острова – Борнео). Месячная стоянка здесь была очень кстати для Пигафетты, который сумел завоевать симпатию султана города Бруней и в качестве его личного гостя собрал достоверные сведения об этом огромном острове.

Но пути к Молуккам – конечной цели экспедиции – пока найдено не было. И только захватив джонку с малайским моряком, знавшим нужный маршрут, испанцы двинулись дальше – уже целенаправленно. Жуан Карвалью был низложен из начальников экспедиции «за неисполнение королевских указов», его место занял избранный адмиралом Эспиноса. Капитаном «Виктории» поставили помощника штурмана на «Консепсьоне» Хуана Себастьяна Эль-Кано, баска по национальности. (Эта народность, обитающая в испанской Басконии и французской Гаскони, отличается от испанцев и французов как языком, так и многими обычаями и традициями. Некоторые авторы считают басков выходцами с Кавказа или из Закавказья).

Наконец, 8 ноября 1521 года малайский моряк привёл каравеллы флотилии к рынку пряностей на острове Тидоре, у западного берега самого большого из Молуккских островов – Хальмахеры. Испанцы, дорвавшись до дешёвых товаров, которые в их стране стоят в сотни раз дороже, бросились закупать корицу, гвоздику, мускатный орех. «Тринидад» поставили на ремонт, и когда каравелла была приведена в рабочее состояние, капитаны договорились, что Эспиноса пойдёт на восток, к Панамскому заливу, а Эль-Кано поведет «Викторию» к родным берегам западным путём – вокруг мыса Доброй Надежды.

«Виктория» завершила первое кругосветное плавание

Так получилось, что «Виктория», выйдя 21 декабря со стоянки у острова Тидоре, только 13 февраля 1522 года, оставив остров Тимор, взяла курс на южную оконечность Африки. То есть, блуждая среди Малайских островов, моряки потратили в три раза больше времени, чем на переход через Тихий океан. Это было совсем не случайно и не по причине плохой погоды. Осмотрительный Эль-Кано специально держался подальше от обычных маршрутов португальских кораблей, встреча с которыми не сулила испанцам ничего хорошего, так как Португалия считала эти места своими владениями. «Виктория» обогнула мыс Доброй Надежды только 20 мая. Проведя более точное определение широты, Эль-Кано доказал, что Африка простирается на юг, не достигая 40 градусов южной широты.

За это время экипаж «Виктории» сократился почти втрое – с 90 до 35 человек. Во время остановки на островах Зелёного Мыса, принадлежащих Португалии, выяснилось странное обстоятельство. Несмотря на аккуратное отслеживание календаря, экипаж корабля, обходившего земной шар в западном направлении, недосчитался одного дня. Этот феномен географам ещё предстояло осмыслить и признать за реальность.

Наконец, 6 сентября 1522 года «Виктория» достигла устья реки Гвадалквивир, завершив первое в истории кругосветное плавание. На его осуществление был затрачен 1081 день. За эти без малого три года флотилия потеряла своего организатора и начальника, адмирала Магеллана, несколько капитанов, более сотни матросов и офицеров (из экипажа в 265 человек вернулись на родину только 31), а из 5 кораблей остался один.

Но эта единственная из пяти каравелл Магеллана всё-таки обогнула земной шар, да ещё привезла в своих трюмах столько пряностей, что экспедиция, при всех материальных издержках, с избытком окупилась. Поднялся и международный престиж Испании, которая получила «право первого открытия» на Марианские и Филиппинские острова и предъявила свои претензии на владение Молуккскими островами.

Что же касается «Тринидада», судно в мае 1522 года было захвачено португальцами военной эскадры адмирала Антониу Бриту, экипаж арестован и подвергнут пыткам, и после четырёх лет тюрьмы в Испанию вернулись только четверо моряков во главе с Гонсало Эспиносой.

Подводя краткий итог плавания Магеллана, необходимо учесть следующее: он доказал на практике, что между Америкой и Юго-Восточной Азией простирается гигантское водное пространство, значительно обширнее Атлантического океана. Открытие прохода из Атлантического океана в Южное море и плавание Магеллана через него произвело настоящую революцию в географии. Оказалось, что большая часть поверхности земного шара занята не сушей, водой. Экспедиция доказала, что между Америкой и Азией простирается океан, названный Тихим или Великим, который является частью единого Мирового океана. Окончательно подтверждённая практически шарообразность Земли позволила учёным установить истинные размеры нашей планеты.

Якоб Роггевен

Якоб Роггевен (1659–1729), голландский мореплаватель, руководивший кругосветным плаванием в южных морях с целью отыскания легендарной земли Дэвиса к западу от Чили. В 1722 году открыл остров Пасхи, благодаря чему и увековечил свое имя.

Якоб Роггевен родился в городе Милдделбурге в 1659 году. Его отец, Арент Роггевен, оставив в пожилом возрасте профессии коммивояжера и дегустатора вино-водочной продукции, увлекся проектами экспедиций к Южному материку. В 1676 году он подал директорам Вест-Индской торговой компании записку, в которой доказывал, что, следуя западным путем через Магелланов пролив и пролив Лемера, можно проникнуть с тыла во владения конкурирующей Ост-Индской компании и заодно открыть Южный материк. Вест-Индская компания, опасаясь восточных конкурентов, дала Роггевену-старшему уклончивый ответ. Эстафету принял его сын Якоб Роггевен.

В 1717 году, будучи к этому времени опытным юристом и мореходом, он обратился в Вест-Индскую компанию, и на этот раз к его проектам отнеслись серьезно. В августе 1721 года компания снарядила экспедицию. Роггевен получил в своё распоряжение три корабля, вооружённых 70 пушками, и команду из 223 матросов и солдат.

Пасхальное открытие

Добравшись в середине января 1722 года до мыса Горн, флотилия Роггевена встретила сопротивление западных ветров, которые не утихали три недели. В поле зрения моряков постоянно попадали крупные айсберги, двигавшиеся с юга. Это навело Я.Роггевена на мысль, что плавучие ледяные горы свидетельствуют о сравнительной близости Южного материка: «Такие массы льда могут дать только земли, где царит всеобщий холод». Действительно, Антарктида, которая была открыта русскими мореплавателями через столетие после голландской экспедиции, располагается в 600 км юго-восточнее оконечности Южной Америки.

Отдохнув на островах Хуан-Фернандес, в конце марта флотилия продолжила плавание в направлении на северо-запад. Там, по мнению Роггевена, должна была находиться искомая земля Дэвиса. Однако после длительных поисков Роггевен обнаружил не землю Дэвиса, а нечто совсем другое. Это произошло 6 апреля 1722 года, в 2700 км от чилийского берега. Был первый день Пасхи. Взорам мореплавателей открылся небольшой клочок гористой суши, который голландцы назвали островом Пасхи (местные жители называют его Рапа-Нуи). Бросив якоря против его восточного берега, изумлённые моряки увидели множество огромных каменных статуй, высотой до 10 метров и более. Правда, голландцам они показались глиняными. Все истуканы стояли на каменных платформах и были задрапированы длинными полосами ткани, которые свешивались от плеч до самого пьедестала. На головах статуй были водружены корзины, наполненные белыми камнями.

На этом острове произошёл очередной контакт цивилизаций. Туземцы, по впечатлениям Роггевена и его людей, стояли на весьма низкой ступени развития. Один из них безбоязненно поднялся на палубу корабля. Он всем понравился добротой, веселостью и дружелюбием, и был хорошо принят. На следующий день команда Роггевена увидела, что на берегу собралась толпа островитян, встречающая чужеземцев. Неожиданно с корабля раздался ружейный выстрел. Один туземец упал замертво, а остальные в страхе разбежались во все стороны.

Через некоторое время островитяне, в ещё большем количестве, снова столпились на берегу. И хотя в их поведении не было ничего враждебного (они, скорее всего, даже не осознали связи прибытия корабля с гибелью соплеменника), Роггевен приказал дать залп из полутора сотен стволов, который уложил на месте десятки несчастных. По выражению Джеймса Кука, он это сделал, чтобы «запечатлеть в памяти островитян смертоносный эффект огнестрельного оружия».

После этого европейского «приветствия» моряки прошлись по острову в поисках продовольствия. Но остров был очень беден, продуктов у жителей оказалось очень мало. Тем не менее моряки отобрали у них все, что нашли.

Якоб Роггевен описал увиденное на острове в своём «Дневнике путешествия для открытий», но в силу ряда обстоятельств этот уникальный документ увидел свет лишь в 1838 году. Тем не менее мир своевременно узнал об острове Пасхи благодаря участнику плавания – немцу Карлу Фридриху Беренсу, наемному солдату на голландской службе. В 1737 году была издана его книга «Путешествие по южным странам и вокруг света в 1721–1722 гг.». Она произвела на читателей впечатление, сравнимое с реакциями на открытие древних цивилизаций Центральной и Южной Америки. Обозначенные в ней тайны острова Пасхи до сих пор владеют умами любознательных. И до настоящего времени нет окончательного ответа на возникшие тогда вопросы: «Как возник этот одинокий остров в океане? Не обломок ли это затонувшего материка? Кто построил эти многотонные колоссальные статуи с продолговатыми лицами, длинными ушами, длинными телами и руками? Не памятники ли это погибшей цивилизации?»

Некоторые исследователи считают открытый Роггевеном остров Пасхи не чем иным, как той самой «землёй Дэвиса», поскольку никакого другого острова в этих широтах, к нашему времени подробно изученных, не существует.

В поисках южного материка

Продолжая плавание в более низких широтах, к началу лета Якоб Роггевен июня обнаружил в тропической полосе несколько атоллов архипелага Туамоту. Там же один его корабль потерпел крушение. Дальше на западе Роггевен открыл два атолла в центре архипелага Общества и восточную группу островов Самоа (Мануа и Тутуила) и остров Уполу. Здесь тоже имели место «контакты цивилизаций». Начинались они, как правило, высадкой хорошо вооруженных отрядов. Так, после трехдневного плавания курсом на запад голландские моряки заметили прекрасный остров, покрытый кокосовыми пальмами. На берегу моряков ожидали безоружные туземцы, радующиеся прибытию гостей. Роггевена обеспокоило, что островитян очень много, и он приказал команде открыть огонь.

Сойдя на покрытый телами убитых хозяев берег, голландцы поняли, что без помощи островитян им трудно будет пополнить запасы воды и продовольствия. Роггевен попытался вернуть убежавших туземцев, обещая подарки и «мир-дружбу». Но островитяне не дали себя провести. Они смогли завлечь пришельцев в глубь своих владений и, напав на них, стали забрасывать камнями. Голландцы отстреливались, но громоздкие мушкеты заряжались медленно, а руки туземцев метали острые камни почти без промаха. Обитателей острова не остановила гибель сородичей, и они гнали врагов, пока не заставили их вернуться в шлюпки, унося своих раненых и мертвых товарищей.

Голландцы, не ожидавшие организованного сопротивления, были обескуражены. Они осыпали островитян проклятиями, обвиняя их в предательстве. Да, таков западноевропейский менталитет: если противник не признаёт их власти да ещё и сопротивляется насилию, его действия объявляются предательством. В этом отношении потомки галлов и германцев очень хорошо сохранились: в 1812 году маршалы Наполеона возмущались ночными атаками казаков и партизан, а во время Нюрнбергского процесса гитлеровские рейхсминистры и фельдмаршалы не могли взять в толк, за что же их судят. Так что не стоит удивляться поведению европейских мореплавателей начала ХVIII века…

Команда солдат и матросов, потерявшая часть состава в стычке с аборигенами, катастрофически редела также из-за жестокой цинги, и офицеры вынудили Я. Роггевена отказаться от дальнейших поисков Южного материка. Флотилия взяла курс на Новую Гвинею, обогнула се и Новую Британию с севера и в середине декабря 1722 года бросила якоря у причалов Батавии на острове Ява, где юрист Роггевен служил некогда советником судебной палаты. Здесь Ост-Индская компания немедленно конфисковала оба корабля. Участники экспедиции на положении арестантов были доставлены в Голландию. Как бы то ни было, но кругосветное плавание завершилось для Роггевена возвращением на родину.

Экспедиция Я. Роггевена, если смотреть с точки зрения ее инициаторов, потерпела полную неудачу: она стоила очень дорого и привела к потере всех трех кораблей, а результатом ее было открытие нескольких островов с малочисленным и бедным населением. Самым существенным открытием стал затерянный в восточной части Тихого океана остров Пасхи (Рапа-Нуи). Но именно это открытие прославило имя Якоба Роггевена.

Жан Франсуа Лаперуз

Жан Франсуа де Гало граф де Лаперуз (1741–1788), французский мореплаватель. Руководил кругосветной экспедицией, открыл на Дальнем Востоке пролив, названный его именем.

В 1785 году по инициативе и под эгидой французского правительства была организована кругосветная морская экспедиция, имевшая целью исследование и по возможности захват новых земель в Тихом океане взамен утерянных владений в Индии и Северной Америке. В состав экспедиции входили два военных корабля – фрегаты «Буссоль» и «Астролябия». Экипаж состоял из 223 человек – матросов и офицеров. На офицерские должности были зачислены несколько курсантов Парижской военной школы. Кроме того, в состав экспедиции была включена группа учёных различных специальностей – астроном, географ, врач, ботаник. Как всегда в подобных экспедициях, на борту находились два художника – живописец и картограф. О научной составляющей экспедиции должны были говорить даже названия фрегатов, обозначающие непременные на борту судна измерительные инструменты.

Это была первая французская кругосветная экспедиции, и король Людовик ХVI назначил командором опытного военного моряка, капитана первого ранга Жана Франсуа графа де Лаперуза. Разумеется, это назначение было продиктовано не аристократическим происхождением Лаперуза и его высоким образованием, а исключительно качествами мореплавателя и боевыми заслугами в войне с Англией, когда капитан Лаперуз отличился в нескольких морских сражениях.

Руководя всей экспедицией, Лаперуз одновременно был командиром «Буссоли», а командиром «Астролябии» по его рекомендации назначили Поля Антуана Флерио де Лангля – боевого товарища и друга Лаперуза. Покинув берега Франции (порт Брест) 1 августа 1785 года, корабли после более чем трёхмесячного плавания через Атлантику подошли к берегам Бразилии, откуда проследовали к мысу Горн. Эти места давно снискали грозную славу своими штормами. Но Лаперуз, не заходя в проливы Огненной Земли, провёл суда вокруг мыса Горн – впервые в истории мореплавания без потерь «живой силы и техники».

Уже в феврале 1786 «Буссоль» и «Астролябия» вступили в Тихий океан. Путешественники посетили чилийский порт Консепсьон, после короткой стоянки в котором направились к острову Пасхи. После недолгого пребывания там и осмотра гигантских статуй «мауи» экспедиция двинулась дальше. Лаперуз рассчитывал обнаружить на пути неведомые земли, но до самых Гавайских островов Тихий океан не подарил французам никаких открытий. Достигнув Гавайского архипелага, моряки высаживались на острове Мауи. Здесь к бортам фрегатов подходили лодки местных жителей. Туземцы предлагали морякам в обмен на ножи и простые железные бруски и прутья свои богатства – свиней, бананы, сладкий картофель батат.

Отплыв от Гавайских островов, Лаперуз направил фрегаты на север. В двадцатых числах июня экспедиция достигла северных берегов Аляски и начала обследование с залива Айси-Бей. Отметили на картах гору Святого Ильи над Аляскинским заливом, открытую ещё Витусом Берингом, и присвоили его имя реке, обнаруженной во время съёмки берега. В водах океана у берегов Северной Америки экспедиция понесла первые потери: приливная волна опрокинула две шлюпки, отправленные к берегу, и все находившиеся в них моряки – 21 человек – погибли. Памятник на острове Кенотаф до сих пор напоминает людям о морской драме.

От этих мест корабли Лаперуза шли вдоль берега в направлении, противоположном движению Кука в 1778 году, то есть на юго-восток, до залива Монтерей. После обхода он сделал вывод, что в пятидесятых широтах близ материка расположен архипелаг (на самом деле их два, сейчас они носят имена Александра и K°ролевы Шарлотты). Далее Лаперуз направился к Филиппинским островам, а весной 1787 года начал обследовать берега Восточной Азии в умеренной зоне, постепенно продвигаясь на север. Французы нанесли на карту берега Восточно-Китайского и Японского морей, поднялись на север почти до 40-й широты, а 3 июля двинулись к северо-востоку. Утром 7 июля с борта увидели гористую землю, вытянутую вдоль меридиана. Уверенные, что перед ними побережье острова Хоккайдо, французские моряки шли в густом тумане на север практически наугад, а через пять дней бросили якорь в удобной бухте. Здесь благодаря помощи местных жителей и нарисованной ими карте выяснилось, что экспедиция находится на острове Сахалин, отделенном проливами от материка и острова Йессо (Хоккайдо).

У входа в узкий пролив (ныне – пролив Невельского), соединяющий Амурский лиман с Татарским проливом (название дано Лаперузом) капитан повернул назад – решив, что это залив, он сделал ошибочный вывод, что Сахалин есть полуостров, соединяемый с материком песчаным перешейком. Корабли, пройдя пролив между островами Сахалин и Хоккайдо (пролив Лаперуза), вышли из Японского моря в Тихий океан. Оставляя слева гигантскую дугу Курильских островов, Лаперуз начал подыматься к высоким широтам, и 6 сентября 1787 года фрегаты «Буссоль» и «Астролябия» прибыли в Петропавловский порт.

Плавание от Франции до Камчатки длилось два года. Маленький гарнизон порта под командованием прапорщика Хабарова гостеприимно встретил мореплавателей. Через несколько дней из Верхнекамчатска в Петропавловск прибыл комендант Охотского края Козлов-Угренин. По просьбе французов хозяева русского порта отправили на корабли семь голов крупного рогатого скота и различное продовольствие.

В письме сибирскому генерал-губернатору Лаперуз тепло поблагодарил жителей Петропавловска за гостеприимство. «Я не мог бы в собственной стране, у моих лучших друзей, встретить более теплого приема, чем здесь, на Камчатке», – писал он затем французскому послу в Петербург. Французское правительство высоко оценило помощь мореплавателям и через год наградило прапорщика Хабарова медалью Людовика XVI.

Пребывание фрегатов Лаперуза в Петропавловске длилось более трех недель. За это время французские моряки смогли полностью подготовить свои корабли к предстоящему дальнему плаванию. Перед отходом «Буссоли» и «Астролябии» из Петропавловска Лаперуз оставил на попечение хозяев порта своего помощника, вице-консула Жана Батиста Лессенса, которому предстояло отправиться сушей через Петербург во Францию с почтой экспедиции. Этот человек оказался единственным участником плавания, которому суждено было вернуться на родину…

30 сентября 1787 года фрегаты Лаперуза покинули Авачинскую губу и направились к Австралии. Сначала Лаперуз перешел в Океанию, к островам из восточной группы Самоа. Здесь по невыясненным причинам 11 декабря произошла кровопролитная стычка с туземцами, в ходе которой было убито было 11 самоанцев и 2 француза, в том числе капитан «Астролябии» Поль Антуан де Лангль. Затем корабли двинулись на запад. 17 декабря был открыт остров Савайи, крупнейший в архипелаге Самоа. Оттуда Лаперуз направился к Австралии и в конце января 1788 г. стал на якорь в заливе Ботани.

Там французы встретились с английской флотилией, доставившей в Восточную Австралию первую партию ссыльных каторжан. Так формировалось будущее население Австралии, ныне одной из самых богатых и процветающих стран мира. Начальник флотилии Артур Филипп, первый губернатор колонии Новый Южный Уэльс, основал у залива Порт-Джексон одноименный поселок, давший начало развитию будущего Сиднея. В феврале 1788 года Лаперуз послал оттуда во Францию донесение, где в числе прочего сообщал о намерении посетить острова Меланезии, в том числе Санта-Крус, обогнуть Новую Голландию и идти к острову Иль-де-Франс (Маврикий). Больше никаких известий об экспедиции не поступало…

Оставив Порт-Джексон, экспедиция Лаперуза пропала без вести. Спустя сорок лет исследователь Ж.С. Дюмон-Дюрвиль предположил, а в 1959 году известный вулканолог Гарун Тазиев подтвердил факт гибели кораблей в районе острова Ваникоро (архипелаг Веракрус).

В честь пребывания экспедиции Лаперуза в Петропавловске установлен памятник. Именем известного французского мореплавателя названы пролив между Сахалином и Хоккайдо, рифы у бухты Вилючинской и другие географические объекты.

Русь от Поморья до Аляски

Сейчас даже трудно себе представить, какими темпами шло освоение пространств, которым предназначено было стать Азиатской Россией. Прошло менее полувека после военных экспедиций Ермака, а уже стремительно заселялась лежащая «за Камнем, за Уралом… медведицею белою Сибирь». Возникали русские города Тюмень, Тобольск, Тара, Берёзов, Сургут, Мангазея, Нарым, Томск, Кузнецк, Туруханск, Енисейск. Уже строился Красноярск, из вечно-мерзлотного Якутска двигались «на восход солнца», на юг и на север именитые и безымянные землепроходцы – казаки, купцы и сборщики налогов. Продвижение было не всегда мирным – как писал об этом поэт, историк и путешественник Сергей Марков, «В Мунгальской и Даурской стороне Гремели раскалённые пищали».

Но, как бы ни гремели пищали, в ходе освоения Сибири и Дальнего Востока не было целенаправленного истребления туземного населения, как это происходило при колонизации Северной Америки. Все племена и народности, жившие в Сибири до прихода людей «Белого царя», продолжают обитать на своих территориях – за исключением «бородатых людей» дауров, которые ушли в Китай по приказу императора…

А темпы, конечно, поразительные – от похода Ермака до открытия пролива между Чукоткой и Аляской не прошло и 70 лет!

Ермак Тимофеевич

Ермак Тимофеевич (между 1537–1585), казачий атаман. Бывалый воин и сильный организатор. Положил начало освоению Русским государством Западной Сибири и освобождению ее народов от власти хана Кучума, ставленника Ногайской Орды.

Фамилия Ермака не установлена. По одним летописным данным, Ермак был из рода суздальских посадских людей Алёниных и при крещении наречён Василием. Другие источники считают Ермака донским или волжским казаком и утверждают, что подлинное имя героя – Ермолай, а прозвище – Токмак, отчего и получилось сокращённое имя Ермак, означающее артельный котёл. А некоторые краеведы уверенно говорят, что настоящее имя героя – Ермек, а сам он было крещеным татарином на русской службе…

О воинской биографии Ермака известно, что, начав постигать ратное дело примерно с 1562 года, он участвовал во многих боях между низовьями Днепра и Яика, на Дону и Тереке, в сражении с конницей Девлет-Гирея под Москвой (1571). За талант организатора, смелость и справедливость казаки выбрали его атаманом. В Ливонской войне 1581 года Ермак командовал флотилией волжских казаков на Днепре у Орши и Могилева, участвовал в операциях под Псковом (1581) и Новгородом (1582).

Однако следует иметь в виду, что деятельность знаменитых волжских атаманов того времени не ограничивалась боями и походами под царским стягом. В свободное от службы время казачьи ватаги воевали с ногайскими мурзами, грабили их улусы, а порой и караваны купцов – татарских, персидских, не делали исключения и для русских. Имена волжских атаманов известны историкам – это Иван Кольцо, Никита Пан, Матвей Мещеряк, Богдан Брязга. Таким же атаманом был и Ермак Тимофеевич.

Отношение царской власти к наездам казаков на татарские владения было непоследовательным и противоречивым. Конечно, присутствие вооружённых русских отрядов на Волге и Яике сдерживало агрессию князей, входивших в состав Большой Ногайской Орды, но в то же время царь опасался, как бы эти дерзкие и своевольные казаки не спровоцировали серьёзный военный конфликт с татарами. Но и в истинных намерениях татар разобраться было трудно. Когда князь Урус направил на переговоры в Москву своего посланника в сопровождении 300 всадников, а в это время вдвое больший отряд начал вероломно грабить русские села, казаки Ивана Кольца разбили оба отряда. И хотя они действовали по приказу из Москвы, царь не простил атаману разгром посольского каравана. Атаман и его люди были объявлены ворами (государственными преступниками) и заочно приговорены к смертной казни.

Однако вольные казаки на свой страх и риск продолжали воевать с ордынскими князьями. Их смелые наезды имели куда большее воздействие, чем дипломатические методы официальных властей. И когда возникли благоприятные условия для полного разгрома Ногайской орды, Ермак объединился с Кольцом и начал готовить казаков к походу. Но в это время казачий круг принял решение о походе в Сибирский край, к границам владений русских купцов Строгановых. Руководителем экспедиции казаки выбрали атамана Ермака Тимофеевича, а в помощники ему определили атаманов Ивана Кольцо, Богдана Брязгу и четырех есаулов.

Зачем было казакам идти в Сибирь? Неведомыми землями русские люди интересовались давно. Ходили «за Камень» и новгородцы, и суздальцы, и подданные Государя Всея Руси. В царском титуле Иван IV в 1557 году величается уже как государь «Обдорской, Кондинской и всех Сибирских земель, повелитель Северной стороны». Есть прямые доказательства, что некоторые области Сибири признавали власть царя задолго до похода Ермака – в частности, хан Едигер, который ради русской помощи против наступавших на него бухарцев добровольно подчинился Москве и обещал ежегодно платить дань соболями. Но уже к 1568 году его победил и убил бухарец Кучум, провозгласивший себя сибирским ханом.

Вскоре Кучум заставил платить себе дань вогулов (манси) и остяков (хантов), живших но обе стороны Иртыша, севернее устья Тобола, и даже по нижней Оби. Кучум подчинил окрестные племена от «Камня» на западе до Барабинских степей в Обь-Иртышском междуречье на востоке.

Владения Строгановых не были отделены от Кучумова царства чёткой границей. Набеги татар повторялись всё чаще. Царь разрешил Строгановым собирать и вооружать «охочих людей и остяков, и вогуличей, и югричей, и самоедь», но эти силы были очень невелики. Необходима была надёжная, профессиональная военная защита, и Строгановы пригласили к себе на службу донских казаков.

Почему именно Ермак Тимофеевич стал человеком, чья роль не ограничилась исполнением чисто служебных обяхзанностей? Некоторые историки сравнивают его с Кортесом и Писарро. Но главной целью испанских конкистадоров, наряду с захватом земель и властью над ними, было обогащение. Золото ацтеков, золото инков, золотая страна Эльдорадо – вот что влекло их в опасные походы. В действиях же Ермака совершенно не видно подобных устремлений. Было, видимо, нечто, отличавшее его от других коллег-современников. Об этом размышляет в своей книге «Загадки Урала и Сибири» известный исследователь В.Н. Демин: «Что двигало им – в то время никому не известным человеком, каких на Руси, казалось бы, было превеликое множество? Порыв души? Отвага и удаль? Или же веление судьбы? И то, и другое, и третье – все это неотъемлемые компоненты пассионарности. Ну и, конечно, под судьбой необходимо понимать не иррациональную волю… Но откуда же в таком случае получил Ермак пассионарный заряд и толчок? Где? Когда? Каким образом? И почему именно он? Загадка истории! Тайна России!»

Приглашенный Строгановыми защищать их владения, Ермак Тимофеевич не верил, что можно прекратить грабительские набеги только оборонительными действиями. Исповедуя принцип «Лучшая оборона – это нападение», он решил начать поход во владения сибирского хана. По пути следования казаки одержали победу в ряде сражений с местными мурзами у Туры и Тобола. Взяв штурмом городок Карачи, Ермак отправился к столице ханства – городу Искеру на Иртыше.

21 октября 1582 года на подступах к Искеру произошла решительная битва с отрядом хана Кучума, и 25 октября Ермак занял столицу. Однако видя, что малочисленному отряду невозможно закрепиться на огромных захваченных пространствах, Ермак отправил посольство в Москву с просьбой прислать помощь. Царь наградил всех участников Сибирского похода, самому Ермаку присвоил титул «князя Сибирского» и простил «воров», примкнувших к нему, а в 1584 году послал подмогу – 300 стрельцов под руководством воеводы, князя Волховского. Но из-за плохой организации похода отряд стрельцов растерял в пути почти все припасы. А казаки Ермака успели заготовить на зиму продовольствия в количестве, необходимом только для пропитания своего отряда. Когда все запасы истощились, начался голод. Стрельцы вымерли полностью, а численность казаков в отряде Ермака резко сократилась.

Однако даже в таких тяжелейших условиях Ермак, командуя оставшимися казаками, одержал несколько блестящих побед. Летом 1585 года его отряды предприняли ряд походов в южные пределы Сибирского ханства, преследуя отряды Кучума. Но бухарец применил военную хитрость и заманил казаков в ловушку. Дождливой ночью, в грозу, Кучум неожиданно напал на дружину и перебил около 20 человек, погиб и сам Ермак. 90 казаков спаслись в стругах. Смерть атамана Ермака, который был душой всех походов, сломила дух казаков, и они, покинув Искер 15 августа, вернулись на Русь.

Торжество Кучума было недолгим. Жестокое притеснение местных жителей вызвало их недовольство и отказ воевать на стороне Кучума. Уже через шесть лет после гибели Ермака русские восстановили его завоевания по Иртышу, а ещё через три года раздвинули границу до реки Тары, в устье которой в 1594 году построили город Тару. А для окончательной победы над Кучумом была собрана полуторатысячная рать князя Андрея Елецкого, которая состояла, наряду со стрельцами и казаками, больше чем наполовину из волжских и сибирских татар, башкир и бывших данников «сибирского салтана». Выступления отрядов Григория Ясыря, Бориса Доможирова и Андрея Воейкова к 1598 году довершили разгром остатков войска Кучума. Дорога России на восток была открыта.

О Ермаке Тимофеевиче еще в ХVI веке были сложены предания и песни. Он стал героем устного народного творчества – причём не только русского, но и сибирско-татарского. Позднее его образ вдохновлял многих писателей и художников. В честь Ермака назван ряд населенных пунктов, речка, два ледокола. В 1904 году в Новочеркасске ему поставлен памятник (скульптор В.А. Беклемишев, архитектор М.О. Микешин), созданный на добровольные взносы, собранные по подписке среди донцов; его фигура выделяется на монументе в честь 1000-летия России в Новгороде. А по всей Сибири и в наши дни не бывает застолья, в котором не прозвучит, подхваченная дружным хором, старинная песня на слова поэта-декабриста К.Ф. Рылеева – о том, как «на диком бреге Иртыша сидел Ермак, объятый думой». Азиатская Россия всегда будет помнить своих героев.

Иван Москвитин: путь к Охотскому морю

Иван Юрьевич Москвитин – томский казак, русский землепроходец. В 1639 году первым достиг Охотского моря и обследовал его берега.

Жизнь Ивана Москвитина проходила в эпоху стремительного прорыва русского народа на неоглядные пространства Сибири и Дальнего Востока. Давно наслышанные о невиданных просторах «за Камнем», устремились туда в поисках удачи и лучшей доли непоседливые крестьяне и горожане из Архангельска, Вологды, Костромы, Великого Устюга, вольные казаки с Дона и Волги. Брели с молитвой православные священники-миссионеры, уговаривая язычников-шаманистов принять святое крещение и заодно обучая их основам русской грамоты. «Конно и оружно» продвигались, выставляя на ночь дозорных, командированные отряды бывалых стрельцов и служилых казаков. Не знавшие национальных и расовых предрассудков, русские мужики на новых землях обзаводились семьями, в которых дети говорили уже на двух языках – русском и туземном. Ухватистое купечество разведывало возможности торговли. Вездесущая налоговая служба рассылала своих сборщиков ясака – натуральных податей в виде пушнины, моржовых клыков и мамонтовых бивней. Предприимчивые сибирские татары быстро усваивали русский язык. Избавленные от кучумова гнёта, они расширяли торговлю и охотно занимали руководящие посты в новой иерархии власти.

Не прошло ещё и полувека после походов Ермака, а уже росли и заселялись за Уралом русские города Тюмень, Тобольск, Тара, Берёзов, Сургут, Мангазея, Нарым, Томск, Кузнецк, Туруханск, Енисейск. Уже строился Красноярск и твёрдо стоял на вечной мерзлоте Якутск, откуда казаки, купцы и сборщики налогов двигались в поисках «новых землиц» на юг и на север, вверх и вниз по Лене-реке, да и прямо на восток. Основаниями для поисков были разносимые странными людьми смутные слухи о Тёплом море, которое плещется где-то там, далеко на востоке.

Поисками кратчайшего пути через горы от Якутска к легендарному Тёплому морю активно занялись томские казаки атамана Дмитрия Епифановича Копылова. В 1638 году они проследовали речным путём, ранее разведанным землепроходцами, по Лене до Алдана и за пять недель «на шестах и бечевою» поднялись на сто верст выше устья Маи, правого притока Алдана. Здесь Копылов поставил Бутальское зимовье. Местный шаман сообщил через переводчика, якутского казака Семёна Петрова по прозвищу Чистой, что южнее, недалеко за хребтом, есть река «Шилкор», где обитает много осёдлых людей, занимающихся хлебопашеством и скотоводством. По всей видимости, имелась в виду река Амур.

Вот туда-то в мае 1639 года, с заданием разведать дорогу к «морю-окияну», по приказу атамана Копылова отправилась экспедиция в составе 30 человек с проводниками-эвенами и толмачом Семёном Петровым-Чистым. Возглавил отряд Иван Юрьевич Москвитин. Казаки, как люди воинского сословия, были в основном грамотными, поэтому некоторые сведения о тогдашних походах сохранялись в виде записей, называемых «скасками». Такая «скаска» была составлена якутским казаком по имени Нехорошко Иванович Колобов. Она позднее оказалась очень важным документом, позволившим сопоставить её сведения с информацией, изложенной в «скаске» самого Ивана Москвитина, существенно дополнить её и тем самым избежать неточностей.

Отряд Москвитина восемь дней спускался по Алдану до устья Маи. Отсюда пришлось около 200 км подниматься по ней на дощанике – в основном бечевой, силами «лямщиков» (так в Сибири называли бурлаков), реже на вёслах или шестах (упираясь ими в речное дно). Так они миновали устье реки Юдомы и продолжали двигаться по Мае к её верховьям. Ещё через полтора месяца эвены-проводники указали устье мелководной речки Нудыми, впадающей в Маю слева. Для плавания по ней дощаник не годился из-за большой осадки, поэтому казаки его бросили и построили два струга. На них экспедиция за шесть дней поднялась до истоков Нудыми.

Дальше предстоял путь пешим ходом. Перевал через открытый казаками хребет Джугджур, отделяющий реки бассейна Лены от рек, впадающих в «море-окиян», оказался несложным, его отряд Москвитина преодолел налегке за один день. Но впереди снова ждал водный путь. Встреченная речка, прежде чем «пасть» в Улью, текущую в море, делает большую петлю на север. Здесь путники построили новый струг и на нем за восемь суток спустились до водопадов, из-за которых пришлось оставить и это судно. Обойдя опасный участок по левому берегу, казаки построили транспортную лодку-байдару, вмещавшую до 30 человек.

В августе 1639 года экспедиция Ивана Москвитина впервые вышла к «морю-окияну». Отряд казаков и эвенов прошёл весь путь от устья Маи до океанского берега, проложив маршрут через совершенно неизвестную местность, затратив (с остановками) немногим более двух месяцев. Эта северо-западная часть Тихого океана, которую открыватели именовали Ламским морем, сейчас известна под названием Охотского моря.

На реке Улье, где жили ламуты (звены), родственные тунгусам (эвенкам), Москвитин поставил зимовье. Общаясь с местными жителями, он узнал, что на севере протекает река, по берегам которой обитает много аборигенов. Не откладывая до весны, Москвитин командировал туда группу казаков. Открытая казаками, эта река получила название Охота – так на русский слух было воспринято эвенкийское слово «акат» – река. Пройдя морем дальше на восток, казаки осмотрели более 500 км северного берега Охотского моря и открыли Тауйскую губу. Эта экспедиция открыла и описала реки Урак, Охота, Кухтуй, Ульбея, Иня и Тауй.

Трудности странствия на дощаниках, стругах и байдаре убедили Ивана Москвитина в необходимости сооружения настоящего морского коча. За зимний период 1639–1640 гг. в устье Ульи команда Москвитина построила два коча – фактически два первых корабля русского Тихоокеанского флота, с которых и началась его славная история.

Весной 1640 года Москвитин узнал от пленника, захваченного казаками после отражения наезда большой группы эвенов, что на юге течёт река Мамур (Амур), а по берегам её устья и на островах живут «гиляки сидячие» (нивхи). В начале мая отряд Москвитина отправился морем на юг, прошёл вдоль всего гористого берега Охотского моря до Удской губы, побывал в устье Уды и, обойдя с юга Шантарские острова, добрался до Сахалинского залива.

В устье Уды местные жители сообщили Москвитину дополнительные сведения об Амуре и его притоках Зее и Амгуни, о тамошних народах– «гиляках сидячих» и «бородатых людях даурах», которые, как писал в «скаске» Колобов, «живут дворами, и хлеб у них, и лошади, и скот, и свиньи, и куры есть, и вино курят, и ткут, и прядут со всего обычая с русского». Современная наука мало знает об этом загадочном народе, почти полностью переселившемся на китайскую территорию (сейчас там проживает более 100 тысяч дауров). Слишком уж похожи они были на русских – внешностью, бытом и многими обычаями. Не исключено, что дауры были родственны древним усуням и динлинам, о которых китайские хроники писали как о предках «олосов», то есть русских. Иными словами, дауры, возможно, представляли собой реликтовую группу предков «русов». Правда, русских они встретили не очень дружелюбно. Казакам и стрельцам не раз приходилось обороняться от воинственных бородачей. «В Мунгальской и Даурской стороне Гремели раскалённые пищали», – писал об этом поэт Сергей Марков.

Казаки пошли дальше, двигаясь вдоль берега залива, до островов «сидячих гиляк». Иван Москвитин со товарищи видели небольшие острова у северного входа в Амурский лиман и часть северо-западного берега острова Сахалин. «И гиляцкая земля объявилась, и дымы оказались, и они без вожей в неё итти не смели…» – записано в «скаске» Колобова, который также сообщал, что казаки «…амурское устье… видели…». Но припасы у казаков заканчивались, что заставило их вернуться назад. В ноябре они стали на зимовку в маленьком заливе. Весной 1641 года, вторично перевалив через Джугджур, москвитинцы вышли на один из левых притоков Маи и, следуя знакомым маршрутом, в середине июля прибыли в Якутск с богатой соболиной добычей.

Люди Москвитина жили на побережье Охотского моря около двух лет. Открытые ими места оказались богатыми: «собольные, зверя всякого много», и реки и рыбные, а рыба большая, в Сибири такой нет… столько-де ея множество, – только невод запустить и с рыбою никак не выволочь…».

Как это следует из «Очерков…», по результатам похода участники его были властями Якутска вознаграждены: Москвитин произведён в пятидесятники, его спутники получили от двух до пяти рублей деньгами, а некоторые – по куску сукна. Для освоения открытого им Дальневосточного края Москвитин рекомендовал направить не менее 1000 хорошо вооруженных и экипированных стрельцов с десятью пушками. Географические данные, собранные Москвитиным, использовал позже Курбат Иванов при составлении первой карты Дальнего Востока, примерная дата появления которой – март 1642 года.

Василий Поярков и Пегая Орда

Василий Данилович Поярков (годы жизни неизвестны), советник и управляющий делами московского воеводы П.П. Головина, русский землепроходец, в 1643–1646 годах впервые прошедший с отрядом по бассейну Амура до его устья.

Василий Поярков был человеком грамотным, даже образованным, и служил не только управляющим делами, но ещё и состоял при воеводе чиновником для особых поручений. Эта полоса его биографии относится к периоду до 1638 года, когда он вошёл в состав команды для якутского похода.

До этих пор Якутия осваивалась русскими людьми стихийно. Как пишет С.Н. Марков: «Все было просто и буднично. Не известный никому Василий Бугор выстроил посреди Енисейска десять удальцов-лыжников и, перекрестившись на восток, пошёл вместе с ними искать великую реку Лену. К 1628 году на берегах Лены выросли первые русские остроги, и вскоре казаки пришли на быстрый Анабар и Вилюй. Елеска Буза добрался по Лене до Ледовитого океана и сыскал Яну, где взял с туземцев два сорока соболей. Обо всем этом служилые люди писали в Тобольск. Из Тобольска челобитные и отписки открывателей шли в Москву, в недавно учрежденный Сибирский приказ. Многие из этих бумаг были, вероятно, известны некоему Василию Пояркову».

И вот в летописи появляется первое сообщение о якутском походе: «В 1639 году июня в 21 день ехали мимо Тобольска на великую реку Лену, в Якутский острог, первые московские воеводы, город якутской ставить, и своим столом по Государеву указу быть седоками, стольник Петр Петрович Головин, да стольник же Матфей Богданович Глебов, да дьяк Ефим Варфоломеев сын Филатьев».

Отряд Глебова и Головина был – конечно, по тем временам – огромным. Двое воевод, дьяк, два письменных головы, пять детей боярских, трое подьячих, четыре попа, дьякон, два толмача, два оружейника. Это – только высший и средний командный состав. Под его командованием находились почти 400 рядовых казаков и стрельцов и ещё около десяти младших командиров. Но и силы, против которых предстояло выступать отряду, были немалыми. Судите сами: восемь тысяч вооружённых копьями и ножами якутов и тунгусов, которые постоянно тревожили первых русских поселенцев.

Какой была повседневная жизнь этих новых сибиряков? Об этом писал хорошо знавший историю землепроходчества С.Н. Марков: «Огромная и дикая страна, редкие поселения русских, отгородившихся высокими палисадами от неисчислимых своих врагов, смертная маета – цинга и голодовки. И наряду с этим – бесстрашие и удаль стрельцов и служилых людей. На тучных землях Сибири всходил первый ржаной колос; пахарь с пищалью в руке сторожил свои посевы на берегах Енисея и Лены. Насколько должен был быть предприимчив, тверд и бесстрашен земледелец Ленского края в то время!

Обосновавшийся здесь богатый солевар Ерофей Хабаров дал взаймы отряду Головина около трех тысяч пудов хлеба. Отряд прибыл в Якутск, и первый воевода принял власть над острогом. Приступил к исполнению своих сложных служебных обязанностей и Василий Поярков, получивший должность письменного головы. Именно к нему стекались все письменные сообщения и ещё больше устных, которые приходилось заносить на бумагу. Самыми интересными и важными были, разумеется, новые сведения о местах, куда ещё предстояло направить служилых людей.

Посланец Елески Бузы привез в Якутск первые меха с устья Яны, где обитали юкагиры. Почти одновременно с ним пришел Иван Москвитин, томский казак, с захватывающими рассказами о том, как двенадцать его землепроходцев в утлой лодке прошли вдоль берега Ламского (Охотского) моря. Это было первое возвращение русских с тихоокеанского побережья. Москвитин говорил, что они ходили с «Уди-реки по морю на правую сторону, изымали тунгуса, и тот де тунгус сказывал им про хлебную реку, и хотел вести на ту хлебную Шилку». Шилкой был назван Амур. Так русские впервые узнали об этой великой реке. А ещё Москвитин рассказывал о реке Зее, о загадочной Пегой Орде, о том, что дауры – племя пока неведомое – годятся для установления с ними торговых отношений. Сведения Москвитина подтвердил Максим Перфильев, который явился с Витима, и дополнил их сообщением, что на реке Уре – притоке Зеи – найдена серебряная руда. К этой информации Головин отнёсся с особым вниманием и задумал специальную экспедицию в серебряные места.

Запрягали, как водится, долго. Надо было прежде обживаться на месте, заводить казённые (государственные) промыслы. Для начала в 1641 году Головин отправил Василия Пояркова к Ерофею Хабарову с приказом об отдаче соляных варниц в государеву казну (это действие, противоположное приватизации, называется национализацией). С воеводой не поспоришь… Отдав требуемое, Хабаров подался на Лену, к Киренску – подальше от начальства.

А спустя два года, когда уже был выстроен новый Якутск с острогом из пяти башен, церковью, воеводским двором, съезжей избой и амбарами, Головин вспомнил о серебряной руде и загадочной Пегой Орде. «Пора!» – сказал он письменному голове. «Пора так пора…» – и Поярков быстро набрал отряд из промышленных и гулящих людей (то есть вольных, не состоящих на службе). В него вошли также 16 казаков и стрельцов из отряда Головина.

15 июня 1643 года флотилия судов Пояркова отчалила от пристани. В лодках были размещены 112 служилых и 15 охочих людей, погружены свинец, порох и всякие припасы, а также единственная чугунная пушка. Помощниками Пояркова были Юшка Петров и Патрикей Минин. Отряд плыл по Лене до устья Алдана, затем по Алдану до Учура, а по Учуру лодки землепроходцев вошли в порожистую реку Гонам. Шестьдесят четыре больших и малых порогов насчитали люди Пояркова, пока волокли суда через камни и пенистые буруны.

От Петра Головина Поярков получил подробную должностную инструкцию (тогда этот документ имел название «наказная память»): «…и на Зие-реке будучи, ему, Василию, расспрашивать всяких иноземцев накрепко про сторонние реки падучие, которые в Зию-реку пали, как люди по тем сторонним рекам живут, седячие иль кочевые, и хлеб у них и иная какая угода есть ль и серебряная руда и медная, и свинцовая по Зие реке есть ль и что иноземец в расспросе скажет, и то записывать именно. И чертеж и роспись дороги своей и волоку, и Зие-реке и Шилке, и падучим в них рекам и угодьям, прислать в Якутский острог, вместе с ясачною казною, и чертеж и роспись прислать за своею Васильевой рукою…».

Письменный голова Василий Поярков был не только исполнительным чиновником и строгим командиром боевого отряда. Он представлял собой тот тип землепроходца-пассионария, которые только и могли исследовать и осваивать новые земные пространства. Но в первую очередь он был человеком государственным, то есть ставил во главу угла не личные, а государственные интересы. В этом, пожалуй, главное отличие большинства русских землепроходцев от испанских и португальских конкистадоров, для которых главным стимулом было личное обогащение.

Со всем увлечением, на которое была способна твердая душа Пояркова, он принялся за исследование новой страны. Он торопил свою дружину, чтобы скорее пробиться за Зейский перевал. Флотилия плыла по Гонаму пять недель, пока лодки могли двигаться сквозь молодой лед. Но вскоре затвердевший лёд прочно сжал обмерзшие борта судов. Тогда Поярков приказал людям строить зимовье. Когда были наскоро срублены избы и люди смогли передохнуть под крышей у каменных печурок, нетерпеливый письменный голова приказал грузить нарты и вставать на лыжи. Отряд двинулся к дикому Даурскому камню и с вершины Станового хребта увидел рубежи Пегой Орды. Однако добраться до Зеи всем отрядом в 1643 году не удалось.

В 1644 году на берегу Умлеканы, притока Зеи, отряд Пояркова выстроил небольшую крепость. В наскоро сколоченном зимовье Поярков сделал записи для будущей «скаски» о владеньях Пегой орды, которые находились в верхнем течении Зеи. Пегая орда… Это была небольшая страна, которую составляли города и селения. Но ведь ордой принято было называть сообщество кочевников, а Даурию населяли оседлые люди – опытные земледельцы, живущие в больших бревенчатых домах, носящие шелковые и льняные одежды.

Со времён Ермака стрельцы и казаки в Сибири, чтобы получить нужную информацию, брали «аманатов» – заложников из местного населения. Вот и Василий Поярков скоро взял в аманаты даурского князца Доптыула. С удивлением рассматривали русские стрельцы первого увиденного ими даура – с косой на макушке, облаченного в шелковый кафтан. Поярков приставал к нему с расспросами: где дауры берут серебро? Доптыул отвечал, что дауры местных руд не знают и не ищут, а серебряные изделия привозят из Китая.

Василий Поярков понял, что дауры – народ совершенно иного уровня развития, чем большинство сибирских племён. Они были по культуре гораздо ближе к китайцам, хотя и сильно отличались от них по языку и внешности. Оказалось, что дауры едят на серебре, ходят в шелках, ловят соболей, делают бумагу, добывают растительное масло, которое хорошо идет к огурцам и редьке. Здесь было все, чего русские землепроходцы давно не видали и не едали – и огурцы, и дыни, и свинина, и курятина, просо и яблоки, пшеничная мука и виноград, хорошее вино. Ясно, что поярковской ватаге Даурия показалась землей обетованной.

Поярков соображал: пусть «в даурах» нет ни дорогих камней, ни синей краски, ни серебряной руды. Но здесь выращивают хлеб и овощи! Зачем теперь везти пищевые припасы из Тобольска в Якутск? Но это были проекты, а пока у дружины не было даже куска хлеба. А на гостеприимство даур рассчитывать было трудно. Письменный голова судорожно искал выход – как продержаться у рубежа Пегой орды до ледохода, когда можно будет пригнать грузы с Гонамского зимовья. Пришлось разделить скудные остатки муки между спутниками; каждому досталось по 30 фунтов (12 кг) – до весны… Когда мука закончилась, люди стали есть сосновую кору, добывать какие-то коренья из промерзшей земли. Князец Доптыул бежал и указал своим землякам, где отсиживались голодавшие русские. К острожку все чаще стали подходить дауры, вооружённые луками и длинными стрелами. Дружина Пояркова не хотела сдаваться. Со стены острожка палила пушка, гремели стрелецкие пищали.

Когда пришла весна, сильно поредевшая дружина двинулась вниз по реке. Поярков стоял на носу дощаника с пищалью за плечами, держа в руке длинное якутское копье. Тяжёлый тульский меч оттягивал книзу цветной зырянский пояс. Дауры на Зее выходили из городов, не давая русским высаживаться на берега. Но вот впереди заблестело мощное русло новой реки. Это был заветный Амур!

В устье Зеи команда разделилась, и 26 казаков двинулись к устью Амура. Но на отряд напали воины племени дючеров, которые, подобно даурам, сеяли хлеб и разводили скот. Оголодавшие, измученные люди не могли быть хорошими бойцами, и в живых осталось лишь два человека. Но Поярков не сдавался. С остатками изнуренного отряда он двинулся к устью Амура. Четыре дня плыли казаки и охочие люди мимо земель «пашенных дючеров».

Это был тот же рай земной – с маньчжурскими орехами, яблоками и гречневой кашей. Дальше начались владения ачанов и натков. Ачанами, скорее всего, называли гольдов, или нанайцев. Тут было все больше похоже на знакомый Пояркову сибирский Север. Хлеба местные жители не знали, питались рыбой и свининой. Жилища ачанов были украшены перьями орлов, а люди одеты в раскрашенные рыбьи кожи. Спали они на грудах лисьих и собольих шкур. Ачаны делали из китайского серебра серьги, которые носили в ушах и в носу.

Потом амурская вода понесла казачьи лодки мимо земель, где жили «рыбьекожие люди» гиляки, или нивхи. Поярков писал в своей «скаске», что эти дикари живут в дружбе с медведями и даже ездят на них. В действительности гиляки приручали медведей ради языческих празднеств, когда люди, вдоволь «приняв на грудь» рисовой водки, воздавали медведю божеские почести, а затем сажали его в сани, вывозили на речной лед и там расстреливали из луков. Жестокий обычай? Да, но только если не знать о кровавых ритуалах ацтеков и майя, когда в жертву приносились не звери, а люди…

Когда наконец показалось амурское устье, Поярков долго не мог выбрать места, где можно было бы высадиться для зимовья, – вокруг были великие топи. Но – «где наша не пропадала?» И скоро на берегу Амура застучали топоры, и в дальней земле у берега Восточного океана выросло русское зимовье. Здесь Поярков мог отдыхать от даурских тягот, греться у костра, писать свои «скаски»: «Те землицы людны и хлебны, и соболины, и всякого зверя много, а те реки рыбны, и государевым ратным людям в той земце хлебной скудости ни в чем не будет… А окончины у них бумажные… – сообщал письменный голова якутским, тобольским и московским стольникам о богатствах Пегой орды. – Там в походы ходить и пашенных хлебных сидячих людей под царскую руку перевесть можно, и в вечном холопстве укрепить, и ясак с них собирать…». Сообщал он также о «богдойском хане» (богдыхане, то есть китайском императоре), до владений которого надо ехать конем шесть недель от реки Селемджи, и о силе его – «бой де у того хана огненный и лучной…».

Наступил 1645 год. За своими письменными занятиями Поярков не забывал и «рыбьекожих» гиляков, взяв у них в ясак «двадцать сороков соболей, шесть собольих шуб». Всю весну строил письменный голова лодки в устье Амура. На утлой посудине он пустился в открытое море. Кормчие правили все время к северу. Три месяца плыли удальцы по Охотскому морю… Наконец, лодки вошли в устье Ульи-реки, где в заброшенном зимовье Поярков нашел русских людей – казаков Москвитина, обживших новый край. И москвитинцы увидели первых русских людей, приплывших с Амура Ламским морем.

Во время этой трехлетней экспедиции Поярков прошел около 8 тысяч км, потеряв, в основном от голода, 80 человек из 132. Он прошел новым путем от Лены на Амур, открыв реки Учур, Гонам, Зею, Амурско-Зейское плато и Зейско-Буреинскую равнину. От устья Зеи он первый спустился по Амуру до моря, проследив около 2 тысяч км его течения, открыл – вторично после Москвитина – Амурский лиман, Сахалинский залив и собрал некоторые сведения о Сахалине. Он первый совершил исторически вполне доказанное плавание вдоль юго-западных берегов Охотского моря.

Амурские походы Ерофея Хабарова

Ерофей Павлович Хабаров, по прозвищу Святитский (а может быть, наоборот), годы жизни 1603–1671, русский предприниматель и землепроходец. В 1649–1653 годах совершил несколько плаваний по Амуру. Составил карту – «Чертёж реке Амуру». Один из тех пассионариев, чьими силами приамурские земли стали частью территории России.

Жизнь и судьбу Ерофея Хабарова, крестьянина из-под Устюга Великого, захватила мощная стихия русского движения на восток. Когда вполне зажиточные и вольные хлебопашцы Вологодчины, рыбаки и охотники Поморья, ищущие богатства и приключений казаки с Волги и Дона устремились за Каменный Пояс, к таёжным рекам Восточной Сибири, мог ли оставаться на месте коренной устюжанин «Ярофейко Святитский»? Это ведь его предки-ушкуйники ещё двести-триста лет назад ходили ватагами по Волге и Каме, иногда объединяясь с такими же разбойными людьми из Новгородских, Вятских, Костромских земель, чтобы захватывать города Золотой Орды, не исключая самого Сарая, и отбирать у ордынских мурз и ханов разнообразное добро, взятое ими в Московских владениях…

В 1628 году Хабаров, оставив семью и немалое хозяйство, прибыл на берега Енисея. Здесь он быстро освоил местные земли под хлебопашество, занимался торговлей. Какое-то время служил в Енисейске. Как пишет С.Н. Марков, «после хождения к Мангазее и Таймыру Хабаров с братом Никифором возвратились 6ыло в Устюг Великий, но вскоре, помолившись Прокопию Праведному, подались в Сибирь снова. Они шли вслед за толпой вологодских и устюжских переселенцев, которых гнали по царскому указу вместе с двинскими девками, предназначенными в жены енисейским и ленским стрельцам. Хлебопашцем Хабаров не стал, зато ему повезло на берегах кутского соленого озера. Он быстро богател». Услышав от бывалых людей о таёжных богатствах на берегах Лены, набрал отряд охочих людей, получил из казны необходимые припасы и устремился на новые места. Выданная ему грамота гласила: «Отпущен из Енисейского острога на Лену-реку промышленный человек Ерофейко Павлов Хабаров устюжанин».

Сначала он лет семь скитался по притокам большой реки, занимаясь пушным промыслом. В 1639 году Хабаров осел в устье Куты, где со дна небольшого озера били соляные ключи, засеял участок земли, поставил на озере колодцы и варницы – а нехитрую технологию солеварения он усвоил ещё у себя на родине – в Устюге, Тотьме и Соли Вычегодской. Начал торговать хлебом, солью и другими товарами, а весной 1641 года перешел в устье Киренги, завёл здесь добротное хозяйство и быстро разбогател. Но после того, как Хабаров выручил отряд воеводы Головина, одолжив три тысячи пудов хлеба, Петр Головин не только не вернул долг, но вскоре отнял у Хабарова весь хлеб, передал в казну его соляную варницу, а его самого бросил в тюрьму, из которой Хабаров вышел в конце 1645 года «гол как сокол».

Но в 1648 году Головина сменил другой воевода – Дмитрий Андреевич Францбеков. К этому времени Хабаров уже знал о том, что экспедиция Пояркова имела неудачный контакт с жителями Даурии. Бывалый устюжанин располагал полученной от разных «странных людей» информацией о Даурской земле и её богатствах, замыслил новую экспедицию к этим местам.

Правда, своих средств у Хабарова не было, но он уже хорошо знал нравы большого начальства и резонно посчитал, что новый воевода не упустит случая разбогатеть, и не ошибся. Францбеков отпустил Хабарову в кредит казенное военное снаряжение и оружие (в том числе несколько пушек), сельскохозяйственный инвентарь, а из своих личных средств дал деньги всем участникам похода (разумеется, под проценты). Чтобы обеспечить экспедицию средствами передвижения по реке, воевода забрал суда якутских промышленников. У них же он отнял и большое количество хлеба, чтобы снабдить им отряд из 70 казаков, набранный Хабаровым.

Понимая, что лихоимство и незаконные поборы Францбекова приведут к смуте (а так и произошло), Хабаров поспешил выйти из Якутска и уже осенью 1649 года двинулся вверх по Лене и Олёкме до устья Тунгира. Когда начались морозы, отряд сделал остановку для передышки. В январе 1650 года казаки пересели на нарты и стали продвигаться на юг вверх по Тунгиру. Перевалив отроги Олёкминского Становика, весной добрались до реки Урки, впадающей в Амур (со временем здесь возникнет железнодорожная станция Ерофей Павлович). Прослышав о приближении русского отряда, дауры оставили приречные районы и ушли. Хабаровцы вступили в покинутый, хорошо укрепленный город даурского князька Лавкая. Казаки увидели там сотни больших и светлых бревенчатых домов, с широкими окнами, затянутыми промасленной бумагой. Каждый такой дом был рассчитан на 50 и более человек. В хорошо укрытых ямах русские нашли большие хлебные запасы.

Отсюда Хабаров пошел вниз по Амуру. Дальше казаков встречали такие же опустевшие селения и городки. Наконец в одном городке казаки обнаружили и привели к Хабарову женщину. Она показала: по ту сторону Амура лежит страна, которая намного больше и богаче Даурии. «Там по рекам плавают большие суда с товарами, а у местного правителя есть войско с пушками и другим огневым боем», – переводил Хабарову толмач. Этой страной была Маньчжурия.

Хабаров оставил в «Лавкаевом городке» около полусотни казаков и к концу мая 1650 года вернулся в Якутск. Он привез с собой карту – «Чертеж земли Даурской», переправленный в Москву вместе с отчетом о походе. Этот чертеж стал одним из основных источников при создании карт Сибири в ХVII веке. В Якутске Хабаров объявил набор «охочих людей», распуская всюду слухи о несметных богатствах Даурии. Нашлось 110 добровольцев, к ним Францбеков придал 27 «служилых» с тремя пушками.

Осенью 1650 года Хабаров с отрядом в 160 человек вернулся на Амур. Он нашел оставленный им отряд ниже по Амуру у стен даурской крепости Албазин, которую они пытались взять штурмом. Увидев приближение большого отряда русских, дауры бежали, но казаки нагнали их, и завязался бой, в котором хабаровцы захватили много пленных и большую добычу. Сделав Албазин своей базой, Хабаров совершал наезды на ближайщие даурские селения, брал заложников и пленных. Захваченных женщин казаки распределяли между собой.

Здесь Хабаров построил небольшую флотилию, и в июне 1651 года отряд начал плавание вниз по Амуру. Сначала казаки видели по берегам реки только поселки, сожженные и оставленные самими жителями, но через несколько дней подошли к хорошо укрепленному городку, где приготовился к обороне целый гарнизон дауров. После обстрела из пушек и пищалей казаки взяли крепость, убив до 600 человек. Несколько недель отряд Хабарова стоял в захваченном городке. Атаман рассылал во все стороны гонцов, которые убеждали соседних князьков добровольно признать власть русского царя и платить ясак. Однако дауры, будучи подданными Маньчжурии, не видели смысла платить подати ещё одной власти.

Флотилия Хабарова двинулась дальше вниз по реке, захватив с собой лошадей. Казаки снова видели брошенные селения и несжатые хлебные поля. Как сообщают «Очерки…», в августе ниже устья Зеи они без сопротивления заняли крепость, окружили соседнее селение и заставили его жителей признать себя подданными царя. Хабаров надеялся получить большую дань, но они принесли немного соболей, обещав осенью уплатить ясак полностью. Между даурами и казаками установились как будто мирные отношения. Но через несколько дней все окрестные дауры с семьями ушли, бросив жилища. Тогда Хабаров сжег крепость и продолжал путь вниз по Амуру.

От устья Буреи начинались земли, заселенные гогулями – народом, родственным маньчжурам. Они жили рассеянно, небольшими поселками и не могли противостоять казакам, высаживавшимся на берег и грабившим их. Слабое сопротивление оказали пашенные дючеры, истребившие ранее часть отряда Пояркова – хабаровские люди были многочисленнее и лучше вооружены.

Путь Хабарова


В конце сентября экспедиция достигла земли нанайцев, и Хабаров остановился в их большом селении. Половину казаков он послал вверх по реке за рыбой. Тогда нанайцы, соединившись с дючерами, напали на русских, но потерпели поражение и отступили, потеряв убитыми более 100 человек. Потери казаков были ничтожны. Хабаров укрепил селение и остался там на зимовку. Отсюда, из Ачанского острожка, русские совершали набеги на нанайцев и собирали ясак. В марте 1652 года они разбили большой маньчжурский отряд (около 1000 человек), пытавшийся взять приступом острожек. Однако Хабаров понимал, что с его малочисленным войском нельзя овладеть страной, и весной, как только Амур вскрылся, он оставил Ачанский острожек и поплыл на судах против течения.

Выше устья Сунгари в июне Хабаров встретил на Амуре русскую вспомогательную партию и все-таки продолжал отступление, прослышав, что маньчжуры собрали против него шеститысячное войско. Он остановился только в начале августа у устья Зеи. Здесь группа «охочих людей» взбунтовалась и на трех судах бежала вниз по Амуру, захватив оружие и порох. Грабя и убивая дауров, дючеров и нанайцев, они добрались до Гиляцкой земли и поставили там острог, чтобы собирать ясак. Но Хабаров не терпел соперников. В сентябре он добрался по Амуру до Гиляцкой земли и обстрелял острог. Бунтовщики сдались при условии, что им сохранят жизнь и награбленную добычу. Хабаров выполнил условие частично – он приказал нещадно бить изменников батогами (многие были забиты до смерти), а всю их добычу взял себе.

Вторую зимовку на Амуре Хабаров провел в Гиляцкой земле, а весной 1653 года вернулся в Даурию, к устью Зеи. Летом его люди плавали вверх и вниз по Амуру, собирая ясак. Весь левый берег Амура опустел: по приказу маньчжурских властей жители перешли на правый берег. К этому времени царь послал на Амур трёхтысячное войско под командованием князя Лобанова-Ростовского. Но, опередив дружину, в августе 1653 года к Хабарову прибыл царский посланец Зиновьев. Он привез от царя награды участникам похода, в том числе и самому Хабарову, но отстранил его от руководства отрядом, а когда тот стал возражать, арестовал, избил и доставил в Москву. В дороге уполномоченный отнял у Хабарова все, что при нем было.

Но в Москве царь Алексей Михайлович пожелал встретиться с Хабаровым. Он ласково принял его, приказал Зиновьеву вернуть герою отнятое имущество и пожаловал его званием «сына боярского». Ерофей Павлович был назначен приказчиком всех поселений от Лены до Илима и получил в «кормление» несколько деревень в Восточной Сибири. Но, зная от осведомителей о жестокостях Хабарова по отношению к туземному населению, вернуться ему на Амур царь не разрешил.

Однако заслуги Ерофея Павловича Хабарова в деле расширения пределов России не забыты. Его именем назван город Хабаровск – административный центр большого одноимённого края, и железнодорожная станция Ерофей Павлович, а также несколько небольших населённых пунктов. На привокзальной площади Хабаровска высится скульптурный памятник великому землепроходцу.

Мытарства Семена Дежнева

Семён Иванович Дежнёв (1605–1673), русский землепроходец, якутский казак. В 1648 году совместно с Федотом Алексеевичем Поповым прошёл морем от устья Колымы в Тихий океан и обогнул Чукотский полуостров, открыв пролив между Азией и Америкой.

Семен Дежнев родился в Пинежской волости, состоял на казачьей службе в Тобольске и Енисейском остроге. Оттуда был направлен в Якутск, куда и прибыл в 1638 году. Первое время он служил в гарнизоне крепости, а в 1639 году получил новое назначение. С этого времени и начинаются странствия Дежнёва по суше и по воде, поскольку они связаны в основном с его служебной деятельностью, которая может быть названа «мытарством» – от слова «мытарь», то есть сборщик податей. В Якутии, как и в других областях Сибири и русского Севера, местные народы платили ясак.

Дело это хлопотное и небезопасное. Но самые большие трудности были связаны с климатом и расстояниями. Якутия – самая холодная из всех населённых областей Земли. Зимняя температура воздуха опускается до минус 50–60 градусов Цельсия, что здесь совсем не редкость. До исследования Антарктиды земным полюсом холода считался район реки Оймякон. Территория Якутии настолько обширная, что могла бы вместить почти все государства Западной Европы. Вот на этих необозримых таёжно-тундровых просторах и трудились работники русской налоговой службы, объезжая якутские поселения и стойбища других местных народов. Платить подати не хочется никому, и если есть возможность избежать этого, всякий ею воспользуется. Само собой разумеется, сбор ясака не всегда проходил мирно. Поэтому и поручалась эта тяжкая работа казакам – людям бывалым и решительным. «Крутым», как написал бы современный журналист.

Семёну Дежнёву пришлось участвовать в нескольких походах на реки бассейна Лены, Алдана и на нижний Вилюй. В зиму 1640–1641 годов он, состоя в отряде Дмитрия Михайловича Зыряна по прозвищу Ерило, отвечал за сбор ясака на реке Яне. Дважды пришлось ему переваливать каменистый Верхоянский хребет. Пустынная горная местность, холодные ветры, неожиданные встречи с дикими зверями и не всегда мирными аборигенами… А всей охраны у «мытаря» – двое казаков, и хотя сам он тоже вооружён, да только нападающих всегда больше. Доставляя однажды в Якутск очередную партию ясака из 340 соболиных шкурок, Дежнёв по дороге был атакован «немирными» эвенами и ранен стрелой. О потерях супротивной стороны сведения не сохранились…

Служа затем в отряде Михайлы Стадухина, Дежнёв поздней весной 1643 года прошёл на коче по реке Оймякон до её впадения в Индигирку. Что такое коч? Это большое судно, способное вместить более 30 тонн груза и экипаж численностью до 60 человек. Кочи были специально приспособлены для плавания во льдах, поэтому сооружались они из крепкого леса и снабжались килевым устройством. В условиях Якутии кочи оснащались парусами, сшитыми из оленьих шкур. Деревянные якоря утяжелялись большими камнями.

Воды Индигирки долго несли коч между скалистыми берегами. «А по Индигирке выплыли в море», – писал позже Дежнёв, повествуя об этом плавании. Вообще все его записи, подобно текстам русских летописей, новгородских берестяных грамот и деловых бумаг, отличаются краткостью и плотностью содержания. Этот стиль будет назван в ХХ веке «телеграфным» и сохранится в современных посланиях-«эсэмэсках». Поэтому так легко и воспринимаются сегодня тексты древних новгородских писем и «скасок» русских землепроходцев.

Осенью того же 1643 года Стадухин и Дежнёв объединились с отрядом Дмитрия Зыряна для морского плавания к устью Колымы, которую они открыли во время одного из сухопутных походов. Сейчас тут уже было построено зимовье, позже названное Нижнеколымском. Здесь Семён Дежнёв прожил три года.

Здесь же, в Нижнеколымске, долгими зимними вечерами Дежнёв с товарищами жадно вслушивались в рассказы заезжих служилых и деловых людей о новых, только что открытых землях и водах. Особенный интерес вызвали сообщения Исая Игнатьева по прозвищу Мезенец. Он возглавлял артель из девяти промышленников-поморов, которая всё лето 1646 года провела в поисках «соболиной реки». Мезенец поведал зимовщикам, как поморы на своём коче дошли по морю до Чаунской губы и встретили там чукчей, с которыми провели «немой торг», то есть обмен товарами, в результате которого получили «кости рыбья зуба (моржовые клыки)» и сведения о том, что «на море-де этого зверя много ложится…».

Семена Дежнёва больше привлекала возможность увеличить сбор соболей, и он решил тоже пойти морем на восток от Колымы. В челобитной, поданной начальству, он ручался, что на реке Анадырь соберёт «семь сороков соболей». Как писал в работе «Вечные следы» известный советский историк географических открытий – поэт, писатель и путешественник С.Н. Марков, «Дежнёва причислили к отряду Федота Алексеева Попова Холмогорца, под начальством которого были четыре коча. Летом 1647 года корабли вышли в плавание, но крепкие льды закрыли им путь. Федот Попов и Дежнёв возвратились на Колыму и стали дожидаться более благоприятного для похода времени».

Из Ледовитого – в Тихий

Летом 1648 года Семен Дежнёв снова получил назначение для плавания морем на Анадырь. Но в Сибири тогда промышляли не только охотники и налоговики. Многие «лихие люди» чувствовали себя здесь как рыба в воде. Как в своё время выяснил С.Н. Марков, в этих местах на протяжении около десятка лет орудовал некий атаман Герасим Анкудинов, конкурент Дежнёва, который, прикрываясь служебным положением сборщика ясака, грабил торговых и промышленных людей на Лене, Яне, Индигирке и K°лыме. Узнав, что Дежнёв идет на Анадырь, Анкудинов собрал свою пиратскую шайку. Тридцать головорезов решили разграбить дежнёвские кочи, и с этой целью Анкудинов присоединился самовольно со своим судном к флотилии, находившейся в распоряжении Дежнёва и Попова.

В плавание к Анадырю отправилось 90 человек, считая и анкудиновских молодчиков. 20 июня 1648 года семь кочей, выйдя из Нижнеколымска, двинулись к «великому морю-океану». Когда суда экспедиции шли на восток, разразилась буря, и два судна погибли. Люди сошли с разбитых кочей на берег, но подверглись нападению коряков. В схватке много русских было убито, а те, кто уцелел, остались жить у моря. Остальные пять кораблей продолжали свой путь. Около 20 сентября Дежнёв и его спутники увидели тёмный и грозный мыс – Большой Каменный Нос, окаймлённый полосой пенных бурунов. Мимо этого Каменного Носа прошли из Северного Ледовитого в Тихий океан лишь три коча – суда Дежнёва, Попова и Герасима Анкудинова, а два других корабля побила буря. В конце пролива между Азией и Америкой нашел свою гибель и коч Герасима Анкудинова. Дежнёву пришлось пустить пиратов на свой корабль. Таким образом, несмотря на все препятствия и потери, впервые в истории мореплавания был осуществлён переход из Северного Ледовитого океана в Тихий.

Позже Дежнёв писал в одной из своих челобитных: «…а тот Нос вышел в море гораздо далеко, а живут на нем люди чухчи добре много. Против того же Носу на островах живут люди, называют их зубатыми, потому что пронимают они сквозь губу по два зуба немалых костяных… А тот Большой Нос мы, Семейка с товарищами, знаем, потому что разбило у того Носу судно служилого человека Ярасима Онкудинова с товарищами. И мы, Семейка с товарищи, тех разбойных людей имали на свои суды и тех зубатых людей на острову видели ж». А вскоре после этого исчез в Тихом океане коч Попова. «И того Федота со мною, Семейкою, на море разнесло без вести», – писал Дежнёв.

По авторитетному мнению И.П. и В.И. Магидовичей, под «Большим Каменным Носом» Дежнёв понимал не только мыс, носящий ныне его имя, но и весь Чукотский полуостров, а островами «зубатых» людей могут быть Аракамчечен и Ыттыгран.

Первого октября 1648 года опять разразилась буря. Дежнёвский коч долго носило по морю и выбросило на берег где-то вблизи Олюторского полуострова. Сам он писал об этом так: «И носило меня, Семейку, по морю после Покрова Богородицы всюду неволею и выбросило на берег в передний конец за Анадырь-реку. А было нас на коче всех двадцать пять человек». Олюторский полуостров расположен в 900 км к юго-западу от Чукотского мыса. Оттуда потерпевшие кораблекрушение двинулись на северо-восток: «А пошли мы все в гору, сами пути себе не знаем, холодны и голодны, наги и босы. А шел я, бедный Семейка, с товарищи до Анадыря-реки ровно десять недель, и попали на Анадырь-реки вниз, близко моря, и рыбы добыть не могли, лесу нет. И с голоду мы, бедные, врознь разбрелись. И вверх по Анадырю пошло двенадцать человек и ходили двадцать дён, людей и оленьих упряжек, дорог иноземских не видали. И воротились назад и, не дошед, за три днища до стану, обночевались, почали в снегу ямы копать…». Отсюда следует, что Дежнёв не только открыл, но и первый пересек Корякское нагорье и 9 декабря 1648 года вышел в низовье Анадыря.

Девятеро из ушедших (это были как раз «буйные молодцы» Анкудинова) не стали возвращаться в отряд, и их дальнейшая судьба неизвестна. Лишь трое пиратов (теперь уже бывших) присоединились к Дежнёву. Сейчас очень трудно представить себе жизнь этих пятнадцати отчаянных людей, которые не только выжили, но и сумели построить речные лодки. Это было весной 1649 года.

На верхнем течении Анадыря русские встретили кочевых анаулов – незнакомое им юкагирское племя. Произошёл очередной «контакт цивилизаций»: когда Дежнёв, не забывавший о своей обязанности «мытаря», стал брать с анаулов ясак, аборигены отметили его «смертной раною». Но Дежнёв выжил. Его команда приступила к постройке острожка на Анадыре. Землепроходцы жили теперь за крепкими стенами, срубленными из вековых лиственниц и обведёнными глубоким рвом. Так началось заселение русскими людьми новых земель на берегах Тихого океана.

В 1652 году анадырские служилые выбрали Дежнёва своим начальником, то есть «приказным человеком». Тем же летом Семён Дежнёв и Никита Семёнов, совершив плавание на кочах вниз по Анадырю, открыли в устье реки богатейшее лежбище моржей. Там начался прибыльный промысел, который потребовал пополнения «живой силой и техникой». Заселение Чукотки русскими людьми продолжалось.

Судьба землепроходца

Дежнёв показал своими делами, что был он не только сборщиком податей и казаком-мореплавателем. Он начал наносить осваиваемые территории на самодельные карты, составляя «чертёж», который впоследствии был бесследно утрачен. Однако сохранилось его описание Дежнёвым, откуда следует, что на чертеже были изображены большие и малые притоки Анадыря. Сохранились и записи Дежнева о границе берёзовых и лиственничных лесов на Анадыре, о местах «замора» красной рыбы в реке. Он усиленно собирал сведения о состоянии морских льдов между Анадырем и Большим Каменным Носом.

В 1660 году Дежнёва по его просьбе сменили, и он, сдав приказные дела сыну боярскому (это не степень родства, а дворянский титул) Курбату Иванову, с грузом «костяной казны» сухим путём прошёл на Колыму, а оттуда морем на нижнюю Лену. Весной 1662 года прибыл в Якутск, а в конце июля отправился в Москву. Путь до «белокаменной» занял два года и два месяца. Целью поездки в столицу была не только доставка «костяной казны», но и желание получить причитающееся ему за службу. Дело в том, что все эти годы, с 1641 по 1660, он не получал ни денежного, ни хлебного жалованья. То есть, выражаясь современным языком, «работал на общественных началах». В 1664 году в одной из своих челобитных грамот на имя царя Алексея Михайловича Дежнёв писал: «…И будучи на тех твоих государевых службах в те многие годы всякую нужу и бедность терпел и сосновую лиственную кору глодал и всякую скверну принимал…».

В январе 1665 года царская казна произвела с верным слугой полный расчет: «И великий государь… пожаловать велел ему своё государево годовое денежное жалованье и за хлеб на прошлые годы… на 19 лет за его службу, что он в тех годах был на Анадыре-реке для государства ясашного сбору и прииску новых землиц, и… упромышлял кости рыбья зуба 289 пуд… и ясак на великого государя собирал и аманаты клал (брал заложников). И за ту его, Сенькину, многую службы и за терпение пожаловал великий государь… велел ему, на те прошлые годы выдать из Сибирского приказу треть деньгами, а за две доли… сукнами…»

Авторы «Очерков…» И.П. и В.И. Магидовичи приводят интересные цифры: «Итак, Дежнёв доставил в царскую казну 289 пудов моржовых клыков на сумму 17 340 рублей серебром, а царь-государь за то ему пожаловал за 19-летнюю службу 126 рублей 20 копеек серебром. Много это или мало? Как известно, деньги и товары в разное время имеют разный «вес» и разные цены. Во второй половине ХVII века российский рубль котировался достаточно высоко. Его покупательная способность была такова, что на 1 рубль можно было приобрести до 5 пудов (80 кг) ржаного хлеба или 6 пудов (96 кг) соли, до 20 аршин (15 метров) сукна или 40 аршин (30 метров) холста, кафтан из овчины (по-нынешнему, «дублёнку») или пару добротных кожаных сапог. Хорошая лошадь стоила тогда от 7–8 до 10–15 рублей.

Надо также учитывать, какими деньгами выплачивалось жалованье – серебряными или медными. Дело в том, что покупательная способность серебряных денег была в 10 раз выше, чем медных. Вот и прикинем, что получил якутский казак и мытарь Семён Дежнёв от государя Алексея Михайловича. Треть жалованья, выданная деньгами, составляла 126 рублей 20 копеек серебром. Две трети, полученные сукнами, стоили 252 рубля 40 копеек. Значит, общая сумма составляла (в переводе на серебро) 378 рублей 60 копеек. И, кроме того, царём указано было «за его, Сенькину, службу и на прииск рыбья зуба, за кость и за раны поверстать в атаманы». А это значит, что его оклад увеличивался примерно в два раза.

А сколько хлеба можно купить сегодня на один рубль? Примерно 50 граммов (то есть «осьмушку», или восьмую часть фунта). Это в 1600 раз меньше, чем во времена «царя Тишайшего» Алексея Михайловича. Если же говорить о приобретении тканей, обуви, «дублёнок», то тут речь пойдёт о сотнях и тысячах рублей. Так что, во всяком случае, рубль ХVII века «весил» на несколько порядков больше, чем нынешняя сотня рублей.

В марте 1665 года Дежнёв снова отправился в Сибирь. Снежными дорогами, волоками и реками более года ехал и плыл он к Якутскому острогу. Там он получил назначение на реку Оленёк, где и пробыл до 1669 года. Будучи атаманом, Семён Дежнёв служил ещё на реках Вилюе и Яне. Окончательно он вернулся в Москву в конце 1671 года, сопровождая по поручению воеводы груз с богатейшей «соболиной казной», включающей дорогие меха красных лисиц.

После сдачи казны Дежнёв, по некоторым сведениям, служил при Сибирском приказе. В то время эта «контора» в ранге министерства занималась, в числе прочего, и составлением новых «чертежей» – карт, на которые уже были нанесены открытые им земли, реки, горные хребты и, главное, мыс Дежнёва и пролив, соединяющий Северный Ледовитый океан с Тихим.

Семён Иванович Дежнёв умер в Москве в 1673 году.

Что касается исчезнувшего коча Попова, та же октябрьская буря носила его по морю и выбросила на берег Камчатки. Как позже писал С.П. Крашенинников, там Попов с экипажем провёл зиму на берегу реки, названной потом в память о нём Федотовщиной, а затем спустился к Охотскому морю и шёл по нему до речки Тигиль. В результате внутренних «разборок» и столкновений с коряками вся команда Попова погибла. Тем не менее участие Федота Попова в открытии пролива, соединяющего два океана, сомнению не подлежит.

В целом же Дежнёв и Попов оставили значительный след в истории мировых открытий. Обнаружив пролив между Северным Ледовитым и Тихим океанами, моряки-землепроходцы доказали, что Азиатский и Североамериканский материки не соединяются; они первые плавали в Чукотском море и водах северной части Тихого океана; Дежнёв открыл Чукотский полуостров и Анадырский залив; открыл и первый пересёк Корякское нагорье, обследовал реку Анадырь и Анадырскую низменность.

Таинственная «Земля Санникова»

Большинству наших современников название «Земля Санникова» известна по одноимённому приключенческому кинофильму семидесятых годов, который, в свою очередь, был поставлен по мотивам научно-фантастического романа В.А. Обручева. Да, академик В.А. Обручев был не только выдающимся учёным и путешественником, но и талантливым писателем, подарившим любознательному читателю такие замечательные книги, как «Мои путешествия по Сибири», «По горам и пустыням Средней Азии» и другие, в том числе художественные – «Земля Санникова», «Плутония», «В дебрях Центральной Азии». Каждая из научно-фантастических и приключенческих книг Владимира Афанасьевича Обручева основывается на каких-либо фактах или научных гипотезах.

Таким фактом, лёгшим в основу романа «Земля Санникова», стало сообщение артельного старшины Якова Санникова, который занимался пушным промыслом на островах Новосибирского архипелага. Этот полярный промышленник был человеком любопытным и наблюдательным. В 1800 году он со своей артелью перешел с материка на остров Столбовой, а в 1805 исследовал большой остров Фаддеевский, лежащий к востоку от Котельного. На Санникова обратил внимание проживавший тогда в Восточной Сибири образованный ссыльный поселенец Матвей Матвеевич Геденштром, в прошлом рижский таможенник. Он включил Санникова в состав экспедиции для съемки Новосибирских островов. Зимой 1808–1809 год Я. Санников побывал на Котельном, а затем перебрался на Новую Сибирь и летом обнаружил там следы неизвестной ранее народности.

Весной 1810 года Санников пересек Новую Сибирь с юга на север и там разглядел в северном направлении гористую землю. Зная, что ранее там островов никто не видел, Санников устремился к неведомой земле и шёл к ней по льду около 30 км, пока перед ним не открылась огромная полынья. Спустя год он вместе с землемером Петром Пшеницыным совершил обход всего острова Фаддеевского, в результате которого была выявлена Земля Бунге – низменная песчаная полоса, соединяющая острова Фаддеевский и K°тельный. И снова, на этот раз с берега Фаддеевского, Санников увидел на севере землю. Определив расстояние до неё в 50 км, он пытался достигнуть цели по льду, но опять вынужден был остановиться перед широкой полыньей.

В 1811 году Яков Санников увидел землю в третий раз, с северной оконечности острова Котельного. Теперь она была видна уже на северо-западе. Это окончательно укрепило его убеждение в том, что к северу от Новосибирского архипелага существует обширная земля. С этого времени наименование «Земля Санникова» не только вошло в обиход исследователей русского севера, но и стало символизировать человеческое стремление к познанию неведомого. Сообщения сибирского купца о загадочной северной земле стали причиной возникновения различных научных гипотез, конкретных проектов экспедиций и фантастических произведений.

Экспедиция барона Толля

В 1885–1886 годах на Новосибирских островах работала академическая экспедиция под руководством Александра Александровича Бунге. Помощником его был геолог Эдуард Васильевич Толль, выпускник Юрьевского (Тартуского) университета. Барон Э.В. Толль относился к категории учёных, занимающихся, как сейчас принято говорить, междисциплинарными исследованиями. Он изучал минералогию, был компетентным в медицине и зоологии, увлекался общей биологией. Поэтому не случайно Толль был включен в состав экспедиции для исследования побережья Северного Ледовитого океана и архипелага Новая Сибирь.

До этой экспедиции Толль работал на материке, изучая геологию бассейна реки Яны, и получил хорошую северную закалку, когда прошел полторы тысячи верст за тридцать восемь дней. Тогда же, во время полярной ночи, при морозе ниже 50 °C, Толль не удержался от поездки к месту находки туши мамонта, которая, как установил Толль в ходе исследования, была вморожена в ископаемый лёд.

Весной 1886 года Э.В. Толль возглавил отряд, обследовавший острова Большой Ляховский, Землю Бунге, Фаддеевский и западный берег Новой Сибири. Обрывистые берега этих островов сложены изо льда, лишь слегка прикрытого рыхлыми породами. Толль установил, что ископаемые льды, встречающиеся и в материковой Сибири, – это остаток былого ледникового покрова, подобного теперешнему гренландскому. Стоит слегка подтаять льду, как берега обрушиваются. Так и целый остров может значительно понизиться, а то и вообще исчезнуть. За короткое полуторамесячное лето того же года, объезжая на нартах берега острова Котельного, в один из ясных дней он со своим спутником увидел на севере «контуры четырех гор, которые на востоке соединялись с низменной землей». «Земля Санникова!» – решил двадцативосьмилетний учёный-романтик. Весной 1893 года Толль, продолжая в Северной Сибири геологические изыскания, опять увидел Землю Санникова с Котельного. Он был уверен, что рассмотрел базальтовые скалы, подобные тем, что высятся на северном мысу Большого Ляховского, на острове Беннета и на Земле Франца-Иосифа. С этого дня поиск Земли Санникова стал для него заветной целью.

В Академии наук Толль выступил с подробным докладом и заявил о необходимости «организовать экспедицию для открытия архипелага, лежащего на север от наших Новосибирских островов, и исполнить её так, чтобы результаты были и счастливы, и плодотворны».

Эдуард Толль был человеком упорным. Этим качеством его, наверное, наградили предки – немецкие бароны и эстонские рыбаки. Ему удалось убедить Академию наук в необходимости послать экспедицию на восток от Таймыра для разведывания морского пути к Берингову проливу. Ему помогли ставшие известными сведения, что эту же цель в то время преследовали американцы. «Неужели мы допустим, чтобы эти выскочки нас опередили?» – этот молчаливый аргумент слышался в его обращениях к начальству.

В те времена правительство России действовало в интересах своей страны. Оно отпустило Толлю 150 тысяч рублей золотом, и он купил в Норвегии парусно-моторную китобойную яхту. Там же он её отремонтировал и дал имя «Заря». Фритьоф Нансен, строивший свой «Фрам» на этой же самой верфи, прислал Толлю письмо: «Пусть льды никогда не расходятся под вашими санями, пусть «Заря» находит свободную воду, чтобы могли с полным успехом вернуться к себе на родину. Как я буду рад опять пожать Вам руку. До скорого свидания. Ваш преданный друг Ф. Нансен».

Толль был назначен начальником академической экспедиции. Летом 1900 года яхта «Заря», командиром которой был Н.Н. Коломейцев, прошла к острову Таймыр, где экипаж остановился на зимовку. За это время между Толлем и K°ломейцевым возникли разногласия, и капитан ушёл на материк. Командование судном принял Ф.А. Матисен.

Осенью 1901 года «Заря» прошла под парусами по чистой воде до мыса Челюскина. Здесь научная группа высадилась на берег и обследовала северную оконечность Азии. Отсюда был взят курс на Землю Санникова. Туман, целую неделю закрывавший горизонт, утром 11 сентября рассеялся. Взору искателя явилось несколько признаков близкой земли: море было очень мелким, с севера на юг летели стаи пуночек, мимо проплывали стада моржей, а ещё ночью встретился большой айсберг. Но когда, наконец, из тумана выплыли высокие скалы, покрытые ледниками, оказалось, что это всего лишь мыс Эмма, двадцать лет назад открытый Де Лонгом и названный именем его жены…

Первое полярное сияние напомнило, что близится зима. Машинист доложил, что заканчивается уголь. Толль принял решение возвращаться для зимовки к острову Котельному. Капитан направил судно в пролив между северным берегом Котельного и небольшим островом Бельковского. Впереди показался вдающийся в сушу залив. Пошли в него и увидели на берегу флаг, хижину и бегущих навстречу людей. Это был отряд геологов под руководством К.Воллосовича, направленный с целью организации вспомогательных баз для экспедиции Толля.

Через три месяца Толль возвратился на «Зарю» и начал готовиться к походу на остров Беннета. «Мне нужен только один ясный день, – говорил он своим спутникам, – чтобы с вершины острова Беннета осмотреть северный горизонт… увидеть мечту многих лет жизни – таинственную Землю Санникова». В дневнике он записал: «Теперь я сгораю от нетерпения достигнуть намеченной цели».

5 июня 1902 года весь экипаж «Зари» провожал четверых своих товарищей. Это были сам Толль, астроном Фридрих Георгиевич Зееборг и два каюра. Они вышли на нартах с собачьими упряжками, тащившими две байдары, к мысу Высокому Новой Сибири, и дальше – к острову Беннета, за которым, как был уверен упрямый барон, он встретит заветную землю. Через месяц партия Толля на байдарах достигла того самого мыса Эмма. Здесь Толль назначил встречу с «Зарей» в начале сентября…

К назначенному сроку не успели – корабль попал в тяжелые льды и никак не мог прорваться к Беннету. Времени оставалось совсем мало, и капитан «Зари» вскрыл конверт с надписью: «Открыть в случае…. возвращения без меня экипажа на материк или в случае моей смерти». Согласно содержавшейся там инструкции капитан Ф.А. Матисен должен был возглавить экспедицию и возвращаться на родину. Так он и поступил.

Весной на Новосибирские острова отправилась спасательная экспедиция. На острове Беннета сразу же были найдены следы лагеря, оставленного группой Толля. На следующий день несколько человек пошли на мыс Эмма. По пути нашли следы еще двух стоянок Толля, а на самом мысе – байдарочные весла и бутылку с тремя записками, написанными в августе и сентябре, когда Толль со спутниками ожидали на мысе прихода «Зари». Найден был и план острова с указанием места, где построен зимовочный дом.

Спасатели нашли хижину, до половины наполненную снегом, а рядом – ящики с геологическими образцами и приборами. Нашли также письмо Толля на русском и английском языках. Из него следовало, что 8 ноября 1902 года группа двинулась через пролив шириной 150 километров к Новосибирским островам. Это полярной-то ночью, в тридцатиградусный мороз, зная, что посреди пролива – никогда не замерзающая полынья, прикрытая тонким слоем ледяного крошева! Переплывать через нее в лодках, имевшихся у Толля, – огромный риск. Почему Толль и его спутники пошли на это?.. Спасатели продолжали поиски, но никаких следов пропавшей группы больше не было.

Землю Санникова Толль не нашел. Район, где она могла быть, потом был обследован и кораблями, и с самолетов. Севернее Новосибирских островов нет никакой земли, кроме архипелага Де Лонга. Не эти ли острова видел Санников? А может, был еще один остров, сложенный ископаемым льдом и растаявший, как тают некоторые из Новосибирских островов?

Великая Северная экспедиция

Великая Северная экспедиция – это не какое-то одно, пусть и значительное по масштабам и результатам путешествие. Этими тремя словами обозначается целый комплекс морских и сухопутных исследовательских предприятий. Экспедиция во всех своих частях охватывала невиданные ранее по географическим масштабам пространства, преодолевая препятствия, связанные с суровым климатом, и сделала множество открытий. Один из важнейших результатов экспедиции – окончательное подтверждение того факта, что между Азией и Америкой есть пролив, соединяющий Тихий и Северный Ледовитый океаны.

История и география

Самое интересное, что о существовании этого пролива между Азией и некоей Большой Землёй, люди знали с незапамятных времён, но помещали его в самых неожиданных местах. История географических поисков пролива, который известен сегодня как Берингов, кратко и эмоционально изложена учёным и писателем С.Н. Марковым в его замечательной книге «Земной круг». Раздел её «Загадочный Аниан» приводится здесь с небольшими сокращениями:

«Древний римский географ Помпоний Мела говорил, что путь через Северный океан приводит в Восточное море, мимо земли, обращенной к востоку. За этой землей, за необитаемыми странами и областями возвышается мыс Табин. Он стоит у моря. Табин сделался хотя и призрачным, но все же путеводным маяком на пути в «Пряные страны».

Русские книжники, бывавшие в Западной Европе, познакомились с творением Помпония Мелы ещё по чёрному печатному изданию 1471 года. Но стоит помнить, что уже в первой половине XVI века на Руси появился перевод: «Космографiя Понъпонiя Меле»…

Сведениям Мелы не верили после устных рассказов русских о Югре. Но мыс Табин долго существовал в воображении иноземных ученых, хотя никто в точности не знал, где он находится. Древние помещали его сначала в Индийском океане, затем мыс-скиталец стал постепенно перемещаться на север и северо-восток…

Дмитрий Герасимов (русский учёный и дипломат, новгородец, посол Ивана III в странах Европы. – прим. авт.) ещё был жив, когда на картах мира явился пролив Аниан, и у космографов мира родилась догадка о том, что именно этим проливом можно пройти к берегам Америки, Китая, что Аниан – страж морского пути в Индию и к Пряным островам… В те годы составитель карты Московии космограф Баттиста Аньезе на своих чертежах уже постарался связать Атлантику с Восточным океаном, показав между ними на севере сплошную водную полосу.

В 1538 году Герард Меркатор первым провёл на всемирной карте раздельную черту между материками Азии и Америки, опровергая этим самым мнение о том, что Новый Свет является восточным полуостровом Азии.

Через два года Себастьян Мюнстер, издавая в Базеле творения Птолемея, нанес на карту пролив между Азией и Америкой. В то время Мюнстер имел под рукой «портоланы»—морские карты Баттисты Аньезе… В 1540 году широкий пролив между восточным берегом Азии и Америкой появился на одном из глобусов, изготовленных в Нюрнберге. Через два года испанец Мендоза Коронада – разумеется, без всякого успеха – отыскивал проход из Атлантики в Тихий океан.

«Открыл» Анианский пролив не кто иной, как Джакомо Гастальди, составитель «Новой карты Московии» 1548 года, выходец из Пьемонта, живший и Венеции. Он обозначил на карте 1562 года пролив между Азией и Америкой. Но в том же году Гастальди выпустил вторую карту мира, где уже никакого Аниана не было: Азия и Америка вновь соединялись в одно целое.

Заметим, что этот космограф кроме Аниана знал очертания Белого моря, Двины, Мезени, Печоры и Оби, лежавших на пути к мнимому Аниану. Минуло всего четыре года с того времени, как Гастальди открыл и тут же закрыл Аниан, а Болоннини Зальтерио выпустил в Венеции карту Северной Америки. На чертеже красовался узкий пролив, отделявший Америку от Азии.

Зальтериева карта в своё время была открыта в «Германском музеуме» в Нюрнберге. Герард Меркатор в 1569 году на карте всего света изобразил и Аниан и мыс Табин.

«Зрелище вселенной» – так назывался атлас Абрагама Ортелия, выпущенный в 1570 году. На одной из карт мы видим мыс Табин с выступом, обращенным на северо-запад, а восточное Табина—Strefto di Anian – пролив Аниан.

По проливу под всеми парусами плывет двухмачтовый корабль. Ещё восточнее простирается край огромной земли с надписью «часть Америки или Нового Света». Называется карта эта «Изображение Татарии или царства великого хана». Ортелий помещал Аниан под 60° северной широты. Карта Ортелия считается в то же время одним из первых чертежей Сибири. Космограф знал и о Новой Земле: он положил ее на всемирную карту в виде огромного острова».

В работах историков путешествий нет сведений о том, знал ли Семен Дежнев о картах Помпония Мелы и таинственном Аниане – предполагаемом проливе между Азией и Америкой. Но тот факт, что этой информацией обладали еще русские книжники и дипломаты ХV века, позволяет допустить, что Дежнев и Попов сделали открытие не случайно. Однако пролив пока не был нанесён на официальную географическую карту. Организаторы Великой Северной экспедиции следовали, похоже, русскому правилу: семь раз отмерь, один раз отрежь. И поэтому снова и снова проверяли, действительно ли между Азией и Америкой – широкая полоса морской воды.

И пролив между Азией и Америкой ждал своего часа. Его предстояло не только заново и не раз пройти, но также обследовать, описать, нанести на карту и дать официальное наименование. Всё это было сделано уже в другую эпоху, накрепко связанную с именем первого русского императора Петра I Великого. Эта эпоха вошла в историю не только реформами Петра, но также множеством научных и промышленных экспедиций, приведших к выдающимся географическим открытиям.

Владимир Атласов, «Камчатский Ермак»

Владимир Васильевич Атласов (1661–1711), русский землепроходец, сибирский (якутский) казак. Дал первые сведения о Камчатке и Курильских островах.

Владимир Васильев Атласов был уроженцем Северо-Двинского края. На якутской службе он числился с 1673 года. К тому времени Иван Москвитин уже нашёл путь к Охотскому морю, завершились мытарства Семёна Дежнёва и Федота Попова, походы казаков Василия Пояркова да Ерофея Хабарова по Амуру, а другие русские землепроходцы нанесли на чертёж Камчатку. Об этих местах было уже кое-что известно – например, тот факт, что не оставившие своих имён отчаянные казаки, пересев с коней на струги, ходили в «Камчатский залив» охотиться на китов и моржей. Более того, на чертеже Сибири, составленном Петром Годуновым, к 1673 году уже была обозначена и Камчатка. Однако и участок чертежа с надписью «Камчатка», и описание этой земли были очень условными. Например, берега тогдашней «Камчатки» совсем не выдавались в море, то есть она как будто входила в состав материка.

Настоящее (хотя и не первое) открытие Камчатки совершил именно Владимир Атласов. В 1695 году он был назначен приказчиком (то есть начальником) всего «Анадырского захребетного края» и для исполнения своих новых обязанностей – сбора ясака с местных коряков и юкагиров – отправился с сотней казаков в Анадырский острог. А уже в следующем году состоялся первый поход с Анадыря для разведывания Камчатки. Экспедиция, посланная Атласовым, была совсем небольшой – её составляли шестнадцать сибирских казаков. Командовал отрядом служилый человек Лука Морозко-Старицын.

Лука был служакой ретивым и инициативным. Посланный на юг к приморским корякам, он «со товарищи» проник гораздо дальше на юго-запад, в самую глубину полуострова и дошёл до реки Тигиль, впадающей в Охотское море. Здесь он увидел первый камчадальский поселок. Но разведка разведкой, а налоги – налогами. Когда жители посёлка отказались давать ясак, Морозко «погромил» его и вернулся на реку Анадырь. Он сообщил Атласову, что, по имеющимся сведениям, на Камчатке совсем недавно видели иноземных людей, одетых в «азямы камчатьи».

Кстати, с одним из таких иноземцев Атласову довелось познакомиться поближе.

Зимний поход и «Курильские мужики»

Присутствие чужестранцев во вверенной ему области насторожило Владимира Атласова и заставило его ускорить подготовку экспедиции на Камчатку.

Он выступил в зимний поход на оленях в начале 1697 года. Отряд Атласова численностью в 125 человек состоял (примерно поровну) из русских и юкагиров. Пройдя по восточному берегу Пенжинской губы до устья одной из рек, впадающих в Олюторский залив Берингова моря, приказчик обложил ясаком местных коряков. Группу во главе с Морозко-Старицыным атаман послал на юг вдоль Тихоокеанского берега Камчатки, а сам вернулся на западный берег и стал тоже спускаться к югу. На реке Палане изменники юкагиры побили нескольких казаков и нанесли шесть ран Атласову. Экспедиции пришлось бы совсем худо, не поспеши на помощь с восточного берега верный Морозко-Старицын.

Соединившись, отряд двинулся вверх по Тигилю до Срединного хребта, перевалил его и проник на реку Камчатку в районе Ключевской Сопки. Вот что писал Атласов о камчадалах, с которыми он здесь впервые встретился: «Одежду носят соболью, и лисью, и оленью, а пушат то платье собаками. А юрты у них зимние земляные, а летние на столбах вышиною от земли сажени по три, намощено досками и покрыто еловым корьём, а ходят в те юрты по лестницам. И юрты от юрт поблизку, а в одном месте юрт ста по два и по три и по четыре. А питаются рыбою и зверем; а едят рыбу сырую, мёрзлую. А в зиму рыбу запасают сырую: кладут в ямы и засыпают землёю, и та рыба изноет. И тое рыбу вынимая, кладут в колоды, наливают водою, и разжегши каменья, кладут в те колоды и воду нагревают, и ту рыбу с той водой размешивают, и пьют. А от тое рыбы исходит смрадный дух… А ружья у них – луки усовые китовые, стрелы каменные и костяные, а железа у них не родится».

Местные камчадалы, считая вооружённых людей отряда Атласова представителями власти, пожаловались на «других камчадалов», враждебных по отношению к ним: «Они приходят к нам, грабят и убивают наших людей». Предводитель аборигенов выразил готовность вместе с русскими пойти на них и «смирить, чтобы они жили в совете». Атласов посчитал необходимым провести такую акцию – тем более, что эти «другие» отказались давать ясак. Казаки, юкагиры и «свои камчадалы» сели в струги и поплыли вниз по реке Камчатке. По её берегам путники видели много крупных туземных поселений. Через три дня объединённые русско-туземные силы подошли к «острогам» камчадалов, насчитывавшим более 400 юрт. «И он-де Володимер с служилыми людьми их, камчадалов, громили и небольших людей побили и посады их выжгли».

Казак, посланный Атласовым на разведку, насчитал за 150 км пути от устья реки Еловки до моря 160 острогов, в каждом из которых до 200 человек проживают в одной, реже двух зимних юртах. «Летние юрты около острогов на столбах – у всякого человека своя юрта». Долина нижней Камчатки в то время была населена столь густо, что расстояние от одного «посада» до другого не превышало и версты. Из этого наблюдения Атласова следует, что население в низовьях Камчатки составляло около 25 тысяч человек.

В этих же записях сообщается и географическая информация: «А от устья идти верх по Камчатке-реке неделю, есть гора – подобна хлебному скирду, велика и гораздо высока, а другая близ её ж – подобна сенному стогу и высока гораздо: из нее днём идет дым, а ночью искры и зарево». Отсюда впервые стало известно о двух крупнейших вулканах Камчатки – Ключевской Сопке и Толбачике, а также вообще об огнедышащих горах полуострова.

Когда Атласов, описав низовья реки Камчатки, вернулся к месту начала плавания, выяснилось, что коряки угнали всех оленей отряда. Посланная разведка обнаружила следы похитителей, ведущие через Срединный хребет. Отряд начал преследовать угонщиков и настиг их у самого Охотского моря. «И бились день и ночь, и… их коряков человек ста с полторы убили, и олени отбили, и тем питались. А иные коряки разбежались по лесам». Снова повернув на юг, Атласов шесть недель шёл вдоль западного берега Камчатки, собирая с камчадалов ясак «ласкою и приветом».

Пройдя дальше на юг, русские встретили первых «курильских мужиков» – айнов. Казаки взяли один их острог и в ответ на требование платить ясак получили отказ. Сначала они по обыкновению решили наказать непокорных «и курилов человек шестьдесят, которые были в остроге и противились – побили всех», но чуть позже выяснилось, что кара была незаслуженной. Дело в том, что айнам просто нечем давать ясак – никакой живности они не держат, а соболей и лисиц не промышляют, поскольку здесь их пушнину некому продавать. Больше казаки не трогали этих мирных туземцев, поразивших пришельцев своим видом. Айны – очень своеобразный народ. Рядом с коряками и юкагирами, имеющими на лице довольно скудную растительность, айны выделяются необыкновенной волосатостью. Русские казаки, привычно гордящиеся окладистыми бородами, не ожидали, что кто-то может их в этом превзойти.

Не дойдя всего 100 км от южной оконечности Камчатки, отряд Атласова вернулся в Анадырский острог, а оттуда поздней весной 1700 года в Якутск. За пять походных лет Владимир Атласов проделал путь, равный расстоянию от Петербурга до Японского моря, то есть более 11 тысяч километров.

Москва: снова любопытные иноземцы

Из Якутска Атласов отправился с докладом в Москву. По дороге, в Тобольске, его «скаска» (текст секретного доклада) по приказу воеводы была предоставлена известному русскому учёному, сыну боярскому Семёну Ульяновичу Ремезову – историку, этнографу и картографу, а также художнику и архитектору. Благодаря этому материалы «скаски» Атласова нашли отражение в «Чертёжной книге Сибири» – тогдашнем географическом атласе на 23 листах. Позже С.У. Ремезов вместе с сыновьями создал «Служебную чертёжную книгу», в которую вошли первые чертежи Камчатки.

В январе 1701 Атласов прибыл в столицу, а 10 февраля того же года устный рассказ путешественника был подробно записан подъячими Сибирского приказа. Но ещё более подробная запись новых сведений о Сибири и Камчатке была сделана государственным чиновником, иностранцем на русской службе Андреем Виниусом, который подверг Атласова настоящему допросу. В этой записи говорилось, что Анадырский край и Камчатка соседствуют не только с Большой землей – Аляской, но также с Японией и Курильскими островами, и о том, что Камчатка – не остров, как считали ранее, а полуостров. Сообщаются там и некоторые сведения об Аляске, откуда зимою по льдам приходят люди, говорящие «своим языком». Земля эта была лишь недавно «вновь проведана».

Вряд ли бывалый казак и суровый сборщик налогов Атласов стал бы особо откровенничать с этим сановником, зная, что тот старается отнюдь не для блага России. Дело в том, что все поступавшие к Виниусу секретные сведения, представляющие политический, коммерческий и военный интерес, очень скоро оказывались в Голландии и других европейских странах. Такая же судьба постигла и атласовскую «скаску» 1701 года. Это и не удивительно. Потому что, как писал С.Н. Марков, этот документ был «непревзойденным образцом географического отчета той эпохи. Он рисовал облик обитателей Камчатки, их одежду, жилища. Перед читателями вставала новая страна, богатая морскими бобрами, красной рыбой и «землями черными и мягкими». Казачий голова говорил о вулканах, похожих, на его взгляд, на стога и хлебные скирды, над которыми по ночам видно зарево, о ледовой обстановке у берегов Камчатки. Смысл этих рассказов был один – новая богатая Камчатская землица с трех сторон омывается незамерзающим морем». Здесь же В. Атласов сообщал и некоторые данные о Курильских островах, довольно обстоятельные известия о Японии и краткую информацию о «Большой Земле» (Северо-Западной Америке).

В Москве Атласов получил повышение – его назначили казачьим головой и снова послали на Камчатку. Там нового голову ожидала и новая головная боль. Крутой нрав атамана, его жёсткий стиль руководства и прежде нравились далеко не всем подчинённым. Были и недруги, и завистники. Поэтому время от времени начальство получало на «Володимерку Атласова» доносы, в том числе и ложные. Назначались расследования, проверки документов, допросы свидетелей, приказчика вызывали в Якутск и Москву, присуждали штрафы и другие взыскания… А за годы отсутствия Атласова на Камчатку проникли несколько групп казаков и «охочих людей», построили там Большерецкий и Нижнекамчатский остроги. Чувствуя себя хозяевами, грабили и убивали камчадалов.

Когда сведения об этих бесчинствах достигли Москвы, Атласов был – в той же должности казачьего головы – послан на Камчатку наводить там порядок и «прежние вины заслуживать». Ему предоставлялась полная власть над казаками, но в то же время велено (под угрозой смертной казни!) действовать «против иноземцев лаской и приветом» и обид никому не чинить. Пока Атласов добирался до Анадырского острога, встречным курсом летели доносы и жалобы казаков на его самовластие и жестокость.

Атласов прибыл на Камчатку в июле 1707 года, но уже через полгода привыкшие к вольной жизни казаки взбунтовались. Бунтовщики посадили Атласова в «казенку» (тюрьму), а имущество его отобрали в казну. Они выбрали нового начальника и, чтобы оправдаться, послали в Якутск челобитные с жалобами на якобы совершённые Атласовым преступления. Атласов бежал из тюрьмы и, явившись в Нижнекамчатск, потребовал от местного приказчика сдачи ему властных полномочий над острогом, но тот отказался.

В результате бунтов, интриг и «разборок» к осени 1710 года на Камчатке сложилась очень непростая обстановка. Здесь, на мало освоенной территории, в окружении мирных и немирных местных племён и преступных группировок из казаков и «лихих людей», оказалось сразу три приказчика: Владимир Атласов, формально ещё не отрешённый от должности, Пётр Чириков и вновь назначенный Осип Липин. В январе 1711 года казаки подняли бунт, Липина убили, а Чирикова, связав, бросили в прорубь. Затем бунтовщики бросились в Нижнекамчатск, чтобы убить Атласова. Как писал об этом А.С. Пушкин, «…не доехав за полверсты, отправили они трех казаков к нему с письмом, предписав им убить его, когда станет он его читать… Но они застали его спящим и зарезали. Так погиб камчатский Ермак!..»

Витус Беринг

Беринг Витус Йонассен (1681–1741), мореплаватель-датчанин, капитан-командор русского флота. Руководил 1-й и 2-й Камчатскими экспедициями. Прошёл между Чукотским полуостровом и Аляской, подтвердив наличие разделяющего их пролива, достиг Северной Америки и открыл ряд островов Алеутской гряды.

Первая Камчатская экспедиция

Будучи любознательным по природе и, как просвещённый монарх, озабоченным выгодами для страны, первый русский император живо интересовался описаниями путешествий. Царь и его советники знали о существовании Аниана – так назывался тогда пролив между Азией и Америкой – и рассчитывали использовать его в практических целях. В конце 1724 года Петр I вспомнил «…то, о чем мыслил давно и что другие дела предпринять мешали, то есть о дороге через Ледовитое море в Китай и Индию… Не будем ли мы в исследованиях такого пути счастливее голландцев и англичан?…» и, не откладывая в долгий ящик, составил приказ об экспедиции. Её начальником был назначен капитан 1-го ранга, позднее – капитан-командор, сорокачетырёхлетний Витус Йонассен (в русском обиходе – Иван Иванович) Беринг, уже двадцать один год служивший в России.

Царь вручил ему собственноручно написанную секретную инструкцию, согласно которой Беринг должен был «…на Камчатке или в другом… месте сделать один или два бота с палубами»; на этих ботах плыть «возле земли, которая идет на норд… искать, где оная сошлась с Америкой… и самим побывать на берегу… и, поставя на карту, приезжать сюда».

Земля, идущая на норд (север) – это не что иное, как таинственная «Земля Жуана-да-Гамы» – большой массив суши, якобы протягивающийся в северо-западном направлении вблизи побережья Камчатки (на имевшейся у царя немецкой карте «Камчадалии» 1722 года). Таким образом, фактически Пётр I ставил перед экспедицией Беринга задачу достичь этой земли, пройти вдоль её побережья, выяснить, соединяется ли она с Северной Америкой, и проследить побережье материка к югу до владений европейских государств. Официальная же задача состояла в разрешении вопроса, «сошлася ли Америка с Азией», и открытии Северного морского пути.

Первая Камчатская экспедиция, состоявшая вначале из 34 человек, отправилась в дорогу из Петербурга 24 января 1725 года. Двигаясь через Сибирь, шли до Охотска на лошадях и пешком, на судах по рекам. Последние 500 км от устья Юдомы до Охотска наиболее тяжёлые грузы тащили, сами впрягаясь в нарты. Страшные морозы и голод сократили состав экспедиции на 15 человек. О темпах движения путешественников говорит хотя бы такой факт: передовой отряд во главе с В. Берингом прибыл в Охотск 1 октября 1726 г., а замыкавшая экспедицию группа лейтенанта Мартына Петровича Шпанберга, датчанина на русской службе, добралась туда только 6 января 1727 г. Чтобы дожить до конца зимы, людям пришлось построить несколько изб и сараев.

Дорога через просторы России заняла два года. На всем этом пути, равном четвёртой части длины земного экватора, лейтенант Алексей Ильич Чириков определил 28 астрономических пунктов, что позволило впервые выявить истинную широтную протяженность Сибири, а следовательно, и северной части Евразии.

Из Охотска на Камчатку участники экспедиции добирались на двух небольших судах. Для морского продолжения странствия пришлось строить и снаряжать бот «Св. Гавриил», на котором 14 июля 1728 года экспедиция вышла в море. Как отмечают авторы «Очерков по истории географических открытий», В.Беринг, неверно поняв замысел царя и нарушив инструкцию, которая предписывала сначала пройти от Камчатки на юг или восток, взял курс на север вдоль побережья полуострова, а затем на северо-восток вдоль материка.

«В результате, – говорится далее в «Очерках…», – было заснято более 600 км северной половины восточного берега полуострова, выявлены полуострова Камчатский и Озерной, а также Карагинский залив с одноимённым островом… Моряки положили на карту также 2500 км береговой линии Северо-Восточной Азии. Вдоль большей части побережья они отметили высокие горы, и летом покрытые снегом, подступающие во многих местах прямо к морю и возвышающиеся над ним подобно стене». Кроме того, они открыли залив Креста (не зная, что он уже был открыт К.Ивановым), бухту Провидения и остров Св. Лаврентия.

Однако «Земля Жуана-да-Гамы» всё не показывалась. В.Беринг, не видя ни американского берега, ни поворота на запад берега чукотского, приказал А.Чирикову и М.Шпанбергу письменно изложить свои мнения, можно ли считать доказанным наличие пролива между Азией и Америкой, следует ли двигаться далее к северу и как далеко. В результате этого «письменного совещания» Беринг решил идти далее к северу. 16 августа 1728 года моряки прошли через пролив и оказались в Чукотском море. Затем Беринг повернул назад, официально мотивируя своё решение тем, что сделано всё полагающееся по инструкции, берег далее к северу не простирается, а «к Чукоцкому, или Восточному, углу земли никакой не подошло». Проведя ещё одну зиму в Нижнекамчатске, летом 1729 года Беринг опять сделал попытку достичь американского берега, но, пройдя чуть больше 200 км, из-за сильного ветра и тумана приказал вернуться.

Первая экспедиция описала южную половину восточного и небольшую часть западного берега полуострова на протяжении более 1000 км между устьями Камчатки и Большой, выявив Камчатский залив и Авачинскую губу. Совместно с лейтенантом А.И. Чириковым и мичманом Петром Авраамовичем Чаплиным Беринг составил итоговую карту плавания. Несмотря на ряд погрешностей, эта карта была значительно точнее предыдущих и получила высокую оценку Д.Кука. Подробное описание первой в России морской научной экспедиции сохранилось в судовом журнале, который вели Чириков и Чаплин.

Северная экспедиция не достигла бы успехов без вспомогательных походов, которыми руководили казачий полковник Афанасий Федотович Шестаков, капитан Дмитрий Иванович Павлуцкий, геодезист Михаил Спиридонович Гвоздев и подштурман Иван Федоров.

Именно М.Гвоздев и И.Фёдоров завершили открытие пролива между Азией и Америкой, начатое Дежневым и Поповым. Они осмотрели оба берега пролива, острова, расположенные в нём, и собрали все материалы, нужные для того, чтобы положить пролив на карту.

Вторая Камчатская экспедиция

Вернувшись из экспедиции, Беринг предложил правительству план новой большой экспедиции и выразил готовность принять в ней участие. В 1733 году он был назначен начальником Второй Камчатской экспедиции. Его помощником («товарищем») стал А.И. Чириков, к этому времени уже капитан. Их задачей было «обыскание (т. е. исследование) американских берегов от Камчатки». Одновременно М.Шпанберг должен был плыть к Японии и установить с ней связь, а несколько отрядов – нанести на карты северные берега России от Печоры до крайнего северо-востока и по возможности до Камчатки. Был также сформирован Академический отряд, задачей которого было исследование внутренних районов Сибири. Северные отряды работали самостоятельно, однако вся их деятельность контролировалась В.Берингом. Работа экспедиции была рассчитана на шесть лет.

В начале 1734 г. В. Беринг собрал всех участников экспедиции в Тобольске. Отсюда вышли несколько сухопутных партий геодезистов для изучения побережья океана. Сам Беринг направился в Якутск, где ему пришлось провести три года. Там под его руководством были построены железоделательный завод и канатная мастерская, организованы сбор смолы, изготовление такелажа для судов и отправка в Охотск снаряжения и продовольствия для отряда М.Шпанберга.

Всего в Якутске собралось около 800 участников экспедиционных отрядов. Местная администрация, которую раздражала неподкупность и требовательность Беринга, чинила препятствия заготовке продовольствия и снаряжения, писала на упрямого «немца» доносы в Петербург. Однако В.Беринг покинул Якутск, лишь убедившись, что команда вполне обеспечена провизией. В Охотске ему также пришлось столкнуться с беспорядком и коррупцией местных властей. Столичное же начальство, как водится на Руси, доверяло доносам бездельников и взяточников, а не рапортам честного и педантичного Беринга.

Наконец, в начале сентября 1740 года В.Беринг отплыл из Охотска на двух 200-тонных судах с экипажами в 75 человек. Корабли были названы по именам апостолов Христа – «Св. Пётр» и «Св. Павел». Экспедиция провела зиму на восточном берегу Камчатки, у Авачинской губы. А 4 июня 1741 года, через восемь лет после отъезда из Петербурга, корабли Беринга и Чирикова вышли к берегам Америки. В составе экспедиции были молодой учёный Георг Вильгельм Стеллер и Свен (Ксаверий) Лаврентьевич Ваксель, оставившие интересные описания этого плавания.

Как упоминалось выше, на немецкой карте, которой пользовался Беринг, была нанесена мифическая «Земля Жуана-да-Гама». В поисках этой несуществующей земли В. Беринг пошел сначала на юго-восток, к указанным на этой карте координатам. Потеряв напрасно больше недели и убедившись, что никакой суши в этой части океана нет, корабли взяли курс на северо-восток. Но 20 июня на море пал густой туман, и корабли навсегда разлучились. С этого дня «Св. Пётр» и «Св. Павел» совершали плавания в автономном режиме.

Плавание Беринга

«Св. Петр» достиг наконец американского берега 17 июля 1741 года. С палубы корабля был виден берег и – вдали – почти сливающийся с облаками снеговой хребет Св. Ильи с вершиной – горой Св. Ильи высотой в 5488 м. Цель, поставленная императором 17 лет назад, была достигнута. Но шестидесятилетний капитан-командор не разделял радости и торжества команды. Он страдал от цинги, не знал точно координат местонахождения судна; остро переживая потери и неудачи, бывалый мореплаватель видел будущее в мрачном свете.

Не приближаясь к материку, В. Беринг четыре дня двигался на запад вдоль побережья. 21 июля он отправил людей за пресной водой и, не наполнив даже всех бочек, несмотря на штормовую погоду, взял курс на запад, к берегам Азии. Цинга уже свалила треть экипажа. 10 августа, отчаявшись продвинуться вперёд из-за сильного встречного ветра, В. Беринг решил идти прямо на Камчатку.

29 августа моряки открыли у юго-западной оконечности Аляски «безлесные и пустынные острова». Капитан-командор назвал их «Островами Шумагина» – в память матроса, похороненного на одном из них. Двигаясь всё время на запад в открытом море, моряки периодически видели на севере землю – это была Алеутская цепь. Там русские впервые встретились с местными жителями – алеутами.

Когда 4 ноября вдали показались высокие горы, покрытые снегом, моряки ошибочно решили, что подошли к Камчатке. Высадившись на берег, вырыли в песке прямоугольные ямы. Чтобы приспособить их для жилья, сделали крыши из парусов. Многие болели цингой. 20 человек умерли. Только 10 моряков ещё держались на ногах. Больной Беринг лежал, не поднимаясь. Как писал в «Земном круге» С.Н. Марков, «…о том, что было дальше, знают все. Песцы глодали ботфорты Беринга, когда он ещё был жив. В предсмертных мучениях Беринг зарывался в песок, чтобы хоть немного согреться». Пролежав так целый месяц, 6 декабря 1741 г. он умер.

Земля, к которой прибило его судно, получила позднее его имя и называется островом Беринга, а всю группу в честь погибшего капитан-командора окрестили K°мандорскими островами. «Море, открытое Ф. Поповым и С. Дежнёвым, по которому В. Беринг в 1728 г. так мало плавал, было названо Беринговым, пролив, через который не он первый прошел, а те же Ф. Попов и С. Дежнёв, нанесенный на карту не им, а М. Гвоздевым и И. Федоровым, наречён по предложению Д.Кука Беринговым проливом. К несчастливому капитан-командору Витусу Берингу… пришла исключительная посмертная слава» (И.П. и В.И. Магидовичи).

Команду принял Свен Ваксель как старший офицер экипажа. Обойдя новую землю, моряки убедились, что находятся на острове. Зимовка была тяжёлой: частые штормы ураганы, неожиданные землетрясения, цинга… К лету 1742 года в живых оставалось 46 человек, в том числе десятилетний сын К.Л. Вакселя Лоренц, будущий офицер русского флота Лаврентий Ксаверьевич Ваксель.

Корабль «Св. Пётр» был сильно разрушен, и его пришлось разобрать, чтобы из его частей построить небольшое судно того же имени. Поскольку все три корабельных плотника умерли от цинги, судостроением занялся красноярский казак Савва Стародубцев и успешно завершил сооружение нового судна. 13 августа путешественники вышли в море и, по причине штиля двигаясь большей частью на вёслах, 26 августа 1742 г. достигли Петропавловска.

Алексей Чириков

Чириков Алексей Ильич (1703–1748), русский мореплаватель, капитан-командор, помощник Беринга в двух камчатских экспедициях. В 1741 году исследовал часть северо-западного побережья Северной Америки, открыл ряд островов Алеутской гряды.

Когда 20 июня 1741 г. корабли экспедиции в тумане потеряли друг друга, А.И. Чириков на «Св. Павле» взял курс на восток. В середине июля моряки увидели американскую землю – группу островов, известную сейчас как архипелаг Александра. Пройдя вдоль них на северо-запад, Чириков нашёл подходящую гавань и отправил на берег для разведки 11 вооруженных людей. Через неделю, не дождавшись их, послал ещё четверых, но и те пропали без вести. Об этих событиях более подробно рассказано в книге С.Н. Маркова «Земной круг».

«Когда рассвело, с корабля увидели остров Форрестер. Чириков принял его сначала за южный конец матёрой земли, вроде камчатского мыса Лопатка. У неведомых берегов шумела морская буря. 15 июля штормовой ветер утих. Люди рассматривали с борта «Святого Павла» горы, увенчанные вечными снегами и покрытые «великим лесом», слышали рёв сивучей, лежавших на островных берегах.

Пятнадцатого июля посланные Чириковым люди во главе с Григорием Трубицыным, подойдя на лодке к острову, промерили глубины залива. Пакетбот пошел на северо-запад, отыскивая место, удобное для якорной стоянки.

Прошло два дня, показалась скалистая вершина на острове Баранова, открылся вход в пролив Ситха, и мореплаватели увидели вулкан на мысе Эджкомб.

Восемнадцатою июля 1741 года произошло несчастье. На «Святом Павле» находился любимец Чирикова, «ревностный к службе отечества» боцман Абрам Дементьев. Он был известен как составитель морских чертежей. Чириков поручил Дементьеву исследовать гавань возле залива Таканас на острове Якоби, набросать план, собрать образцы горных пород и отыскать источник пресной воды. Дементьев с десятью матросами взяли с собой компас и сигнальные ракеты, погрузили в лодку подарки и медную пушку. Больше их никто не видел…

На поиски пропавших товарищей Чириков послал боцмана Сидора Савельева, матроса Сидора Фадеева, плотника Наряжева-Полковникова и конопатчика Горина.

Но и эта группа исчезла…

Двадцать пятого июля моряки «Святого Павла» увидели лодку с индейцами. Она вышла из залива, куда посланы были Дементьев и Савельев. Вслед за первым челном показался второй. В первой лодке явственно были видны четверо индейцев; один был в красной одежде. Индейцы несколько раз прокричали: «Агай, агай». Обе лодки повернули обратно.

Экспедиция Беринга и Чирикова


Два дня искал Алексей Чириков своих людей, но поиски пришлось прекратить.

Почти через двести лет несколько приподнялась завеса тайны над гибелью отважных людей со «Святого Павла». Историк Аляски Т.Л. Эндрьюс в своей книге в 1922 году сообщил:

«У племен ситка имеется глухое предание о людях, выброшенных на берег много лет тому назад. Говорят, что их вождь Аннахуц, предок вождя того же имени, ставшего преданным сторонником белых в городе Ситке в 1878 году, играл ведущую роль в этой трагедии. Аннахуц оделся в медвежью шкуру и вышел на берег. Он с такой точностью изображал переваливающуюся походку зверя, что русские, увлёкшись охотой, углубились в лес, где туземные воины перебили их всех до единого…»

Верить Эндрьюсу на слово, конечно, нельзя. Во-первых, клич «Агай, агай» выражает у индейцев миролюбие, слова призыва. Зачем же они, умертвив Дементьева, Сидора Савельева и их спутников, выплыли на лодке к кораблю с приветственными криками? К тому же существуют свидетельства возможного длительного пребывания русских среди индейцев. Так, в 1788 году на Аляске, в заливе Якутат, видали светловолосых и белолицых людей, живших среди индейцев-колошей. Тогда предположили, что это – потомки спутников Чирикова, пропавших без вести в 1741 году.

В 1801 году пришли сведения, что в порту Букарелли (Бобровом) близ острова Принца Уэльского находили русскую одежду, подбитую лисьим мехом. От Якутата до Букарелли не так уж и далеко. Это тоже навело на мысли о Дементьеве и Чирикове, первооткрывателях острова Принца Уэльского.

Потеря 15 человек и двух лодок, без которых не добыть пресной воды, заставила экспедицию Чирикова возвращаться на Камчатку. В пути от цинги умерли шесть человек. 10 октября 1741 г. «Св. Павел» вошёл в Петропавловскую гавань. Отсюда Чириков спустился к острову Кадьяку, а затем вышел к Алеутским островам.

Рапорт А.Чирикова в Адмиралтейств-коллегию о результатах его плавания является первым в истории описанием северо-западных берегов Америки.

Повторная экспедиция Чирикова на «Св. Павле» (май-июнь 1742 г.) на восток от Камчатки была неудачной из-за туманов и противных ветров. На обратном пути 22–23 июня он видел остров Беринга, но не мог и предполагать, что там ещё оставались люди со «Св. Петра», и открыл к юго-востоку от него остров Медный. «Св. Павел» пришёл в Петропавловск 1 июля.

А.И. Чириков просил Адмиралтейств-коллегию отозвать его из Сибири, но только в 1746 году смог вернуться в Петербург, где и умер через два года, так и не оправившись от цинги и других недугов, связанных с плаваниями в северных водах.

К ледовому континенту

Догадки о существовании Южного материка были достаточно обоснованными: во времена Великих географических открытий моряки часто видели крупные айсберги, двигавшиеся с юга. Голландский морепроходец Якоб Роггевен писал: «Такие массы льда могут дать только земли, где царит всеобщий холод». Таинственный Ледовый континент тревожил воображение географов и мореплавателей. Знаменитый мореплаватель Джеймс Кук дважды пересек Южный полярный круг, но поставил точку на поисках Южного материка, не зная, что его корабль находился всего в 200 км от заветной цели. Антарктида была открыта русскими мореплавателями Фаддеем Беллинсгаузеном и Михаилом Лазаревым только в начале ХIХ столетия.

Но и сегодня, когда на Ледовом континенте работают научные экспедиции, Антарктида остается одним из самых загадочных мест планеты Земля…

Джеймс Кук

Джеймс Кук (1728–1779), английский мореплаватель. Руководитель трёх кругосветных экспедиций, он открыл множество островов в Тихом океане, Большой Барьерный риф, восточное побережье Австралии и Гавайские острова, выяснил островное положение Новой Зеландии и исследовал северо-западные берега Северной Америки.

Родился Джеймс Кук в семье батрака-подёнщика. С 7 лет работал вместе с отцом, читать и писать научился к 13 годам. В 17-летнем возрасте нанялся учеником приказчика к торговцу в рыбацком поселке, где впервые увидел море. Через год поступил юнгой на судно, перевозящее уголь, быстро усвоил все премудрости управления кораблём. Став помощником капитана, ходил в Голландию, Норвегию и порты Балтики, одновременно занимаясь самообразованием. В 1755 году завербовался матросом на Королевский военный флот, через два года в должности штурмана был послан в Канаду. В 1762–1767 годы, командуя кораблём, провёл съемку берегов Ньюфаундленда, исследовал внутренние районы острова, составил ряд лоций. В 1768 году произведён в лейтенанты. Следует, правда, иметь в виду, что в ХVIII веке чин лейтенанта соответствовал более высокому положению, чем в наши дни.

В это же время Британское адмиралтейство готовило южную тихоокеанскую экспедицию, задачами которой были наблюдения за прохождением Венеры по диску Солнца (3 июня 1769 года) и, по возможности, открытие Южного материка или других обитаемых земель в Южном полушарии. Адмиралтейство настаивало на том, чтобы командовал экспедицией опытный военный моряк. Кандидатура лейтенанта Кука подходила для этого по всем статьям. Он обладал всеми качествами, необходимыми для такой экспедиции, и был не только морским офицером, но и гидрографом и даже астрономом-практиком.

Кук принял парусное трехмачтовое судно – барк «Индевор» (375 т). Экипаж корабля состоял из 98 человек, включая 13 солдат. В составе экспедиции были также художники и учёные. «Индевор» был снабжен продовольствием на полтора года и вооружен 22 пушками.

Барк «Индевор» вышел из Плимута 26 августа 1768 года. В январе следующего года у юго-восточной оконечности Огненной Земли Кук и его спутники, высадившись на берег, впервые встретились с огнеземельцами. Дневники участников экспедиции сохраняют ценные записи о внешнем виде, поведении и образе жизни островитян. Здесь были собраны и образцы материальной культуры – оружие, одежда, обувь, домашняя утварь, украшения, музыкальные инструменты, предметы культа. И хотя снобы-джентльмены и простые матросы собирали их из корыстных соображений, научной ценности они не утратили.

Кук был человеком очень умным, наблюдательным и, даже не имея систематического образования, имел важное преимущество перед учеными спутниками: он был объективнее и не искажал факты в угоду буржуазной протестантской этике и модной тогда идеализации «естественной жизни на лоне натуры». Как отмечают авторы «Очерков по истории географических открытий», «Записи Кука по простоте изложения и непосредственности выгодно отличаются даже от лучшего из описаний его плаваний, принадлежащего Георгу Форстеру (вторая экспедиция)».

Первая экспедиция

Обогнув мыс Горн, «Индевор» 13 апреля 1769 года стал на якорь у острова Таити. Здесь астроном Чарлз Грин, дождавшись 3 июня, произвёл, насколько позволяла погода, астрономические наблюдения над фазами прохождения Венеры через диск Солнца. 9 июля экспедиция Кука покинула Таити. С помощью полинезийца по имени Тупия к северо-западу от Таити Кук открыл четыре небольших острова, назвав эту группу островами Общества (в честь Лондонского Королевского общества), и небольшой остров из цепи Тубуан.

Не найдя материка к югу от Таити, Кук повернул на запад. Пройдя более 2,5 тыс. км, «Индевор» подошёл к неизвестной земле, где аборигены – маори – встретили гостей не очень дружелюбно. За три дня стоянки матросы убили и ранили несколько туземцев. Кук обследовал соседние берега и убедился, что перед ним большая земля, но не был уверен, что это часть искомого Южного материка. 15 ноября 1769 г. он на всякий случай объявил о присоединении этой страны к британским владениям. В конце декабря, полностью обогнув берега исследуемой земли, Кук убедился, что это – не что иное, как Новая Зеландия, западный берег которой уже был открыт ранее Тасманом. Однако и здесь он внёс свой вклад, обнаружив, что эта земля не есть часть Южного материка (так считал Тасман), а представляет собой два острова – Северный и Южный, разделённые проливом (ныне пролив Кука). За полгода «Индевор» описал вокруг всей Новой Зеландии гигантскую восьмёрку. Определением координат береговой линии занимался астроном Чарлз Грин. В результате Новая Зеландия была нанесена Куком на карту с точностью, невероятной для тех (и не только) времён, и этим фактически открыта заново.

Немаловажно и то обстоятельство, что Австралия и Новая Зеландия, открытые до исследований Кука, именно после его плавания стали объектами английской колонизации.

Когда в начале апреля 1770 г. сильный ветер отбросил «Индевор» далеко к северу, экспедиция Кука обнаружила неизвестную землю. «Она имеет довольно приветливый вид. Умеренной высоты холмы и гряды гор чередуются с равнинами и долинами, на которых виднеются небольшие лужайки. Однако большая часть местности покрыта лесом», – записал Кук. Это был мыс у юго-восточной оконечности материка, который со временем будет назван Австралией. Двигаясь близ побережья к северу, моряки увидели аборигенов – темнокожих, почти чёрных людей, абсолютно голых и совершенно равнодушных к предметам европейской цивилизации.

На пути к северу Кук открыл несколько заливов, а в конце мая за Южным тропиком корабль оказался в обширной полосе, в которой тянулись на сотни километров коралловые рифы. При всём своём мореходном опыте Кук, пройдя большую часть опасной зоны, всё-таки посадил корабль на риф. «Индевор» получил большую пробоину. Чтобы судно смогло подняться с отмели и двигаться дальше, пришлось выбросить за борт около 50 т полезного груза и шесть пушек. С 11 июня 1770 года эта коварная зона стала называться Большим Барьерным рифом.

Ремонтируя корабль в удобной гавани, английские моряки пробыли там два месяца, питаясь рыбой и крупными черепахами, суп из которых хорошо укреплял силы. После ремонта Кук долго вёл корабль в мелководной береговой полосе, усеянной рифами, и когда 22 августа открылся ведущий на запад широкий пролив (Торресов), стало ясно, что пройденный берег есть восточное побережье Новой Голландии (Австралии). Здесь Кук объявил всё обнаруженное побережье британским владением и назвал его Новым Южным Уэльсом.

13 июля 1771 года экспедиция Кука вернулась в Англию, завершив почти трёхгодичное кругосветное плавание. В корабельных записях отмечено, что за время плавания в Тихом океане Кук потерял только одного матроса, а в Индийском океане тропическая лихорадка унесла жизни более 30 человек. Но цингой на борту никто из команды не болел благодаря продуманному режиму питания. Наука того времени еще ничего не знала о витаминах, но интуиция, начитанность и наблюдательность Кука сделали свое дело: рацион моряков был разнообразным и питательным, а еще, как у викингов, в него обязательно входила квашеная капуста. Правда, англичане сначала воротили нос от непривычного блюда, и Кук поставил условие: кто будет есть капусту, получит порцию спиртного. Больше отказов не было. Как просто!

Экспедиция Кругосветная, она же Антарктическая

Плавая в субантарктических широтах и заходя за 50-ю параллель, моряки старательно протирали «зрительные стёкла», пристально вглядываясь в южную линию горизонта – туда, где прежде кое-кто из бывалых мореплавателей усматривал то ли земли, то ли миражи полярного материка. Миражи адмиралтейство не интересовали, но открытие новых земель для британской короны всегда приветствовалось и поощрялось. И ещё нужна была определённость – точное знание, есть ли там что-нибудь, заслуживающее поиска? Последние сообщения подсказывали, что Южная земля всё-таки есть.

Вот для её поиска и внесения ясности, земля это или мираж, была отправлена вторая экспедиция Кука на двух новых кораблях. 13 июля 1772 года «Резольюшен», которым командовал сам Кук, и «Эдвенчер» под командой Тобиаса Фюрно, вышли из Плимута. На этот раз уверенность Кука в точности определения координат была подкреплена новейшим достижением техники – в его распоряжении находился специальный морской хронометр. Ведь для установления точки своего местонахождения, выраженного цифрами, необходимо было как можно более точно знать время. На борту флагманского корабля были два учёных немца – географ и этнограф Иоганн Рейнгольд Форстер и, в качестве ассистента, его 17-летний сын Георг Форстер, будущий профессор университета в Вильне.

В Капштадте (Кейптауне), куда экспедиция прибыла 30 октября, Кук услышал от знакомых моряков, что меньше года назад французский капитан Ив Кергелен открыл на меридиане острова Маврикий какую-то землю чуть выше 48-й параллели. Здесь же экспедиция пополнилась ещё одним учёным – шведским ботаником Андреасом Спаррманом.

23 ноября суда взяли курс прямо на юг, но через несколько дней сильным западным ветром их стало относить на восток. С началом декабря свежие ветры стали переходить в штормовые, температура резко упала, приближаясь к нулю. 10 декабря у 50-й широты появились первые плавучие льды, а затем начали попадаться большие ледяные поля. К середине декабря температура понизилась до минус трёх градусов Цельсия. Лавируя в тумане среди айсбергов, корабли продолжали двигаться на юг, подвергаясь большой опасности. Приходилось огибать огромные ледяные поля, отклоняясь на десятки миль на восток. Даже при ясной погоде нигде не было видно признаков земли. В полдень 17 января 1773 года впервые в истории мореплавания суда Кука пересекли Южный полярный круг.

Когда флотилия Кука преодолела 67-ю параллель, путь кораблям преградили тяжёлые льды. Поскольку нигде на юге не было видно свободного моря, Кук решил временно отступить к северу и двигаться к земле, открытой Кергеленом. Однако, дойдя до указанных координат, никакой земли моряки не обнаружили. Или «легкомысленный француз» неточно определил долготу, или Кука дезинформировали моряки, встреченные в Кейптаунском порту. Как выяснилось позже, архипелаг Кергелен лежит совсем не на меридиане Маврикия, а восточнее на целых 12 градусов, что соответствует расстоянию в 1333 км…

Тихим днём 8 февраля, двигаясь в густом непроглядном тумане, корабли Кука и Фюрно разошлись. После двух дней бесплодных поисков «Эдвенчера» Кук взял курс на юго-восток. Из-за льдов пришлось несколько отступить к северу. «Резольюшен» шёл на восток между 58-й и 60-й параллелями, а затем Кук повернул к Южному острову Новой Зеландии и прибыл 26 марта в залив Даски-Саунд. Таким образом, преодолев после мыса Доброй Надежды около 20 тысяч км, за всё это время (117 суток) участники плавания ни разу не видели даже признаков таинственной южной земли.

Команда корабля «Резольюшен» отдыхала в Даски-Саунде полтора месяца – до 11 мая. В память об этой стоянке крупнейший остров залива называется Резольюшен. Оттуда Кук проследовал к проливу Королевы Шарлотты, где его более месяца ожидал Фюрно. Экспедиция воссоединилась. Фюрно поведал командору, что за время самостоятельного плавания открыл несколько островов у восточного входа в Бассов пролив, отделяющий Тасманию от Австралии.

В течение всего лета 1773 года экспедиция совершала совместное плавание, но позже, в конце октября, из-за дождливой погоды и штормовых ветров корабли дважды разлучались. За время третьего автономного плавания экипаж «Эдвенчера», из-за недоразумения войдя в «крутую разборку» с маорийцами, потерял 10 человек. Так и не встретившись с кораблём Кука, Фюрно в начале января 1774 года взял курс сначала на юго-юго-восток, чтобы продолжить поиски Южного материка, но ничего не нашёл и, повернув в Англию, прибыл на место 14 июля 1774 года.

Оставшись без «Эдвенчера», экспедиция Кука на «Резольюшене» в течение зимних месяцев 1773–1774 гг. дважды пересекала южный полярный круг. 30 января 1774 года Кук первым из мореплавателей в этих водах достиг 71°10ў южной широты. Отсюда моряки увидели на юге сплошной ледяной барьер, протянувшийся на всю южную половину горизонта. Решив, что это огромное ледяное поле простирается до самого полюса и лишь вблизи его может находиться земля, Кук написал в корабельном журнале: «Стремление достичь цели завело меня не только дальше всех… моих предшественников, но и дальше предела, до которого… может вообще дойти человек, но я не огорчен встречей с этой преградой, ибо в какой-то степени она избавляет нас от опасностей и лишений, неизбежных при плавании в южных полярных районах. Мы уже не могли ни на один дюйм продвинуться далее к югу, и поэтому мне не нужно приводить никаких иных доводов, чтобы объяснить необходимость… возвращения к северу».

Не зная, что 30 января его корабль находился всего в 200 км от Антарктиды, Джеймс Кук поставил точку на поисках Южного материка. Однако круг его интересов не ограничивался этой задачей адмиралтейства. Кук взял курс к острову Пасхи, обошёл его кругом и сделал кратковременную остановку, чтобы описать природу острова. Кроме этого, он провёл исследование материальной культуры пасхальцев и обнаружил их сходство с жителями других островов Полинезии.

В ходе этого плавания Кук обнаружил несколько островов в центральной и южной частях гористого архипелага, вытянутого почти на 1 тысячу км, которому дал название Новые Гебриды, и отметил там ряд действующих вулканов. Не обошлось без стычки с аборигенами, в результате которой двое туземцев были убиты и двое тяжело ранены. Правда, на большой земле и двух небольших островах (Балабио и Пааба) с жителями установились мирные отношения. «Они с любопытством осматривали корабль и домашних животных, которые были на нем. Кук с отрядом матросов высадился на берег большой земли. Жители встретили их дружелюбно, привели в селение, окруженное небольшими насаждениями сахарного тростника, бананов, ямса и кокосовыми пальмами. От речки отведены были к полям оросительные каналы. Новооткрытая земля показалась Куку малоплодородной и слабо заселённой» (И.П. и В.И. Магидовичи). Эту большую землю Кук назвал Новой Каледонией и, хотя видел только восточную сторону ее, правильно определил своеобразную форму острова – длинного и узкого – и примерное соотношение его длины и ширины.

Завершая антарктическое кругосветное плавание, Кук обследовал западное и южное побережья архипелага Огненная Земля. Здесь он также пытался найти землю южнее 58о широты. Однако, обогнув Южную Георгию и увидев на юго-востоке землю, закрытую густым туманом, Кук, приблизившись, обнаружил лишь группу скалистых островков, которые назвал скалами Кларк. Поднявшись 28 января до 60-й широты, он увидел много ледяных островов, и повернул от них на на северо-запад. Обнаружив высокий берег гористой земли, он допустил, что она может быть оконечностью Южного материка, и назвал её «Землей Сандвича» в честь первого лорда адмиралтейства. 23 февраля Кук повернул на север, а 29 июля 1775 года «Резольюшен» прибыл к родным берегам.

Об итогах этого плавания, продолжительность которого составляла 3 года 18 дней, Кук без ложной скромности писал: «Я обошел Южный океан в высоких широтах и… неоспоримо отверг возможность существования здесь материка, который, если и может быть обнаружен, то лишь вблизи полюса, в местах, недоступных для плавания… Я не стану отрицать, что близ полюса может находиться континент или значительная земля. Напротив, я убежден, что такая земля там есть и, возможно, что мы видели часть ее («Земля Сандвича»)… Это земли, обреченные природой на вечную стужу, лишенные тепла солнечных лучей. Но каковы же должны быть страны, расположенные еще дальше к югу… Если кто-либо обнаружит решимость и упорство, чтобы разрешить этот вопрос, и проникнет дальше меня на юг, я не буду завидовать славе его открытий. Но должен сказать, что миру его открытия принесут немного пользы». При этом великий мореплаватель был твёрдо уверен, что никто больше не захочет продолжить южные полярные исследования: «Риск, связанный с плаванием в этих необследованных и покрытых льдами морях в поисках материка, – писал он в другом месте, – настолько велик, что я смело могу сказать, что ни один человек никогда не решится проникнуть на юг дальше, чем это удалось мне. Земли, что могут находиться на юге, никогда не будут исследованы…».

До открытия Южного материка – Антарктиды – оставалось менее 45 лет… Жители планеты Земля не любят оставлять неисследованных территорий, где бы они ни находились. Для этого всегда находятся люди из породы странствующих и путешествующих. Нашлись и открыватели для Антарктиды. Но это уже совсем другая история…

От Аляски к Новой Зеландии

Власти Британии достойно оценили труды мореплавателя. Чин капитана 1-го ранга, высокий статус члена Королевского общества (то есть академика), должность заведующего Гринвичским морским госпиталем… Что ещё нужно сыну батрака, достигшему к 47 годам славы и всемирной известности?

Но путешественники – странные люди. Узнав, что адмиралтейство решило отправить два судна на поиски Северного прохода из Тихого океана в Атлантический, а парламент назначил награду в 20 тысяч фунтов стерлингов за обнаружение любого прохода между океанами выше 52-й широты, Кук первым вызвался руководить новой экспедицией. Он снова взошёл на борт «Резольюшена», а вторым судном, шлюпом «Дискавери», командовал участник предыдущих плаваний Чарлз Кларк.

Это задание носило не столько научный, сколько политический характер. Британские власти были обеспокоены активностью русских в окрестностях Аляски и испанцев у берегов Калифорнии. Другим заданием Кука, уже откровенно политическим, было повеление вступить во владение любой открытой землёй и тщательно обследовать землю Кергелена – адмиралтейство не исключало, что она может быть частью Южного материка…

Эта экспедиция Кука была самой неудачной. Что-то изменилось в его поведении. Может быть, он просто устал от морской жизни. За зимний период 1777–1778 гг. Кук открыл 3 атолла из цепи Кука и 2 острова в архипелаге Лайн. Самым крупным достижением стало открытие Гавайских островов. Это была центральная группа Гавайской цепи, в том числе острова Оаху, Кауаи и Ниихау. Здесь опять имел место контакт двух незнакомых прежде цивилизаций. Жители островов говорили на языке, сходном с таитянским. Это были красивые, смуглые, крепкого сложения люди. Держались они мирно. Поднявшись на корабль, островитяне удивлялись всему увиденному больше, чем жители любых других островов, которые посетил Кук.

При этом выяснилось, что гавайцы, в отличие от жителей всех других островов Полинезии, были знакомы с железом. У них англичане видели судовые гвозди и обломки широких рыбацких ножей. Эти предметы попали к ним примерно в XVI–XVII вв., с группами людей, которые прибыли сюда на лодках или плотах и не понимали местного языка. Возможно, это были японские рыбаки, занесённые течением более чем на 5 тысяч км от Японии, или потерпевшие кораблекрушение испанцы или португальцы.

Англичане пробыли на Гавайях 15 дней. Следовало спешить, чтобы успеть, пока лето, проникнуть в северные воды, и 2 февраля Кук направился на северо-восток. Наконец, 7 марта перед ним открылся тихоокеанский берег Северной Америки. У местных индейцев моряки заметили различные металлические предметы – французские изделия из Канады, русские от купцов и промышленников.

Представляют интерес впечатления Джеймса Кука о взаимоотношениях туземцев с русскими. Вот что записал он d своем дневнике (запись от 23 октября 1778 года): «Селение состоит из одного жилого дома и двух складов; кроме русских там живут камчадалы и туземцы в качестве слуг или рабов русских людей. В этом же месте проживают и другие туземцы, видимо, независимые от русских. Все те туземцы, которые принадлежат русским, – мужчины, их русские взяли или купили у их родителей, должно быть, еще в детском возрасте. Там было примерно 20 туземцев. Все люди жили в одном и том же доме: русские в верхней его части, камчадалы посредине, туземцы в нижней, где был установлен большой котел для варки пищи, состоящей преимущественно из того, что дает море, с добавлением диких кореньев и ягод».

Следует иметь в виду, что в то время, о котором идет речь, в России было крепостное право (отменено в 1861 году), а в англоязычных североамериканских штатах процветало рабовладение (отменено в 1865 году). Поэтому, не зная различий между крепостничеством и рабовладением (а они весьма значительны), Джеймс Кук все увиденное описывал с позиций своих представлений о рабстве. Однако, будучи человеком достаточно объективныv, Кук не мог не отметить особенностей в отношении русских купцов и промышленников к местным жителям. Вот ещё одна его запись: «Здесь уместно кое-что сообщить о туземцах: они, по всем признакам, самые мирные и спокойные люди из всех мне известных, а честность их может служить образцом для более цивилизованных народов земного шара. Но, судя по тому, что я видел у других народов, состоящих в сношениях с русскими, я склонен думать, что эти качества отнюдь не природные, и я полагаю, что обладают они ими благодаря общению с русскими».

В конце марта Кук вошёл в небольшой залив Нутка. Здесь англичане провели почти месяц, занимаясь ремонтом своих судов. Кук в это время собирал сведения об индейцах племени квакиютль и составил словарь их языка.

Покинув Нутку, моряки взяли курс на север при шквалистом ветре с дождём, градом и мокрым снегом. В течение первой половины мая люди Кука наблюдали гору Св. Ильи, открытую Берингом и Чириковым, открыли и нанесли на карту небольшой залив Принс-Уильям, а также повстречались с эскимосами. Далее англичане открыли небольшие острова Варрен, увидели «горную цепь большой высоты» (южную часть Аляскинского хребта) и узкий и длинный (370 км) залив, носящий ныне имя Кука.

Выходя из «своего» залива, Кук двинулся к юго-западу маршрутом Беринга и Чирикова и вошёл в бухту на северном берегу острова Уналашка. Отыскивая проход в Атлантический океан, Кук направился к северо-востоку вдоль побережья длинного и узкого полуострова Аляска. Затем Кук открыл крупный залив и нанёс на карту, назвав его Бристольским. Правда, позднее русские мореходы открыли там ещё несколько заливов и остров Хагемейстера.

В первые недели августа Кук пересёк Берингов пролив и вошёл в узкий залив, получивший имя Святого Лаврентия. Здесь Кук познакомился с местными жителями и пришёл к правильному выводу, что эта «страна чукчей, которая была обследована Берингом в 1728 году». Затем, пересекая пролив северо-восточным курсом, Кук одновременно видел Азиатский и Американский материки. Выйдя в Чукотское море, англичане держались ближе к американскому берегу. Из-за плохой погоды никто не заметил огромного залива Коцебу. Суда достигли 70-й широты, но не смогли пробиться севернее из-за сплошных льдов. Кук отступил, и в течение недели корабли шли на запад у кромки льдов, пытаясь разыскать в них какую-нибудь лазейку.

Лето подходило к концу, и Кук решил прекратить поиски Северного прохода. Когда 2 октября англичане вернулись к острову Уналашка, Кук встретился с русским мореходом Г.Г. Измайловым, не делавшим секрета из своих знаний о северной части Тихого океана. Как сообщают авторы «Очерков по истории географических открытий», Кук получил от него много полезной информации: «Измайлов исправил ряд ошибок в составленных Куком картах, внёс некоторые добавления в картах, доставленных англичанами с родины, и разрешил скопировать две русские карты Охотского и Берингова морей. На Уналашке Кук узнал, что в Петропавловске мало съестных припасов и они очень дороги. Было принято решение зимовать на Гавайях.

Островитяне приняли Кука как божество, против чего он нисколько не возражал. Однако служение новому «богу» оказалось для верующих еще тяжелее, чем старым богам: он требовал слишком много продуктов для своих людей, нарушал строгие запреты (табу), а по местным обычаям такие преступления карались смертной казнью. В ночь на 14 февраля 1779 г. Кук узнал, что жители увели шлюпку. Он приказал захватить все гавайские лодки, стоявшие в гавани, а утром высадился на берег с отрядом в 10 человек, арестовал старого вождя с сыновьями и повел к шлюпке. В это время матросы с других шлюпок обстреляли пирогу и убили одного из находившихся там людей (по-видимому, знатного). Тогда гавайцы, толпой следовавшие за арестованным вождём, отослали своих женщин и детей, а сами вооружились дротиками и камнями. Кук первый выстрелил в одного воина, офицер ударом приклада убил другого, капитан выстрелил в третьего. Островитяне кинулись на англичан. Кук и несколько его спутников были убиты. По позднейшим сообщениям, при этом пало 30 гавайцев, в том числе шесть вождей. Заместитель Кука Чарлз Кларк настоял на мирных переговорах с островитянами. Они закончились тем, что, получив у вождей останки погибшего Кука, англичане похоронили капитана по морскому христианскому обряду.

По свидетельству англичан, Кук сам стал виновником собственной гибели, а русский мореплаватель первой четверти XIX века Отто Евстафьевич Коцебу считал, что за свое поведение Кук понес заслуженное наказание…

Если же кратко оценивать деятельность знаменитого океанопроходца, надо признать, что Джеймс Кук – один из самых великих мореплавателей и просто замечательных людей. Этот человек, рождённый в бедности, сам добился высочайшего положения в мореплавании, науке и общественно-политической жизни. Обладая выдающимися способностями, он достиг всего этого благодаря огромному трудолюбию, несгибаемой воле и целеустремлённости. Приняв девизом жизни «Стремиться и достигать», он шёл к намеченной цели мужественно, не страшась трудностей и неудач, не теряя присутствия духа. Именем Кука названо более 20 географических объектов.

Именно Кук положил конец представлениям о существовании огромного Южного материка, «отодвинув» его за Южный полярный круг; он по существу открыл Новую Зеландию. Кук первый исследовал на всём протяжении восточный берег Австралийского континента и обнаружил Большой Барьерный риф. Он открыл Гавайские острова и впервые нанес на карту около 1 тысячи км побережья Аляски. Благодаря инициативе Кука мореплаватели Англии и всего мира стали применять капусту и лимоны как надёжные средства от цинги – этого бича плавающих и путешествующих.

Беллинсгаузен и Лазарев: открытие Антарктиды

Фаддей Фаддеевич Беллинсгаузен (1778–1852), русский мореплаватель, адмирал, участник кругосветных плаваний, руководитель первой русской антарктической (кругосветной) экспедиции на шлюпах «Восток» и «Мирный», открывшей в январе 1820 года Антарктиду и несколько островов в Атлантическом и Тихом океанах.


Михаил Петрович Лазарев (1788–1851), русский флотоводец и мореплаватель, адмирал, совершил три кругосветных плавания, в том числе в 1819–1821 годах командиром шлюпа «Мирный» в экспедиции Ф.Ф. Беллинсгаузена, открывшей Антарктиду. С 1833 года главнокомандующий Черноморским флотом и портами Чёрного моря.

То, что за Южным полярным кругом может находиться обширная земля, у большинства географов и мореплавателей сомнения не вызывало. Другое дело, что плавать в этих ледяных широтах было чрезвычайно трудно. А после того, как в 1773 году сам Джеймс Кук, уверенный в существовании там земли, заявил о её недоступности, попытки пробиться к ней надолго прекратились. Только в начале ХIХ века английские моряки открыли несколько небольших островов между 50 и 55 градусами южной широты. Капитан У.Смит, пройдя в 1819 году южнее пролива Дрейка, открыл там остров, названный им Южной Шетландией.

К этому времени Россия, окрылённая победой над Наполеоновской коалицией и возросшим влиянием в Европе и мире, осознала себя и как великая морская держава. Бывалые мореплаватели И.Ф. Крузенштерн, О.Е. Коцебу и полярный исследователь адмирал Г.А. Сарычев выступили с инициативой – снарядить русскую экспедицию для поисков Южного материка. После высочайшего одобрения проекта Александром I морское министерство уже в начале февраля 1819 года сформулировало научную задачу экспедиции: «открытие в возможной близости Антарктического полюса» с целью «приобретения полнейших познаний о нашем земном шаре».

Далее всё делалось в «лучших» традициях российского начальства. Выяснилось, что «срок – вчера!» Старт намечался на лето того же года. Наиболее подходящим для выполнения столь серьёзного государственного задания был признан шлюп – трёхмачтовый военный корабль с пушками на верхней палубе. Такие суда состояли в военно-морском флоте России первой половины ХIХ века. В административной спешке экспедиция была составлена из шлюпа «Восток» (водоизмещением 985 т) и транспорта, который был срочно переоборудован в шлюп водоизмещением 884 т под названием «Мирный». При этом оба корабля не были приспособлены к плаванию в полярных водах. Кроме того, «Восток» и «Мирный» имели разные скорости хода – 18,5 и 14,8 км/ч соответственно.

«Восток» и «Мирный» вышли из Кронштадта 4 июля 1819 года. В течение декабря, обследуя окрестности острова Южная Георгия, русские моряки открыли несколько островов и дали им имена участников экспедиции офицеров М.Д. Анненкова, А.С. Лескова, К.П. Торсона и И.И. Завадовского. Группа островов Маркиза де Траверсе получила своё название в честь морского министра. Юго-восточнее суда прошли к Земле Сандвича, открытой Д. Куком, и выяснили, что это – архипелаг. Ему дали название Южные Сандвичевы острова. После обнаружения подводного хребта, простирающегося на 3,5 тысячи км в западной части Атлантического океана, мичман «Мирного» Павел Михайлович Новосильский записал: «Теперь очевидно, что от самых Фолклендских островов продолжается под водою непрерывный горный хребет, выходящий из моря скалами Авроры, Южной Георгии, Кларковыми камнями, островами Маркиза де Траверсе, Сретения и Сандвичевыми; вулканическая природа этого хребта несомненна: дымящиеся кратеры на островах Завадовского и Сандерса служат явным тому доказательством». Теперь этот подводный хребет носит название Южно-Антильского и предположительно считается подводным продолжением Анд.

Плавание проходило в тяжелейших погодных условиях. Долгими неделями и месяцами беспрестанно шёл снег, его сменяли сплошные туманы, корабли вынуждены были почти вслепую лавировать между огромными льдинами и целыми ледяными горами – айсбергами. Во время снежных штормов температура опускалась до минус пяти градусов Цельсия, что при ураганном ветре соответствует температуре в минус двадцать градусов и ниже.

Ясная погода, обрадовавшая моряков 3 января 1820 года, позволила подойти к Южному Туле – ближайшей к полюсу земле, открытой Д.Куком, и обнаружить, что она состоит из трёх скалистых островов, покрытых вечным снегом и льдом. Это дало основания предположить, что за ними должны быть новые острова или даже материк.

«Не ударить лицом в грязь»

15 января русские моряки впервые пересекли Южный полярный круг, а на следующий день, как писал М.П. Лазарев, «Достигли мы широты 69°23ў8І, где встретили матёрый лёд чрезвычайной высоты, и в прекрасный тогда вечер… простирался оный так далеко, как могло только достигать зрение, но удивительным сим зрелищем наслаждались мы недолго, ибо вскоре опять запасмурило и пошел по обыкновению снег… Отсюда продолжали мы путь свой к востоку, покушаясь при всякой возможности к югу, но всегда встречали льдинный материк не доходя 70°. Кук задал нам такую задачу, что мы принуждены были подвергаться величайшим опасностям, чтобы, как говорится, «не ударить лицом в грязь».

Что понимал будущий адмирал Михаил Петрович Лазарев под этим «не ударить лицом в грязь»? Знаменитый английский мореплаватель, представитель страны, которая не без оснований величала себя титулом «владычицы морей», утверждал, что южная земля есть, но недоступность не позволяет подтвердить реальность её существования. Что из этого следует? Да, молодая Россия не называет себя владычицей морей, и её морской флот ещё очень молод. Но только она, Россия, смогла отразить нашествие объединённых войск Европы под командованием Наполеона. А победы русских в сражениях на морях заставили все морские державы мира считаться с этой новой силой. Разумеется, решить географическую и мореходную проблему, которую великий британец Кук считал неразрешимой, должны были именно русские моряки.

И это было сделано. Корабли Беллинсгаузена и Лазарева подошли ближе чем на 3 км к северо-восточному выступу того участка побережья «льдинного материка», который более века спустя норвежские китобои назвали Берегом Принцессы Марты. В то антарктическое «лето» «Восток» и «Мирный» ещё трижды пересекали полярный круг, стремясь продвинуться ближе к полюсу. Подойдя 5 и 6 февраля на 3 км к северо-восточному выступу Берега Принцессы Астрид (выше 69 градусов южной широты), моряки обнаружили в этом районе шельфовый ледник (носящий ныне имя М.Лазарева). На современных картах он расположен южнее, поскольку в результате таяния шельфовые ледники Антарктиды постепенно отступают к югу.

Погодные условия оставались крайне тяжёлыми, солнце очень редко радовало всегда скучающих по нему северян. М.П. Лазарев писал: «Пробегая между льдинными островами в ясную погоду и надеясь на продолжение оной, забирались иногда в такую чащу, что в виду их было в одно время до полутора тысячи, и вдруг ясный день превращался в самый мрачный, ветер крепчал и шёл снег, – горизонт наш иногда ограничивался не далее, как на 20 сажен…».

Когда антарктическое так называемое «лето» кончилось, Беллинсгаузен и Лазарев отвели «Восток» и «Мирный» к северу и договорились некоторое время провести в автономном плавании, чтобы подробнее исследовать юго-восточную часть Индийского океана, которая на картах той поры была показана очень приблизительно. Во второй половине апреля корабли встретились в Сиднее, где простояли месяц. В июле капитаны, обследуя архипелаг Туамоту, нашли ряд неизвестных европейцам обитаемых атоллов, ещё не нанесённых на карты, и дали им имена русских государственных деятелей, полководцев и флотоводцев. К северу от Таити моряки открыли остров Восток, а юго-восточнее Фиджи назвали новооткрытые острова в честь участников экспедиции художника П.Н. Михайлова и астронома И.М. Симонова.

Острова русских императоров

Передохнув около 2 месяцев, экспедиция в ноябре 1820 года снова направилась к «льдинному материку». Миновав остров Макуори, в середине декабря корабли выдержали жестокий шторм при «такой великой мрачности, что едва на 30 сажень можно было видеть… Порывы ветра набегали ужасные, волны подымались в горы…» (Ф.Ф. Беллинсгаузен). Снова шлюпы трижды пересекали полярный круг, и на третий раз появились явные признаки земли. Наконец, 10 января 1821 года, когда экспедиция, продвинувшись на юг до 69°53ў, повернула на восток, русские моряки через несколько часов увидели берег. П.Новосильский записал: «…Из облаков блеснуло солнце, и лучи его осветили чёрные скалы высокого, занесённого снегом острова. Вскоре опять наступила мрачность, ветер засвежел, и явившийся нам остров скрылся как призрак. 11 января утром… мы ясно увидели высокий остров, покрытый снегом, чернеющиеся мысы и скалы, на которых он не мог держаться. Открытый остров… назван именем… Петра I»

15 января 1821 года небо над Антарктикой было редкостно чистым и ясным, солнце ярким и воздух прозрачным. Всё сошлось как будто специально для того, чтобы полярные мореплаватели увидели на юге землю. С «Мирного» был хорошо виден очень высокий мыс, который соединялся узким перешейком с цепью невысоких гор, простирающихся к юго-западу. Моряки «Востока» разглядывали гористый берег, покрытый снегом, за исключением осыпей на горах и крутых скалах. Начальник экспедиции Ф.Ф. Беллинсгаузен назвал его «Берегом Александра I», пояснив: «Внезапная перемена цвета на поверхности моря подает мысль, что берег обширен».

30 января 1821 года выяснилось, что «Восток» нуждается в капитальном ремонте, и экспедиция повернула на север. 24 июля 1821 года шлюпы вернулись в Кронштадт. По данным авторов «Очерков по истории географических открытий», моряки провели вне родных берегов 751 день, причём за это время 527 дней находились под парусами, в том числе 122 дня южнее 60 градусов южной широты, ни разу против воли командиров не разлучаясь. Они совершили кругосветное плавание в высоких южных широтах. Поскольку историки географических открытий не упоминают о случаях заболевания в экспедиции цингой, объяснить это можно особенностями русской кухни: как известно, люди на Руси не зимовали без запасов квашеной капусты. Поэтому командирам «Востока» и «Мирного» не пришлось, подобно Куку, придумывать, как заставить матросов есть эту вкуснятину. Так что витамина С во флотском рационе было достаточно.

Экспедиция Беллингаузера и Лазарева (1819–1821 гг.)


Но погибают люди не только от цинги, и за время более чем двухгодичного плавания корабельный священник два раза отпевал умерших товарищей, отправляя их тела в морскую пучину. Из 190 участников экспедиции домой вернулись 188. Такая статистика, при всей суровости условий полярного плавания и строгости дисциплины на русском военном флоте, по тем временам просто была беспрецедентной.

И вообще по достигнутым географическим результатам первая русская антарктическая экспедиция – величайшая в XIX веке. Была открыта новая часть света («ледяной континент», «континент льда», «ледяной оплот»), позже названная Антарктидой, к берегам которой русские моряки подходили девять раз, в том числе четырежды на расстояние от 3 до 15 км; впервые охарактеризованы крупные акватории, примыкающие к новому материку; впервые описаны и классифицированы льды Антарктики и дана в общих чертах верная характеристика её климата; на карту Антарктики нанесено 28 объектов, получивших русские названия; в высоких южных широтах и в тропиках обнаружено 29 островов. Ход экспедиции и её результаты изложены Ф.Ф. Беллинсгаузеном в книге «Двукратные изыскания в Южном Ледовитом океане и плавание вокруг света…». (1831, 1949, 1960 гг.).

Антарктическая одиссея Ричарда Бэрда

Ричард Бэрд (1888–1957), американский лётчик и полярный исследователь, адмирал. Руководил четырьмя крупными американскими антарктическими экспедициями, которые провели аэрофотосъёмку, а также географические, геологические, метеорологические и сейсмологические исследования.

Два военных корабля, несущие на борту четыре самолёта, составляли флотилию, которой командовал офицер Военно-морского флота США Ричард Бэрд. Бывалый моряк и опытный военный летчик, Ричард Бэрд был человеком авантюрного склада, романтиком дальних странствий, что не мешало его чисто американской практичности и умению просчитывать возможные варианты.

В начале января 1929 года экспедиция подошла к восточному краю Ледяного барьера Росса. На берегу Китовой бухты был построен долговременный базовый лагерь Литл-Америка («Маленькая Америка»). В конце того же месяца Бэрд, совершив полёт в восточном направлении, установил, что Земля Эдуарда VII – это полуостров, и открыл горную цепь – горы Рокфеллера.

В феврале, снова пролетев над этим открытыми горами, в 200 км к югу, Бэрд увидел высокое ледниковое плато и назвал его в честь своей жены Землей Мэри Бэрд. В начале ноября отряд во главе с геологом Лоуренсом Гулдом отправился на собачьих упряжках исследовать горы Королевы Мод, ранее открытые Руалом Амундсеном. Гулд обнаружил, что поверхность шельфового ледника Росса, по которому двигался отряд, начала подниматься. Как выяснилось, ледяной свод ледника покрывает какую-то возвышенность, которая была названа возвышенностью Рузвельта. Далее к югу Гулд нанёс на карту более 300 км восточной окраины шельфового ледника Росса, известной сейчас как Берег Гулда.

20 декабря отряд открыл у подножия гор Королёвы Мод устья крупных ледников, названных в честь Леверетта, Роберта Скотта и Амундсена. Пройдя свыше 300 км вдоль этой цепи, протянувшейся в северо-западном направлении, Гулд установил, что она связана с горами Земли Виктории. Далее он обнаружил, что огромный поток льда, стекающего с ледника Леверетта, отклоняет к северу все гигантские глетчеры, сползающие с Трансантарктического хребта. Отряд Гулда вернулся на базу 19 января 1930 года, проделав в оба конца путь длиною более 4,5 тысяч километров.

Во время похода отряда Гулда Бэрд совершил первый полет от Литл-Америки до Южного полюса. Обнаружив с высоты группу широко разбросанных горных массивов, известных ныне как горы Гросвенор и горы Хейс, Бэрд благополучно вернулся обратно. Во время второго полета 5 декабря Бэрд открыл шельфовый ледник Салзбергер и одноименный залив, а также большую горную цепь Эдсел-Форд с крупным ледником и забитый льдом залив Пол-Блок.

Для проверки предположения, что весь сектор Антарктиды, обращенный к Тихому океану, представляет собой архипелаг, а не единый массив суши, в 1933 году была организована вторая экспедиция Бэрда. Как и прежняя, она имела в распоряжении два авианесущих судна и базу в Литл-Америке, которая была расширена и оборудована усовершенствованными техническими средствами.

В середине декабря 1933 года, ещё до высадки на базу, Бэрд направился к Земле Мэри Бэрд с целью её исследования. Маршрут проходил в тумане, корабли лавировали между льдинами и айсбергами. К середине января 1934 года было открыто место, ставшее известным как величайшее в мире «производство» ледяных гор. Здесь моряки за сутки насчитали около 8 тысяч айсбергов, один из которых имел длину 41 км. Повторив в феврале плавание к востоку, Бэрд смог доказать, что в этом секторе берег принадлежит материку и здесь нет простирающегося на север архипелага.

Весной (точнее, антарктической осенью, в конце марта) Бэрд решился на рискованное предприятие – одиночную зимовку. Он вылетел на юг, где на расстоянии 200 км от Литл-Америки организовал метеорологический пост. Связь с базой поддерживалась по радио. Но на пятом месяце зимовки, в начале августа, из-за неисправной вентиляции Бэрд угорел и едва не погиб. Прибывшие трое спасателей больше не оставляли командора одного. Проведя вместе с Бэрдом на посту два месяца, все четверо вернулись на базу.

В конце сентября 1934 года несколько партий на собаках и вездеходах отправились из Литл-Америки в восточном и южном направлениях. Участниками восточной партии были получены материалы, дающие представление о рельефе плато Рокфеллера (территория Земли Мэри Бэрд), обнаружен крупный залив Преструд и завершено открытие острова Рузвельта. Кроме того, они установили, что часть шельфового ледника Росса покоится на коренных породах.

Южная партия проследила примерно треть границы между плато и шельфовым ледником Росса, поднялась в верховья ледника Леверетта и обнаружила вдали горы Хорлик. Бэрд открыл на севере хребет Хал-Флад длиной 100 км и выяснил, что горы Эдсел-Форд протягиваются в широтном направлении. С воздуха и на собаках экспедиция обследовала залив Салзбергер и участок побережья к востоку от залива Пол-Блок, названный Берегом Рупперта (длина около 200 км).

Всего за этот период Бэрд и его летчики осмотрели к востоку и юго-востоку от Литл-Америки приблизительно 0,5 млн. кв. км ранее неисследованной территории Антарктиды. Они пришли к выводу, что между морями Уэдделла и Росса нет морского пролива и, значит, Антарктида представляет собой единый материк. В начале февраля 1935 года экспедиция завершила работу и без потерь вернулась домой.

Третья экспедиция проводила исследования Антарктиды в 1939–1941 годах. Она была разделена Бэрдом на два отряда – западный и восточный. Первый базировался на Литл-Америке, а второй, возглавляемый самим Бэрдом, долго искал подходящее место для высадки. На корабле «Медведь Окленда» отряд в январе 1940 года приступил к работе. Она состояла в наблюдениях с борта самолёта и аэрофотосъёмке, чему сильно мешали то сильная облачность, то миражи. Тем не менее были открыты высокий Берег Хоббса с устьями двух крупных ледников и небольшой остров, названный в честь капитана судна Ричарда Крузена.

В начале февраля восточный отряд Бэрда заснял и положил на карту еще 600 км береговой линии материка, обнаружил на юге короткий хребет Колер, а к востоку от него широкую бухту – залив Пайн-Айленд. Далее Бэрд закартировал с самолета Берег Уолгрина с низкими горами Хадсон, скалистый полуостров Терстон, горы Уолкер с шельфовым ледником, Берег Эйтса со сравнительно крупным шельфовым ледником и несколькими островами у кромки, а также невысокий и короткий хребет (горы Джонс).

Тяжёлые льды так и не позволили «Медведю Окленда» подойти к острову Шарко, где предполагалось организовать восточную базу. Поэтому она была построена дальше к востоку – на островке в заливе Маргерит. Зимовать здесь остались 26 человек во главе с Ричардом Блэком. В марте 1934 года, после завершения строительства, оба экспедиционных судна Бэрда отплыли на родину.

Оставшиеся продолжали начатую работу. В ноябре, после зимовки, на юг отправилась партия Финна Ронне на пяти собачьих упряжках. Через неделю Ронне с одним спутником двинулся далее к югу, а Гленн Дайер с двумя другими, пройдя 650 километров, открыли плато Дайер и около шести десятков пиков и возвышающуюся над прочими гору Джексон (4191 м). Финн Ронне за это время открыл и назвал в честь своего отца залив Ронне и свободную от льда акваторию на юго-западе Земли Александра I. На базу оба исследователя благополучно вернулись через 84 дня, покрыв около 2 тысяч км, из них 400 км по неведомым ранее пространствам.

Разведывательные полеты с восточной базы совершали Артур Кэррол и Ричард Блэк. Им принадлежит открытие бухты Кэррола и мыса Смайли, трёхсот километров скалистого восточного побережья Антарктического полуострова (Берег Ричарда Блэка) и доказательство отсутствия пролива, соединяющего моря Уэдделла и Беллинсгаузена.

Зимовщикам с западной базы (33 человека под руководством П. Сайпла) удалось в ходе рекогносцировочных полетов уточнить карту побережья Земли Мэри Бэрд. Сайпл, выполнявший обязанности штурмана, открыл и заснял широкий залив Ригли в шельфовом леднике Геца, а восточнее усмотрел массивную и высокую (3100 м) коническую гору-трёхтысячник, получившую его имя. В глубинных районах Сайпл обнаружил короткую вулканическую цепь. Экспедиция, выявив и впервые засняв 1300 км береговой линии континента, завершила работу в конце марта 1941 года.

«Высокий прыжок» и тайна адмирала Бэрда

После окончания второй мировой войны Бэрд руководил крупнейшей экспедицией под кодовым названием «Высокий прыжок (High Jump)», работавшей в течение лета 1946–1947 года. В операции «Высокий прыжок» участвовало 12 кораблей, включая ледоколы и авианосцы. На кораблях находились более 4700 человек. В составе экспедиции были научные работники, инженеры и военные специалисты. Главный отряд под руководством Бэрда базировался на Литл-Америке. Второму отряду был дан приказ двигаться на запад, третьему – в другую сторону, то есть на восток от основной базы. Сам Бэрд повторил полет через Южный полюс вдоль нулевого меридиана.

Западный отряд произвёл аэрофотосъемку береговой линии, что позволило заметно улучшить карту Антарктиды. На Земле Виктории были открыты устье ледника Ренника и северная часть хребта Юсарп. На побережье Земли Уилкса установлены очертания ледника Дибла и бухты Перри в двух градусах западнее. Тогда же были обнаружены бухта Полдинг, врезанная в шельфовый ледник, бухта Генри, а также ледники Долтон и Тоттена. К югу от побережья Земли Мак-Робертсона зафиксированы горы Принца Чарльза и ледника Ламберта – крупный глетчер долинного типа.

11 февраля лётчик Дэвид Бангер увидел в 200 км от берега свободную от снега и льда территорию. Это был антарктический оазис: среди беспорядочно разбросанных невысоких коричневых сопок ярко выделялись три крупных озера и около 20 мелких с зеленой и голубой водой. Бэрд не знал, что этот оазис площадью в тысячу квадратных километров был уже открыт в 1913 году Д. Моусоном, и назвал его именем Бангера.

Лётчики восточного отряда, руководимого Д.Дьюфеком, засняли залив Пайн-Айленд с ледником в его вершине и полуострова Кинг и Канистио, небольшой шельфовый ледник и уточнили очертания восточной части Берега Уолгрина, а также зафиксировали покрытые льдом остров Бэр и полуостров Мартин, чем исправили карты берегов моря Амундсена.

Одним из главных результатов Четвертой экспедиции Бэрда И.П. и В.И. Магидовичи считают детальный осмотр береговой линии Западной и Восточной Антарктиды на протяжении 1000 и 2700 километров соответственно, и подводят итог: «Всего же за 64 полета удалось сфотографировать около 18 тыс. км побережья континента, что составляет 60 % протяженности его берегов. В итоге общие очертания «ледяного» материка приняли ту форму, которая изображается на картах нашего времени. Однако основная часть территории Антарктиды продолжала оставаться «белым пятном», стереть которое еще предстояло позднейшим исследователям».

Кроме тех сведений о четвёртой антарктической экспедиции Бэрда, которые изложены в солидных научных и научно-популярных изданиях, в последнее время на страницах печатных и электронных СМИ стали появляться сообщения совершенно иного рода. Некоторые авторы высказывают сомнения в том, что эта экспедиция была действительно научной, как называла её официальная американская пропаганда. В обоснование своих сомнений эти авторы задаются вопросом: зачем для выполнения чисто научных исследований нужны были 12 (по некоторым сведениям – 13) кораблей Военно-морских сил США, в том числе авианосец, ледоколы, танкер и подводная лодка, 15 самолетов-разведчиков дальнего действия, летающие лодки и вертолеты? Зачем были задействованы более 4 тысяч военнослужащих – солдат и офицеров морской пехоты?

В американскую прессу просочилась информация о том, что у экспедиции возникли серьезные проблемы с высадкой на побережье Антарктиды. Что это за проблемы? И хотя с момента своего возвращения в США экспедиция была окружена плотной завесой секретности, однако некоторым наиболее пронырливым газетчикам все же удалось выведать, что эскадра Бэрда вернулась далеко не в полном составе – у берегов Антарктиды она якобы потеряла минимум один корабль, 6 самолётов и около 68 человек личного состава… Всё, что удалось всепроникающим журналистам услышать от самого адмирала Бэрда, уместилось в одной-единственной фразе: «Там, откуда нам посчастливилось вырваться, воздух пропитан тленом, кровью и предательством»..

Когда нет полной и достоверной информации, непременно появляются различные слухи, гипотезы, предположения, домыслы и откровенно фантастические истории, причём всё это объявляется полученным «из абсолютно надёжных источников», «от компетентных лиц, имеющих доступ к секретной информации». И всё это, дополненное обрывками сведений о реальных событиях, в конце концов оформляется в статьи о «журналистском расследовании» и публикуется. В данном случае сенсация нашла своё место на страницах бельгийского научно-популярного журнала «Фрей», затем была перепечатана западногерманскими СМИ, а далее, со ссылками и без ссылок на источники информации, пошла гулять по свету. В России на эту тему писали авторы журнала «НЛО» и атлантолог А.И. Войцеховский (книга «Тайны подземного мира»).

Из этих публикаций следует, что, вернувшись из Антарктики, адмирал Бэрд давал длительные объяснения на засекреченном заседании президентской спецкомиссии в Вашингтоне, и резюме ее было таково: корабли и самолеты Четвертой антарктической экспедиции подверглись нападению странных летательных аппаратов в виде «тарелок», которые выныривали из-под воды и, двигаясь с огромной скоростью, нанесли экспедиции значительный урон.

По мнению самого адмирала Бэрда, как сообщают авторы статей, эти удивительные летательные аппараты наверняка были произведены на замаскированных в толще антарктического льда авиастроительных заводах, конструкторы которых овладели какой-то неведомой энергией, применявшейся в двигателях этих аппаратов. Эти подземные (или подлёдные?) производства, согласно гипотезе Бэрда, были построены немцами на случай поражения Германии в ходе войны. Помимо всего прочего Бэрд заявил высокопоставленным лицам следующее: «США необходимо как можно быстрее принять защитные акции против истребителей противника, совершающих вылеты из полярных районов. В случае новой войны Америка может подвергнуться атаке врага, обладающего способностью летать с одного полюса на другой с невероятной скоростью!»

Сколько правды и вымысла в статьях о тайне адмирала Бэрда, судить довольно сложно. Возможно, что все эти сенсационные публикации были вызваны известием о совершенно реальном событии. Это не что иное, как сделанное 11 февраля 1947 года лётчиком Дэвидом Бангером открытие антарктического оазиса – свободной от снега и льда территории площадью в тысячу квадратных километров. В записях Бэрда этот оазис был представлен как «цветущая приполярная зона». Появились и сведения о том, что исследования американцев в 1967 году подтвердили существование вблизи полюсов не только оазисов, но и выявили там же наличие гигантских внутренних полостей. А это уже возвращает начитанного человека к гипотезам о «полой Земле» – со всеми вытекающими отсюда последствиями…

Идея эта сама по себе далеко не нова. В вышедшей ещё в 1908 году книге (не фантастической) У.Дж. Эммерсона рассказывается, как норвежцы Олаф Янсен и его отец побывали во внутренней полости Земли и обнаружили там не только жизнь, но и людей, достигших высокого уровня развития науки и техники. У этих подземных жителей есть даже летательные аппараты в виде «тарелок». В те времена газеты и журналы не были полны сообщениями об НЛО, да и самого понятия НЛО ещё не существовало…

На основе гипотезы «полой Земли» советский геолог и писатель, академик В.А.Обручев создал научно-фантастический роман «Плутония», в котором изображён мир на внутренней поверхности полой Земли, освещаемой центральным ядром, и первобытная природа с мамонтами и саблезубыми тиграми. Идея полой Земли занимала также астронома Эдмунда Галлея и математика Леонарда Эйлера…

Теоретическими изысканиями о «полой Земле» занимался в Германии времён Гитлера доктор Ганс Гёрбигер. Известна и такая концепция, согласно которой наша земная твердь – это и есть внутренняя полость Земли. Исходя из этой концепции, в 1942 году была даже организована тайная экспедиция на остров Рюген. Как писал позже её руководитель доктор Гейнц Фишер, целью экспедиции было доказать, что человечество живёт внутри полой Земли, «как мухи в колбе».

На пространствах Евразии

Как известно, на нашей родной планете выступают из вод Мирового океана шесть материков – Евразия, Северная Америка, Южная Америка, Африка, Австралия, Антарктида. А где же, спросит читатель, Азия и Европа?

И вопрос этот правомерен. Потому что деление на Европу и Азию – искусственно. В нем больше политики, чем науки. А в действительности существует единый суперконтинент – Евразия, где Европа занимает менее чем 1/5 территории. А самые малоизученные места этого суперконтинента находятся в Азии.

Даже названия азиатских стран – Иран, Китай, Тибет, Монголия, Индия, Непал, Индокитай, Япония – напоминают о древности цивилизаций, множестве тайн и загадок, скрытых в дебрях, песках и развалинах.

Но исследователи Азии, как правило, европейцы. Какие имена! Марко Поло, Семенов-Тян-Шанский, Пржевальский, Козлов, Потанин, Обручев… Купцы, разведчики, ученые, военные, а то и люди, совмещающие эти роды деятельности.

Труды их огромны, но неисследованных мест на карте Евразии тоже достаточно…

Марко Поло и его родня

Марко Поло (1254–1324), итальянский путешественник. Совершил путешествие в Китай, где прожил около 17 лет. Написанная с его слов «Книга» – один из первых источников знаний европейцев о странах Центральной, Восточной и Южной Азии.

В советском художественном фильме «Дайте жалобную книгу» есть интересный момент. Один из персонажей, роль которого исполнял Анатолий Кузнецов («товарищ Сухов»), утверждает, что важнейшие путешествия и даже географические открытия совершали большей частью купцы, их приказчики, коммерческие агенты – короче говоря, «торговые работники». В этом заявлении содержится немалая доля истины. Даже слово «коммивояжёр» означает не что иное, как «коммерческий путешественник» или «странствующий торговец». Поэтому нет ничего удивительного в том, что, как сообщается в «Очерках…» И.П. и В.И. Магидовичей, даже известный итальянский справочник – путеводитель по странам Азии, составленный в XIV веке флорентийцем Франческо-Бальдуччи Пеголотти, вышел под заглавием «Практика торговли» и с подзаголовком «Книга описания стран».

Вот такие справочники для деловых людей дали начало целой отрасли географии, которая в XIX веке получила название «коммерческая география», а позже, в ХХ веке, стала именоваться как «экономическая география». Правда, самая известная из первых европейских книг этого типа носит название ещё не коммерческое: сначала – «Книга о разнообразии мира», а позже – просто «Книга». Автор её – венецианский путешественник Марко Поло. Его «Книга» значительно отличается от вышеупомянутых справочников, состоящих из сухих пересказов других источников, в первую очередь тем, что она основана на личных наблюдениях и впечатлениях автора. Включённые в неё рассказы его отца Никколо и дяди Маттео – венецианских купцов, которые участвовали в путешествии, а также встречных путников, удачно дополняют содержание.

Описания самого путешествия в книге Марко Поло не так уж много, его подробностям уделяется внимание лишь в «Прологе» и нескольких главах «Книги». Основное содержание сочинения – это характеристики азиатских стран, быта и нравов их населения, городов, особенно Ханбалыка (так назывался тогда Пекин), двора Хубилая – великого хана монголов и по совместительству императора Поднебесной, внука Чингис-хана. Сюда же входят, кроме интересных географических данных, материал, представляющий наибольший интерес, главы с историческими сведениями и несколько легенд.

Сам Марко Поло совершил путешествие в Азию только один раз. Старшие Поло, как называют исследователи братьев-негоциантов Никколо и Маттео, пересекали Азию трижды, причём два раза – с запада на восток и один раз – в обратном направлении. Как следует из «Очерков…», во время первого путешествия Никколо и Маттео оставили Венецию около 1254 года и после шестилетнего пребывания в Константинополе выехали оттуда с торговыми целями в Южный Крым, затем в 1261 году перебрались на Волгу. От средней Волги братья Поло двинулись на юго-восток через земли Золотой Орды, пересекли закаспийские степи, а затем через плато Устюрт прошли в Хорезм, к городу Ургенчу. Дальнейший их путь пролегал в том же юго-восточном направлении вверх по долине Амударьи до низовьев Зарафшана и вверх по нему до Бухары. Там произошла их встреча с направлявшимся к великому хану Хубилаю послом завоевателя Ирана, ильхана Хулагу (брата Хубилая). Посол предложил венецианцам присоединиться к его каравану, на что они охотно согласились – ведь благодаря надёжной охране посла двигаться дальше было намного безопаснее. Правда, при этом снизилась скорость передвижения – посольская экспедиция добиралась до места целый год.

«По долине Зарафшана путники поднялись до Самарканда, перешли в долину Сырдарьи и по ней спустились до города Отрар. Отсюда их путь лежал вдоль предгорий Западного Тянь-Шаня к реке Или. Дальше на Восток они шли либо вверх по долине Или, либо через Джунгарские Ворота, мимо озера Алаколь (восточнее Балхаша). Затем они продвигались но предгорьям Восточного Тянь-Шаня и вышли к оазису Хами, важному этапу на северной ветви Великого шёлкового пути из Китая в Среднюю Азию. От Хами они повернули на юг, в долину реки Сулэхэ. А дальше на восток, ко двору великого хана, они шли по тому же пути, который проделали позднее вместе с Марко. Обратный их путь не выяснен. В Венецию они вернулись в 1269 году» («Очерки…»).

Марко Поло отправился путешествовать в 1271 году, когда ему было 17 лет. Взяв с собой молодого компаньона, купцы Поло отправились в Палестину, затем пересекли центральную часть Малой Азии и Армянское нагорье, повернули на юг, в Курдистан, и по реке Тигр спустились до города Басры. Дальше венецианцы пересекли Иран, двигаясь сначала на север к Тебризу, а затем на юго-восток через Керман до Ормуза, рассчитывая морем добраться (через Индию) до Китая. Но суда в Ормузе показались им очень ненадежными. Путники вернулись в Керман и проделали тяжёлый путь прямо на север через пустыню Деште-Лут к городу Кайен и оттуда долго добирались до Балха. Двигаясъ вдоль южных предгорий Гиндукуша на восток, путники вступили в Афганский Бадахшан и достигли окраин Памира. Описание Памира и Алайской долины в «Книге» Марко Поло отличается большой точностью.

Далее венецианцы спустились в оазис Кашгар, обогнули с юга пустыню Такла-Макан и, двигаясь от оазиса к оазису, от колодца к колодцу мимо северо-западных предгорий Тибета и через пески Кумтаг, прошли в долину реки Сулэхэ и прибыли в город Ганьчжоу. ‘Гам венецианцы прожили целый год. По некоторым сведениям за это время Марко Поло побывал в городе Каракорум (по-монгольски Хара-Хорин) в верховьях реки Орхон. Это была столица державы Чингис-хана, основанная им в 1220 году и просуществовавшая до ХVI века. Из Ганьчжоу венецианцы двинулись на юго-восток через территорию, населённую тангутами (так называли тогда племена северо-восточных тибетцев) в город Синин. От Синина по долине средней Хуанхэ, а затем через степь экспедиция семьи Поло прошла к временной ставке великого хана Клеменфу, находившейся к северу от Ханбалыка (Пекина).

Марко Поло (вместе с отцом и дядей) прожил в Китае около 17 лет. Зная персидский язык и изучив по дороге монгольский, он начал осваивать также китайскую грамоту. Образованный молодой человек завоевал расположение великого хана, который обычно приближал ко двору талантливых иностранцев, и был принят на гражданскую службу. Через короткое время он настолько вошёл в доверие к Хубилаю, что стал членом тайного совета. Выполняя деликатные поручения императора, Марко Поло совершил несколько поездок по стране и в ходе их пересекал Восточный Китай в разных направлениях. При правлении Хубилая в Китае, как и везде в странах, завоёванных Чингис-ханом и его потомками, была организована прекрасная служба связи – конная и пешая (скороходная) почта. Поэтому путешествия по Китаю тогда не представляли никаких трудностей, особенно для гонцов Хубилая.

Судя по «Книге» Марко Поло, наиболее частыми были его поездки по двум маршрутам. Оба начинались от Ханбалыка. Восточный маршрут шёл вдоль приморской полосы прямо на юг через Северный, Центральный и Южный Китай к городам Кинсай (Ханчжоу) и Зейтун (Цюаньчжоу). Некоторые поручения императора требовали от Марко Поло посещения Юньнани и Бирмы. Другой путь вёл на юго-запад, в Восточный Тибет и пограничные с ним области. Подробно описанный венецианцем город Ханчжоу (в «Книге» – Кинсай), лежащий к югу от устья великой реки Янцзы, в средние века был одним из крупнейших городов Китая. Правда, впечатлительный путешественник, описывая достопримечательности Кинсая с его «12 тысячами каменных мостов», допустил немало преувеличений, что впоследствии создало ему репутацию выдумщика и фантазёра. Репутация эта, надо признать, была достаточно обоснованная.

Пробыв много лет на службе у Хубилая, в 1290 году Марко Поло просил императора отпустить его на родину, но получил отказ. Только через два года Марко вместе со старшими Поло смог отправиться домой. Этому помог случай: венецианцам было поручено сопровождать в Тебриз двух царевен – китайскую и монгольскую, выдаваемых замуж за ильхана Абагу, сына Хулагу, и его наследника Аргуна. В 1292 году китайская флотилия двинулась от Зейтуна на юго-запад, через Южно-Китайское морс. Марко во время этого перехода услышал об Индонезии («7448 островах», разбросанных в море»), но побывал только па Суматре, где путешественники прожили пять месяцев. От Суматры флотилия перешла к острову Шри-Ланка мимо Никобарских и Андаманских островов. Хотя Марко Поло ошибочно причисляет Шри-Ланку и Яву к «самым большим на свете» островам, он очень точно описывает быт шриланкийцев. От Шри-Ланки экспедиция двигалась вдоль Западной Индии и Южного Ирана, через Ормузский пролив в Персидский залив.

«Книга» Марко Поло повествует также об африканских странах, прилегающих к Индийскому океану, в которых он, скорее всего, не побывал: это великая страна Абасия (Абиссиния, т. е. Эфиопия), и расположенные близ экватора и южнее его острова «Зангибар» и «Мадей-гаскар». При этом он смешивает Занзибар с Мадагаскаром, а оба острова – с приморской областью Восточной Африки. По этой причине в «Книге» о них много неверных сведений. Однако надо признать, что Марко Поло был первым европейцем, сообщившим о Мадагаскаре.

Маршрут Марко Поло


После трехлетнего плавания, то есть около 1294 года, венецианские купцы-путешественники доставили свой драгоценный «груз» – обеих принцесс – к месту назначения, в Тебриз. Домой они прибыли в 1295 году. По некоторым сведениям, приключения Марко Поло на этом не закончились. Дело в том, что в те времена Италии как таковой не было, а на её территории находились периодически враждовавшие города-государства – Венеция, Генуя, Флоренция… Марко Поло вскоре после возвращения из дальних странствий участвовал в войне с Генуей. Около 1297 года во время морского боя он попал в плен к генуэзцам и был заключён в тюрьму. Среди его сокамерников оказался писатель Рустичелло, автор рыцарских романов. В 1298 году, записав рассказы бывалого путешественника, Рустичелло объединил их в книгу и затем издал её на французском и латинском языках. Позже она выходила на других европейских языках.

Марко Поло был освобожден и вернулся на родину в 1299 году. Дальнейшая его жизнь в литературе практически не отражена. Известно только, что он доживал свой век не бедным, но и не очень богатым венецианским гражданином и умер в 1324 году. Документов о самом Марко и его семье до нашего времени дошло очень мало. Это даёт основания некоторым авторам высказывать гипотезы, согласно которым Марко Поло или вообще не путешествовал, а все изложенные в книге сведения взял из рассказов знакомых моряков и торговцев, или путешествовал, но не в тех местах, о которых рассказывается в «Книге».

Как бы там ни было, «Книга» Марко Поло служила в XIV–XV веках одним из руководств для картографов. Содержащиеся в ней географические названия повторяются на многих картах, в том число таких известных, как Каталонская карта мира 1375 года и «Земной круг» Фра-Мауро 1459 года. Надо учесть, что картографы того времени пользовались и гораздо менее достоверными источниками, чем «Книга» великого венецианца. Она хорошо послужила делу великих географических открытий. Само это сочинение стало настольной книгой для Колумба и других выдающихся мореплавателей. Кроме всего прочего, «Книга» Марко Поло – из тех редких средневековых сочинений, которые, соединяя в себе научные сведения и просто хорошую литературу, издаются, читаются и перечитываются в разных странах в течение всех последующих столетий и в настоящее время. Книга вошла в золотой фонд мировой литературы, а Марко Поло остался в веках одной из самых интересных, загадочных и замечательных исторических личностей.

Семеновых много, а Семенов-Тян-Шанский – один

Семенов-Тян-Шанский (до 1906 года просто Семёнов) Петр Петрович (1827–1914), русский географ, статистик, общественный деятель, почётный член Петербургской АН. Вице-председатель и глава Русского географического и энтомологического обществ. Член Государственного совета (1897). Инициатор ряда экспедиций в Центральную Азию, исследователь Тянь-Шаня. Организатор первой переписи населения России (1897). В честь П.П. Семёнова-Тян-Шанского назван ряд географических объектов в Средней и Центральной Азии, на Кавказе, Аляске и Шпицбергене и около 100 новых форм растений и животных. Географическое общество СССР учредило золотую медаль имени Семёнова-Тян-Шанского.

Будущий великий русский географ родился в дворянском поместье отца близ села Урусово, ныне Чаплыгинский район Липецкой области. В 1848 году окончил естественное отделение Петербургского университета, с 1849 уже вёл экспедиционные работы на Восточно-Европейской (Русской) равнине и начинал деятельность в Географическом обществе. В 1853–1855 годах изучал географию и геологию в Германии, Швейцарии, Италии и Франции. Перевёл на русский язык «Землеведение Азии» К.Риттера, дополнив его материалами по азиатской России. В 1856–1857 годах, изучая Тянь-Шань, открыл мощное оледенение при большой высоте снеговой границы, которое связал с сухостью климата. Официально утверждается, что именно за это научное изучение Тянь-Шаня спустя 50 лет указом императора Николая II географ П.П. Семёнов был удостоен добавлением к его фамилии «Тян-Шанский».

В 1859–1860 годах П.П. Семёнов как член-эксперт участвовал в работе Редакционной комиссии по подготовке крестьянской реформы 1861 года, в период с 1864 по 1874 год возглавлял Центральный статистический комитет, а ещё до 1897 года – Статистический совет. Он был организатором 1-го съезда статистиков России и ряда крупных статистических исследований, а также первой в стране всеобщей переписи населения (1897), создатель схемы экономических районов Европейской России. О большом авторитете экономических и статистических работ Семёнова-Тян-Шанского говорит тот факт, что ими пользовались и ссылались на них многие солидные авторы – отечественные и зарубежные, в том числе К.Маркс и В.И. Ленин.

О деятельности П.П. Семёнова-Тян-Шанского в Русском географическом обществе можно судить хотя бы по организации целого ряда крупных экспедиций по исследованию Центральной Азии (начиная с путешествий Н.М. Пржевальского). Тогда же проводились исследования Н.Н. Миклухо-Маклая в Новой Гвинее и многие другие известные работы. Коллекции насекомых, собранные П.П. Семёновым-Тян-Шанским, насчитывающие до 700 тысяч экземпляров, хранятся в Зоологическом музее РАН.

Всё это так. Но никто больше из великих, знаменитых, выдающихся и просто известных русских, российских и советских путешественников не уподобился полководцам, которые стали именоваться по названиям мест их боевой славы. Примеры налицо: Александр Невский, Дмитрий Донской, Румянцев-Задунайский, Потёмкин-Таврический, Суворов-Рымникский… Не были же названы Москвитин – Охотским, Беллинсгаузен и Лазарев Антарктическими, Пржевальский – Гобийским, Миклухо-Маклай – Новогвинейским, Обручев – Джунгарским… Какие заслуги уравняли мирного географа с грозными военачальниками? Ответить на этот вопрос попытался В.И. Евдокимов в статье «Почему Семёнов – Тян-Шанский?» (газета «Дуэль»).

«В середине XIX в. Тянь-Шань оказался между растущими великими империями мира – Британской и Российской. Огибая Небесные горы, британские путешественники с юга, из Индии, уже доходили до Мангышлака, одновременно англичане пытались утвердиться в Бухаре, Хиве, Коканде. С севера в Туркестан активно проникала Россия, менявшая вектор своего развития с восточного на южный» – пишет исследователь. Да, в 1853 году генерал Перовский уже взял Ак-Мечеть, русские моряки из Аральской военной флотилии плавали по Сырдарье, в 1854 году основано укрепление Верное – будущий город Верный, позже – Алма-Ата. Что из этого следует?

«Задача Британии – обезопасить Индию на дальних к ней подступах и втянуть Россию в изнурительное противостояние с зависимыми от Лондона ханствами. Задача России – замирить ханства и «нависнуть» над Индией. Задача осложняется тем, что, потерпев поражение в Крымской войне 1853–1956 гг., Россия унижена и должна быть осторожной».

Автор статьи обращается к биографии П.П. Семёнова, к временам его учёбы в Германии: «Путешествия – это география, величайшие авторитеты которой А. Гумбольдт и К. Риттер преподавали тогда в Берлинском университете. В 1853–55 гг. их лекции слушали П.П. Семенов и 3 его немецких друга: братья Адольф и Герман Шлагинвейты и Фердинанд Рихтгофен. Авторитеты страстно мечтали о Тянь-Шане, но, по преклонному возрасту попасть туда не могли. Мечтали о Тянь-Шане и слушатели, только немцы хотели идти с юга, а Семенов – с севера. Они четверо были друзья, представители близких географических школ, но путь с юга был на пользу Британии, а не России».

К. Риттер упомянут здесь не случайно. Ведь, начиная с 1852 года, Семенов по поручению ИРГО (Императорского Русского Географического Общества) переводил его многотомный труд «Землеведение Азии». Далее, «…выпустив в 1856 г. 1-й том (с объемными дополнениями), 6 мая отправился в свое знаменитое путешествие с целью сбора дополнительных материалов к последующим томам. Это была сущая правда, хотя и не вся – слова «Тянь-Шань» Семенов, вернувшись в Россию, вообще не произносил».

В то время отправиться в Туркестан частным образом было небезопасно. Молодому учёному пришлось ехать в Омск и просить разрешения и помощи у генерал-губернатора Сибири и Семиреченского края Г.Х. Гасфорта. Ссылка на ИРГО сделала своё дело – генерал хорошо знал, что председатель Общества – Великий князь Константин Павлович. Отказать было нельзя…

«В Верном пристав Большой Орды полковник Хоментовский выделил в распоряжение Семенова отряд казаков, с которым Семенов совершил поездку к восточному берегу Иссык-Куля. В конце сентября – на западный берег: через Чуйскую долину и Боамское ущелье. Затем – поездка в юго-восточную часть Джунгарского Алатау, и в Китай (в Кульджу). На зиму Семенов уехал в Барнаул, а в мае 1857 г. вместе с художником П.М. Кошаровым во главе большого каравана двинулся к истокам р. Нарын, а потом – р. Сарыджаз. И, наконец, Хан-Тенгри – сердце Тянь-Шаня!

Поездки были трудные, Тянь-Шань восхищал, был собран гербарий, образцы горных пород, накопились записи… Но сначала – письмо в Петербург. Написал и отправил из Семипалатинска 20 октября 1857 г. Вскоре выехал следом. В письме открыто назвал Тянь-Шань – Тянь-Шанем.

Письмо Семенова – письмо географа и государственного человека. В начале письма он объявил: «Главное мое внимание было обращено на исследование горных проходов…». Потом уточнил: «Число исследованных мною горных проходов значительно, именно 23». И привел список их названий.

Горный проход – это горный перевал, по которому можно пройти. А так как Семенов ехал верхом, а в караване были и верблюды, то ясно, что русская пехота этими проходами безусловно пройдет. Ясно также, что караван мог пройти лишь при доброжелательном отношении местных жителей или хотя бы значительной их части. А это так и было.

В европейских столицах, в первую очередь в Лондоне, Вестник ИРГО читали внимательно. Дело сделано!..

На Тянь-Шань Семенова больше не пустили… Пусть другие едут!»

И другие поехали. В 1857 году была успешная экспедиция в Бухару и Хорасан Н.В. Ханыкова, в 1858 – путешествие через Тянь-Шань в Кашгарию Ч.Ч. Валиханова, а Н.А. Северцова в Коканд.

Автор цитированной статьи делает вполне обоснованный вывод, что путешествие П.П. Семёнова стало ключевым событием в деле освоения русскими Туркестана: «Ханства замиряются, междоусобицы прекращаются, Россия «нависает» над Индией. Ни о каких британских десантах в Крым не может быть и речи».

Подвиг не остался без награды. Государственный ум Семёнова тоже не остался без применения. Он теперь не только «отец современной географии», энтомолог, искусствовед, статистик, государственный деятель. С 1882 г. он – сенатор, с 1897 – член Госсовета. «Заслуг перед Россией много, но в начале XX века слишком хорошо стало заметно, что означало для нее путешествие П.П. Семенова на Тянь-Шань и 10-страничное его письмо из Семипалатинска. В 1906 г. указ Николая II определяет П.П. Семенову и его потомкам уникальную среди русских награду – добавление к фамилии «Тян-Шанский». Такой ранее удостаивались лишь полководцы».

Это не единственный случай, когда учёный, путешественник, писатель – ещё и «боец невидимого фронта». Но здесь уникальность – в масштабе последствий, которые повлекли за собой единственная экспедиция Семёнова и его письмо на десяти страницах…

Н. М. Пржевальский: «Душу кочевника даль зовет»

Пржевальский Николай Михайлович (1839–1888), русский путешественник, исследователь Центральной Азии, почётный член Петербургской Академии, почётный член Петербургской академии наук, генерал-майор. Руководитель экспедиции в Уссурийский край (1867–1869) и четырёх экспедиций в Центральную Азию (1870–1885). Впервые описал природу многих районов Центральной Азии; открыл ряд хребтов и озёр. Собрал ценные коллекции растений и животных; впервые описал дикого верблюда, дикую лошадь (лошадь Пржевальского) и другие виды позвоночных.

Громадная жизнь была прожита Пржевальским. Громадная не по числу прожитых лет – их-то как раз было очень мало (меньше пятидесяти!), а по количеству пройденных вёрст, по объёму принятой и переработанной информации, по величию дел этого необыкновенного человека. Ему принадлежит известный афоризм: «Душу кочевника даль зовёт». Он же писал, что самое лучшее в путешествии – это возвращение домой. Однако, возвращаясь из очередной экспедиции, сам Пржевальский очень недолго радовался оседлой жизни. С первых же дней душу его звала новая неведомая даль. Видимо, эта страсть была в нём заложена генетически, от запорожских казаков, которым, как известно, кочевой образ жизни был ближе оседлого.

Предком путешественника был запорожский казак Корнило Паровальский. Этот предок, служивший в ХVI веке под знамёнами польских королей, при получении им рыцарского (шляхетского) звания, герба и поместий переиначил фамилию на польский лад и стал именоваться Пржевальским. Два с лишним столетия спустя один из его потомков, Казимир, перешёл в православие и назвался Кузьмой. А уже сын его, Михаил Кузьмич Пржевальский, стал царским офицером и отцом великого русского путешественника.

В нем все было необычным – от внешности до характера и привычек. Это был могучий человек огромного роста, вес которого могла выдержать не каждая лошадь. Подобно своим запорожским предкам, был упрямым и независимым. Как истинный рыцарь, не терпел несправедливости, лжи и лицемерия. Когда Пржевальский был преподавателем военного училища, он принимал юнкеров у себя дома, был хлебосольным хозяином и держался с ними на равных. Но на экзаменах не делал поблажек никому. Будучи убеждённым холостяком, Пржевальский усыновил одного юношу – дальнего родственника, и устроил его в училище. Относясь к нему, как к сыну, он просил диретора учебного заведения держать воспитанника в строгости, а при необходимости «драть как сидорову козу».

Почему великий путешественник был холостяком? Некоторые биографы считают, что у него просто не было времени для ухаживания за барышнями. Кроме того, он ни в одной из них не видел идеала. А идеальным для него был образ его матери – единственной женщины, которую этот суровый человек боготворил. Друзьям, которые пытались его женить, Пржевальский говорил, что дамы его раздражают болтливостью и пристрастиями к пустякам. «А что я буду делать, если жена увяжется за мной в экспедицию? Нет уж, господа, увольте!» Когда знакомый генерал попросил Пржевальского подготовить его дочь к экзамену по географии, тот ограничился тем, что подарил девице свой учебник с таким автографом: «Долби, пока все не выучишь!».

Пржевальский поражал своих гостей тем, что мог за обедом съесть в один присест больше, чем Собакевич из «Мертвых душ» Гоголя. Однако в экспедиции могучий генерал спокойно обходился чёрным сухарём и фляжкой воды. При этом дома он нередко недомогал, зато в самых трудных походах испытывал необыкновенный прилив сил и энергии. С подчиненными, будь то рядовой казак, офицер или проводник из местных жителей, был строг и требователен, но по-отечески заботился о них в походе. С вышестоящим начальством, не исключая особ императорской фамилии, был всегда прям, и держал себя независимо. На одно его резкое замечание в споре с Александром II ответил: «Прощаю тебя только потому, что ты Пржевальский!»

Первым большим путешествием Пржевальского была экспедиция по Уссурийскому краю, организованная в 1867 году при поддержке П.П. Семёнова-Тян-Шанского и Сибирского отдела Русского географического общества. Как писал биограф Пржевальского М.А. Энгельгардт, результаты экспедиции были столь богаты, что все позднейшие исследования могли прибавить к ним лишь весьма немногое. В ходе этого путешествия молодой офицер Генштаба «…доставил интересные сведения о жизни и нравах зверей и птиц, о местном населении, русском и инородческом; исследовал верхнее течение реки Уссури, бассейн озера Ханка, восточный склон хребта Сихотэ-Алинь; наконец собрал тщательные и подробные данные о климате Уссурийского края.

Словом, его экспедиция превзошла всякие ожидания: командированный со специальной статистической целью, обладая ничтожными средствами, отрываемый от занятий служебными обязанностями, он произвёл замечательно полное естественно-историческое исследование малоизвестного края. Результаты он изложил в прекрасной книге «Путешествие в Уссурийском крае», обнаружившей в нем не только энергического и неутомимого путешественника, но и превосходного наблюдателя с широкими интересами, страстной любовью к природе и основательной подготовкой. Чувствовалось, что это – большой корабль, которому предстоит большое плавание».

Уссурийская экспедиция 1867–1869 годов оказалась не только научной. Во время её работы на русскую территорию прорвалась большая банда хунхузов – китайских разбойников, которые истребляли русские поселения и подстрекали китайское население к восстанию. Пржевальскому пришлось отвлечься на эту антитеррористическую операцию, которую он провёл решительно, быстро и успешно. За эти боевые действия он получил капитанский чин и, переведён в Генеральный штаб.

Успех (и не только научный) Уссурийского предприятия определил дальнейшую судьбу воина-путешественника. В 1870 году Русское географическое общество организовало экспедицию в Центральную Азию. Её начальником был назначен Николай Михайлович Пржевальский.

Из Урги в Пекин через пустыню Гоби

С ноября до конца декабря 1870 года Н.М. Пржевальский с командой (помощник М.А. Пыльцев и два казака) по пути из Урги в Пекин пересёк монгольские степи и пустыню Гоби. С началом 1871 года экспедиция достигла озера Далайнор, а летом переправилась через Хуанхэ в районе города Баотоу и поднялась на плато Ордос. Вторая половина года ушла на преодоление дикой и бесплодной пустыни Алашань, покрытой сыпучими песками, вплоть до крутого и узкого хребта Хэланьшань (высотой до 1855 м), вытянутого вдоль меридиана.

Новый 1872 год путешественники встретили в Чжанцзякоу. После короткой передышки путники, добравшись до южной части пустыни Алашань, обнаружили, что песчаное пространство сменилось горной системой Наньшань с мощными хребтами высотой от 4053 до 5243 м. Оттуда экспедиция вышла к бессточному солёному озеру Кукунор (площадью около 4200 кв. км), поднятому силами природы на 3200 м над уровнем моря.

После съёмки озера Кукунор и перехода через мощный хребет того же названия Пржевальский обследовал болотистую равнину Цайдам до хребта Бурхан-Будда (высотой до 5200 м) – естественной границы Китая и Тибета. Таким образом, Пржевальский стал первым европейцем, проникшим в глубинную область Северного Тибета. В этом путешествии он прошёл по самым безлюдным и суровым местностям горных и пустынных районов Монголии и Китая более 11 800 км и нанёс на карту около 5700 км. Описание путешествия и его научные результаты вошли в двухтомный труд «Монголия и страна тангутов» (1875–1876 гг.), переведённый на ряд европейских языков.

Как и в Уссурийском путешествии, не обошлось без стрельбы. Населённая местность на пути к Кукунору была охвачена восстанием дунган (китайских мусульман). Но у Пржевальского и его спутников уже сложилась репутация непобедимых богатырей и могучих колдунов. Этому способствовала внешность начальника, а также неукротимая отвага всей русской четвёрки. Сам Пржевальский писал: «Нас четверых разбойники боялись больше, чем всех китайских войск в совокупности, и избегали встречи». А как проходили встречи, описано М.А. Энгельгардтом: «Найдя проводников, двинулись в горы. На третий день пути партия конных дунган человек сто загородила путешественникам выход из ущелья, сделав по ним несколько выстрелов, впрочем, на далёком расстоянии. Четверо смельчаков, с ружьями наготове, продолжали идти вперёд, и, не подпустив их на выстрел, дунгане пустились наутёк».

Лобнор и Джунгария

В середине августа 1876 года Пржевальский вместе с помощником Ф.Л. Эклоном, двигаясь вверх по долине реки Или и её притока Кунгеса, преодолели главную цепь Восточного Тянь-Шаня. Пржевальский обнаружил, что эта горная система разделяется на два ответвления, между которыми находятся высокие изолированные плато Их-Юлдуза и Бага-Юлдуза. К югу от пересечённого путниками хребта Куруктаг начиналась пустыня Тарима и Лобнора – самая, по словам Пржевальского, дикая и бесплодная, «хуже даже Алашаньской». Пржевальский описал низовья реки Тарим, установил восточную границу пустыни Такла-Макан. Далее он открыл не известный ранее географам хребет Алтынтаг и предположил, что плато к югу от него представляет собой северную часть Тибетского нагорья.

Совершенно неизученным до Пржевальского было и озеро Лобнор. В феврале 1877 года путешественник достиг озера и затем исследовал его южный и западный берега. Вывод был такой: всё озеро сплошь покрыто зарослями густого мелководного тростника, свободные участки встречаются изредка, а вода в озере светлая и пресная. В то же время, согласно китайским источникам и мнению авторитетного географа Рихтгофена, Лобнор – озеро солёное и лежит оно севернее, чем на карте Пржевальского. Кто был прав, показало время. Как пишет известный географ Э.М. Мурзаев, «Пржевальский был совершенно прав, когда утверждал, что он открыл, описал и правильно определил координаты Лобнора, но и Рихтгофен был прав… Лобнор оказался кочующим водоёмом, ибо он полностью зависит от положения рек, снабжающих его водой».

Первая Тибетская экспедиция

В марте 1879 года Пржевальский с помощником В.И. Роборовским и отрядом из двенадцати человек двинулся на юго-восток от Зайсана, пересёк Джунгарскую Гоби и, пройдя восточную окраину Гашунской Гоби, к югу от низовьев реки Данхэ обнаружил «громадный вечноснеговой» хребет Гумбольдта (Улан-Дабан, длина около 250 км, вершины 5300–5400 м). После передышки в оазисе Хами (важном торговом и стратегическом пункте) экспедиция направилась к городу Са-Чжоу через пустыню, со всеми «прелестями» – тяжелой атмосферой, костями животных, горячими вихрями солёной пыли, миражами и почти полным безводьем. После двух недель этого пекла Пржевальский прошёл на юг к равнине Сартым, пересёк её и открыл хребет Риттера (Дакэн-Дабан, длина около 200 км, вершины высотой более 5 тысяч м) и два меньших.

Короткая передышка в посёлке Дзун – и Пржевальский двинулся на юго-запад, где выяснил, что хребет Куэнь-Лунь имеет здесь широтное направление и состоит из двух-трёх параллельных цепей. Были открыты хребты Сасун-Ула и Бокалыктаг (с вершиной 6300 м), названный им в честь Марко Поло. К югу от него Пржевальский обнаружил хребет Бунгбура-Ула (вершина 5800 м), тянущийся вдоль левого берега верховья Янцзы, и широтный хребет Тангла (с вершинами до 6100 м).

Далее к югу простирался уже собственно Тибет, представляющий, как писал Пржевальский, «…грандиозную, нигде более на земном шаре в таких размерах не повторяющуюся стоповидную массу, поднятую… на страшную высоту. И на этом гигантском пьедестале громоздятся… обширные горные хребты… Словно стерегут здесь эти великаны труднодоступный мир заоблачных нагорий, неприветливых для человека по своей природе и климату и в большей части еще совершенно неведомых для науки…».

Экспедиция Н.М. Пржевальского (1879–1880 гг.)


С перевала на высоте около 5000 м, пройдя около 120 км на юг, Пржевальский увидел, что находится примерно в 300 км от Лхасы, закрытой для европейцев. Путешественникам пришлось повернуть обратно: стало известно, что в Лхасе распространился слух, будто русские хотят похитить далай-ламу.

Во время этого путешествия Пржевальский прошёл более 8 тысяч км и произвёл съемку 5 тысяч км путей по не исследованным европейцами районам Центральной Азии, открыл дикую лошадь и медведя-пищухоеда. В.И. Роборовский собрал коллекцию из 12 тысяч экземпляров растений, представляющих полторы тысячи видов. В 1883 году вышла книга Н.М. Пржевальского «Из Зайсана через Хами в Тибет и на верховья Жёлтой реки».

Снова в Тибет

В этот поход Пржевальский взял двух помощников – к В.И. Роборовскому присоединился П.К. Козлов. А всего в экспедицию отправился 21 человек. В мае 1884 года экспедиция прибыла в Дзун, чтобы отправиться на юго-восток от Цайдама, где за хребтом Бурхан-Будда было обнаружено солончаковое волнистое плато, на котором паслись многочисленные стада яков, куланов, антилоп и других диких животных.

За время пребывания в этих местностях экспедиция два раза подверглась нападению тангутов и голыков – представителей местных племен. В первый раз бивуак атаковали два конных отряда, но были отбиты. Несмотря на понесённый урон, «тангуты» не оставляли своих намерений. Чтобы показать наглецам, с кем они имеют дело, Пржевальский решился перехватить инициативу, несмотря на отсутствие семерых казаков, отправленных на склад. Четырнадцать русских путешественников сами атаковали лагерь противника! Навстречу им высыпало триста верховых, но при сокращении дистанции до выстрела разбойники пустились наутек.

В другой раз человек 300 конных тангутов атаковали стоянку Пржевальского на берегу открытого им озера Русского. Как это выглядело, описал сам начальник экспедиции:

«Гулко застучали по влажной глинистой почве копыта коней, частоколом замелькали длинные пики всадников, по встречному ветру развевались их суконные плащи и длинные черные волосы… Словно туча неслась на нас эта орда, дикая, кровожадная… С каждым мгновением резче и резче выделялись силуэты коней и всадников… А на другой стороне, впереди нашего бивуака, молча с прицеленными винтовками стояла наша маленькая кучка – четырнадцать человек, для которых не было иного исхода, как смерть или победа…».

Нападающие были встречены залпами, но продолжали скакать, и только когда их главарь, под которым была убита лошадь, побежал назад, вся шайка, повернула в сторону и спряталась за ближайший увал. «Тут они спешились и открыли пальбу по путешественникам, стоявшим на ровном месте. Тогда, оставив на бивуаке шестерых, Пржевальский отправился выбивать тангутов из их убежища. Последние встретили их пальбой, которая, впрочем, скоро затихла, и, когда нападающие взобрались на увал, оказалось, что тангуты бросили свою позицию и скрылись за следующим увалом. Но и отсюда они были выбиты; а в то же время другой отряд, бросившийся на бивуак, был отражён» (М.А. Энгельгардт).

Перевалив хребет Баян-Хара-Ула (водораздел истоков Хуанхэ и Янцзы), отряд Пржевальского очутился в высокогорной стране, где склоны круты, а вершины высоки и труднодоступны. Вернувшись к Цайдаму, Пржевальский открыл на юго-западе узкий, но мощный хребет Чиментаг. За ним, далеко на юге, был обнаружен гигантский хребет Аркатаг. После четвёртой экспедиции карта Центральной Азии обогатилась ещё многими названиями: Долина Ветров, хребты Загадочный (ныне – Пржевальского), с вершиной (7720 м) «Шапка Мономаха», Московский, Русский и примыкающий к нему Музтаг (вершина 7282 м), озеро Незамерзающее (солёное, расположенное на высоте 3867 м).

Четвёртое путешествие Пржевальского было последним. В 1888 году вышла его последняя работа «От Кяхты на истоки Желтой реки».

Путешествие длиной в 15 лет

Всего в области Центральноазиатского плоскогорья путешественник провёл 9 лет, 2 месяца и 27 дней, пройдя в своих экспедициях более 30 тысяч вёрст (32 тысячи километров). Подводя общий научный итог четырёх экспедиций Н.М. Пржевальского в Центральной Азии, М.А. Энгельгардт писал:

«Крупнейшими из его географических открытий были: исследование горной системы Куэнь-Лунь, хребтов Северного Тибета, бассейнов Лобнора и Кукунора и истоков Желтой реки… система горных хребтов Куэнь-Лунь… до исследований Пржевальского она была известна только по имени и изображалась в виде почти прямой черты; благодаря его экспедициям прямолинейный Куэнь-Лунь точно ожил, выяснились его важнейшие изгибы, он расчленился на отдельные хребты, связанные горными узлами и разъединенные глубокими долинами».

Открытие хребта Алтынтаг сразу выяснило общее очертание Тибетской ограды, имеющей вид отлогой дуги, изогнутой к северу. Затем были исследованы восточная часть системы (Наныпань), в которой Пржевальским открыты хребты Северно– и Южно-Тэтунгский, Южно-Кукунорский, Гумбольдта и Риттера; центральный Куэнь-Лунь, колоссальное сплетение хребтов, до Пржевальского абсолютно неизвестных (Бурхан-Будда, Го-Ши-ли, Толай, Шуга и Хоросай, хребты Марко Поло, Торай, Гарынга, хребты Колумба и Цайдамский, хребты Пржевальского, Московский и Тогуз-Дабан; западный Куэнь-Лунь, состоящий из хребтов Русского, Кэрийского и гор Текелик-Таг. В этих хребтах нередки отдельные вечно заснеженные вершины, одетые грандиозными ледниками, как, например, гора Царя-Освободителя, горы: Кремль, Джинри, Шапка Мономаха и другие. Таким образом, заполнилось огромное пространство от Памира до истоков Желтой реки – загадочная область, с давних пор интересовавшая географов и подававшая повод к разнообразным, более или менее произвольным гипотезам относительно вида поверхности внутренней Азии.

Исследование северной части Тибета – также из крупнейших географических открытий. Пржевальский дал общее описание этого плоскогорья – единственного в мире по высоте и громадности, – открыл и исследовал ряд хребтов, разбросанных на нем (хребет Куку-Шили и его продолжение Баян Хара, хребет Думбуре, Котин, Тян-Ля и отдельные снеговые вершины Джома, Дарзы, Меду-кун), и открытием вечно заснеженной группы Самтын-Кансыр сомкнул свои исследования с английскими, указав на связь Северно-Тибетских гор с Трансгималайскими.

Озеро Лобнор было им исследовано в двух путешествиях. Пржевальский определил его истинное положение, форму, величину; нанес на карту его притоки, из коих один, Черчен-Дарья, до него был вовсе неизвестен, а другой, Тарим, образующий своими разветвлениями и рукавами довольно сложную сеть, изображался неверно. Обширное озеро Кукунор, известное дотоле лишь по преданиям, принадлежит теперь к числу наиболее известных азиатских озер. Как и Лобнор, оно представляет остаток когда-то огромного бассейна, существовавшего еще в недавнюю геологическую эпоху.

Первый из европейских путешественников, Пржевальский пробрался к верховьям Жёлтой реки, исследовал котловину Одон-Тала, в которой она берет начало, и показал, что она слагается из двух рек, которые, соединившись, вливаются в озеро Экспедиции и следующее за ним озеро Русское.

Далее, им были исследованы наименее доступные участки великой Гоби: пустыня Восточного Туркестана с ее оазисами, пустыни Ордоса и Алашань, южная окраина Гоби от города Калгана до Дынь-Юань-Ина, и центральная часть ее от Алашани до Кяхты. Во всех перечисленных пустынях до него не проходил ни один европеец; кроме того, он пересек Гоби и по другим направлениям, в местностях, уже затронутых отчасти прежними исследователями. В общем, его путешествия дали нам замечательно полную картину великой азиатской пустыни: ее орографии, оазисов, колодцев, озер и ключей; своеобразной флоры и фауны и оригинального климата.

Ему же всецело принадлежит исследование обширного плоскогорья Цайдама, замкнутого со всех сторон хребтами Куэнь-Луня. Это – не вполне пересохшее дно огромного бассейна/ следы которого сохранились в виде соленых озер и болот. Пржевальский исследовал и нанес на карту эти озера/ главную артерию Цайдама – реку Баянгол, его оазисы, урочища и прочее.

Наконец из менее крупных открытий его упомянем об исследовании озера Далайнор в юго-восточной Монголии, реки Урунгу и озера Улюнгур в Джунгарии, верховьев Янцзы-цзян, хребтов Иншаня и Алашаня, течения Желтой реки ниже верховьев и прочее…».

Пионер и ученый

Эти открытия поставили имя Пржевальского в один ряд с именами величайших путешественников-географов. Однако путешественник-географ является только пионером, открывающим для науки неведомые области, но для него самого наука не существует. Например, для Стэнли, Ливингстона и других исследования флоры и фауны были чем-то не очень серьёзным. «Постоянные серьезные заботы мешали нам заниматься пустяками», – наивно заявлял Стэнли по поводу собирания коллекций. В Пржевальском соединялись оба типа: пионер и ученый. Любовь к дикой, привольной жизни, жажда сильных ощущений, опасностей, новизны сделали из него путешественника-пионера и авантюриста; страстная любовь к природе и в особенности к тому, что живёт, дышит, движется, – сделали его ученым-путешественником, которого немцы сравнивают с Гумбольдтом.

Зоологические исследования его имеют одинаково важное значение для географии животных, систематики и биологии. Они выяснили состав среднеазиатской фауны, дали возможность разбить ее на частные зоологические области, определить их границы и отношение к фауне уже исследованных областей. Для систематики имеют огромное значение множество новых видов и любопытных местных форм, привезенных им из Азии. Достаточно упомянуть о диком верблюде и яке, о лошади Пржевальского, вызвавшей в свое время фурор среди дарвинистов, о тибетском медведе-пищухоеде, о новых видах антилоп, диких баранов, леммингов, сурков, о множестве новых птиц, рыб, ящериц, насекомых и прочего. Не ограничиваясь собиранием коллекций, он наблюдал жизнь животных. Он составил целые монографии о верблюде, яке, тибетском медведе и других, исследовал пути пролета птиц в Центральной Азии. Им собрано 15–16 тысяч экземпляров растений 1700 видов. В материалах профессора Б.Ф. Поршнева есть сведения о том, что Пржевальский слышал о существовании в дебрях Центральной Азии загадочного примата, которого сейчас называют «снежным человеком», но в книгах самого путешественника об этом не упоминается.

Четыре экспедиции Пржевальского произвели коренной переворот в наших познаниях о природе Центральной Азии. Почти то же сделано им для изучения её климата. «Пока продолжались его путешествия, – писал профессор Воейков, – просвещённейшие и богатейшие страны Западной Европы соперничали в изучении Африки. Конечно, и изучению климата этой части света было уделено место, но наши знания о климате Африки подвинулись трудами этих многочисленных путешественников менее чем наши знания о климате Центральной Азии сведениями, собранными одними экспедициями Пржевальского».

Потанин, сибирский казак

Потанин Григорий Николаевич (1835–1920), русский путешественник, этнограф, исследователь Сибири и Центральной Азии. Совершил экспедиции на озеро Зайсан, в горы Тарбагатай, в Монголию, Туву, Северный Китай, Тибет, на Большой Хинган. Собрал ценные этнографические материалы.

Григорий Потанин родился в семье офицера Сибирского казачьего войска, в станице Ямышевской на Иртыше. Окончил Сибирский кадетский корпус (г. Омск), после окончания которого служил в 8-м казачьем полку. Проходя дальнейшую службу в Омске, встретился с П.П. Семеновым (тогда ещё не Тян-Шанским). Знакомство с молодым, но уже известным и авторитетным учёным так подействовало на казачьего офицера, что мысли о военной карьере быстро вытеснились мечтами о высшем образовании. Ходатайство П.П. Семёнова перед генерал-губернатором Г.Х. Гасфордом и рекомендательное письмо политического ссыльного М.А. Бакунина сделали своё дело: в 1859 году Г.Н. Потанин был принят вольнослушателем на факультет естественных наук Петербургского университета.

В Питере Потанин близко сошелся с Н.М. Ядринцевым, который с другими студентами-сибиряками организовал землячество. Потанин быстро стал активным участником деятельности этого своеобразного научно-политического кружка. В 1861 году произошли студенческие волнения, в которых не обошлось без сибирского землячества. Потанин был арестован и выслан в Сибирь. В Омске шла подготовка к экспедиции астронома К.В. Струве, и в её составе Потанин совершил свои первые путешествия – к устью реки Кокбекты, впадающей в озеро Зайсан, и к подножию Тарбагатая.

Но связь с питерскими сибиряками не прерывалась. Напротив, Потанин был увлечен главной из задач организации Н.М. Ядринцева – подготовкой движения за отделение Сибири от России. Надо сказать, что такая тенденция существовала давно, еще с петровских времен, когда по обвинению в подготовке отделения Сибири был казнен Иркутский губернатор князь Гагарин. Да и позже власть была настолько обеспокоена этой проблемой, что в 1865 году Потанин вместе с Ядринцевым и другими был арестован по делу «сибирских сепаратистов» (так называли тогда «областников» – участников движения) и приговорен к пяти годам каторжных работ с последующей пожизненной ссылкой в отдаленные местности Российской империи. С 1874 года, когда Потанин был освобожден от ссылки с правом проживать в любом городе страны, он полностью посвятил себя научной деятельности.

За последующие годы Г.Н. Потанин совершил ряд путешествий по Сибири и Центральной Азии, в которых собрал обширные материалы по географии, ботанике, экономике и этнографии. Наиболее значительные экспедиции: в Монголию (1876–1877 и 1879–1880 гг.), в Тибет, Китай и Центральную Монголию (1892–1893 гг.) и на Большой Хинган (1899 г.). Постоянной спутницей и помощницей в путешествиях была его жена Александра Викторовна Потанина (1843–1893). Первая женщина, проводившая исследования Центральной Азии, этнограф и художница, она стала автором этнографического описания бурят, монголов, китайцев и некоторых других народов.

Григорий Николаевич Потанин был инициатором учреждения в Сибири ученых обществ, музеев, газет, экспедиций и т. д. Именем Потанина названы хребет Нань-Шаня и самый крупный ледник в горном узле Табын-Богдо-Олана (Монгольский Алтай), а также одна из улиц Омска. По решению Президиума АН СССР (1955 г.) сооружен памятник Г.Н. Потанину в Университетской роще Томска – так называется парк, окружающий корпуса университета.

Первая экспедиция Русского географического общества под руководством Г.Н. Потанина была названа Монгольской. Летом 1876 года отряд прошёл от Зайсана через Монгольский Алтай в город Кобдо. ВЕрными спутниками его были Александра Викторовна и топограф Петр Алексеевич Рафаилов. Во время продвижения из Кобдо вдоль северных склонов Монгольского Алтая Потанин открыл несколько хребтов, южных и северных отрогов Монгольского Алтая. Потанин и Рафаилов окончательно установили самостоятельность горных систем Алтая и Тянь-Шаня. Фактически Потанин положил начало научному открытию Монгольского Алтая.

Осенью 1876 года путешественники на пути от южного берега Хубсугула до горько-соленого озера Убсу-Нур открыли хребет Хан-Хухэй-Ула и пески Бориг-Дэл. Далее Потанин направился на юг через Котловину Больших озер в Кобдо, а Рафаилов пересек и впервые исследовал короткие горные хребты между западной частью Монгольского Алтая и Танну-Ола. Вся экспедиция воссоединилась в начале 1878 года.

Вторая экспедиция стартовала в июне 1879 года. После исследования огромной впадины на северо-западе Монголии – Котловины Больших Озер – Потанин пришел к выводу, что озера Хиргис-Нур, Хара-Нур и Хара-Ус-Нур взаимно связаны речной системой, но Убсу-Нур не имеет связи с остальными. Как установил топограф П.Д. Орлов, это озеро является самым большим водоемом Монголии (3350 кв. км).

В конце сентября, перевалив хребет Танну-Ола, экспедиция проследила долины рек Улуг-Хема (верхнего Енисея) и Ка-Хема (Малого Енисея) на 100 км каждую. После пересечения Танну-Ола и маршрута по Тувинской котловине, где экспедиция нанесла на карту очертания главного хребта и его северных отрогов, она поднялась по Улуг-Шивею до верховья, пересекла хребет Сангилен и вышла к западному берегу Хубсугула, вдоль которого простирается хребет Баян-Ула с высотами более 3 тысяч метров. Путешествие закончилось в Иркутске. Дневники двух экспедиций Потанина составили четыре тома «Очерков Северо-Западной Монголии». Два тома содержат этнографические материалы, собранные А.В. Потаниной.

Третья экспедиция Потанина была организована в 1883 году. Началась она с морского путешествия вокруг Европы через Суэцкий канал. Высадившись в порту Чифу, отряд проследовал в Пекин для закупки необходимого снаряжения. В 1884 году экспедиция прошла от Пекина через город Гуйсуй (Хух-Хото) и плато Ордос в Ланьчжоу, где остановилась на зимовку. В течение 1885–1886 годов путешественники дважды пересекли «Тангутско-Тибетскую окраину» Китая, в которой Потанин выделил две части. Северная часть – это нагорье высотой более 3000 м с редкими хребтами и неглубоко врезанными речными долинами, а южная отличается сложным горным рельефом и глубокими долинами рек.

В апреле 1886 года экспедиция прошла от озера Куку-нор к истокам реки Жошуй, которые нанесли на карту, вышла к бессточному озеру Гашун-Нур, а далее, при пересечении Гобийского Алтая, выявила четыре южных невысоких отрога. На обратном пути экспедиция, пройдя по долине Туйн-Гола и перевалив хребет Хангай, через бассейн Орхона в начале ноября 1886 года вышла к Кяхте.

Таким образом, экспедиция Потанина пересекла Центральную Азию приблизительно по 101-му меридиану. Результаты её описаны в работе «Тангутско-Тибетская окраина Китая и Центральная Монголия».

Генерал Певцов, астроном и географ

Певцов Михаил Васильевич (1843–1902) – русский путешественник, исследователь Центральной Азии, генерал-майор. Руководил тремя экспедициями по Джунгарии, Монголии, Гоби, Кашгарии, Куэнь-Луню. Автор учебника географии и способа определения географической широты, названного его именем.

Будущий путешественник родился в Новгородской губернии. Вольнослушателем посещал лекции в Санкт-Петербургском университете, затем учился в Воронежском юнкерском училище, после окончания которого служил прапорщиком в Томском полку. Учась далее в Академии Генерального штаба, одновременно слушал курс геодезического отделения и изучал астрономию. После окончания Академии служил в Семипалатинской области и преподавал географию в Сибирском кадетском корпусе (г. Омск).

Первое путешествие от Зайсана до Джунгарии (Певцов совершил в 1876 году. Он исследовал бассейн озера Улюнгур, нанес на карту горько-соленое озеро Бага-Нур и реку Урунгу до предгорий Монгольского Алтая. Результаты путешествия – описание маршрута и карта Восточной Джунгарии – были опубликованы Певцовым в работе «Путевые очерки Джунгарии».

В 1878 г. Певцов отправился в Монголию для изучения пути вдоль северных склонов Монгольского Алтая. Он установил, что горный массив Табын-Богдо-Ола представляет узел всей системы Алтая, обследовал среднее течение реки Дзабхана, пересек реки Байдраг-Гол, Туйн-Гол, Тацын-Гол, Аргын-Гол, Онгин-Гол и выяснил, что все они берут начало в Хангайском хребте. Это открытие в корне изменило представление о гидрографии края.

Южнее Певцов открыл и описал Долину Озер – 500-километровую впадину между Хангаем и Алтаем. В восточной части Гобийского Алтая Певцов обнаружил два коротких горных массива. Установив направление и протяженность Гобийского Алтая, Певцов в основном завершил открытие всей системы Монгольского Алтая.

Весной 1879 года Певцов прошел через Гоби на северо-запад по караванному пути к Урге (ныне Улан-Батор) и оттуда двинулся на запад. В этой части маршрута он определил направление, протяженность (около 700 км) и высоту Хангая, выявил его северные и южные отроги. Двигаясь дальше на запад, Певцов правильно предположил, что ранее вся эта часть Северо-Западной Монголии была покрыта водой и представляла собой единое пресное озеро.

Членами экспедиции были составлены подробное географическое описание и карта местности, собраны зоологические и ботанические коллекции, образцы горных пород, получены данные о границах распределения различных монгольских племен, их образе жизни, культуре и быте. В 1883 г. был издан «Очерк путешествия по Монголии и Северным провинциям Китая», за который Певцов был награжден медалью имени Ф.П. Литке.

В 1889 году Певцов вместо умершего Пржевальского был назначен начальником Тибетской экспедиции 1889–1890. В работе экспедиции принимали активное участие В.И. Роборовский, который был первым заместителем начальника, и П.К. Козлов, а также приглашённый Певцовым известный горный инженер К.И. Богданович. Роль названных коллег М.В. Певцова была весьма значительна. Они самостоятельно выполняли сложные и ответственные поручения руководителя экспедиции и сами стали знаменитыми исследователями Центральной Азии.

Это было самое значительное путешествие Певцова. Результаты его, описанные в работе «Труды Тибетской экспедиции 1889–1890 гг….», были очень велики: установлены границы и размеры пустыни Такла-Макан; исследована горная система Куэнь-Лунь и впервые составлена схематическая карта всего Куэнь-Луня; открыто высокое плато Северо-Западного Тибета и выяснены его приблизительные размеры; завершено открытие хребтов Русского, Пржевальского, Алтынтага и межгорной котловины Культала; открыт ряд новых хребтов; дана характеристика рельефа и гидрографии западной части Центральной Азии; очень продвинулось вперед разрешение «загадки Лобнора».

Были собраны обширные сведения о климате, жизни и быте народов Центральной Азии, ботанические и зоологические коллекции (7000 видов растений, 200 видов млекопитающих, 1200 птиц, 100 рыб, 800 земноводных и пресмыкающихся и около 200 видов насекомых). Большую ценность представляли материалы маршрутной съемки, карта обширной территории Центральной Азии, с определением географических координат ряда пунктов. Экспедиция открыла Токсунскую впадину в западной части Турфанской котловины.

За это путешествие Певцов был награжден Большой Константиновской медалью – высшей наградой Русского Географического Общества – и избран почетным членом-корреспондентом Лондонского королевского географического общества. Разработал метод определения географической широты, получивший применение в геодезии. Именем Певцова названы ледник на Алтае, улица в Омске. В 1975 г. на одном из зданий улицы открыта мемориальная доска. В память об ученом Омским отделением Географического общества СССР учреждена премия его имени.

Грумм-Гржимайло, великий собиратель коллекций

Григорий Ефимович Грумм-Гржимайло (1860–1936), географ и зоолог, исследователь Западного Китая, Памира, Тянь-Шаня, Западной Монголии и Тувы, Дальнего Востока. Открыл Турфанскую впадину. Автор трудов по физической, политической, исторической географии и этнографии Центральной Азии.

После окончания Петербургского университета в 1884 году Г.Е. Грумм-Гржимайло отправился в экспедицию, имевшую основной целью энтомологические исследования. Результаты своих работ на Памире и Тянь-Шане Г.Е. Грумм-Гржимайло доложил в Географическом обществе. Отчёт был опубликован в 1890 году. Материалы памирских экспедиций, содержавшие много новых сведений по энтомологической фауне, были переданы в Зоологический музей Академии наук. За Памирские путешествия Русское Географическое общество наградило Грумм-Гржимайло серебряной медалью и избрало его своим действительным членом.

В 1889 году, после смерти Пржевальского, Географическое общество сформировало три экспедиции в Центральную Азию. Одну из них, а именно экспедицию в Восточный Тянь-Шань и Наньшань, было поручено возглавить Григорию Ефимовичу Грумм-Гржимайло. Эта экспедиция оказалась самой важной в его научной деятельности. В ней он проявил способности не только зоолога, но также выдающегося этнографа и географа. Обязанности топографа выполнял его брат, офицер-артиллерист Михаил Ефимович, который и ранее был участником его экспедиции.

В конце мая 1889 года небольшой отряд выступил из Джаркента (Панфилов), перевалил хребет Борохоро и направился на восток. По пути выяснилось, что эти горы имеют очень крутой северный склон и дренируются многочисленными мелкими речками. В поисках перевала на южные склоны Тянь-Шаня путешественники поднялись в верховья реки Манас, начинавшейся с одного из ледников, дающих начало нескольким рекам. Не найдя прохода, они продолжили маршрут на восток и прошли около 300 км вдоль заснеженного хребта Богдо-Ула, а также понижение между ним и горами, среди которых Грумм-Гржимайло выделил хребты Варкельтаг и Карлыктаг.

Пройдя на юго-запад, Г.Е. Грумм-Гржимайло открыл и обследовал Турфанскую материковую впадину, самую глубокую в Центральной Азии – высота ее, по последним данным, 154 м ниже уровня океана. Ее открытие заинтересовало географов всего мира, и уже в 1893 году В.И. Роборовский организовал там регулярные метеорологические наблюдения.

В это же время М.Е. Грумм-Гржимайло направился к югу. Перевалил невысокий кряж Чёльтаг, он вместо показанной на картах «пустыни Хами» обнаружил равнину со степной растительностью, ограниченную на юге хребтом Курук-таг. Таким образом, одно из «белых пятен» континента было «окрашено» в более естественные цвета.

Пройдя более 6 тысяч км по не исследованным ранее местам, Грумм-Гржимайло закончил экспедицию в Джаркенте. Он доставил большую коллекцию насекомых и привез из степей Джунгарии первые четыре экземпляра лошади Пржевальского. Как известно, самому Пржевальскому не удалось тогда самому убить редчайшее животное, и Г.Е. Грумм-Гржимайло оказался первым из европейских естествоиспытателей, добывшим его.

Следующая экспедиция под началом Грумм-Гржимайло работала на территории Западного Китая. Собранные коллекции насчитывали 214 млекопитающих, 1150 птиц, 400 яиц с гнездами, около 100 рыб, 105 пресмыкающихся и земноводных, 35 тысяч насекомых, 800 листов гербария, 850 образцов горных пород. Результаты путешествия оказались настолько богатыми, что отчет о нём вышел в трех томах под названием «Описание путешествия в Западный Китай». Григорий Ефимович Грумм-Гржимайло стал первым лауреатом премии Пржевальского, которую присудило ему Русское Географическое общество. Оно же в 1907 году присудило ему Константиновскую медаль, а Парижская Академия наук удостоила русского путешественника специальной премии.

В 1903 году Грумм-Гржимайло начал путешествие в Западную Монголию и Урянхайский край (Туву). Все собранные материалы он включил в четырёхтомную монографию «Западная Монголия и Урянхайский край».

Роборовский, последователь Пржевальского

Роборовский Всеволод Иванович (1856–1910), русский путешественник. Участник экспедиций в Центральную Азию под руководством Н.М. Пржевальского и М.В. Певцова. Руководил экспедициями в Восточный Тянь-Шань, Наншань и Северный Тибет. Собрал зоологические, ботанические и геологические коллекции.

В.И. Роборовский родился и провёл детские годы в родительской усадьбе на берегу реки Волчины (Тверская губерния). Увлекался географией, изучением природы и собиранием разнообразных коллекций. Учась в Гельсингфорском (ныне – Хельсинки) юнкерском училище, с интересом следил за печатными сообщениями о путешествиях и географических открытиях Пржевальского в Центральной Азии. Прочитав о его знаменитом Лобнорском путешествии, юнкер Роборовский решил посвятить свою дальнейшую деятельность изучению природы неизведанных стран.

Воплощению мечты способствовали обстоятельства. Встреча с гимназическим товарищем Ф.Л. Эклоном, участником Лобнорской экспедиции, решила судьбу юного офицера. Эклон представил его непосредственно Николаю Михайловичу, который готовил новую экспедицию, получившую название Первой Тибетской экспедиции Пржевальского.

Заветной целью Пржевальского было дойти до таинственной столицы Тибета – Лхасы и провести рекогносцировочные исследования в Тибете. Как известно, Лхаса в тот раз осталась недоступной для наших путешественников. Несмотря на это, экспедиция Пржевальского по своим научным результатам была одной из наиболее успешных. За ее результаты Русское Географическое общество присудило В.И. Роборовскому «Малую золотую медаль». Он привез из экспедиции большой гербарий, включающий 12 000 экземпляров растений, в том числе новые для науки виды.

В новой Тибетской экспедиции (1883–1885) Пржевальский назначил В.И. Роборовского своим старшим заместителем, а вторым помощником стал П.К. Козлов. Экспедиция двинулась из Кяхты. Были исследованы северо-восточная окраина Тибетского нагорья, верховья рек Хуанхэ и Янцзы, Куэнь-Лунь почти на всем его протяжении и западная окраина пустыни Такла-Макан с пересечением Тянь-Шаня и выходом к Иссык-Кулю. В.И. Роборовский, помимо зарисовок рельефа, типов народностей, животных и растений, впервые использовал фотографирование. Сделанные им фотографические снимки приведены в первом издании путешествия (1888).

В самом начале очередного похода в Центральную Азию Н.М. Пржевальский умер, и его заботы принял на себя М.В. Певцов. Роборовский был его первым заместителем. Все экспедиции Певцова, Роборовского и Козлова, продолжавшие программу, намеченную Пржевальским, продолжались до 1895 года. В работе появились некоторые нововведения – переход к более длительным стационарным наблюдениям и расширению площадных исследований на прежних маршрутах. Однако В.И. Роборовский, последний русский путешественник школы Пржевальского, наиболее полно воплотил в себе классический стиль исследователя-первопроходца.

В первой же экспедиции Певцова Роборовский взял на себя наиболее трудную часть исследований в высокогорных районах Куэнь-Луня и Северного Тибета, проводя работы на высотах свыше 5000 м над уровнем моря. Это были холодные горные пустыни со скалистыми кряжами, совершенно безлюдные, с редкой скудной растительностью, практически без какой-либо живности. Надо ещё учесть затрудненное дыхание из-за разряженного воздуха, что было гибельно для лошадей, несших основной экспедиционный груз.

Но Роборовский провел исследования и в пустыне Такла-Макан, и в южных предгорьях Восточного Тянь-Шаня. В этих диких местах нередко бывает настоящий самум и возникают таинственные миражи. За результаты этой экспедиции Роборовский получил от Географического общества «Большую серебряную медаль имени Н.М. Пржевальского».

Русское Географическое Общество, где В.И. Роборовский занял положение, ранее принадлежавшее Пржевальскому, возлагало на него большие надежды в деле дальнейшего изучения географии и природы Внутренней Азии. Намечалась длительная экспедиция в Восточный Тянь-Шань с проникновением в совершенно неисследованную центральную область Большого Юлдуса. Предстояло также обследование Люкчунской впадины к югу от Турфана, впервые открытой братьями Г.Е. и М.Е. Грумм-Гржимайло в 1889 году, и изучение Наньшаня, где В.А. Обручев уже проводил первые геологические исследования.

В июне 1893 г. экспедиция вышла из Каракола (Иссык-Куль). В Люкчунской впадине Роборовский и его спутники провели геодезические работы, была организована метеорологическая станция. Впервые был определен абсолютный уровень озерной котловины, лежащей на 130 м (по современным данным – на 154 м) ниже уровня моря, что стало мировой сенсацией, поскольку в нескольких десятках километров к северу от озера Люкчун возвышается горный массив Богдо-Ула с вершинами до 5600 метров, а бурные потоки рек несут во впадину огромное количество воды, которая, не достигая лёссового поля котловины, поглощается предгорными галечниками.

Далее экспедиции предстояло решить новые задачи, что требовало разделения экспедиции на самостоятельные группы. В Люкчуне остался наблюдателем подготовленный Роборовским Шестаков. Сам В.И. Роборовский занялся изучением Нань-шаня. Этот горный массив с его сложными хребтами, огромная дикая Цайдамская впадина с озером Куку-нор и прилегающие нагорья Северного Тибета оказались особенно трудными для исследования из-за плохой проходимости, снежных бурь и холодов с морозами до 30–35 °C. Ураганные ветры в Цайдаме валили с ног не только людей, но и вьючных лошадей и яков, составлявших караван экспедиции. Однако именно эту часть горной страны, прилегающей с северо-востока к Тибету, В.И. Роборовский покрыл наиболее густой сетью маршрутов.

Когда Роборовский достиг урочища Юнгы-чунак в самых верховьях тибетских истоков Хуанхэ, в ночь на 28 января 1895 года у него случился инсульт. 5 февраля экспедиция выступила в обратный путь, испытав вскоре боевое столкновение с большой бандой тангутов. Роборовский, с трудом передвигаясь, продолжал вести наблюдения на пути в Люкчун. Все работы были завершены. Экспедиция вернулась в Россию 21 ноября 1895 года, оставив за собой путь длиной в половину земного экватора.

Как отмечает биограф В.И. Роборовского академик Б.С. Соколов, «Ни одна из прошлых экспедиций не была столь результативной. Этот подвиг Роборовского был отмечен Константиновской медалью – высшей наградой Русского Географического общества. Но окончательно восстановить здоровье Всеволоду Ивановичу так и не удалось. Тем не менее, несмотря на продолжающиеся припадки и болезни, он с непреклонным мужеством продолжал работать над собранными материалами и опубликовал в трех томах результаты своей выдающейся экспедиции. Значительная часть материалов обрабатывалась и после его кончины, но часть ботанических и зоологических коллекций не обработаны до сих пор».

Тот самый Обручев

Обручев Владимир Афанасьевич (1863–1956), советский геолог и географ, писатель, общественный деятель, академик АН СССР, Герой Социалистического Труда. Исследователь Сибири, Центральной и Средней Азии. Автор научно-популярных и научно-фантастических книг («Плутония», «Земля Санникова», «В дебрях Центральной Азии», «Золотоискатели в пустыне» и др.) Лауреат Ленинской и двух Государственных премий СССР. Его именем назван минерал обручевит, а также горный хребет в Туве, гора в верховьях реки Витима, ледник на полярном Урале, подводная возвышенность в Тихом океане у берегов Камчатки, оазис в Антарктиде и другие географические объекты.

При упоминании имени В.А. Обручева многие сразу вспоминают эти его замечательные произведения – романы «Плутония» «Земля Санникова», не зная даже, что их автор был геологом, знаменитым учёным и путешественником.

В.А. Обручев родился в семье армейского офицера. Получив после окончания Петербургского горного института звание горного инженера, В.А Обручев принял участие в экспедиции, проводившей геологические исследования вдоль трассы строящейся Закаспийской железной дороги. Пересекая пустыню Каракумы, он впервые установил, что пески сюда принесены реками, а не являются морскими отложениями, как утверждалось ранее. Эти сухие русла, отмеченные цепочкой горько-соленых озёр, оказались древними речными долинами, по которым много тысячелетий тому назад текли реки. Результаты этих наблюдений вошли в книгу «Закаспийская низменность».

Известно, что профессия геолога (равно как геодезиста, топографа, океанолога и т. д.) естественным образом делает человека путешественником. Правда, далеко не все путешественники во время своих странствий делают географические открытия. Однако геолог Обручев оказался именно таким. Авторы «Очерков по истории географических открытий» И.П. Магидович и В.И. Магидович, рассказывая об экспедициях Г.Н. Потанина, описанию четвёртой из них дали заголовок «Путешествия Обручева». Но ещё до участия в экспедиции Потанина Обручев уже проявил себя как учёный и путешественник.

В 1889 году Обручев был назначен геологом Иркутского горного управления. Владимир Афанасьеви исследует полезные ископаемые региона, изучает геологическое строение берегов реки Лены до устья Витима. Обручеву принадлежит и новое слово о Байкале. Он опроверг мнение о том, что впадина Байкала – результат продолжительного размыва и медленных складкообразных движений земной коры. «Слишком она глубокая, – писал Обручев, – слишком обширна и слишком круты и обрывисты её склоны. Такая впадина могла быть создана только перемещениями участков земной коры по разломам и трещинам и создана сравнительно недавно, иначе её крутые склоны были бы уже сглажены размывом, а озеро его продуктами». Выводы Обручева о древних и молодых участках долин Ленского золотоносного района, происхождении золотых россыпей и их распределении были подтверждены последующими исследователями.

Предложение от Русского географического общества принять участие в экспедиции известного путешественника Г.Н. Потанина в Центральную Азию Обручев принял без колебаний. «Сбывались мои мечты, отказаться от участия в этой экспедиции – это значило похоронить их навсегда. Я ответил немедленно согласием, хотя экспедиция резко меняла все планы будущего», – писал он в книге «Мои путешествия по Сибири».

В эту экспедицию он был зачислен в качестве геолога и получил самостоятельное задание. По богатству собранного материала и широте охвата территории путешествие Обручева по Центральной Азии остаётся до сих пор непревзойдённым. За два с небольшим года он со своим отрядом – на лошадях, мулах, верблюдах и пешком – прошёл свыше 13 тысяч километров, из них почти половину по тем местам, где ещё не ступала нога европейца. В пути он вёл подробный дневник географических и геологических наблюдений, маршрутную съёмку на протяжении 9 тысяч километров. В более чем 800 точках произвёл инструментальное измерение высот. Было собрано несколько тысяч образцов горных пород и отпечатков ископаемых животных и растений.

Своими исследованиями В.А. Обручев опроверг принятую в то время гипотезу, будто пустыня Гоби в далёкую геологическую эпоху была морским дном. По найденным останкам вымерших животных и растений Обручев доказал, что здесь была суша с богатейшим растительным и животным миром. Он выяснил происхождение лёсса как продукта выветривания горных пород Центральной Азии, которые в виде пыли переносились ветром в Северный Китай, образовав за миллионы лет мощные толщи.

Обручев заполнил на карте Центральной Азии многие «белые пятна», определил основные черты строения рельефа Восточной и Центральной Монголии, Северного Китая и других районов, о чём до него практически ничего не было известно. В системе Наньшаня Обручев открыл несколько новых хребтов и назвал их именами И.В. Мушкетова (известного учёного-геолога, своего учителя по институту), П.П. Семёнова (будущего Семёнова-Тян-Шаньского) и Русского географического общества. Наконец, как географ изучал культуру и быт населяющих Центральную Азию народов.

После этой экспедиции Обручева его имя получило мировую известность. Об итогах экспедиции он написал несколько научных работ («Центральная Азия, Северный Китай и Нань-шань», «Природа и жители Центральной Азии и его юго-восточной окраины» и др.), завоевавших признание как в России, так и за рубежом. Обручев был признан одним из выдающихся исследователей Азии. До сих пор при изучении природных ресурсов своей страны китайские геологи пользуются научными материалами В.А. Обручева.

В 1895–1898 годах В.А. Обручев возглавлял крупные геологические исследования в Сибири. В связи со строительством Великой Сибирской железнодорожной магистрали он организовал планомерные геологические исследования в южном и юго-восточном Забайкалье и изучал природу юго-западного Забайкалья. Эти исследования послужили материалом для монографии о Селенгинской Даурии. В научных трудах этого периода Обручев доказал, что Сибирь, как и европейская часть России, была в своё время покрыта ледниками, что современный рельеф азиатской части Евразии сравнительно молодой, он образовался в последнюю геологическую эпоху.

Весной 1898 года В.А. Обручев переехал в Петербург и в течение трёх лет детально обрабатывал материалы своих предыдущих экспедиций. В 1901–1912 годах Обручев работал деканом горного факультета в Томском технологическом институте (ныне – Политехнический университет), а с 1912 года – в научно-исследовательских и учебных заведениях Москвы, совмещая педагогическую деятельность с научно-исследовательской работой.

В летние месяцы 1905, 1906 и 1909 гг. он выезжал исследовать бассейн р. Бодайбо, Ленские прииски, Джунгарию, степи Казахстана от Семипалатинска до границы с Китаем, берега Енисея севернее Красноярска, Алтай. Результаты этих исследований были впоследствии опубликованы в монографии «Пограничная Джунгария» и в обзорах в журнале «Платина и золото». Труды по этим золотоносным районам выдвинули Обручева как крупного специалиста по геологии золоторудных месторождений.

В 1914 году Обручев предпринял экспедицию на Алтай. Опубликованная по материалам экспедиции работа «Алтайские этюды» положила начало новым представлениям о палеогеографии этой горной области. Исследования на Алтае позволили также собрать значительный материал, на базе которого учёный впоследствии создал новую ветвь геологии – неотектонику.

С 1921 года Обручев – член-корреспондент, а с 1929 года – действительный член Академии наук СССР. В 1929–1933 годах Владимир Афанасьевич возглавлял геологический институт АН СССР, и одновременно с 1930 года он – председатель академической комиссии по изучению вечной мерзлоты (с 1939 года – Институт мерзлотоведения). В годы Великой Отечественной войны Обручев – академик-секретарь Отделения геолого-географических наук АН СССР, проводившего крупные работы оборонного значения. В 1947 году Обручев был избран почетным президентом Географического общества СССР.

П. К. Козлов и открытие Мертвого города

Козлов Пётр Кузьмич (1863–1935), русский советский исследователь Центральной Азии, академик АН УССР. Участник экспедиций Н.М. Пржевальского, М.В. Певцова, В.И. Роборовского. Руководил монголо-тибетскими и монголо-сычуаньской экспедициями. Открыл остатки древнего города Хара-Хото, курганные могильники гуннов, собрал обширные географические и этнографические материалы.

Петр Кузьмич Козлов родился в городе Духовщина Смоленской губернии. Читать научился ещё до школы, куда был отдан только в двенадцатилетнем возрасте. Зачитывался книгами о путешествиях и приключениях, с большим интересом читал географическую литературу. Это было время всемирной славы Пржевальского. Газеты и журналы постоянно сообщали о его путешествиях и открытиях. Ветер дальних странствий завладел душой подростка, запоем читавшего книги и статьи великого земляка и газетные материалы о его странствиях по Центральной Азии.

Работа в конторе пивоваренного завода, куда Петя Козлов устроился после школы, была скучной и неинтересной. Мечты уводили романтичного конторщика в дебри индийских джунглей, в горы Тибета и пустыни Азии, и это непременно происходило в экспедициях под командованием великого Пржевальского. Но для воплощения мечты в жизнь надо было учиться, и Козлов стал готовиться к поступлению в учительский институт. Однако случилось так, что в один из летних вечеров 1882 года он встретился с Пржевальским. Генерал увидел в молодом романтике серьёзного и надёжного спутника. Он поселил П.К. Козлова в своей усадьбе и помог подготовиться к сдаче экзамена за полный курс реального училища. Имея среднее образование, мало отличавшееся от гимназического, П.К. Козлов поступил на военную службу вольноопределяющимся и через три месяца был зачислен в экспедицию Пржевальского.

За свою жизнь П.К. Козлов совершил шесть путешествий в Центральную Азию, где исследовал Монголию, пустыню Гоби и Кам (восточную часть Тибетского нагорья). Первые три путешествия прошли под руководством Н.М. Пржевальского, М.В. Певцова и В.И. Роборовского соответственно.

Первое путешествие в экспедиции по исследованию Северного Тибета и Восточного Туркестана явилось для Козлова завидной школой странствий и выживания. Он получил не только физическую и духовную закалку, необходимую для путешествия в тяжелых условиях суровой природы Центральной Азии, но и боевое крещение в стычках с численно превосходящими вооруженными шайками разбойников. Возвратившись из первого путешествия (1883–1885), П.К. Козлов поступил в военное училище, по окончании которого был произведён в офицеры.

Осенью 1888 года П.К. Козлов снова отправился в путешествие с Н.М. Пржевальским. Но эта экспедиция, прерванная смертью Пржевальского, возобновилась лишь осенью 1889 года. Козлов проводил исследования районов Восточного Туркестан. Его трудами обеспечена солидная доля богатого географического и естественно-исторического материала, который собрала экспедиция.

Третья экспедиция, участником которой был Козлов, проходила под руководством В.И. Роборовского. В этом путешествии П.К. Козлов самостоятельно, отдельно от каравана, производил обследования окрестностей, проходя по некоторым маршрутам до 1000 км, кроме того, он собрал подавляющее большинство образцов зоологической коллекции. Когда Роборовский тяжело заболел, Козлов принял на себя руководство экспедицией и благополучно, доведя ее до конца, представил «Отчет помощника начальника экспедиции П.К. Козлова».

Свое первое самостоятельное путешествие П.К. Козлов совершил в качестве начальника Монголо-Тибетской экспедиции. В экспедиции 1899 года участвовали 18 человек, из них 14 – казаки конного конвоя. Маршрут начинался от почтовой станции Алтайской вблизи монгольской границы, шел по Монгольскому Алтаю, затем по Центральному Гоби и Каму – практически неведомой для ученых восточной части Тибетского нагорья.

В ходе экспедиции П.К. Козловым были сделаны подробные описания многочисленных физико-географических объектов – озера Кукунор окружностью 385 км, лежащего на высоте 3,2 км, истоков рек Меконг и Ялунцзян (притока Янцзы), ряда величайших гор, в том числе двух ранее неизвестных науке мощных хребтов в системе Куньлуня. П.К. Козлов назвал их именами Дютрейль-де-Рэнса (известного французского исследователя Центральной Азии, погибшего в этих местах) и Вудвиль-Рокхиль, английского путешественника.

Кроме того, П.К. Козлов дал блестящие очерки экономики и быта населения Центральной Азии, в том числе описание сложных ритуалов празднования цайдамскими монголами важнейших событий жизни от рождения до смерти. Он собрал огромную коллекцию фауны и флоры пройденных мест. Во время экспедиции казакам и путешественникам не раз приходилось вступать в сражения с вооруженными отрядами численностью до 300 человек, натравленными на иностранцев местными ламами. Почти два года экспедиция не могла сообщить о себе в Россию, что послужило на родине причиной слухов о гибели отряда Козлова. Экспедиция описана П.К. Козловым в двух больших книгах «Монголия и Кам» и «Кам и обратный путь». За это путешествие П.К. Козлову была присуждена Русским географическим обществом золотая медаль.

В 1907–1909 годах П.К. Козлов возглавил монголо-сычуаньскую экспедицию. Это пятое для него путешествие по маршруту из Кяхты на Ургу (Улан-Батор) и далее в глубь Центральной Азии принесло ему славу выдающегося археолога. Он открыл в песках Гоби мертвый город Хара-Хото, что дало археологический материал огромной ценности. Особое значение имеет обнаруженная при раскопках Хара-Хото библиотека в 2000 книг на неизвестном в то время тангутском языке. Обнаруженная там коллекция ксилографий (досок для печатания книг и культовых изображений) говорит о знакомстве Востока с книгопечатанием за сотни лет до появления его в Европе. До сих пор ни в одной из библиотек иностранных музеев (включая Британский музей в Лондоне) нет подобной по значению коллекции тангутских книг. Открытая в Хара-Хото коллекция печатных бумажных денег ХIII–XIV веков является единственной в мире. Раскопки в Хара-Хото дали также богатый набор статуй, статуэток и всевозможных культовых фигурок и более 300 буддийских изображений, писанных на дереве, шелке, полотне и бумаге. Все находки в Хара-Хото, характеризующие культуру и быт древнего тангутского государства Си-ся, имеют важное историко-культурное значение.

После открытия Хара-Хото экспедиция П.К. Козлова исследовала озеро Кукунор с островом Койсу и огромную территорию Амдо в излучине среднего течения реки Хуанхэ. Из этой экспедиции Козлов вывез многочисленные коллекции животных и растений, среди которых оказалось немало новых видов и даже родов. Пятое путешествие П.К. Козлова описано им в книге «Монголия и Амдо и мертвый город Хара-Хото».

Шестое путешествие П.К. Козлова проходило в 1923–1926 годах по небольшой территории Северной Монголии. В горах Ноин-Ула (130 км к северо-западу от Улан-Батора) он открыл 212 гуннских погребений 2000-летней давности. Это стало величайшим археологическим открытием XX века. В могильниках обнаружены многочисленные предметы, по которым можно восстановить экономику и быт гуннов тех времен – художественно исполненные ткани и ковры эпохи греко-бактрийского царства, которое существовало тогда в северной части современной территории Ирана, в Афганистане и северо-западной части Индии.

Завершив шестое путешествие, П.К. Козлов жил сначала в Ленинграде, а затем в 50 км от Старой Руссы (Новгородской области), в деревне Стречно. Там он организовал кружок юных натуралистов, которых обучал сбору коллекций, научному определению и препарированию добытых животных и растений.

Перу П.К. Козлова принадлежит свыше 60 произведений.

Свен Гедин

Свен Андерс Гедин (1865–1952), шведский путешественник. Исследовал Тибет, Синьцзян, Монголию, Восточный Туркестан (1893–1935). Открыл Гандисышань.

Свен Гедин родился в Стокгольме, в богатой семье, где царил матриархат – главой была мать, сильная волевая дама. Такими же были и старшие сёстры Свена. Правда, сильные характеры не мешали матери и сёстрам во всём потакать единственному ребёнку мужского пола. Женское семейное покровительство сопровождало Гедина долгие годы. Мечта его – стать путешественником – поддерживалась родными. Юный Свен, готовя себя к дальним странствиям, укреплял тело физкультурой и спортом, а дух – изучением географии и картографии, иностранных языков, в том числе русского и персидского, и чтением биографий великих путешественников. По убеждению Гедина, любое путешествие – это вызов судьбе. И во всех своих странствиях отважный до безрассудства швед доказывал это на деле. С 1893 по 1897 годы он прошёл и проехал огромные расстояния по России и Азии. Как выяснилось при подготовке настоящего издания, книга шведского путешественника «В сердце Азии. Памир – Тибет – Восточный Туркестан» вышла в нашей стране ещё в 1899 году. К сожалению, в наши дни она практически недоступна, и поэтому информация о странствиях знаменитого шведа достаточно скупа.

Гедин писал: «Вспоминая совершенное мною путешествие, я вижу целый ряд русских военных, ученых и частных лиц, перед которыми нахожусь в неоплатном долгу благодарности. Министерства Иностранных дел и Военное оказали мне с самого же начала столько сердечной и реальной помощи… Мне предоставили возможность нанять себе на службу русских казаков, беспошлинно ввести свой багаж в Россию… Ни одному русскому путешественнику не могло быть оказано большего содействия… нежели мне. Повсюду меня встречали, точно я был русским подданным… В Императорском Географическом Обществе, членом которого я уже имел честь состоять, я также нашел покровителей и друзей».

Поездка на поезде от Санкт-Петербурга до Оренбурга заняла четыре дня. Позади остались 2257 км пути по европейской части России. В Оренбурге паровая тяга сменилась конной. Это было 14 ноября 1893 года. «Покидая Оренбург, разом расстаешься со всякой цивилизацией и, углубляясь на восток, оказываешься всецело предоставленным самому себе». В песках Кара-Кум лошадей в тарантасе заменили беговые верблюды. Преодолев еще 2198 км, 4 декабря Гедин въехал в Ташкент. «В Ташкенте я пробыл около семи недель… Генерал-губернатор барон Вревский принял меня с безграничным радушием, я был его ежедневным гостем и имел случаи завязать у него знакомства, которые весьма пригодились мне для моего путешествия по Памиру».

Покинув гостеприимный Ташкент, Гедин с конным караваном 23 февраля достиг долины Исфайрамы. Дальше началось высокогорье. Подъем по северным склонам Алайского хребта вывел к перевалу Тенгиз-бай (3850 м), который в зимнее время бывает невозможно преодолеть. «В ночь на 26 февраля мы послали 8 киргизов с заступами, топорами и кирками вперед проложить дорогу, а затем ранним утром выступил и караван. Около Кара-Кии встретилось первое трудное место, где все еще возились наши киргизы, вырубая ступеньки во льду… Я… совсем изнемог. Поднялись мы на высоту 2850 м. Ночью дала себя знать «горная болезнь»; страшная головная боль и сердцебиение продолжались и весь следующий день…» На перевале было не легче: «…снег… лежал в два метра глубины. В сугробах была протоптана узкая глубокая тропа; идти по ней было все равно, что по узкой перекладине через трясину. Один неверный шаг в сторону – и лошадь совсем погружалась в снег…». После перевала дольше дня длился спуск до Дараут-Кургана в Алайской долине. «Кто знает, что было бы с моим караваном, если бы мы вышли днем раньше и попали под лавину, или днем позже, и нас застал бы ураган».

После дневного привала в Дарауте 2 марта экспедиция продолжила путь на восток по Алайской долине. 6 марта переправились через реку Кизыл-су и свернули на юг. Алай остался позади, впереди высился Памир. «После десятичасового перехода мы сделали привал среди этого царства смерти и холода, где не видно ни былинки, ни следа жизни… Мороз стоял 26°… Поздно вечером была, наконец, разбита юрта… Только в час утра в лагере… водворилась тишина. Набилось нас… как сельдей в бочонок, и все-таки температура в юрте понизилась к утру до –24°…».

При подъеме на Заалай остановились на дневку в урочище Бордоба. «Утром 9 марта все мои киргизы пали на колени в снег, вознося Аллаху мольбы о счастливом перевале через опасный Кызыл-арт… Но мы счастливо достигли гребня (4271 м)… На самом перевале… киргизы мои опять упали на колени и возблагодарили Аллаха…». Два мартовских дня экспедиция Гедина провела на льду огромного горько-соленого озера Каракуль, лежащего к югу от Заалайского хребта. 18 марта отряд Гедина спустился в долину реки Мургаб: «В некотором расстоянии виднелось небольшое русское укрепление; на северо-западной башне развивался русский флаг «на крыше мира». Мы приблизились; 160 солдат и казаков выстроились на стене и приветствовали нас громким ура. Около ворот меня сердечно встретил комендант, капитан Зайцев с шестью офицерами». Это был Пост Памирский – самый передовой форпост Российской империи в Средней Азии. Сейчас там, в восточной части Горного Бадахшана, таджикский город Мургаб.

Гедин позволил своему отряду блаженствовать в Посту Памирском до 7 апреля. «Отношения между офицерами и командой наилучшие. Тридцать человек солдат за отбытием срока службы должны были вернуться в Ош, и трогательно было видеть, как при прощании офицеры, по русскому обычаю, трижды целовались с каждым из уходивших нижних чинов. С ружьями на плече, с ранцами за спиною солдаты бодро отправились пешком в 45-тимильный путь, через плато Памира, в теплую желанную Фергану».

Далее экспедиция Гедина продвигалась на северо-восток, к меридиональному хребту Сарыкол, который является природной и политической границей между Таджикистаном и Китаем. Пройдя перевал Джагатай (4730 м высотой), на следующий день Гедин столкнулся с представителями китайских властей. Опасаясь, что европейские путешественники могут оказаться агентами русского царя, они максимально затруднили Гедину дальнейшее продвижение. Даже бумаги, полученные в Петербурге от тамошнего китайского посланника, не произвели впечатления на бдительных стражей. И хотя Гедин всё-таки получил разрешение (с рядом ограничений) на путешествие в Кашгар через район Музтаг-ата, отряд всю дорогу ощущал на себе пристальное внимание китайских властей. А местным киргизам они запретили снабжать экспедицию бараниной, топливом и другими необходимыми вещами.

Вскоре Гедин увидел вершины семитысячников китайского Памира: «Вокруг нас расстилался чудный вид. Прямо на восток, по другую сторону маленькаго озера Булюн-куля, виднелась мощная гора, окутанная вечным снегом. Это Ак-тау – «Белая гора» (ныне – Конгур, прим. авт.), северное продолжение Мустаг-аты. Налево от нее открывалась долина Гез, направо широкая долина Сары-кол». Остановившись в маленькой крепости Субаши на высоте 3756 м, Гедин записал: «Вооружение гарнизона Су-баши состоит из полдюжины английских и стольких же русских ружей и затем из луков и пик. С европейским оружием солдаты обращаются дурно, и оно обыкновенно в плохом состоянии. Я видел, как двое солдат, перепрыгивая через ручей, опирались на свои ружья, воткнутые дулами в грязное месиво…как сам комендант, так и весь гарнизон, день деньской ровно ничего не делают, только курят опиум, играют на деньги, едят, пьют и спят».

«Моим намерением было, если возможно, добраться до самой вершины горы и исследовать ее геологическое строение, ее ледяной покров и гигантские ледники, – писал путешественник. – Поэтому мы снарядились, как в настоящий поход, решившись во что бы то ни стало одолеть великана. Мы положили подстерегать минуту, т. е. благоприятной погоды, в каком-нибудь укромном местечке и тогда сразу взять его приступом. Решено было разбить третий лагерь на возможно большей высоте, а оттуда уже производить рекогносцировки и наступление… Что же касается киргизов в Субаши, то они менее пессимистически относились к подъему на Мустаг-ату, нежели их соплеменники на Памире. Все соглашались сопровождать меня и стараться до последнего, но думали все-таки, что экспедиция не удастся».

Действительно, высота в 7,5 км оказалась тогда недостижимой. 17 апреля караван Гедина устремился наверх. Кроме самого Гедина, в восхождении участвовали шесть киргизов в теплых бараньих тулупах и с посохами в руках, девять больших черных яков и два барана. Первый лагерь разбили выше языка ледника на высоте 4439 м. В этих местах до них побывал в 1889 году польский геолог К.Богданович с группой.

На следующий день погода ухудшилась, но путешественники продолжали восхождение. На этот раз взяли всего трех яков. Проводники шли пешком. Первый привал сделали на высоте 4850 м (как отметил Гедин, «выше всех европейских гор»). На высоте 5336 м ураган страшной силы остановил восходителей, и после попытки переждать непогоду они повернули вниз. Ураган не прекращался несколько дней, Гедина поразила снежная слепота, и после нескольких дней ожидания 25 апреля караван вернулся в Булун-куль. Гедин решил на время прервать исследование массива Музтаг-ата и долиной Гез-дарьи 1 мая пришел в Кашгар.

В июле экспедиция вернулась к Музтаг-ате, и после детальной подготовки 6 августа Гедин повторил попытку восхождения. На этот раз к середине дня им удалось добраться до высоты 6300 м. Остановились на привал: «Достали хлеб, чай, топливо, чтобы развести костер, но стоило нам взглянуть на еду, чтобы нас затошнило; так никто ничего и не взял в рот. Нас только мучила жажда, и мы все глотали снег; даже яки проглатывали большие комки. Вид с высоты 6300 м был поистине восхитительным и величественным. Нам открывалось, через хребет Сары-кол, все пространство до самого Заалайского хребта… в хребте Мус-таг, северном продолжении Мустаг-аты, есть несколько вершин, которые мало уступают самому «отцу ледяных гор». Гедин имел в виду Кашгарский хребет (высшая точка, Конгур, в действительности выше Музтаг-аты более, чем на 150 м). «Мы стали держать военный совет. День клонился к концу, и становилось холодно (+0,7° в 4 ч. дня); киргизы были так изнурены, что не могли идти дальше; яки пыхтели, высунув языки; мы находились как раз у подошвы куполовидной возвышенности, которая постепенно переходит в плоскую макушку вершины… С грустью решился я вернуться, и мы быстро заскользили вниз по старым своим следам».

Гедин понял, что за один день дойти до вершины не удастся, и единственно верным средством будет разделить восхождение на два дневных перехода, переночевать в юрте первую ночь на значительной высоте, а на следующее утро со свежими яками и с легким багажом продолжать путь до вершины. Третья попытка была предпринята 11 августа. «Нам предстояло подняться на высоту приблизительно 6000 метров, ночевать там, а на следующий день продолжать подъем и достигнуть возможно большей высоты, – записал Гедин. – Поэтому мы брали с собой маленькую юрту, четыре больших связки терескена для топлива, шесты, веревки, топоры, тулупы и продовольствие; все это было навьючено на 9 сильных яков». Припасы на два дня не потребовались: в первый же день восхождения, на высоте 5800 м, группа попала в зону трещин. Стали проваливаться яки, а затем и люди, с трудом удерживаясь на краях трещин. Было решено более не рисковать и спуститься.

Запасы истощались, но Гедин предпринял еще четвертую попытку восхождения по старому пути. 16 августа отряд начал новый подъем, имея запасов на два дня. На ночевку встали в той же самой наивысшей точке, которая была достигнута ранее, – на высоте 6300 м. Выровняли площадку, поставили юрту, закрепили ее арканами на двух глыбах сланца, обнесли снежным валом. Развели в юрте костер (!) из терескена и ячьего помета и, страдая от едкого дыма, смогли отогреться. Огонь разжигали еще дважды за ночь, но каждый раз холод брал верх. Холод и горная болезнь… «Казалось конца не будет этой долгой, тяжелой ночи. Как мы ни ежились, упираясь коленами в самый подбородок, невозможно было сохранить теплоту тела… Никто глаз не сомкнул во всю ночь… Люди мои стонали, точно на ложе пытки, и не столько от холода, сколько от все усиливавшейся головной боли».

На следующий день юго-западный ветер перешел почти в ураган. Прождав до полудня, Гедин отдал приказ к отступлению. «Итак, я четыре раза неудачно пытался взойти на вершину Мустаг-аты, – писал он в дневнике, – но не могу сказать, чтобы это было абсолютно невозможно… За крутым выступом, которого мы достигли 18 апреля, 6 и 16 августа, не виднелось никаких непреодолимых препятствий к подъему. Оттуда… можно добраться до северной вершины, однако, не самой высокой в группе Мустаг-аты, но соединяющейся с таковой отлогим гребнем. Между этими вершинами и под ними простирается огромное фирновое поле ледника Ямбулака».

Больше Гедин к Музтаг-ате не возвращался. Но можно понять комментатора его книги С.Калмыкова, который пишет: «Невозможно, однако, просто так закрыть и отложить в сторону этот, первый, том описания его путешествия. Заглавия не отпускают: «Глава XXI. В пустыню. Глава XXIII. Царство могильной тишины. Глава XXIV. Воды нет! Глава XXV. Караван распадается и гибнет. Глава XXVI. Пять суток пешком по бесконечным пескам. – Вода. – Спасены. Глава XXVI. Ислам-бай спасен». Углубившись в начале 1895 г. в пески пустыни Такла-Макан к востоку от Кашгара, Гедин попал в безводную зону. «Это была моя вина… я нес ответственность за все ужасные мгновения, за все страдания и муки и людей и животных моего каравана!..сцена эта стояла перед моими глазами, и я не мог отделаться от нее, она давила меня кошмаром по ночам, не давала спать». Проводник экспедиции сильно недооценил расстояния, которые предстояло пройти. Колодцы оказались сухими… От жажды и изнурения погибли двое из четырех местных киргизов, спутников Гедина. Погибли даже животные: собаки и 7 из 8 верблюдов каравана. Сам Гедин, оставив умирающий караван, в одиночку дошел до берега Хотан-дарьи, напился сам, набрал воды в свои, сделанные шведскими мастерами, походные сапоги, и в одних носках шагая обратно по пустыне, принес ее своему находившемуся в агонии спутнику. Чуть позже удалось спастись еще одному.

Первая Тибетская экспедиция

Это путешествие Свена Гедина было кратко описано им самим в послании королю Швеции и Норвегии Оскару, который немало способствовал его организации и снабжению. Вот некоторые отрывки из этого письма, напечатано в популярном русском журнале «Нива» (№ 10 за 1902 год).

«17-го мая я выехал из Чархлыка в сопровождении только двух казаков, одного ламы и нескольких мусульман, перешел северные отроги тибетского плоскогория, направляясь по совершенно до сих пор неизвестному пути, т. е. по глубокому ущелью реки Чархлык, и лишь у большого озера Кум-Кэлль я встретился с своим караваном. Этот караван, самый большой из всех, какие я когда-либо имел, состоял из 39 верблюдов, 30 лошадей, 7 мулов, 70 ослов, стада овец и 7 собак! Из этих животных теперь еще живы: 9 верблюдов, лошадь, 6 мулов и 4 собаки – все другие мало-помалу околели, когда мы поднялись в горные области, где уже не было пастбищ.

Из людей при мне были, кроме моих четырех казаков и монгольского ламы из племени Калха (совр. Халха – авт.), четырнадцать мусульман, и большей частью из Лопа, и десять погонщиков ослов. Ослы должны были везти запасы маиса для верблюдов и лощадей, а по истощении запасов – вернуться в Чархлык. Однако, как я уже говорил, лишь очень немногие пережили этот переход.

Первая невзгода ждала нас при переходе через Арка-таз, главную цепь системы Куэньлунь. Здесь нас застигла губительная снежная буря; пять верблюдов пало в теснинах, а многие другие получили настолько тяжкие поранения и увечья, что уже но могли поправиться. В эту пору года (половина июня) верблюды были совсем без шерсти и потому очень чувствительны к зимней стуже, в которую мы так внезапно попали; не помогли даже надетые на них белые войлочные попоны.

К югу от Арка-таз расстилается неприветливое тибетское плоскогорье, перерезанное бесчисленными, идущими с запада на восток, горными цепями. Для каравана, направляющегося прямо на юг, это орографическое строение почвы крайне неудобно: приходится перебираться через каждую цепь по горным ущельям, более или менее убийственных для животных… Зато нет недостатка в дичи. Казаки усердно охотились на яков, куланов, антилоп, гусей, уток и куропаток, Удалось застрелить также несколько волков и медведей. Благодаря удачной охоте, мы в изобилии имели мясо даже после того, как стада овец были съедены

Тем временем состояние здоровья верблюдов все более и более ухудшалось; когда число безнадежно больных достигло двенадцати, я решил, что каравану нужно разделиться. Я отделив этих 12 верблюдов и 10 лошадей и оставил их, в заведование одного казака и четырех мусульман, в хвосте каравана, чтобы они медленно шли по нашим следам. С остальным караваном я пошел скорее, пока мы не добрались до северного района тибетских охотников на яков. В одном месте, где имелись довольно обильные пастбища, мы расположили свое становище; здесь караван должен был ждать моего возвращения из Лхассы: поездка туда, по моему расчету, должна была занять две недели.

Переодетый бурятом и в сопровождении только одного бурятского казака и ламы, я двинулся в путь 27-го июля, взяв из каравана несколько лучших лошадей и мулов. Наш багаж, сведенный до минимума, состоял из нескольких хорошо припрятанных инструментов и немногих предметов монгольского обихода.

Уже на вторую ночь на нас напала шайка разбойников, причем мы потеряли двух лучших лошадей. После того мы уже установили строгий ночной караул. Каждый из нас должен был бодрствовать ночью по три часа – долгие трудные часы для того, кто не привык стеречь лошадей и мулов в глубоком мраке и под проливным дождем. Было дождливое время года, и дождь непрерывно лил день и ночь; чем дальше мы подвигались к югу, тем становилось хуже. Грунт совсем размяк и сделался непроходимым; зачастую мы чуть не тонули в жидкой грязи. Наконец, мы добрались-таки до населенных мест, где у входа в долину виднелись черные палатки кочевников, а пастбища, вследствие меньшей абсолютной высоты, были лучше; здесь мы расспросили о кратчайшем пути в Лхассу (лама бегло говорит по-тибетски и уже был в Лхассе).

После долгих дневных переходов мы раз вечером были задержаны тремя начальниками местного племени, которые, явившись в нашу палатку, категорически объявили, что мы их пленники и не смеем сделать отсюда ни шага – попытка к бегству будет стоить нам жизни. Прежде всего мы должны были дождаться прибытия «бомбо», или наместника провинции Нактью, который был уведомлен о нашем приближении…Из Лхассы (пять небольших дневных переходов) пришел приказ не брать с нас никакой платы и относиться к нам как можно внимательнее.

37 вооружённых с ног до головы етражников стерегли нас день и ночь, по ночам их дымные костры окружали нашу палатку, мерцая сквозь пелену тумана. Мы не без тревоги заметили, что уже на второй день отовсюду собрались 53 конных солдата, с длинными черными ружьями, и густо сплоченной толпой направились в ту сторону, откуда мы приехали. Я боялся, что они затевают нападение на наше становище, потому что для умерщвления нас трех, вероятно, не понадобилось бы стольких людей.

Прошло пять дней ожидания, и наконец приехал «камбо-бомбо» из Нактью. Через своего монгольского переводчика он тотчас же пригласил нас в свою палатку; но я велел ему передать, что я знать его не хочу, и что, если он желает меня видеть, пусть придет ко мне. Следствием этого было то, что он вскоре действительно явился в нашу палатку, окруженный блестящим штабом из 67 офицеров и солдат. Все были одеты по-праздничному; сам он – в желтом шелковом одеянии, красном головном уборе и зеленых бархатных башмаках, ехал на сером муле. Он коротко и ясно сказал мне, что я англичанин и должен немедленно ехать обратно; он получил из Лхассы приказ наблюсти за тем, чтобы я ни на один дюйм не подвинулся ближе к этому городу. О движении большого каравана с севера он уже давно был уведомлен охотниками на яков, которые нас видели. Этим объясняется, почему северная граница Нактью так строго охранялась.

Он подарил нам лошадей, овец, провианта, и мы выступили в обратный поход под эскортом 3 офицеров и 22 кавалеристов, довольные тем, что наше приключение не стоило нам жизни.

Нашу главную квартиру, куда мы прибыли 20 августа, мы нашли в полном порядке. После того, как верблюды отдохнули, мы двинулись к SSW, с твёрдой решимостью идти вперёд в этом направлении как можно дальше, т. е. до тех пор, пока тибетцы нас снова не остановят.

Это случилось к востоку от озера Нактсанг-тсо, где нас встретило целое посольство, численностью в 300 человек, с ружьями, мечами и пиками. Я спросил, что они сделают, если мы, несмотря на запрещение, будем продолжать путь к югу.

– Конечно, мы будем стрелять, – ответили они.

Тогда я предложил им действительно устроить между нами маленькую войну, но заметил, что каждый из нас может застрелить 36 тибетцев, прежде чем они успеют зарядить свои неуклюжие ружья. На это предводители отряда ответили, что, по их мнению, для обеих сторон самое лучшее придти к взаимному соглашению без кровопролития. Они были так вежливы и симпатичны, что мы очень скоро завязали с ними наилучшие отношения. Итак, мы снова повернули назад, а они сопровождали нас в течение нескольких недель.

Лично я сделал еще, в обществе одного человека, долгие и крайне опасные экскурсии в моем складном прорезиненном челноке по озерам Нактсанг-тсо и Чаргу-тсо. Во все время пути мы имели эскорт. У озера Чаргу-тсо численность тибетцев возросла до 500 человек в 30 палатках; когда же они увидели, что мы серьезно намереваемся продолжать путь в западном направлении, число их начало убывать и свелось к 100 человекам, потом к 50, и наконец осталось еще меньше. Вьючные животные ежедневно падали; в конце концов мы уже не могли подвигаться дальше своими средствами. Пришлось нанять 30 яков и разгрузить наших верблюдов…

Я с большой охотой поехал бы домой прямым путем через Бомбей; но я должен ехать на Кашгар, чтобы вернуть русским властям моих казаков здравыми и невредимыми. Я написал отсюда подробное письмо генералу Куропаткину и по чистой совести аттестовал в нем моих четырех казаков с самой лучшей стороны, как только можно аттестовать верных, честных, добрых и храбрых людей. Одного из них, Лиркина, я послал отсюда курьером к генеральному консулу Петровскому, и он взял собой девять мусульман, которые мне теперь более не нужны…

В научно-геграфическом отношении это путешествие в 300 шведских миль по Тибету было чрезвычайно успешно.»

Открытие Гандисышаня

В 1906 году Гедин направился в Южный Тибет. Как сообщается в «Очерках по истории географических открытий», к этому времени он был уже известен своими исследованиями Центральной Азии и первой экспедицией в Тибет. На этот раз целью было исследование «белого пятна» к северу от верховья Брахмапутры. Караван начал движение от долины верхнего Инда на восток через Центральный Тибет и несколько недель шёл по речным долинам, как по коридору, образованному горными цепями. По мере уклонения этой дороги на юго-восток встречная природа становилась всё суше и пустынней. В конце года истощение провианта и начавшийся падеж вьючных животных вынудили Гедина разбить лагерь у озера Нгангце.

В середине января 1907 года караван двинулся на юг, и вскоре Гедин обнаружил гигантскую стену, отделяющую путешественников от долины Цангпо. Согласно географической литературе того времени, предполагалось, что здесь находится обширное плато с несколькими узкими и длинными хребтами широтной протяжённости. Гедин же увидел с перевала сплошную, как ему показалось, широтную цепь, сложенную из огромных каменных валов. Чтобы проверить свое предположение, он решил пересечь эту цепь и нанести на карту как можно больше подробностей. После полутора месяцев, проведённых в Шигацзе (на реке Цангпо) в конце марта Гедин направился на запад. Несмотря на противодействие китайских властей, экспедиция всё-таки двигалась в западном направлении, лавируя и отклоняясь к югу или северу от долины Цангпо.

В верховьях этой реки Цангпо (местное название Мацанг) Гедин нашёл самый полноводный из трех составляющих ее потоков и, поднявшись по нему, открыл истоки Брахмапутры. Затем он обнаружил, что исток реки Сатледж берёт начало от ледника. Спустившись к озеру Манасаровар, караван стал там лагерем. Здесь Гедин изучал систему озер Манасаровар – Лангак. После этого, пройдя с пятью спутниками к северу, Гедин первым из исследователей осмотрел истоки Синги (одной из составляющих Инда). В конце октября караван Гедина вышел на дорогу, идущую по долине Гартанга.

Оставалось осмотреть «белое пятно» севернее истока Брахмапутры. Предприятие было затруднено тем, что китайские власти запретили посещение этих мест. Однако Гедин, игнорируя запрет, в начале декабря все же направился в путь. Наступление нового 1908 года караван встречал при сорокаградусных морозах, в диких заснеженных горах. Из-за бескормицы начался падёж вьючных животных, не хватало провианта и для участников экспедиции. Однако караван продолжал медленно преодолевать перевалы. Только в начале февраля удалось выйти на хорошее пастбище, а в марте пополнить продовольствие и приобрести яков. В начале апреля Гедин, пройдя еще раз горную страну до долины Цангпо, завершил её исследование.

Восьмикратное пересечение этой неизученной высокогорной местности позволило Годину выявить горную систему, которую он назвал Трансгималаями (Гандисышань). Эта система простирается непрерывной полосой почти параллельно Гималаям к северу от них. Она служит водоразделом рек бассейна Индийского океана и многочисленных бессточных тибетских озер. Гедин проследил Трансгималаи на 700 км и оценил их длину в 2300 км, существенно преувеличив истинную величину (1600 км). Вершины Трансгималаев ниже гималайских, но перевалы выше в среднем на 500 м. Гребни их более плоские, а межгорные котловины шире гималайских и менее глубоки.

Сложный жизненный маршрут

Отношение наших отечественных учёных к Свену Гедину претерпевало значительные изменения. Причины кроются как в характере самого Гедина, так и в политических ситуациях его времени. С юности зная русский язык и испытывая симпатии к России и её народу, шведский путешественник пользовался благожелательным отношением к нему российских властей. Он был дружен с генеральным консулом России в Кашгаре Н.Ф. Петровским, с известными русскими учёными Козловым, Ольденбургом и Обручевым. Император Николай II лично покровительствовал Гедину, гарантировав ему свободное передвижение по железным дорогам России и снабдив охраной из четырёх казаков, сопровождавших путешественника вплоть до границ Индии, находившейся под британским владычеством.

Однако, будучи убеждённым шведским националистом, Гедин время от времени позволял себе антироссийские (как и антибританские) выступления в печати. Это привело к перемене в отношениях с российскими властями и исключению из Русского географического общества по инициативе его вице-президента П.П. Семёнова-Тянь-Шанского.

В первые годы советской власти, когда царская Россия была официально объявлена «тюрьмой народов», а её внешняя политика – «империалистической и экспансионистской», Советское правительство распахнуло Свену Гедину дружеские объятия. С ним поддерживали отношения нарком иностранных дел Чичерин и глава Наркомпроса (фактический министр культуры) Луначарский. Шведский учёный отвечал новым властям России взаимностью.

Но в середине 1930-х годов политическая обстановка в мире серьёзно обострилась. В Германии пришли к власти национал-социалисты во главе с фюрером. Адольф Гитлер был исключительно талантливым психологом и организатором. Заявив, что Свен Гедин всегда был его кумиром, он завоевал не только симпатии шведского националиста, чьё мировоззрение было близко к идеям об особом предназначении нордической расы. Тесное сотрудничество пожилого учёного с нацистской Германией, показавшей себя врагом рода человеческого, резко опустило его авторитет в глазах советской и мировой общественности. Заклеймённый этой позорной политической связью и почти забытый миром науки, Свен Гедин умер в 1952 году. И лишь спустя десятилетия авторы географической литературы (в том числе знаменитых «Очерков…»), отделив в биографии учёного «зёрна от плевел», вновь внесли его в анналы истории великих путешествий.

Великие одиночки

Когда приводят пословицу «Один в поле не воин», имеют в виду именно воинов – ратных людей.

Но если речь идет о таких профессиях, как врач, путешественник и разведчик, эта пословица «не работает». Потому что история знает немало примеров, когда замечательные открытия и самоотверженные поступки ради спасения человеческих жизней совершали именно они – врачи, путешественники и разведчики, действуя в единственном числе. Шотландец Дэвид Ливингстон, русский потомок запорожцев Николай Миклухо-Маклай, бурят Гомбожаб Цыбиков, норвежцы Фритьоф Нансен, Руаль Амундсен и Тур Хейердал, француз Ален Бомбар.

Дела каждого из этих великих одиночек стоят трудов целых экспедиций.

Миссия Дэвида Ливингстона

Дэвид Ливингстон (1813–1873), британский врач, исследователь Южной и Центральной Африки, в том числе бассейна реки Замбези и озера Ньяса, открыл водопад Виктория, озёра Ширва и Бангвеулу, реку Луалабу. Вместе с Генри Стенли исследовал озеро Танганьика.

Дэвид Ливингстон родился в очень бедной шотландской семье и в десятилетнем возрасте испытал на себе многое из того, что выпало на долю Оливера Твиста и других детей из книг Диккенса. Но даже изнурительный труд на ткацкой фабрике по четырнадцать часов в день не смог помешать Дэвиду посещать колледж.

Получив медицинское и богословское образование, Ливингстон поступил на службу в Лондонское миссионерское общество, руководство которого и направило его врачом и миссионером в Южную Африку. С 1841 г. Ливингстон жил при миссии в горном районе Куруман среди бечуанов. Он быстро обучился их языку, относящемуся к языковой семье банту. Это очень пригодилось ему в дальнейшем во время путешествий, так как все языки банту схожи между собой, и Ливингстон свободно обходился без переводчика.

Спутницей Ливингстона в путешествиях и ассистентом в работе стала его жена Мэри, дочь местного миссионера и исследователя Южной Африки Роберта Моффета. Чета Ливингстонов провела в стране бечуанов семь лет. В ходе своих странствий Дэвид совмещал деятельность миссионера с изучением природы в северных районах земли бечуанов. Внимательно вслушиваясь в рассказы туземных жителей, Ливингстон заинтересовался озером Нгами. Чтоб его увидеть, он в 1849 году пересек с юга на север пустыню Калахари и описал её как очень ровную поверхность, прорезанную сухими руслами рек и не настолько пустынную, как это принято было считать. Полупустыня – более подходящее определение для Калахари.

В августе того же года Ливингстон исследовал озеро Нгами. Оказалось, что этот водоём – временное озеро, в сезон дождей заполняющееся водами большой реки Окаванго. В июне 1851 года Ливингстон проследовал на северо-восток от болота Окаванго по территории, зараженной мухой цеце, и впервые достиг реки Линьянти – низовья Квандо, правого притока Замбези. В большой деревне Сешеке ему удалось установить добрые отношения с вождём могущественного племени макололо и получить от него помощь и поддержку.

В ноябре 1853 года Ливингстон начал водное путешествие по Замбези. Флотилия из 33 лодок, на которых расположились 160 негров племени макололо, двигалась вверх по порожистой реке через обширную равнину – типичную саванну Южной Африки. По мере преодоления порогов Ливингстон отпускал чернокожих матросов и воинов домой. К февралю 1854 года, когда людей осталось совсем немного, экспедиция поднялась по реке до верхнего правого притока Шефумаге. Пройдя по его долине к водоразделу, Ливингстон увидел, что за ним все потоки текли в северном направлении. Эти реки оказались входящими в систему Конго. Повернув на запад, экспедиция достигла Атлантического океана у Луанды.

Проследив короткую реку Бенго до ее верховья, в октябре 1855 г. Ливингсгтон прошел к верхнему участку Замбези и начал сплавляться по течению реки. Миновав Сешеке, он обнаружил величественный водопад шириной 1,8 км. Этот водопад, получивший в честь королевы имя Виктория, известен сейчас как один из самых мощных в мире. Здесь воды Замбези низвергаются с уступа высотой 120 м и уходят бурным потоком в узкое и глубокое ущелье.

Постепенно спускаясь по реке через горную страну с множеством порогов и водопадов, 20 мая 1856 года Ливингстон вышел к Индийскому океану у порта Келимане. Так было завершено пересечение африканского материка.

В 1857 году, вернувшись на родину, Ливингстон издал книгу «Путешествия и исследования миссионера в Южной Африке», которая за короткое время вышла на всех европейских языках и сделала автора знаменитым. Географическая наука пополнилась важной информацией: тропическая Центральная Африка к югу от 8 параллели «оказалась возвышенным плато, несколько понижающимся в центре, и с расщелинами по краям, по которым реки сбегают к морю… Место легендарной жаркой зоны и жгучих песков заняла хорошо орошенная область, напоминающая своими пресноводными озерами Северную Америку, а своими жаркими влажными долинами, джунглями, гатами (возвышенными краями) и прохладными высокими плоскогорьями Индию».

За полтора десятилетия, прожитые в Южной Африке, Ливингстон полюбил местных жителей и сдружился с ними. Он относился к своим проводникам, носильщикам, гребцам как к равным, был с ними откровенен и доброжелателен. Африканцы отвечали ему полной взаимностью. Ливингстон ненавидел рабство и верил, что народы Африки смогут добиться освобождения и независимости. Английские власти воспользовались высокой репутацией путешественника у негров и предложили ему должность консула в Келимане. Приняв предложение, Ливингстон отказался от миссионерской деятельности и вплотную занялся исследовательской работой. Кроме того, он способствовал проникновению английского капитала в Африку, расценивая это как прогресс.

Но путешественника манили новые маршруты. В мае 1858 года Ливингстон с женой, маленьким сыном и братом Чарлзом приехал в Восточную Африку. В начале 1859 года он исследовал низовья реки Замбези и ее северный приток Шире. Им были открыты несколько порогов и водопад Мерчисон. Весной в бассейне этой реки Ливингстон обнаружил и описал озеро Ширва. В сентябре он обследовал южный берег озера Ньяса и, произведя ряд измерений его глубины, получил значения более 200 м (современные данные доводят эту величину до 706 м). В сентябре 1861 года Ливингстон снова вернулся к озеру и вместе с братом продвинулся по западному берегу на север более чем на 1200 км. Далее проникнуть не удалось из-за враждебности аборигенов и приближения сезона дождей. По результатам съемки Ливингстон составил первую карту Ньясы, на которой водоем вытянулся почти по меридиану на 400 км (по современным данным – 580 км).

В этом путешествии Ливингстон понёс тяжёлую потерю: 27 апреля 1862 года от тропической малярии умерла его жена и верная спутница Мэри Моффет-Ливингстон. Братья Ливингстоны продолжили путешествие. В конце 1863 года выяснилось, что отвесные берега озера Ньяса являются не горами, а лишь краями высоких плоскогорий. Далее братья продолжили открытие и изучение Восточно-Африканской зоны разломов, т. е. гигантской меридиональной системы сбросовых впадин. В Англии в 1865 году вышла книга «Рассказ об экспедиции на Замбези и ее притоки и об открытии озер Ширва и Ньяса в 1858–1864 гг.».

В 1866 году Ливингстон, высадившись на восточном берегу континента напротив острова Занзибар, прошёл на юг до устья реки Рувумы, а затем, повернув на запад и поднявшись к ее верховьям, вышел к Ньясе. На этот раз путешественник обошёл озеро с юга и запада. За 1867 и 1868 годы он подробно обследовал южный и западный берега Танганьики.

Странствия по тропической Африке всегда чреваты опасными инфекциями. Не избежал их и Ливингстон. В течение многих лет болея малярией, он ослабел и так исхудал, что его нельзя было назвать даже «ходячим скелетом», потому что ходить он уже не мог и передвигался только в носилках. Но упорный шотландец продолжал исследования. К юго-западу от Танганьики он открыл озеро Бангвеулу, чья площадь периодически изменяется от 4 до 15 тыс. кв. км, и реку Луалабу. Пытаясь выяснить, к системе Нила или Конго она принадлежит, он смог лишь предположить, что она может оказать частью Конго.

В октябре 1871 года Ливингстон остановился для отдыха и лечения в поселке Уджиджи на восточном берегу Танганьики. В это время в Европе и Америке были обеспокоены отсутствием от него каких-либо известий. На поиски отправился журналист Генри Стэнли. Он совершенно случайно нашел Ливингстона в Уджиджи, и далее они вместе обошли северную часть Танганьики, окончательно убедившись, что Нил не вытекает из Танганьики, как думали многие.

Стэнли звал Ливингстона с собой в Европу, но тот ограничился тем, что передал с журналистом в Лондон дневники и другие материалы. Он хотел закончить исследование Луалабы и снова отправился к реке. По дороге Ливингстон остановился в посёлке Читамбо, и. утром 1 мая 1873 года слуги нашли его мертвым на полу хижины. Обожавшие белого защитника африканцы забальзамировали его тело и несли останки на носилках до моря, преодолев почти 1500 км. Великий шотландец был погребён в Вестминстерском аббатстве. В 1874 году его дневники под названием «Последнее путешествие Давида Ливингстона» были опубликованы в Лондоне.

Мифический герой папуасов

Николай Николаевич Миклухо-Маклай (1846–1888), русский антрополог и этнограф. Изучал коренное население Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании, в том числе папуасов северо-восточного берега Новой Гвинеи (ныне берег Маклая).

Наш знаменитый соотечественник родился в Новгородской губернии, в семье военного инженера на железнодорожной службе, потомка запорожских казаков. Учился в университетах Санкт-Петербурга, Гейдельберга, Лейпцига и Йены, изучал медицину и биологию, сравнительную анатомию и зоологию. В Йенском университете профессор зоологии Эрнст Геккель заметил любознательного студента-медика и взял его своим ассистентом в экспедицию. Вместе с великим Геккелем девятнадцатилетний русский студент побывал в 1866 году на Мадейре и Канарах, в Марокко, позже посетил берега Красного моря и Малой Азии для изучения низших морских животных.

Но интересы молодого учёного были гораздо шире зоологии и медицины, его влекло в неисследованные области планеты. Одним из таких мест был северо-восточный берег Новой Гвинеи. В 1870 году двадцатитрёхлетний естествоиспытатель был по просьбе Русского географического общества принят на борт корвета «Витязь» (под командой П.Н. Назимова) и, в ходе плавания вокруг Южной Америки, доставлен в сентябре следующего года на берег Новой Гвинеи к востоку от залива Астролябия. Позднее этот берег был назван его именем. Попутно офицеры корвета открыли пролив между этим берегом и островом Лонг-Айленд, описали его и дали проливу имя своего корабля – Витязь.

Он просто жил среди них

Оставшись на «своём» берегу, Миклухо-Маклай жил там до декабря 1872 года. Русский врач и исследователь, Николай Николаевич стал для аборигенов добрым другом и помощником. Человек по природе эмоциональный, резкий и вспыльчивый, он завоевал доверие и любовь папуасов прямо противоположными качествами – терпением, искренностью и сдержанностью. Как пишет биограф ученого Р.К. Баландин, в этот период «Маклай, в сущности, не вел специальных научных изысканий, не делал изощренных опытов для выяснения быта, верований и психики папуасов. Он просто жил среди них. Он общался с ними, как друг. А вечерами записывал свои впечатления.

Наблюдает он и за собой: «При моей теперешней жизни, т. е. когда приходится быть часто и дровосеком, и поваром, и плотником, а иногда и прачкой, и матросом, а не только барином, занимающимся естественными науками, рукам моим приходится очень плохо… Руки мои и прежде не отличались особенной нежностью, но теперь они положительно покрыты мозолями, порезами и ожогами; каждый день старые подживают, а новые появляются».

Или другое замечание: «Становлюсь немножко папуасом: сегодня утром, например, почувствовал голод во время прогулки и, увидев большого краба, поймал его и съел сырого…» Но все-таки о себе он пишет мало и не без иронии. Заниматься самонаблюдениями он не любил».

В январе 1873 года учёный покинул Новую Гвинею и на русском клипере «Изумруд» (капитан М.Н. Кумани) отправился к Филиппинам, а оттуда перешел на Яву.

В 1874–1876 годах Миклухо-Маклай, плавая на голландских кораблях и малайском паруснике «прау», побывал на островах Молуккского архипелага, на Сулавеси и Тиморе, исследовал западный берег Новой Гвинеи, снова плавал к Молуккам и Сулавеси, возвращался на Яву, исследовал внутренние районы полуострова Малакка.

В 1876–1877 годах он вновь посетил Новую Гвинею, где его уже ждали туземные друзья. Живя на «своём» берегу и постоянно общаясь с папуасами из ближайших и дальних деревень, учёный собрал ценные антропологические и этнографические коллекции, сделал много рисунков и интересных записей: как это нередко случается, великий путешественник обладал талантами художника и писателя. На основании своих наблюдений Миклухо-Маклай пришёл к выводу о видовом единстве и родстве человеческих рас. Эти выводы совпадали с его личными убеждениями, но вошли в противоречие с бытовавшими в научных кругах США и Западной Европы представлениями о «низших» и «высших» расах.

В период с 1878 по 1880 годы Миклухо-Маклай, живя какое-то время в Сиднее, плавал оттуда к Новой Каледонии и другим островам Меланезии, продолжая антропологические и этнографические исследования, и побывал на южном берегу Новой Гвинеи. Вернувшись в Австралию, он резко выступал против работорговли, широко распространённой в Меланезии, и вызывал недовольство властей резкой критикой расизма.

В 1881 году русскому учёному довелось посетить южный берег Новой Гвинеи на английском корвете, который направлялся туда с карательной экспедицией. В течение всего плавания Николай Николаевич с присущим ему темпераментом вел «идейную обработку» командира корвета, подтверждая свою гуманистическую позицию цитатами из Евангелия и убедительными научными аргументами. Пропаганда сделала своё дело: английский офицер отказался от выполнения прежнего плана – сожжения папуасской деревни и поголовного истребления её жителей.

В 1882 году Н.Н. Миклухо-Маклай вернулся в Петербург, завершив таким образом кругосветное плавание, начатое на «Витязе» в 1870 году. Когда через два года, отправившись в Австралию и затем на Яву, он случайно застал там русский корвет «Скобелев» (бывший «Витязь»), командир корабля В.В. Благодарев доставил путешественника к давно знакомому берегу. Пробыв некоторое время среди папуасов, ставших для него настоящими друзьями, Миклухо-Маклай вернулся в Австралию, где жили его жена и дети. В 1886 году учёный-подвижник переехал с семьёй в Петербург. Измученный невралгией и давно терзавшей его лихорадкой, Н.Н. Миклухо-Маклай умер в 1888 году.

Вечные следы на Новой Гвинее

Несмотря на солидный список экспедиций Н.Н. Миклухо-Маклая, проведшего в странствиях практически половину своей жизни, на которую ему было отпущено всего 42 года, имя его навечно связано именно с папуасами Новой Гвинеи. Выдающийся русский ученый и путешественник прожил с ними в общей сложности около 3,5 лет. Его выбор бы не случаен. Посещение аборигенов Новой Гвинеи можно было уподобить путешествию в далёкое прошлое без всякой «машины времени». Потому что папуасы по уровню своего развития могли служить моделью всего человечества на определённых этапах истории его культуры.

За эти три с половиной года Миклухо-Маклай старался изучить хозяйство папуасов, их материальную культуру, социальную организацию и мировоззрение. Но, как иногда случается, процесс изучения был обоюдным: сам учёный стал объектом пристального внимания островитян. Конечно, будучи врачом и этнографом, Николай Николаевич и сам понимал, что для папуасов он был таинственным существом, явившимся из неведомого мира. После окончательного отъезда учёного его образ постепенно стал мифологизироваться, обрастать легендами и преданиями, которые передавались из поколения в поколение, при этом со временем добавлялись всё новые, чаще фантастические детали.

Оснований для этого было более чем достаточно. Папуасов поразил, прежде всего, приход «морского чудовища», как назвали они доставивший учёного корабль – корвет «Витязь». Впечатление, произведённое им на островитян, современному человеку даже трудно с чем-либо сравнить. Ну, разве что с эффектом от появления НЛО, закрывающего собой половину небосвода. Ничего подобного здесь раньше не видели. Как пишет биограф Миклухо-Маклая Б.Хаген, «…прибытие корабля было воспринято местными жителями как конец света. Некоторые из них пустились бежать в горы, другие стали поспешно копать себе могилы. Но ничего особенного после этого не произошло. Когда островитяне увидели, что к ним прибыл белокожий человек, они вначале даже обрадовались, так как подумали, что вернулся Ротей – их великий прадед. Многие мужчины направились в лодках к кораблю, чтобы поднести подарки своему далёкому предку. На корабле их хорошо приняли и тоже одарили подарками. Но на обратном пути к берегу вдруг раздался пушечный выстрел – команда корабля отсалютовала в честь своего прибытия. Со страха люди выпрыгнули из лодок, бросили свои подарки и вплавь пустились к берегу. Поджидавшим их возвращения они заявили, что прибыл не Ротей, а злой дух Букс».

Так что начальный эффект был произведён транспортным средством. За ним последовал эффект появления самого гостя. Ведь папуасы побережья залива Астролябии ни разу не видели белого человека, поэтому сам вид его произвёл на них ошеломляющее впечатление. Позже они часто называли нашего путешественника «белым папуасом». Возможно, его приняли за давно умершего предка, душа которого вернулась на родину в новом облике. Вот что говорят об этом ученые антропологи и этнографы Н.А. Бутинов и М.С. Бутинова:

«Основанием для подобного предположения является широко распространённая у островитян идея реинкарнации душ. Сам он тоже потом называл себя «белым папуасом», но совершенно по другой причине – весь его образ жизни здесь мало отличался от жизни окружавших его людей.

Много времени спустя, когда у русского учёного уже установились довольно близкие отношения с местными жителями, один из них спросил, сколько у «белого папуаса» жён, детей, внуков и правнуков. Н.Н. Миклухо-Маклай не понял вопроса и был очень удивлён: ему всего 30 лет, какие могут быть у него внуки и правнуки? Он ответил, что у него нет ни жены, ни детей. Ему не поверили. Последовал другой вопрос: не посадил ли «белый папуас» дерево, которому, как все видели, было несколько сот лет? Учёный снова удивился и подумал, что папуасы убеждены в его глубочайшей старости.

В действительности всё объясняется иначе. Н.Н. Миклухо-Маклай долго не мог в полной мере освоить местный язык, что не позволяло ему проникнуть глубоко во все тонкости мировоззрения островитян. Согласно их представлениям душа умершего человека какое-то время пребывает в стране мёртвых, а затем воплощается в новорожденном ребёнке и возвращается в мир живых людей. В данном случае папуасы, по-видимому, предположили, что когда-то очень давно среди них жил чёрный человек по имени Маклай. Когда он умер, его душа улетела в Россию (о своей родине учёный не раз им говорил), там вошла в тело беременной женщины и на свет появился первый «белый папуас», изменивший цвет своей кожи. После его смерти душа умершего в результате дальнейших перевоплощений обрела образ того «белого папуаса», который прибыл к ним на большом корабле. Нам кажется, что с подобными представлениями связан и тот факт, что позднейшие исследователи встречали в деревнях, где некогда работал русский учёный, папуасов, носивших имя «Маклай». Чаще всего этот факт объясняется обычаем островитян обмениваться именами. Но вряд ли такое объяснение приемлемо в данном случае – ведь настоящего Маклая здесь давным-давно нет, а люди, носящие его имя, жили совсем недавно».

Эти же исследователи делают очень важное уточнение по поводу эпитета «человек с Луны», как якобы называли учёного папуасы. Оказывается, всё дело в неточном переводе с языка островитян. Словосочетание «каарам тамо» Миклухо-Маклай перевёл как «человек с луны», хотя на самом деле это выражение звучит по-папуасски как «тамо каарам». Папуасы же называли своего друга именно «каарам тамо», что означает «луннокожий человек» или «светлокожий человек», то есть отличный от папуасов с их тёмным цветом кожи.

Папуасов поразило в загадочном госте буквально всё – его одежда, обувь, оружие, предметы быта, лекарства и многое другое. Ко всем этим вещам они проявляли какое-то особое суеверное отношение. Из-за своей одежды Н.Н. Миклухо-Маклай получил название «гаре-тамо», что означает «человек в оболочке» (у папуасов одежды почти не было). Очень осторожно местные жители относились к еде белого пришельца и не осмеливались её попробовать, хотя сами угощали его часто, особенно на празднествах. Правда, один раз кто-то отважился попробовать ложку предложенного ему риса, но тут же испугался и стал всё выплёвывать. Такой же страх папуасы долгое время испытывали перед лекарствами, которыми лечил их «тамо русс», особенно перед теми, которые надо было принимать внутрь. Одному жителю маленького островка Били-Били, страдающему сильной лихорадкой, учёный предложил выпить хину, но тот отрицательно замахал головой и сказал, что умрёт от этого лекарства. Другому, больному ревматизмом, Миклухо-Маклай дал для втирания бутылку кокосового масла, настоянного на душистых травах. Тот охотно принялся за дело, но потом вдруг стал тереть тем же маслом всех сидящих рядом – возможно, хотел проверить эффект. Много позже люди преодолели страх перед лекарствами белого человека и охотно шли к нему за помощью. Легенды о магических свойствах его лекарств ещё долго сохранялись в их памяти.

С самого начала папуасы относились к Миклухо-Маклаю как к сверхъестественному существу, наделяя его необыкновенными способностями. Его не раз просили прекратить дождь (длительные тропические ливни размывали огороды), а когда он говорил, что сделать этого не может, люди настаивали, что он может, но не хочет. Однажды учёный налил в блюдечко воду, дал присутствующим при этом опыте попробовать, а затем добавил спирта и зажёг смесь. Папуасы очень испугались, так как подумали, что горит вода. Они стали просить его не поджигать море. Когда умер слуга учёного полинезийский мальчик Бой, не знавшие о его смерти папуасы решили, что Маклай дал ему возможность улететь в Россию. Способность летать приписывалась и самому Маклаю. Такое отношение нередко ставило путешественника в затруднительное положение. Как-то жители деревни Бонгу спросили его, может ли он умереть. По-видимому, они были убеждены в его бессмертии. Поколебать их уверенность учёный не хотел из боязни ослабить свой авторитет. Обмануть папуасов он тоже не мог – ведь в любой момент с ним могло что-то случиться. Помогла, как всегда, находчивость. Он взял самое тяжёлое копьё и предложил задавшему вопрос проверить это. Присутствующие тотчас в целях защиты окружили Маклая кольцом и больше такой вопрос никогда не задавали.

Как же сам Миклухо-Маклай воспринимал столь необычное к себе отношение и слагавшиеся о нём мифы? Он всегда был с местными жителями исключительно честным и никогда их не обманывал. У них даже вошло в поговорку: «Слово Маклая одно». Но развенчивать все их легенды о своих сверхъестественных свойствах ему не позволяли обстоятельства. Надо только представить, в к