Warning: Table './librius_net/watchdog' is marked as crashed and should be repaired query: INSERT INTO watchdog (uid, type, message, variables, severity, link, location, referer, hostname, timestamp) VALUES (0, 'php', '%message in %file on line %line.', 'a:4:{s:6:\"%error\";s:7:\"warning\";s:8:\"%message\";s:39:\"Invalid argument supplied for foreach()\";s:5:\"%file\";s:77:\"/home/librius/data/www/librius.net/sites/all/modules/librusec/librusec.module\";s:5:\"%line\";i:31;}', 3, '', 'http://librius.net/b/18035/read', '', '54.226.113.250', 1512953521) in /home/librius/data/www/librius.net/includes/database.mysqli.inc on line 128
Маски времени | librius.net





Маски времени

- Маски времени (пер. Ж. Волков) 418K(купити) - Роберт Силверберг


Силверберг Роберт Маски времени

Глава 1

Воспоминания такого сорта, пожалуй, должны сопровождаться ссылками на личную сопричастность — типа: я — человек, который был там; я все пережил сам. Между прочим, я действительно сыграл немаловажную роль в этих не правдоподобных событиях прошедших двенадцати месяцев. Я познакомился с человеком из будущего. И был с ним почти все то время, которое он провел в нашем мире. Я был с ним до конца.

Если я собираюсь полностью рассказать о нем, то должен как можно подробнее рассказать о себе.

Когда Вонан-19 появился в нашей эре, я был так далек от всего, что даже не следил за текущими событиями, и о его появлении у нас на Земле узнал только много дней спустя. Пока в конце концов не был затянут в созданный им водоворот… подобно любому из нас.

Итак, о себе. Меня зовут Лео Гафилд. На следующий день — пятого декабря тысяча девятьсот девяносто девятого года — мне исполнится пятьдесят два. Не женат. Здоровье отличное. Живу в Ирвине, штат Калифорния. Руковожу шульцовской кафедрой физики в Калифорнийском университете, где занимаюсь проблемой образования во времени элементарных частиц. Я никогда не преподавал. Правда, у меня есть несколько выпускников, которых я курирую, как это обычно принято в университете, хотя обычные инструкции не предусматривают этого в нашей лаборатории. Большую часть своей сознательной жизни я посвятил квантовой временной динамике. Мне удалось заставить некоторые электроны развернуться и лететь в прошлое. Когда-то это казалось значительным достижением.

Когда появился Вонан-19 — а это было чуть меньше года назад, — мои исследования зашли в тупик, поэтому я старался уединиться, пытаясь сдвинуться с мертвой точки. Но это не оправдывает мое незнание его прибытия.

Я гостил у друзей в пятидесяти милях от Тусона в доме, снабже

нном современным оборудованием — стенками-экранами, информационными центрами и другими видами коммуникативных средств. Так что я мог знать о последних событиях в мире. Просто обычно я не слежу за этим. Дневные прогулки в одиночестве помогали мне думать, а к человечеству я возвращался лишь в сумерках.

К тому времени, когда я стал участником событий, сообщение о появлении Вонана-19 было старо, как падение Византии или победа Аттилы.

Он материализовался в Риме 25 декабря 1998 года.

В Риме? В канун Рождества? Уверен, он специально выбрал именно этот день. Новый мессия, посланный небом на Рождество? Слишком дешевый трюк!

Между прочим, он утверждал, что это было случайное совпадение. Обезоруживающе улыбнувшись, он расправил указательными пальцами нежную кожу над каждым веком и мягко произнес:

— Я мог лишь раз в триста шестьдесят пять лет приземлиться в любой предложенный день. Я положился на вероятность. А что означает Рождество?

— Это день рождения Спасителя, — ответил я. — Это было очень давно.

— Спасителя чего?

— Человечества. Он явился, чтобы искупить наши грехи.

Вонан-19 уставился в какое-то незримое пространство, которое, казалось, присутствовало перед его лицом. Полагаю, он размышлял о таких понятиях, как Спасение, Искупление и Грех. В конце концов он попытался передать это звуками:

— Искупитель грехов человечества родился в Риме?

— В Вифлееме.

— Это пригород Рима?

— Не совсем, — отозвался я. — Но поскольку ты выбрал рождественский день, тебе следовало бы появиться в Вифлееме.

— Я бы так и сделал, — заявил Вонан, — если бы рассчитывал произвести такой эффект. Но я ничего не знал о ваших святых. Ни их имен, ни дней, ни места рождений.

— Вонан, в твоей эре уже забыли об Иисусе?

— Я уже устал тебе повторять, что являюсь страшной невеждой. Я никогда не изучал древних религий, поэтому абсолютно случайно оказался в таком месте в такое время.

Быть может, он говорил правду. Если бы он хотел уподобиться Мессии, то, скорее всего, выбрал бы Вифлеем. Ну, по крайней мере, остановившись в Риме, он мог бы появиться на площади Святого Петра в тот момент, когда папа Семион благословлял толпу. Фигура, спускающаяся на землю в мерцающем серебряном свете; сотни тысяч людей, с благоговейным трепетом опустившиеся на колени; приземлившийся посланник из будущего с мягкой улыбкой на устах, словно Христово знамение, посланное притихшей толпе, как нельзя лучше подошли бы для такого торжественного дня. Но он не сделал этого. Вонан появился у подножия Испанской лестницы возле фонтана. Эта улица обычно переполнена зажиточными покупателями, направляющимися в торговый ряд via Condotti. Но в рождественский полдень Piazza di Spagna была безлюдна. Магазины via Condotti закрыты. Обычно оживленная площадь перед Испанской лестницей пустовала. На верхних ступенях было всего несколько человек, направлявшихся в церковь Frinita dei Monti на богослужение. Был холодный зимний день. С серого неба падали хлопья снега. С Тибра дул холодный и сырой ветер. В Риме было необыкновенно тревожно в тот день. Предыдущей ночью прошли волнения апокалипсистов. Неистовствующие толпы с разрисованными лицами прошли через Форум, исполнив не по сезону балет вальпургиевой ночи возле обветшалых стен Колизея. Люди забирались на громадный памятник Виктору Эммануилу, чтобы осквернить его белоснежность яростными копуляциями. В тот год это был самый ужасный взрыв безумства, пронесшийся по Риму, хотя он уступал волнениям апокалипсистов в Лондоне, или, скажем, в Нью-Йорке. Подавить его удалось с большим трудом при помощи карабинеров, которые безжалостно использовали против кричащих и жестикулирующих культистов слезоточивый газ. До рассвета по Риму эхом разносились вакханальные крики. Потом наступило утро дня Христова, а в полдень, когда я еще мирно спал в тепле аризонской зимы, на свинцовом небе показалась светящаяся фигура Вонана-19 — человека из будущего.

Свидетелями этого явления оказались девяноста девять человек. Их показания сошлись почти во всех подробностях.

Он опустился с неба. Все утверждают, что он проделал дугу над Frinita dei Monti, спланировал над Испанской лестницей и приземлился на Piazza di Spagna в нескольких ярдах от имеющего форму лодки фонтана. Фактически все свидетели видели, что Вонан оставил после себя мерцающий след в воздухе, но никто не заметил какого-либо корабля. Вопреки законам земного тяготения, пришелец путешествовал со скоростью несколько тысяч футов в секунду, так что можно предположить, что он появился из какого-то средства передвижения, находившегося вне поля зрения над церковью.

Как бы то ни было, он приземлился вертикально, на обе ноги, без каких-либо признаков дискомфорта. Позднее он туманно объяснил такое мягкое приземление «гравитационным нейтрализатором», однако в подробности пускаться не стал. Думаю, что теперь нам вряд ли удастся что-то выяснить.

Он был абсолютно голым. Трое свидетелей утверждают, что его окружало свечение, оттенявшее контуры тела, а область половых органов была прикрыта набедренной повязкой. Этими тремя свидетелями, по воле судеб, оказались монахини, находившиеся на ступеньках церкви. Остальные девяносто шесть свидетелей настаивали, что Вонан-19 был абсолютно гол. Многие из них могли подробнейшим образом описать строение его органов. Вонан был необычайно мускулистым мужчиной, все свидетели отмечали его великолепное телосложение.

Вопрос: могло ли монахиням коллективно пригрезиться свечение, которое защищало благопристойность Вонана, или же они сами придумали свечение, чтобы защитить свою благопристойность? Или же Вонан сам все так устроил, чтобы одни свидетели могли видеть так, а другие — которые могли получить эмоциональный стресс, — несколько иначе?

Я не знаю. Культ Апокалипсиса утверждает, что коллективные галлюцинации возможны. Я не исключаю ни первого ни второго предположения, так как религия на протяжении двух тысяч лет доказывает, что ее служители не всегда говорят правду. А вот к мысли, что Вонан пощадил чувствительность монахинь, я отношусь скептически. Это не в его стиле — тревожиться о стрессах других, тем более, что он, похоже, совсем не задумывался, что людей может поразить вид тела себе подобного, и его надо закрывать. Кроме того, если он никогда не слышал о Христе, откуда он мог слышать о монахинях и пострижениях? Думаю, что технически Вонан мог предстать перед девяносто шестью свидетелями в одном виде, а перед тремя — в другом.

Мы знаем, что монахини сразу же после его появления нырнули в церковь. Некоторые решили, что Вонан — апокалипсистский маньяк, пытающийся привлечь к себе внимание. Остальные с интересом наблюдали, как страшный обнаженный человек прошелся по Piazza di Spagna, рассматривая фонтан, витрины магазинов и ряды машин у обочины. Он совершенно не замечал зимнего холода. Осмотрев все, что считал нужным на этой стороне площади, Вонан пересек ее и стал подниматься по ступенькам. Он был уже на пятой ступени, когда к нему рванулся взбешенный полицейский, требуя спуститься вниз и пройти в полицейскую машину.

На что Вонан просто ответил:

— Я не сделаю этого.

Это были его первые слова, обращенные к нам, — открытый вызов варварам. Он говорил на английском языке. Многие из свидетелей слышали, что он сказал, и поняли его. Но полицейский не понял и продолжал кричать по-итальянски.

— Я пришелец из будущего. Я явился, чтобы изучить ваш мир, — ответил Вонан-19 все еще по-английски.

Полицейский сплюнул. Он был уверен, что Вонан — апокалипсист, причем американский, что было еще хуже. Обязанностью полицейского было защитить благопристойность Рима и святость Рождества от вульгарных выходок сумасшедшего. Он потребовал, чтобы пришелец спустился. Не обращая на это внимания, Вонан-19 повернулся и продолжил свой неторопливый подъем. Вид бледных, медленно удаляющихся ягодиц привел представителя закона в ярость. Сняв свой плащ, он рванулся наверх с намерением накинуть его на пришельца.

Свидетели утверждают, что Вонан-19 не трогал полицейского и даже не посмотрел на него. Держа в левой руке плащ, офицер попытался правой схватить Вонана за плечо. Последовала желто-голубая вспышка и слабый вскрик. Полицейского откинуло назад, словно его ударило током. Скатившись вниз по ступенькам, он лежал, слабо пытаясь пошевелиться. Наблюдавшие эту сцену отшатнулись. Вонан-19 поднялся на самый верх и остановился, чтобы рассказать одному из свидетелей о себе.

Им оказался германский апокалипсист по имени Хорст Клейн девятнадцати лет, который принимал участие в ночных беспорядках и теперь, слишком возбужденный, чтобы идти спать, слонялся по городу в состоянии полной опустошенности. Юный Клейн, бегло говоривший по-английски, в следующие дни стал очень популярным телевизионным персонажем. Он повторял свою историю по радиотрансляционной сети всего мира. Потом его забыли, однако его место в истории не подлежит никакому сомнению. Не сомневаюсь, что где-нибудь в Мекленбурге или Штудгарде он и сегодня пересказывает разговор, состоявшийся тогда.

К нему подошел Вонан-19.

— Тебе не стоит убивать карабинера. Они тебе этого не простят, сказал Клейн.

— Он жив. Просто немного оглушен.

— Что-то, судя по произношению, ты не похож на американца, — заметил Клейн.

— Я не американец. Я из другой цивилизации. Она на тысячу лет опережает вашу.

Клейн рассмеялся.

— Мир заканчивается через триста семьдесят два дня.

— Ты так думаешь? А какой сегодня год?

— 1998-ой. 25 декабря.

— Мир просуществует еще, по крайней мере, тысячу лет. В этом я уверен наверняка. Меня зовут Вонан-19, и я — пришелец в ваш мир. Я нуждаюсь в гостеприимстве. Я хочу попробовать вашу пищу и ваши вина. Мне бы хотелось носить одежду вашего времени. Меня интересуют древние половые отношения. Где я могу найти дом для половых сношений?

— Вон то серое здание, — отозвался Клейн, указывая на церковь Frinita dei Monti. — Они позаботятся о тебе. Стоит только сказать им, что ты явился из цивилизации на тысячу лет после нас. Это 2998 год?

— В нашей системе это 2999-ый.

— Отлично. Ты им за это очень понравишься. Только не убеждай их, что конец мира наступит после Нового года — тогда они предоставят тебе все, что пожелаешь.

— Конец мира не наступит так скоро, — в замешательстве произнес Вонан-19. — Благодарю тебя, друг.

И он направился в сторону церкви.

Запыхавшиеся карабинеры шарахнулись от Вонана в разные стороны. Они боялись подойти к нему ближе пяти ярдов, но образовали вокруг него шеренгу, сопровождавшую его подъем к церкви. Они были вооружены парализаторами. Один из карабинеров швырнул свой плащ к ногам Вонана.

— Накинь это.

— Я не говорю на вашем языке. Хорст Клейн перевел:

— Они хотят, чтобы ты прикрыл свое тело. Их очень раздражает твой вид.

— Мое тело совершенно, — отозвался Вонан-19. — Зачем мне прикрывать его?

— Они этого хотят, к тому же у них парализаторы. Они могут причинить тебе вред. Понимаешь? Ну, вот эти серые пруты в их руках.

— Могу я осмотреть твое оружие? — приветливо обратился пришелец к ближайшему полицейскому. И он протянул руку к оружию. Полицейский отшатнулся.

Вонан быстро подошел к нему и вырвал из рук парализатор. Сначала он взялся за рабочую часть оружия, и должен был получить ошеломляющий разряд в грудь, но этого не произошло. Люди, разинув рты, глазели, как Вонан осматривал парализатор, время от времени спуская курок и проводя рукой по металлическому штыку, чтобы понять, как он работает. Все отступили, неистово крестясь.

Хорст Клейн прорвался через фалангу и спросил:

— Ты в самом деле из будущего?

— Разумеется.

— Но как тебе удалось это… ну, удержать парализатор?

— Такие слабые силы можно абсорбировать и трансформировать, — пояснил Вонан. — У вас еще нет энергетических видов?

Немецкий юноша, весь трясясь, покачал головой. Он сгреб полицейский плащ и протянул его обнаженному человеку.

— Оденьте это на себя, — прошептал он. — Пожалуйста. Давайте не будем усложнять обстановку. Вы не можете разгуливать голым.

Удивившись, Вонан согласился. После нескольких неумелых движений ему удалось надеть плащ.

— Так в этом году не будет конца миру? — спросил Клейн.

— Нет. Разумеется, нет.

— Какой же я был дурак!

— Возможно.

По худым тевтонским щекам покатились слезы. Потом последовал нервный смех. Хорст Клейн бросился на холодную каменную плиту и, распластавшись, стал приветствовать Вонана-19. Рыдая и задыхаясь, Хорст Клейн отказался от своего участия в апокалипсическом движении.

Человек из будущего приобрел своего первого апостола.

Глава 2

У себя в Америке я об этом не знал. А если бы и знал, то воспринял бы как безумие. Я выдохся от переутомления, поэтому не обращал внимания на происходящее в мире. У меня было жуткое настроение. В то время я просто отрекся от всего.

Мои друзья были очень добры ко мне. Они уже сталкивались с моими кризисными настроениями раньше, поэтому знали, как обращаться со мной. Только люди, подобные им, могли обеспечить мне все необходимое — деликатное сочетание внимания и уединенности. Должен отметить, что Джек и Ширли Брайнт не раз спасали мою душу.

Джек проработал со мной в Ирвине на протяжении нескольких лет. Он пришел ко мне прямо из МИТ, где получил все возможные награды. Как всякий беженец из подобного учреждения он был слишком замкнут, а это явный признак долгого проживания на востоке, где слишком суровые зимы и душное лето. Я с удовольствием наблюдал, как он постепенно раскрывался, похожий на растение под щедрыми солнечными лучами. Когда мы встретились, ему было чуть больше двадцати. Это был высокий молодой человек со впалой грудью, густой вьющейся шевелюрой, гладко выбритыми щеками, запавшими глазами и дрожавшими губами. Он обладал всеми стереотипными чертами и привычками, присущими молодым гениям. Я уже читал его статьи по молекулярной физике. Они были великолепны. Физики обычно руководствуются в своей работе интуицией своего рода вдохновением, — так что совсем необязательно быть старым и умудренным опытом, чтобы совершать замечательные открытия. Ньютон перевернул представления о Вселенной в юношеском возрасте. Эйнштейн, Шредингер, Гейзенберг, Паули и им подобные сделали свои выдающиеся открытия, не достигнув еще тридцати. Может, только Бор превзошел этот рубеж, но и Бор был молод, когда заглянул в сердце атома. Так что работы Джека Брайнта были замечательными. Я имею в виду, что он был не просто многообещающим молодым человеком. Он был гением по абсолютной шкале и достиг величия, будучи студентом последнего курса.

На протяжении первых двух лет нашего сотрудничества я считал, что он устроит переворот в физике. Его странная внутренняя сила и интуиция не позволяли в этом сомневаться. В придачу это подкреплялось его математическими способностями и настойчивостью, с которой он вырывал истину. Его работа была связана с моей лишь косвенно. К тому времени мой проект хронологического реверса стал более экспериментальным, поскольку я уже миновал стадию гипотез и большую часть времени проводил у гигантского ускорителя частиц, пытаясь создать силы, которые, как я надеялся, заставят фрагменты атомов полететь в прошлое. Джек же, напротив, занимался чистой теорией. Он исследовал внутриатомные силы. Разумеется, проблема эта была не нова. Но Джек пересмотрел все имевшиеся работы Юкавы о мезонах 1935 года и собрал воедино все, что было известно о силах, обеспечивающих целостность атома. Мне казалось, что Джек на грани одного из величайших открытий человечества, на основе которого можно будет понять энергетические взаимодействия Вселенной. А это вопрос, который волнует всех нас.

Поскольку я являлся спонсором Джека, то был в курсе его изысканий, время от времени просматривая его наиболее удачные тезисы. Однако большую часть своего времени я посвящал своей работе. Постепенно исследования Джека стали все больше и больше затягивать меня. Я рассматривал это как чистую физику, но теперь понимаю, что конечный результат должен был быть непредсказуемо практическим. Он рассматривал извлечение внутриатомной энергии не в результате спонтанных реакций, а как управляемый процесс расчленения отдельно взятого атома.

Сам Джек, похоже, не понимал этого. Его мало интересовали проблемы применения теоретической физики. Замкнувшись в душном мире уравнений, он обращал внимание на подобные перспективы не больше, чем на колебания цен на мировом рынке. Теперь я понимаю это. В начале двадцатого столетия работы Резерфорда тоже считались чистой теорией, хотя привели к трагедии в Хиросиме. Так же и в тезисах Джека кто-то бы нашел способы глобального освобождения атомной энергии. Для этого не требовалось сложных атомных реакций и дорогого ядерного топлива. Можно было взять любой атом и заполучить его энергию. Хватило бы кружки земли, чтобы привести в движение генератор, мощностью в несколько миллионов-киловатт. Можно было бы запустить на луну корабль с помощью нескольких капель воды. Все это было в работе Джека.

Но она осталась незаконченной.

На третий год его пребывания в Ирвине, он пришел ко мне, осунувшийся и истощенный, и сказал, что прекращает работу. Он пояснил, что зашел в тупик, поэтому ему нужна передышка, чтобы подумать. Он сказал, что хотел бы поучаствовать в какой-нибудь экспериментальной работе для смены обстановки. Естественно, я согласился.

Я не сказал ему ни слова по поводу потенциальных практических применений его исследований. Это было не мое дело. Хотя я почувствовал одновременно и сожаление, и разочарование. Я понимал, как могло бы продвинуться наше общество в ближайшие десять-пятнадцать лет, если у каждого дома появится неиссякаемый источник энергии, когда транспортные средства связи перестанут зависеть от традиционных энергетических источников, когда сразу устареет вся система производства, на которой базируется наше общество. Как социолога-любителя меня немного тревожили подобные умозаключения. Если бы я принадлежал к владельцам какой-либо основной корпорации, я был бы вынужден сразу же убить Джека Брайнта.

Должен заметить, это не делает мне особой чести. Истинного представителя науки не должны волновать экономические последствия его открытий. Он ищет истину, даже если эта истина отбросит общество назад. Таковы догматы науки.

Поэтому я промолчал. Если бы Джек в любое время пожелал вернуться к своей работе, я не стал бы препятствовать. Я бы даже не стал просить его подумать о дальнейших возможных последствиях. Он не понимал, что существует какая-то моральная дилемма, а я не собирался говорить ему об этом.

Благодаря своему молчанию, я, разумеется, становился соучастником разрушения человеческой экономики. Я бы мог указать Джеку на то, что его труды смогут дать каждому человеку неограниченный источник энергии, разрушая тем самым организацию любой человеческой общности и создавая постоянную децентрализацию человечества. Мое вмешательство могло заставить Джека засомневаться. Но я ничего не сказал. Мои страдания продлились столько, сколько не работал Джек. Ему не удалось продвинуться дальше в своих исследованиях, так что от меня не требовалось говорить ему о возможных последствиях.

Однажды он снова вернулся к своей проблеме, и передо мной снова стала моральная сторона этого вопроса — поддержать свободный полет мысли ученого или же помешать этому ради установления экономического status quo.

Это был отвратительный выбор. Но мне не пришлось его делать.

В течение третьего года Джек слонялся по университету, выполняя различные работы.

Большую часть времени он проводил возле ускорителя, поскольку открыл для себя экспериментальную сторону физики, и не уставал возиться с ним. Наш ускоритель представлял собой новую, устрашающую протонную модель с нейтронным инжектором. Его предел — триллион электрон-вольт. В те дни это было колоссально. Парные пилоны высоковольтных линий, переносящих ток от агрегата, находящегося на берегу Тихого океана, казались титаническими переносчиками энергии, а огромное здание самого агрегата — чуть ли не верхом совершенства. Джек часто появлялся в этом здании. Он сидел у экранов, пока выпускники проделывали элементарные эксперименты по обнаружению нейтрино и по уничтожению античастиц. Время от времени он возился с контрольными пультами управления, проверяя, как они функционируют, и просто для того, чтобы ощутить себя хозяином этих высоковолновых сил. Но это была обыденная работа. Он просто топтался на месте.

Может, он действительно нуждался в отдыхе?

Или, может, он начинал догадываться о возможных последствиях своей работы — и просто испугался?

Я никогда не спрашивал его об этом. В таких случаях я обычно выжидаю, пока молодой человек сам придет ко мне со своими тревогами. А рисковать я не мог, обременяя мозг Джека своими сомнениями, если он еще не дошел до этого.

В конце второго семестра бездействия Джек попросил принять его. Я решил, что он собирается сообщить мне, где находятся его исследования, а дальше поинтересоваться, считаю ли я разумным продолжать их. И я окажусь в тупике. Я пришел на встречу с изрядным запасом беспокойства.

— Лео, я хочу уйти из университета, — сказал Джек.

Я был потрясен.

— У тебя есть лучший вариант?

— Не городи чепуху. Я оставляю физику.

— Оставляешь… физику?..

— Я собираюсь жениться. Ты знаком с Ширли Фриз? Я как-то был с ней. Через неделю — то есть в воскресенье — мы женимся. Свадьба будет небольшой, и я хочу, чтобы ты пришел.

— А потом?

— Мы купили дом в Аризоне. В пустынном месте возле Таксона. Мы переедем туда.

— Джек, чем ты будешь заниматься?

— Думать. И немного писать. Я хочу решить некоторые философские вопросы.

— Деньги? — спросил я. — Университетская зарплата…

— Я получил небольшое наследство, так что кое-кто уже позаботился об этом заранее. У Ширли тоже имеются частные доходы. Конечно, это не так уж много, но прожить мы сможем. Мы покидаем общество. Я понял, что не смогу больше скрывать это от тебя.

Я положил на стол руку и какое-то время рассматривал суставы пальцев. В конце концов я сказал:

— Джек, а как же твои тезисы?

— Они останутся незавершенными.

— Но ведь ты близок к финишу.

— Я полностью зашел в тупик. Я не могу продолжить работу.

Мы пристально посмотрели друг другу в глаза. Может, он хотел сказать, что не отважится продолжать? Был ли его уход научным поражением или результатом моральных соображений? Я хотел спросить об этом. Я немного подождал в надежде, что он расскажет сам. Но он молчал и как-то загадочно улыбался.

— Лео, я не думаю, что смогу сделать что-либо существенное в физике.

— Это не правда. Ты…

— Ну, хорошо, я не думаю, что захочу сделать что-либо существенное в физике.

— О!

— Ты забудешь меня? Или останешься моим другом? Нашим другом?

Я был на свадьбе. Так получилось, что я был одним из четырех гостей. Новобрачную я знал очень мало. Это была блондинка в возрасте двадцати двух лет, выпускница социологического факультета. Одному богу известно, как Джек познакомился с ней, потому что он носа не поднимал от блокнотов, но похоже, они очень любили друг друга.

Она была очень высокой и доставала почти до плеча Джека. С каскадом золотистых волос, напоминавших тонкосплетенную паутину, нежной кожей и большими темными глазами, она была удивительно хороша. Ко всему этому добавлялось великолепное атлетически сложенное тело. Понятно, она была очень красива. А в белом подвенечном платье казалась лучезарной. Церемония была короткой. После этого последовал праздничный обед, и к вечеру новобрачные незаметно удалились.

Когда я вернулся домой, на душе было как-то пусто. Не зная, чем заняться, я просмотрел старые журналы и натолкнулся на ранние наброски тезисов Джека. Ничего не понимая, я долго и тупо глядел в текст.

Месяц спустя они пригласили меня погостить в Аризоне.

Я решил, что это приглашение pro forma и вежливо отклонил его, думая, что этого от меня и ждали. Джек позвонил и настоял на моем приезде. Выражение его лица как всегда было искренним, но на маленьком зеленоватом экране было отчетливо видно, что с него исчезли напряжение и изможденность. Я согласился.

Как я обнаружил, их дом был великолепно изолирован со всех сторон рыжевато-коричневой пустыней. Это была комфортабельная крепость посреди этой оголенности. Джек и Ширли — оба очень загорелые и счастливые — отлично понимали друг друга. В первый же день они потащили меня на прогулку в пустыню, каждый раз смеясь, когда мимо пробегал крупный северо-американский заяц, или песчаная крыса или длинная зеленая ящерица. Они останавливались, чтобы показать мне искривленные растения на бесплодной почве, или тащили меня к высокому кактусу, чьи массивные гофрированные лапы отбрасывали единственную тень.

Их дом стал моим прибежищем. Мне дали понять, что я могу появляться там в любое время, если почувствую необходимость в уединении. И хотя время от времени они приглашали меня, но настаивали, чтобы я приглашался сам. Так я и делал. Иногда я не появлялся в Аризоне по шесть или десять месяцев, а иногда проводил там сразу по пять-шесть уик-эндов подряд. Ни о какой регулярности не могло быть и речи. Моя необходимость навестить их всегда зависела от внутреннего состояния. А их настроение никогда не менялось в зависимости от внутренних или внешних обстоятельств — у них всегда были солнечные дни. Я никогда не слышал, чтобы они ссорились или в чем-то не соглашались друг с другом. По крайней мере, до появления Вонана-19.

Постепенно наши отношения становились более утонченными и носили все более тесный характер. Думаю, что я был для них кем-то вроде дяди, поскольку мне было около сорока, Джек еще не достиг тридцати, а Ширли было чуть больше двадцати. Наша дружба носила глубокий характер. Что-то типа любви. Но в этом не было ничего сексуального, хотя я с удовольствием переспал бы с Ширли, если бы мы встретились раньше. Влечение к ней нарастало со временем, поэтому, если сначала я смотрел на нее как на девочку, то теперь она для меня была притягательной женщиной. Мои отношения с Джеком и Ширли образовали своего рода треугольник, не омрачаемый прелюбодеянием. Я восхищался Ширли, но не ненавидел Джека за то, что он физически обладал ею. По ночам, когда мне доводилось слышать звуки, доносившиеся из их спальни, я чувствовал только радость за их счастье, даже когда метался от одиночества в своей постели. Один раз я привез с собой женщину — с их согласия — но это было бедствием. Очарование уик-энда полетело ко всем чертям. Мне необходимо было приезжать одному. Я осознал, что ни с кем не должен делить своей любви к Ширли и Джеку.

Мы стали так близки, что рухнули все барьеры. В жаркие дни — а они стояли почти все время — Джек предпочитал ходить голым. Почему бы и нет? По соседству никого нет, а присутствия жены и близкого друга он не стеснялся. Я возненавидел его за такую свободу, но подражать не смел, потому что считал неприличным обнажаться перед Ширли. Я носил шорты. Это был очень деликатный вопрос, и они выбрали очень деликатный способ для его решения.

Августовским днем, когда температура была выше ста градусов, а солнце, казалось, занимало четверть небосвода, я и Джек работали возле дома в маленьком саду, о котором они так трогательно заботились. Когда появилась Ширли и принесла нам пива, я увидел, что она не завязала тесемки того сооружения, которое обычно служило предметом ее одежды. Эти тесемки причиняли ей неудобство. Поставив поднос, Ширли предложила пиво и одно протянула Джеку. От ее движений незавязанные тесемки лишили ее одежды, а вид ее тела лишил меня дыхания. Ее повседневный наряд был обычно таким открытым, что контуры ее груди и ягодиц не казались мне таинственными. Я как бы оказался свидетелем неожиданного разоблачения и мне очень захотелось отвернуться. Но я почувствовал, что она таким образом пыталась разрушить все предрассудки, поэтому я попытался не придать значения ее внешнему виду. Наверное, это звучит комично и нелепо, но я позволял своим глазам любоваться ее наготой, словно передо мной стояла статуя, которой можно восхищаться, и я с благодарностью детально изучал ее. Но глаза останавливались лишь на тех частях ее тела, которые были новы для меня: на розоватых бугорках ее сосков и золотистом треугольнике у бедер. Ее сильное и глянцевитое тело переливалось, словно намазанное маслом, в лучах яркого полученного солнца. Она была вся покрыта загаром. Завершив свой торжественный идиотский осмотр, я выпил половину своего пива, поднялся и стянул шорты.

После этого с нудизма было снято табу, что сделало жизнь в маленьком доме гораздо удобнее. Это начинало казаться мне вполне естественным полагаю, им тоже. Подобная скромность с моей стороны была неуместной в наших отношениях. Когда к нам однажды забрели туристы, сбившиеся с пути, нас настолько не тревожила наша нагота, что мы даже не попытались прикрыть ее. И лишь позже мы поняли, почему люди в машине были так потрясены и поторопились уехать.

Но существовал один вопрос, которого мы не касались: я никогда не заговаривал с Джеком о его работе в физике и не выяснял причин, почему он от нее отказался.

Иногда он интересовался моими делами, задавая пару туманных вопросов, провоцируя меня на рассуждения. Предполагаю, с его стороны это был терапевтический сеанс, потому что Джек отлично знал, что я приезжал к ним, когда попадал в тупик, и надеялся, что сможет поддержать меня. Его мало интересовали текущие события. В доме я не видел знакомых катушек «Научного обозрения» или «Научного обзора писем». Складывалось впечатление, что он демонстрировал свое полное равнодушие к науке. Я пытался представить, что из себя представляла бы моя жизнь, если бы я отказался от физики. А Джек это сделал, я не знал почему, а спрашивать не решался. Если когда-нибудь и наступит откровение — это должно произойти по его инициативе.

Они с Ширли вели спокойную и самостоятельную жизнь в своем уединенном мирке. Они много читали, у них была обширная музыкальная фонотека. Они снабдили себя всем необходимым оборудованием, чтобы заниматься ваянием. Ширли была прекрасным скульптором. Некоторые ее работы были замечательными. Джек писал стихи, которые я не понимал, время от времени посылал различные эссе об уединенном образе жизни в национальные журналы и утверждал, что работает над огромным философским томом, рукописи которого я никогда не видел. В основном, я полагаю, это были люди свободные, — они просто ушли в себя, мало производя и мало потребляя. И при этом были счастливы. По воле случая у них не было детей. Они покидали свое убежище не чаще двух раз в год, совершая кратковременные поездки в Нью-Йорк, Сан-Франциско, или Лондон, торопясь поскорее вернуться обратно. У них было четверо или пятеро друзей, которые время от времени навещали их, но я ни разу ни с кем из них не встречался. Наверное потому, что был к ним ближе всех. Большую часть времени Джек и Ширли проводили вдвоем, и это общение было главным для обоих. С одной стороны, они были открыты, эти двое детей природы, разгуливающие нагишом в необитаемом месте под раскаленным солнцем, совершенно недосягаемы для мира, который отвергли. С другой стороны, я не мог постичь всю сложность их отречения. Даже моя любовь к ним и ощущение того, что они являются частью меня, как и я — частью их, были заблуждением. Они были какими-то чужеродными, существовали, отвергнутые миром, потому что к нему не принадлежали. Самое лучшее для них было жить в изоляции.

В ту рождественскую неделю, когда появился Вонан-19, мне было крайне необходимо побывать у них. Я выдохся. Я был отчаянно измотанным. Я жил на грани успеха на протяжении пятнадцати лет, а это подразумевало под собой не только срывы, но и пропасти. Все это время я выкарабкивался из пропасти, а тут вдруг почувствовал, что вершины не будет, что все это просто иллюзия, а я посвятил этому все. У меня часто бывали моменты таких глобальных сомнений. Думаю, что у каждого время от времени возникает страх, что он зря тратит свою жизнь, кроме, наверное, тех людей, которые растратив свою жизнь впустую, не имеют возможности понять это. Что бывает с человеком, создающим облако? Что чувствует конструктор автомобильных фюзеляжей, биржевой маклер, президент колледжа? Бывают ли у них подобные кризисы? У меня снова был кризис, поэтому я приостановил работу и отправился к Джеку и Ширли. Незадолго до Рождества я закрыл офис и, не отвечая на накопившиеся письма, пригласил себя в Аризону. График моей работы не зависит от семестров и каникул в университете: я работаю, когда хочу.

Чтобы добраться до Таксона из Ирвина, потребовалось три часа. Я пришлюзовал машину на ближайшем транспортаторе, уходившем в глубь гор и позволил блестящему треку, запрограммированному на кратковременный пробег, быстро унести меня в западном направлении. Остальное сделала щелкающая память Сиерра-Невады, которая вовремя прервала мое соединение с чудотворной дорогой, выбросила на таксонский трек, уменьшив мою скорость до трехсот миль в час, и благополучно доставила меня в депо, где снова заработало ручное управление машины. В декабре на побережье дождливо и холодно, но здесь приветливо светило солнце, и температура воздуха была около восьмидесяти градусов. Я остановился в Таксоне, чтобы перезарядить батареи машины, при этом ограбив южнокалифорнийского Эдисона на несколько долларов, забыв сделать это до отправления. После чего поехал по пустыне. Миновав старую границу между штатами 1989 года, я через пятнадцать минут свернул на главную дорогу, которая, подобно артерии, вскоре перешла в мелкие капилляры, исчезавшие в пустыне. Большая часть этого региона принадлежит индейцам папайя, поэтому его миновала цивилизация, окружавшая Таксон. Как Ширли и Джеку удалось заполучить право на их клочок земли, я точно не знаю. Но они были одни, что казалось немыслимым на грани двадцать первого столетия. В Соединенных Штатах еще существуют места, где можно укрыться. Последние пять миль по булыжному грязному треку, который можно назвать дорогой лишь благодаря семантическим фокусам. Время замедлилось, наверное, я повторял путь одного из своих электронов, развернувшихся в обратную сторону от человеческого прогресса. В этой пустыне требовалась сила, чтобы избавиться от мучений суматошной души, подобная силе теплового насоса, смягчающего танцы молекул.

Я появился во второй половине дня. Позади оставалась изрезанная оврагами земля. Слева поднимались пурпурные горы, утопавшие в облаках. Они скатывались к границе с Мексикой, открывая глазу плоское пространство, которое нарушал лишь единственный призрак цивилизации — дом Брайнтов. Их собственность обрамляло высохшее русло реки, по которому уже несколько столетий не текла вода. Я припарковался возле него и направился к дому.

Их дому было около двадцати лет. Это было двухэтажное здание, сделанное из дерева и стекла, с верандой. Под домом располагалась система его жизнеобеспечения — реактор Ферми, система кондиционирования воздуха; водораспределители; системы электроснабжения и отопления. Раз в месяц из таксонского управления газо-и электрообеспечения приезжал человек, чтобы перезарядить изолированный генераторный узел. Пятидесятиярдовый продовольственный узел также обеспечивал продуктами питания лишь на месяц, зато очиститель воды не зависел от городских линий. Если бы вдруг исчезла цивилизация, Джек и Ширли узнали бы об этом спустя недели.

Ширли возилась на веранде со своими звуковыми скульптурами, плетя какую-то кожаную вещь с помощью сложных линий и мерцающих микроструктур, чей мягкий звук, похожий на птичий щебет усилился благодаря моему появлению. Прежде чем броситься ко мне с протянутыми руками, Ширли закончила свою работу. Прижав ее к своей груди, я почувствовал, что моя усталость исчезла.

— А где Джек? — спросил я.

— Он пишет. Он скоро спустится. Пошли скорее в дом! Ты ужасно выглядишь, мой дорогой!

— Мне все так говорят.

— Мы это поправим.

Она схватила мой небольшой плоский чемодан и поторопилась в дом. Ее обнаженные ягодицы приободрили меня. Я улыбнулся, пронаблюдав, как они исчезли из вида. Я был среди друзей. Я вернулся домой. В тот миг мне показалось, что смогу жить с ними много месяцев.

Я прошел в свою комнату. У Ширли все было готово для меня: чистое белье, несколько катушек рядом с ридером, ночник на столе, бювар, граммофонная иголка и магнитофон на случай, если мне захочется записать какие-нибудь идеи. Появился Джек. Он всунул мне в руку банку с пивом, и я открыл ее. Мы радостно перемигнулись.

В тот вечер Ширли сотворила волшебный обед, после которого, когда со стороны пустыни подул теплый ветер, мы собрались в гостиной, чтобы поговорить. Храни их боже, но они ничего не спрашивали по поводу моей работы. Вместо этого мы обсуждали апокалипсистов, свихнувшихся на культе Страшного суда, и культ этот все больше завоевывал умы человеческие.

— Я их досконально изучал, — сказал Джек. — Ты все знаешь о них?

— Право нет.

— Похоже, подобное происходит каждое тысячелетие. Как только оно подходит к концу, сразу же появляется убеждение, что близок конец света. В 999-ом году это выражалось особенно четко. Сначала в это верили только крестьяне. Потом страх постиг некоторых искушенных в житейских делах служителей церкви. После чего начались оргии молящихся и тому подобное.

— А что было, когда началось новое тысячелетие? — спросил я. — Ведь мир выжил. Что стало с культом?

Ширли расхохоталась.

— Это было большим разочарованием. Но люди этого не понимали.

— И каким же образом, по мнению апокалипсистов, должен погибнуть мир?

— В огне, — ответил Джек.

— Божья кара?

— Они ждут войны. Они верят, что властители мира предопределили ее, и адский огонь начнется в первый же день нового века.

— Мы не воевали на протяжении уже пятидесяти лет, — сказал я. Последний раз атомное оружие использовалось в 1945 году. По-моему, можно с уверенностью предположить, что у нас есть техника, достаточная для того, чтобы отступить от апокалипсиса.

— Закон приближающейся катастрофы, — отозвался Джек. — Стационарные формы, приводящие к разряду.

Возьмем малые войны — Корея, Вьетнам, Ближний Восток, Южная Африка, Индонезия…

— Монголия и Парагвай, — добавила Ширли.

— Да. По средним подсчетам, одна незначительная война раз в семь-восемь лет. Каждая из них создает предпосылки последующей, потому что на практике легче учесть уроки предыдущей войны. Постепенно нарастает разрушительность этих войн, что приведет наконец к Последней войне. Она начнется и закончится в один день — 1 января 2000 года.

— Ты веришь в это? — спросил я.

— Я? Нет, — ответил Джек. — Я просто развил теорию. Я не вижу признаков надвигающегося всесожжения в мире, хотя должен признаться, что информацию получаю лишь с экрана. Тем не менее, апокалипсисты захватили мое воображение. Ширли, поставь, пожалуйста, ленту с мятежом в Чикаго.

Ширли поставила кассету. Вся задняя стена комнаты вспыхнула разными цветами и началась телевизионная передача. Я видел башни озера Шоэр-драйв и Мичиганский проспект; эксцентричные фигуры, заполнившие шоссе, берег и покрытое льдом озеро. Лица большинства из них были разукрашены яркими красками. Люди напоминали разбушевавшихся участников пантомимы. Многие были полуобнажены, но это была не невинная, естественная нагота Джека и Ширли в жаркие дни, а что-то отвратительное, грубое и распутное — выставленные напоказ раскачивающиеся груди и разрисованные ягодицы. Это приводило в ужас — в этом была какая-то нелепость — церковные служители демонстрировали свою наготу миру, который считался обреченным. Раньше я не обращал внимания на это движение. Я ошарашенно рассматривал девушку, совсем юную, прорвавшуюся к камере. Она вертелась, задирала юбку, приседала и мочилась на глазах у другого участника разгула, который впал в оцепенение. Я видел открытые прелюбодеяния; нелепые сплетения тел, групповые совокупления, которые чаще всего были тройными и четверными. Немыслимо толстая старая женщина вперевалку расхаживала по берегу и приветствовала юных мятежников. Загорелась груда мебели. Сбитые с толку полицейские, поливали толпу пеной, но близко не подходили.

— В мире воцарилась анархия, — пробормотал я. — Сколько это уже длится?

— С июля месяца, Лео, — тихо ответила Ширли. — Ты ничего не знал?

— Я был очень занят.

— Отличное крещендо, — сказал Джек. — Сначала движение крэкпотов на востоке в 93-ем. В 94-ом — уже тысячи уверяли, что стоит больше молиться, потому что до дня Страшного суда осталось меньше десятилетия. Они сбились в кучу и начали проповедовать конец света, но на этот раз им не очень-то это удалось. Движение отбилось от рук. В последние шесть месяцев доминирует идея, что глупо тратить время на что-то еще, кроме веселья, потому что осталось мало времени.

Я содрогнулся.

— Всемирное безумие?

— Именно так. На каждом континенте убеждены, что 1 января начнут падать бомбы. Ешь, пей и веселись. Это распространенные правила. Мне противно даже думать о том, какая истерия начнется через год в последнюю неделю мира. Лео, мы трое окажемся единственными выжившими.

Некоторое время я еще смотрел на экран.

— Выключи это, — в конце концов попросил я.

— Лео, как ты мог не слышать об этом? — удивилась Ширли.

— Я был вне мира. — Экран померк. Но разукрашенные демоны Чикаго все еще стояли у меня перед глазами. «Мир сходит с ума, — подумал я, — а я этого не замечал».

Видя, насколько я был потрясен откровениями апокалипсисты, Джек и Ширли не стали продолжать эту тему, а заговорили о древнеиндийских останках, которые нашли в пустыне в нескольких милях отсюда. Задолго до полуночи моя усталость дала себя знать и я отправился спать. Спустя несколько минут в комнату вошла Ширли. Она была абсолютно голой, и ее тело мерцало в дверях подобно рождественской свече.

— Лео, тебе что-нибудь нужно?

— Все замечательно, — отозвался я.

— Счастливого Рождества, дорогой. Или ты и об этом забыл? Завтра Рождество.

— Счастливого Рождества, Ширли.

Я поцеловал ее, и она выключила свет.

Пока я спал, Вонан-19 уже находился в нашем мире на расстоянии шести тысяч миль, неся перемены для каждого из нас.

Глава 3

Рождественским утром я проснулся поздно. Джек и Ширли уже несколько часов были на ногах. Я ощущал какой-то привкус горечи во рту и не нуждался ни в чьем обществе, даже их. Пользуясь своими привилегиями, я пошел на кухню и тихо запрограммировал завтрак. Они чувствовали мое настроение, поэтому не трогали меня. На панели раздачи автоповара появился апельсиновый сок и гренки. Я быстро поглотил их, подкрепился черным кофе, после чего свалил посуду в мойку, запустил цикл и вышел. Я бродил в одиночестве три часа. Обратно я вернулся просветленным.

День был прохладным для солнечных ванн или работы в саду. Ширли показала мне некоторые свои скульптуры. Джек почитал свои стихи. Я неуверенно рассказал о трудностях в своей работе. В тот вечер у нас был замечательный ужин из жареной индейки и холодного чаблиса.

Последующие дни подействовали успокаивающе на мою нервную систему. Иногда я гулял один, иногда с Джеком и Ширли. Они показали мне свои раскопки. Джек опустился на колени, чтобы показать мне засыпанные песком черепки — это были треугольники белого глиняного изделия, испещренные темными полосками и точками. Он обратил внимание на контуры ямы для костра, показал остатки стены жилища, сложенной из грубого камня и грязи.

— Это стойбище папаго? — спросил я.

— Сомневаюсь. Я еще проверяю, но думаю, что оно слишком хорошо для папаго. Предполагаю, что это стойбище предков хопи, которому уже около тысячи лет. Ширли собирается привезти мне катушки по археологии, когда в следующий раз поедет в Таксон. В моей библиотеке нет ничего подходящего.

— Ты можешь сделать запрос, — сказал я. — Для Таксонской библиотеки будет нетрудно передать факсимиле в центр научной информации, а те выйдут прямо на тебя. Если в Таксоне таких нет, они могут поискать их в Лос-Анжелесе. Общий принцип сети научных центров таков, что ты можешь иметь все необходимое дома, когда…

— Я знаю, — мягко заметил Джек. — Просто мне не хочется начинать всю эту шумиху. Кроме того мне не хочется, чтобы здесь появились археологи. Так что мы достанем книги по-старинке — то есть лично придя в библиотеку.

— А давно ты нашел это поселение?

— Год назад, — ответил он. — Так что торопиться некуда.

Я ненавидел его за независимость. Как эти двое могли позволять такое, найдя следы былых времен только для себя? В какой-то момент зависти мне очень хотелось, чтобы я мог поступить подобным образом. Но я не мог вечно жить с ними, хотя они не стали бы возражать. А перспектива поселиться в другом уголке пустыни не казалась особо привлекательной. Нет. Мое место в университете. Пока у меня есть возможность сбегать к Брайнтам по мере надобности, я буду находить утешение в работе. От этой мысли я почувствовал прилив радости, и я снова начал с надеждой думать о своей работе.

Время шло быстро. В честь наступления 1999 года мы устроили небольшой праздник, где я слегка напился. Мне стало легче.

Первая неделя января была отмечена приливом солнечного тепла, и мы нежились на солнце, голые и беззаботно счастливые. На кактусе в саду появились желтые бутоны. Откуда-то взялись пчелы. Я позволял огромному мохнатому шмелю ползать испачканными в пыльце лапками по руке и, лишь слегка подергиваясь, даже не предпринимал попыток согнать его. Через какое-то мгновение он перелетел на Ширли, обследовал впадину между ее грудями и исчез. Мы расхохотались. Разве можно было бояться такого упитанного шмеля?

Прошло почти десять лет с того времени, как Джек оставил университет и увез Ширли в пустыню. Завершение года влекло за собой ощущение пройденного пути, и мы признали, что очень мало изменились. Такое впечатление, что мы обрели какое-то статическое состояние в конце восьмидесятых годов. Несмотря на пятидесятилетний возраст, внешне и по состоянию здоровья я выглядел моложе. На голове ни одного седого волоса, на лице — ни одной морщинки. Я был очень благодарен такому состоянию, хотя заплатил за него непомерно высокую цену: ненамного продвинулся в своей работе с 1989 года. Я все еще придерживался своей теории двунаправленности времени, которое можно изменить на внутриатомном уровне. Все это десятилетие я ходил окольными путями, так ни к чему и не придя, но слава обо мне росла волей-неволей, и меня прочили в кандидаты Нобелевской премии. Это как закон равновесия в природе — стоит физику-теоретику стать общеизвестной фигурой, как его дела идут наперекосяк. Для журналистов я казался магом-волшебником, который когда-нибудь подарит миру машину времени. Для себя — полным неудачником, заблудившимся в лабиринте своих окольных путей.

За десять лет в кудрях Джека появилась проседь, но как бы то ни было, метаморфозы времени пошли ему на пользу. Он стал здоровым мускулистым мужчиной. Полностью исчезла бледность, тело налилось силой. Даже двигаться он начал с такой фацией, что невозможно было вспомнить о его былой неуклюжести. Загар ему очень шел. Он чувствовал себя уверенным и могущественным там, где когда-то осторожничал.

Ширли очень похорошела. Перемены в ней были незначительными, но все к лучшему. Я помню ее худощавой, игривой, всегда готовой похихикать девушкой с очень узкими бедрами и большой грудью. Время сгладило все ее недостатки. Теперь пропорции ее золотистого тела были восхитительны, поэтому не замечалась ее нагота. Она напоминала Афродиту, разгуливавшую под палящим солнцем Аризоны. Она поправилась на десять футов, но все это расположилось как надо. Ширли была безупречна и, подобно Джеку, набралась силы и внутренней уверенности, которые сквозили в каждом движении, в каждом слове. Но она еще не достигла зенита своей красоты. Через два-три года она станет просто ослепительной. Мне не хотелось думать о том, что когда-нибудь она поблекнет. Трудно вообразить, что этой паре — а особенно Ширли вынесен такой же жестокий приговор, как всем живущим.

Мне было радостно в их обществе. К концу второй недели моего пребывания я уже мог обсуждать с Джеком некоторые вопросы своей работы более подробно. Он вежливо выслушивал меня, но, похоже, не все понимал до конца. Могло ли быть такое? Чтобы такой ум так быстро потерял привязанность к физике? Как бы то ни было, он выслушивал меня, а от этого мне становилось лучше. Я блуждал в потемках, мне казалось, что я стоял еще дальше от своей цели, чем пять или восемь лет назад. Мне был нужен слушатель, и я нашел его в лице Джека.

Вся загвоздка была в упразднении антислучая. Как только электрон начинал двигаться в обратном направлении, менялся его заряд, и он становился позитроном, который тут же искал античастицу. А нахождение приравнивается к гибели. Биллионная секунды — и наступает крошечный взрыв, после чего выпускается фотон. Мы могли поддерживать наш толчок обращения во времени только тем, что посылали бы частицы в пространство, где исключались бы столкновения.

Даже если бы мы смогли создать силу, разворачивавшую более тяжелые частицы — протоны, нейтроны и даже альфа-частицы, — мы бы столкнулись с той же проблемой. Что бы мы ни посылали в прошлое, все это аннулировалось так быстро, что при попытке сканирования полета, он фиксировался бы лишь как микросдвиг. Жалко, что путешествие в обратную сторону пока невозможно. Человек, посланный в прошлое, будет подобен супербомбе, доказывая тем самым, что живой организм сможет выжить в антисостоянии. Поскольку эта часть нашей теории неопровержима, мы подыскали пространство, исключавшее столкновения. Это оказалось нам не по силам.

— Ты хочешь обнаружить искусственное пространство?

— В сущности да.

— А ты можешь создать его?

— Теоретически мы можем это сделать. На бумаге. Мы создали последовательный рисунок, который пробивает брешь в стене. И посылали в этот пролом наши электроны.

— Но как вы контролируете это?

— В том-то и дело, что никак, — ответил я. — На этом мы и застопорились.

— Разумеется, — пробормотал Джек. — Посылая в пространство электроны, оно перестает быть застрахованным от столкновений, и вы получаете нежелательное упразднение. И таким образом вы не в состоянии наблюдать собственный эксперимент.

— Назовем это принципом изменчивости тяготения, — вяло сказал я. Процесс наблюдения эксперимента постоянно его портит. Ты понимаешь, почему мы повисли в воздухе?

— А вы пытались открыть это твое прилегающее пространство?

— Пока нет. Мы не хотим предпринимать такие расходы, пока не удостоверимся, что из этого что-то выйдет. Надо кое-что еще проверить, прежде чем пробовать сделать это. Нельзя бросаться в космическое пространство, не подумав о последствиях.

Джек подошел ко мне и слегка потрепал по плечу.

— Лео, Лео, неужели тебе никогда не хотелось стать варваром?

— Нет. Мне всегда казалось, что физиком быть проще.

— Да, но при этом можно быть и варваром.

Мы рассмеялись. Обнявшись, мы прошли на веранду, где лежала Ширли и читала. Это был яркий январский полдень. Небо было металлически-голубого цвета. Вершины гор окутывали клубы облаков. Солнце было большим и теплым. Я чувствовал огромное облегчение. За две недели пребывания здесь мне удалось конкретизировать нерешенные проблемы. Мне даже казалось, что они принадлежат кому-то еще. Если мне удастся решить их, я смогу найти новый путь преодоления препятствий, когда вернусь в Ирвин.

Все беда в том, что я не умею думать по-новому. Я всегда использую умные комбинации прежних ходов, а это не очень-то хорошо. Мне нужен наблюдатель за моей дилеммой, который бы мог интуитивно и быстро указывать мне, какой путь следует избрать для достижения цели. Мне требовался Джек. Но Джек оставил физику. Он предпочел не загружать свой выдающийся ум.

Лежавшая на веранде Ширли перевернулась, села и улыбнулась нам. Ее тело блестело от пота.

— Что выманило вас обоих на улицу?

— Отчаяние, — ответил я. — Стены начали сближаться.

— Тогда садитесь и погрейтесь. — Она выключила радио. Я даже не заметил, что оно работало.

— Только что сообщили, что появился посланник из будущего, — сказала Ширли.

— Кто это? — спросил я.

— Вонан-19. Он направляется в Соединенные Штаты.

— Что-то я ничего не слышал…

Джек одарил Ширли напряженным взглядом. Я впервые видел, чтобы он не одобрил Ширли. Мне сразу же стало интересно. Может, они пытались что-то скрыть от меня?

— Все это ерунда, — произнес Джек. — Ширли не следовало тревожить тебя этим.

— Вы можете объяснить, что вы имеете в виду?

— Это живое опровержение апокалипсистов. Он уверяет, что прибыл к нам из 2999 года. Он появился в Риме в обнаженном виде на Испанской лестнице. Когда его пытались арестовать, он сбил полицейского с ног, даже не прикоснувшись к нему, после чего началась страшная неразбериха.

— Все это обман, — прокомментировал Джек. — Просто какой-то слабоумный устал притворяться, что в следующем январе наступит конец света, и решил прикинуться пришельцем из времени, на тысячу лет опережающего наше. А люди поверили. В такое уж время мы живем. Когда критерием жизни является истерия, то пойдешь за любым лунатиком.

— А мне кажется, что он действительно проделал путешествие во времени, — сказала Ширли.

— Если это так, то мне хотелось бы встретиться с ним, — вставил я. Скорее всего он смог бы ответить на некоторые вопросы, затрагивающие явление обращения во времени.

Я глупо хихикнул. Но это было не смешно. Я выпрямился и сказал:

— Ты прав, Джек. Это всего-навсего шарлатан. К чему тратить время на разговоры о нем?

— Лео, не исключена возможность, что он настоящий. — Ширли встала на ноги и распустила по плечам золотистые волосы. — Сообщают, что он ведет себя очень странно, а о будущем рассказывает так, словно побывал там. А, может, он просто так умен, что тоже занимательно. Я бы хотела встретиться с этим человеком.

— А когда он появился?

— В рождественский день, — ответила Ширли.

— И я был здесь? И ты ничего мне об этом не сказала?

Она пожала плечами.

— Мы думали, что ты следишь за новостями и не нашел это интересным.

— После приезда я близко не подходил к экрану.

— Но ты мог где-нибудь слышать.

Джек выглядел очень недовольным. Было необычно наблюдать этот разлад между ними. Особенно сердитым он стал, когда Ширли заявила о своем желании встретиться с пришельцем. Это тоже показалось мне очень странным. Со своим интересом к апокалипсистам, почему он так отнесся к последнему проявлению нелогичности?

Я очень спокойно отнесся к сообщению о человеке из будущего. Разумеется, меня удивляла возможность такого полета, потому что я голову сломал, пытаясь доказать его невозможность на практике. Так что не очень хотелось радоваться заявлению, что этого достигли. Не сомневаюсь, что именно поэтому Джек попытался отвлечь меня, считая, что мне не нужны искаженные построения в работе, от которой я сбежал накануне Рождества. Но я уже избавлялся от депрессии. Обращение к работе уже не вызывало мрачных дум. Похоже к тому же, что человек из будущего очаровал Ширли, а все, что нравилось ей, было интересно мне.

Один из каналов в тот вечер транслировал документальный фильм о Вонане-19, отменив обычный часовой калейдоскоп. Это свидетельствовало о большом интересе публики. Фильм был рассчитан на Робинзонов, подобных мне, которые абсолютно не следят за событиями в мире, так что я узнал обо всех фактах сразу.

Мы разместились в пневматических креслах и погрузились в просмотр коммерческой передачи. Отдаленный голос произнес: «Все, что вы увидите часть компьютерного воспроизведения».

Камера показала Piazza di Spagna рождественским утром. На ступеньках Испанской лестницы и на площади стояли фигуры, словно компьютер воспроизводил их так, как будто они были запрограммированы Тайполо. В этой сетке случайных прохожих появился приземляющийся образ Вонана-19, окруженный сиянием. В наши дни компьютеры отлично справляются с подобными вещами. Даже если камера не в состоянии зафиксировать какое-нибудь важное событие, все это потом можно без труда воспроизвести. Думаю, что историки будущего избавятся от подобных методов… разумеется, если мир выживет до этого времени.

Приземлившаяся фигура была абсолютно голой, но, руководствуясь противоречивыми показаниями монашек и других свидетелей, симуляторы показывали ее лишь сзади. Уверен, что в этом не было ничего постыдного. Телевизионный репортаж о выступлении апокалипсистов, который показали мне Ширли и Джек, гораздо больше показывал плоть. Очевидно, в наши дни стало нормальным явлением использовать анатомию в передачах последних известий, если это поощрялось Высшим правлением, узаконившим репортажи журналистов. Я не возражал. Табу на нудизм давно устарело. Думаю, что все, приободряющее хорошо информированных горожан, только желательно, тем более помещенное в новостях. Но за честностью всегда стоит трусость. Половые органы Вонана-19 не были показаны лишь потому, что три монашки поклялись, что они были прикрыты таинственным сиянием. Проще всего избежать спорного вопроса, чем рисковать оскорбить благочестие, опровергая показания святых сестер.

Я видел, как Вонан-19 осматривает площадь. Видел, как он поднимался по Испанской лестнице. Я улыбнулся, когда полицейский, зажав в руке плащ, рванулся за ним, но был сбит с ног каким-то невидимым разрядом.

После этого последовал разговор с Хорстом Клейном. Это было сделано умно, потому что использовали живого Клейна, который беседовал с дублированным компьютером изображением пришельца. Юный германец говорил свои фразы, в то время как компьютер отвечал за Вонана так, как это помнил Клейн.

Сцена действия сменилась. Теперь мы находились в высокой комнате с вписанными в стены и потолок конгруэнтными многоугольниками. Ровный термолюминесцентный свет обнаруживал лица десяти человек. Вонан-19 добровольно находился под охраной, потому что никто не мог прикоснуться к нему из-за электрического напряжения его тела. Ему задавали вопросы. На лицах окружавших его людей были написаны скептицизм, удивление, радушие и даже злость. Это тоже было компьютерное воспроизведение, потому что никто не позаботился о том, чтобы это вовремя записать.

Вонан-19 говорил на английском. Он повторял то, что уже рассказывал Хорсту Клейну. Ему задавали разные вопросы. Не обращая внимания на их враждебность, Вонан отвечал.

Кто он? — Пришелец. — Откуда? — Из 2999 года. — Как ему удалось попасть сюда? — С помощью временного транспортанта. — Зачем он прибыл? Чтобы собственными глазами наблюдать средневековье.

Джек тихо заржал.

— Мне это нравится. Мы для него — средневековье!

— Это убедительный штрих, — сказала Ширли.

— Следует сделать поправку на компьютер, — заметил я. — Трудно рассчитывать на подлинность.

Но вскоре мы всему поверили. В двух словах описав события прошедших дней, комментатор программы описал, как Вонан-19 в очень экстравагантном виде показался в элегантном отеле на via Beneto, как он устраивал там прием для всех желающих, как он обзавелся современным гардеробом, попросив самого дорогого портного помочь ему в этом. Вся проблема правдоподобия этого упорно не принималась во внимание. Больше всего меня поразила легкость, с которой Рим сразу же принял его историю. Неужели они действительно поверили, что он прилетел из будущего? Или это черта римлян — от души посмеяться и устроить шумную возню?

На экране показали попытки апокалипсистов устроить пикеты вокруг отеля, и тут я понял, почему обман удался. Вонану-19 было что предложить встревоженному миру. Приняв его, человек допускал существование будущего. Я смотрел на них — нелепые маски, разукрашенные тела, экстравагантные антраша, высоко поднятые плакаты. Они кричали: «Возрадуйтесь! Конец близок!» Они яростно грозили отелю и бросали в здание мешки с живым огнем, так что струйки мерцающего красного и голубого пигмента стекали по кирпичной кладке. Человек из будущего был Немезидой их культа. Эпоха, сотрясаемая страхами перед близким концом, легко и с надеждой повернулась к нему. В век апокалипсистов рады любому чуду.

— Прошлой ночью в Риме, — продолжал репортер, — состоялась первая пресс-конференция Вонана-19. Тридцать репортеров, представлявших основные службы глобальных новостей, задавали ему вопросы.

Внезапно на экране появился водоворот цветов, который перешел в повторение пресс-конференции. На этот раз не было никаких компьютерных воспроизведений. Впервые перед моими глазами появился живой Вонан.

Я был потрясен.

Другими словами моего состояния не описать. Учитывая мое дальнейшее знакомство с ним, должен пояснить, что тогда я воспринимал его как самого гениального обманщика. Я презирал претенциозность тех, которые, неважно почему, поддерживали эту глупую игру. Тем не менее вид пришельца сразил меня. Складывалось впечатление, что он выглядывал с экрана, освободившись от него. Эффект его присутствия значительно отличался от голографии.

Это был стройный мужчина средних лет с покатыми плечами и небольшой женоподобной грудью. Он гордо держал великолепно смоделированную голову. Черты его лица были резко выражены: острые скулы, угловатые виски, сильный подбородок и рельефный нос. Череп был несколько великоват для скелета, он был высокосводчатым. Задняя часть могла заинтересовать френолога, потому что череп Вонана был удлинен и остроконечен. Однако подобные необычные черты можно встретить на улицах любого большого города.

У него были коротко обрезанные пепельные волосы и глаза стального цвета. Ему можно было дать от тридцати до шестидесяти. У него была гладкая кожа. Он был одет в бледно-голубую тунику, что свидетельствовало о его симпатиях к возвышенному стилю. На шее висел аккуратно сделанный футляр светло-коричневого цвета — единственное цветовое пятно на теле. Он казался спокойным, элегантным, интеллигентным и каким-то надменным. Он напомнил мне одного знакомого сиамского кота, который обладал какой-то противоречивой сексуальностью, потому что в нем была какая-то мягкая женственность. Вонан производил то же самое впечатление своим выхоленным видом в сочетании с грацией. Было ли у него чувство принадлежности к своему полу? В какой-то степени он соединял в себе противоположные свойства и казалось умел найти и получить удовольствие во всем и каждом. Я еще раз подчеркиваю, что это было мое первое впечатление, потому что позднее я открою в Вонане-19 многое другое.

Его характер выдавали глаза и рот. Вся сила Вонана была воплощена в них. У него были тонкие губы, слишком большой рот, безупречные зубы и ослепительная улыбка. Его улыбка вспыхивала подобно маяку, излучая тепло и уверенность, но тут же резко пропадала. Рот как бы исчезал, и все внимание невольно переключалось на холодные, проницательные глаза. Это были две самые бросающиеся в глаза черты индивидуальности Вонана — постоянная способность требовать и всеохватывающая любовь с обезоруживающим светом улыбки. Шарлатан он или нет, очевидно было только одно, что это человек незаурядный, и несмотря на мое презрение к подобного рода шарадам я чувствовал потребность понаблюдать за ним в действии. Показанная ранее смоделированная версия имела такие же черты, но не имела такой силы. Первое постоянное изображение живого Вонана обладало неимоверным магнетизмом в отличие от компьютеризированного.

Камера задержалась на нем не больше тридцати секунд, но этого было достаточно, чтобы осознать его притягательность. После ее перевели на корреспондентов. Даже такой отдаленный от экрана человек, как я, узнал, по крайней мере, полдюжины из них. Тот факт, что Вонан уже привлек к себе внимание ведущих репортеров мира, подтверждал, какой фурор он уже успел произвести, пока Джек, Ширли и я бездельничали в пустыне. Камера продолжала передвигаться, показывая все устройства технической ерунды: сердечник воспроизводящих устройств; мрачное сопло подвода компьютера; стрелу, на которой болтались звукообеспечивающие приспособления; управляющую сетку высокочувствительных датчиков, которые телетранслировали в трех измерениях и небольшой цезиевый лазер для подсветки. Обычно все это не выставлялось напоказ, но в этот раз, наверное, пытались продемонстрировать, что средневековые люди тоже кое-что знают.

Пресс-конференция началась с того, что резкий голос с лондонским акцентом произнес:

— Мистер Вонан, не могли бы вы сформулировать причины вашего пребывания здесь?

— Разумеется. Я прибыл для того, чтобы пронаблюдать, как жил технологический человек в самом начале. Я стартовал, по вашим подсчетам, в 2999 году. Я предполагаю посетить центры вашей цивилизации, чтобы понять, как получали удовольствие и каких инструкций придерживались мои предки.

Он произнес это ровно без каких-либо остановок. Его английский был лишен каких-либо акцентов. Так обычно говорят компьютеры, собрав воедино чистые фонетические звучания без какой-либо эмоциональной окраски. Это свидетельствовало о том, что он изучал язык in acuo, у какой-то машины. Но в двадцатом столетии финн, баск или узбек, изучавшие английский с помощью компьютера, будут говорить так же. У Вонана был гибкий и хорошо поставленный голос. Его было приятно слушать.

— А почему вы разговариваете по-английски? — спросил репортер.

— Мне показалось, что это самый необходимый язык в средневековье.

— В вашем времени не говорят по-английски?

— У нас применяется сильно измененная форма этого языка.

— Расскажите нам немного о будущем.

Вонан обворожительно улыбнулся и терпеливо спросил:

— А что бы вам хотелось узнать?

— Каково население земного шара?

— Точно не знаю. Порядка нескольких биллионов.

— Вы уже достигли звезд?

— Разумеется достигли.

— В сколько живут люди в 2999 году?

— Пока не умрут, — добродушно отозвался Вонан. — Точнее, пока не захотят умереть.

— А если они не захотят совсем?

— Думаю, что тогда будут жить дальше. Хотя я не очень в этом уверен.

— А какие у вас ведущие нации?

— У нас нет наций. У нас есть Централь, ну и, соответственно, децентрализированное население. И все.

— А что такое Централь?

— Добровольная ассоциация горожан в единой зоне. Это что-то типа города, но все же не город.

— Где она расположена? Вонан деликатно нахмурился.

— На одном из основных континентов. Я забыл, как у вас называются континенты.

Джек посмотрел на меня.

— Может, выключить? Это явный жулик. Ни о чем не может рассказать конкретно!

— Нет, оставь, — сказала Ширли. Похоже, она была в восторге. Но Джек настаивал, поэтому я быстро отозвался:

— Давай еще немного посмотрим. Это удивительно.

-..получается, один-единственный город?

— Да, — ответил Вонан. — Заселен людьми, которые ценят коммунальную жизнь. Понимаете, у нас нет экономической нужды жить кучей. Каждый вполне независим. Что меня заинтересовало, так это необходимость ваших людей залезать в карманы других. Я имею в виду денежный бизнес, например. Без денег человек голодает, не может одеться. Я прав? У вас отсутствуют свободные средства производства. Я правильно понял, что превращение энергии у вас еще не свершившийся факт?

— Смотря что вы понимаете под энергетическим превращением, — отозвался голос с явно американским акцентом. — Человечество научилось получать энергию, как только научилось зажигать огонь.

— Я имел в виду действенное энергетическое превращение, — возмутился Вонан. — Вся полезная мощь заключена внутри единственного… понимаете, единственного атома! У вас этого нет?

Я покосился на Джека. Он вдруг судорожно вцепился в свое пневматическое кресло. Его лицо исказилось от напряжения. Я снова боязливо оглянулся, словно оказался свидетелем чего-то сугубо личного, понимая, что на вопрос десятилетней давности частично ответили.

Когда я снова обернулся к экрану, Вонан уже закончил обсуждение вопроса энергетических превращений.

-..путешествие по миру. Я хочу полностью ознакомиться с достижениями в этом районе. И начну с Соединенных Штатов Америки.

— Почему именно оттуда?

— Многим нравится наблюдать процесс декадентства в развитии. Посетив разрушающуюся культуру, можно лучше понять истоки. У меня сложилось впечатление, что хаос, который наступит в вашем мире, начнется с Соединенных Штатов, поэтому я хочу выявить симптомы этого.

Он произнес это с таким умопомрачительным равнодушием, словно крах нашего общества был очевиден и не стоит обижаться на общеизвестный факт. На этот раз улыбка дольше обычного задержалась на его лице, так что аудитория не придала значения мрачности его слов.

Пресс-конференция подходила к концу. Редкие вопросы о мире Вонана и способах, позволивших ему прибыть к нам, сталкивались с такими туманными, общими пояснениями, что, казалось, что он просто подсмеивается над спрашивающими. Иногда он говорил, что предоставит более детальную расшифровку позже, но в основном отвечал, что не знает. Он старался, по возможности, уклониться от попыток заполучить от него описание мировых событий, которые должны произойти с нами в ближайшем будущем. Я понял, что он не очень в курсе II наших достижений, потому что был слегка удивлен, узнав, что у нас есть электрическая и атомная энергия, что мы совершаем космические полеты. Он, правда, не пытался скрыть свое презрение, но его дерзость странным образом не раздражала. А когда канадский редактор спросил:

— И чему из всего этого, вы думаете, мы поверили?

Он вежливо отозвался:

— Вы можете вообще ничему не верить. Мне это все равно.

Когда программа закончилась, Ширли повернулась ко мне и сказала:

— Лео, ты теперь видел этого мифического человека из будущего. Что ты думаешь о нем?

— Я удивлен.

— Ты уверен в этом?

— Не глупи. Все это всего лишь публичная догма, великолепно для кого-то разработанная. Но стоит отдать должное — он очарователен.

— Что правда то правда, — сказала Ширли и посмотрела на супруга. Джек, дорогой, тебе очень не понравится, если я пересплю с ним, когда он прибудет в Штаты? Уверена, что в грядущем тысячелетии они изобрели какие-то новшества в сексе. Может, он чему-нибудь меня научит.

— Очень мило, — отозвался Джек.

Его лицо помрачнело от злости. Увидев это, Ширли ужаснулась. Меня удивило, что он подобным образом среагировал на ее шутливое бессмысленное предложение. Мне всегда казалось, что их брак настолько прочен, что она может играть неверностью, не рассердив его. И тут я понял, что Джек рассердился не на ее желание переспать с Вонаном, а просто все еще находился в своем состоянии душевных страданий. Этот разговор о полном перемещении энергии и о децентрализации мира, где каждый человек может быть экономически независимым…

— Тебе этого очень хочется? — бросил он и вышел из комнаты.

Я и Ширли обменялись встревоженными взглядами. Она закусила губу и, проведя рукой по волосам, сказала:

— Прости, Лео. Я знаю, что его гложет, но не могу объяснить.

— Думаю, я догадываюсь.

— Конечно, ты можешь догадываться.

Она открыла схему бокового окна. Я увидел, как Джек, вцепившись в перила и наклонившись вперед, смотрел в темноту пустыни. На западе в вершинах гор мелькнула молния, после чего подул яростный штормовой ветер с дождем. По стеклянной панели застучали крупные капли. Но Джек оставался на прежнем месте, больше напоминая статую, чем человека, позволяя шторму испытывать на себе свою силу. Я почувствовал, как под ногами заурчала система жизнеобеспечения дома, когда насосы хранилища начали откачивать дождевую воду в цистерны для последующего использования.

Ширли подошла ко мне и положила на плечо руку.

— Я боюсь, — прошептала она. — Лео, я боюсь.

Глава 4

— Пошли со мной прогуляемся по пустыне, старина, — сказал Джек. — Я хочу переговорить с тобой.

С момента телетрансляции пресс-конференции прошло два дня. Мы больше не возвращались к экрану, и напряженная обстановка в доме ослабла. Я планировал на следующий день вернуться в Ирвин. Меня звала работа, к тому же я чувствовал, что я должен предоставить Джеку и Ширли возможность наедине разобраться с водоворотами, появившимися в их жизни. В течение этих двух дней Джек зло разговаривал. Он явно пытался скрыть свои переживания того вечера. Я был удивлен и доволен его приглашением.

— А Ширли пойдет с нами? — спросил я.

— Ее присутствие необязательно. Мы пойдем вдвоем.

Мы оставили ее на веранде, где она, закрыв глаза, принимала солнечные ванны. Ее тело было повернуто так, что вся красота ее наготы предоставлялась заботам солнца. Мы ушли от дома на расстояние мили по тропинке, которой редко пользовались. Песок был еще влажным после проливных дождей. Кругом зеленели пробившиеся кривые растения.

Джек остановился возле покрытых слюдянистой коркой монолитов, образовавших что-то вроде естественной стеньг и нагнулся перед одним из валунов, чтобы вытащить корень шалфея. Когда ему наконец-то удалось это сделать, он отшвырнул его и сказал:

— Лео, ты когда-нибудь интересовался, почему я ушел из университета?

— Ты же знаешь, что я пытался это узнать.

— И что я тебе ответил?

— Что ты находился в полнейшем тупике, — ответил я. — Что ты устал от этого и потерял веру в себя и в физику. Что ты просто хочешь свить себе уютное гнездышко вместе с Ширли, где будешь писать.

Он кивнул.

— Все это ложь.

— Я знаю.

— Частично ложь. Лео, я в самом деле хотел уединиться здесь от мира. А вот насчет полнейшего тупика — все ложь. Все было как раз наоборот. Я не был в полнейшем тупике. Бог свидетель, я очень бы хотел, чтобы все было именно так. Но я отчетливо видел свой путь до кульминационного конца своих тезисов. Все ответы были как на ладони. Все.

У меня задергалась левая щека.

— И ты смог остановиться, зная, что ты у цели? — Да.

Он опустился на колени и стал пропускать песок сквозь пальцы, не глядя на меня. В конце концов он сказал:

— Это было нравственное решение или просто трусость? Как ты думаешь, Лео?

— Ты сам знаешь.

— Ты знаешь, что за собой влекла моя работа?

— Думаю, что понял это раньше тебя, — сказал я. — Но не собирался заострять твое внимание на этом. Я должен был оставить за тобой право решать. Ты ни разу не показал, что видишь все последствия. Тебе казалось, что имеешь дело с объединяющими атом силами теоретически.

— Да, это так. Первые полтора года.

— А потом?

— Я встретился с Ширли, помнишь? Она мало понимает в физике. Ее сфера деятельности социология и история. Я описал ей свою работу. Она не поняла. Тогда я попытался объяснить ей более простым языком. Это пошло мне на пользу, потому что я оторвался от уравнений и в конце концов сказал, что попытаюсь найти силы, обеспечивающие целостность атома. «То есть мы сможем использовать их, ничего не перерабатывая?» — спросила она. «Да, — ответил я. — Мы сможем взять любой атом, заполучить его внутриатомную энергию и тем самым полностью обеспечить дом». Ширли пристально посмотрела на меня и сказала: «И тогда придет конец всей экономической системе?»

— Тебе раньше это никогда не приходило в голову?

— Никогда, Лео. Никогда. Ведь я был тощим детищем МИТ. Меня никогда не тревожило применение технологии. Ширли поставила меня с головы на ноги. Я принялся все просчитывать, потом принялся названивать в библиотеку. Компьютер выдал мне некоторые технические тексты, а Ширли прочитала небольшую лекцию об экономике. И тогда я понял, что кто-то может использовать мои уравнения для получения неограниченной энергии. Это то же самое, что с Е=МС^2. Я был в панике. Я не мог взять на себя ответственность за всемирный переворот. Моим первым порывом было желание прийти к тебе и спросить, что мне делать.

— Но почему ты не пришел? Он пожал плечами.

— Это было легче всего — переложить ответственность на твои плечи. В любом случае, я понимал, что ты все это предвидел и давно бы сказал мне, если бы не моральный аспект. Поэтому я попросил об отпуске, болтаясь возле ускорителя и все анализируя. Я посмотрел на Опенгеймера, Ферми и остальных парней, создавших атомную бомбу и спросил себя, что бы сделал я на их месте? Они работали в военное время, пытаясь помочь человечеству одолеть реального отвратительного врага. Но даже их терзали сомнения. Я не пытался спасти человечество от опасности. Я просто проводил добровольное исследование, которое должно было уничтожить мировую денежную структуру. И я показался себе врагом человечества.

— С истинной энергетической конверсией, — тихо заметил я, — исчезнет голод, жадность, монополии…

— Но пройдет больше пятидесяти лет, пока установится новый порядок. А имя Джека Брайнта начнут ненавидеть! Я не смог взять на себя такой ответственности. Поэтому в конце третьего года оставил работу и поселился здесь. Я совершил преступление перед наукой, чтобы не совершить куда худшего преступления.

— И ты чувствуешь себя виноватым?

— Разумеется, чувствую. Я чувствую, что последнее десятилетие моей жизни — епитимья за побег. Лео, ты никогда не задумывался, о чем я пишу книгу?

— Много раз.

— Это что-то типа автобиографического эссе: apologia pro fita sua. Там я объясняю, над чем я работал в университете, как я понял истинную сущность своей работы, почему я прекратил ее и какова моя точка зрения по поводу своего ухода. Эту книгу можно назвать своего рода исследованием проблем нравственной ответственности в науке. К книге я приложил полный текст своих тезисов.

— Они заканчиваются на том, где ты остановился?

— Нет, — ответил Джек. — Это полный текст. Я закончил свою работу пять лет назад. Все это в рукописном варианте. Достаточно нескольких биллионов долларов и прилично оборудованной лаборатории, чтобы любая проворная корпорация перевела мои уравнения в полную функционирующую силовую систему размером с грецкий орех, которая будет работать вечно на обычном песке.

Мне показалось, что земля покачнулась под моими ногами. Прошло немало времени, прежде чем я спросил:

— Почему ты столько времени молчал об этом?

— Эта идиотская трансляция новостей дала мне толчок. Все из-за этого так называемого человека из будущего с его глупой болтовней о децентрализованной цивилизации, где каждый человек независим благодаря полной энергетической конверсии. Это походило на предсказание будущего будущего, которое обеспечивалось с моей помощью.

— Ну, разумеется, ты не веришь…

— Лео, я не знаю. Абсурдно предполагать, что на нас свалился человек из времени на тысячу лет опережающего наше. Так же, как и ты, я был убежден, что это шарлатан… пока он не начал описывать децентрализацию.

— Джек, идея об освобождении энергии, обеспечивающей целостность атома, уже давно витает в воздухе. Просто парень оказался достаточно умен, чтобы использовать ее, поэтому совсем не обязателен тот факт, что он из будущего, так же как то, что твои уравнения будут претворены в жизнь. Ты взлелеял ее из футуристических грез и обратил к реальности. Но кроме тебя и Ширли, никто не знает об этом? Ты не можешь наобум решить…

— Лео, но предположим, что все это правда!

— Хорошо, если это действительно тревожит тебя, то почему ты не сжигаешь рукопись? — предложил я.

Он посмотрел на меня так, словно я предлагал ему заняться мазохизмом.

— Я не могу этого сделать.

— Ты спасешь человечество от переворота, за который чувствуешь себя виноватым.

— Лео, рукопись в надежном месте. — Где?

— Внизу. Я построил там небольшой склеп и снабдил капканами реактор дома. Если кто-то попытается пробраться к склепу, сработает самозащита, и дом взлетит на воздух. Я не хочу уничтожать написанного. Но оно никогда не попадет в грязные руки.

— Позволь заметить, что рукопись уже попала в руки кого-то, живущего в конце следующего тысячелетия, так что до рождения Вонана-19, мир уже жил на твоей силовой системе. Ведь верно?

— Лео, я не знаю. Все это просто сумасшествие какое-то. По-моему, я тоже схожу с ума.

— Ну, давай предположим, что Вонан-19 настоящий пришелец и что такая силовая система действительно используется в 2999 году. Но мы не знаем, твоя ли это система. Процесс изменения будущего происходит таким образом, что экономика, описанная Вонаном, никогда не сможет воплотиться в реальность. Он может сам перестать существовать, если ты отправишь свою книгу в печь. Тогда ты сможешь понять, спасаешь ли человечество от ужасной участи.

— Нет, Лео. Даже, если я сожгу рукопись, я смогу восстановить все уравнения по памяти. Угроза — в моем мозгу. Сожжение книги ничего не докажет.

— Но существуют медикаменты, стирающие из памяти…

Он пожал плечами.

— Я не могу надеяться на них.

Я с ужасом поглядел на него. Мне показалось, что я вывалился из люка корабля. Я впервые имел дело с паранойей Джека — и здоровый, загорелый человек этих десяти лет исчез навсегда. Трудно представить, что он пришел к этому! Он допускал связь между остроумным мошенником якобы из будущего и собой.

— Я могу чем-нибудь помочь тебе? — мягко спросил я.

— Лео, ты можешь сделать для меня одну вещь.

— Все, что в моих силах.

— Постарайся лично встретиться с Вонаном-19. Ты очень видный деятель науки. Ты сможешь во всем разобраться. Переговори с ним и выясни, действительно ли он жулик.

— Разумеется, он жулик.

— Лео, проверь это.

— А если окажется, что он действительно тот, за кого себя выдает?

Джек сверкнул глазами.

— Тогда расспроси его о его времени. Постарайся узнать побольше про эту внутриатомную энергию. Пусть он расскажет, когда это было изобретено и кем. Может быть, это произойдет пятьсот лет спустя и совершенно независимо от моей работы. Лео, вытряси из него правду. Я должен все знать.

Что я мог сказать?

Не мог же я сказать Джеку, что у него что-то с головой. Мог ли я упрашивать его пройти медицинское обследование? Мог ли я ставить свой дилетантский диагноз паранойи? Да. Но при этом навсегда потерять своего самого близкого друга. И мне не хотелось стать участником чудачеств вокруг Вонана-19. Допуская, что я смогу добиться личной аудиенции с ним, я не хотел пачкаться, имея дело с шутом даже на секунду, чтобы он не думал, что его претензии восприняты серьезно.

Я мог соврать Джеку. Я мог постараться переубедить его.

Но это было бы предательством. Темные, полные боли глаза Джека молили о благородной цели. Я решил действовать.

— Я сделаю все, что смогу, — пообещал я.

Он схватил меня за руку, и мы не спеша побрели к дому.

Когда на следующее утро я собрал вещи, в комнату вошла Ширли. Она была в облегающем платье жемчужного цвета, удивительно подчеркивающем фигуру. И я, так привыкший в ее наготе, снова вспомнил, что она красива, и что моя любовь к ней сочеталась с подавленным, но не подавляемым физическим желанием.

— О чем он рассказал тебе вчера? — спросила она.

— Обо всем.

— О рукописи? И о своих страхах? — Да.

— Лео, ты можешь ему помочь?

— Я не знаю. Он хочет, чтобы я лично встретился с человеком из 2999 года и все проверил. Это не так-то просто. Не думаю, что от этого будет какая-то польза.

— Лео, он очень расстроен. Я очень тревожусь за него. Понимаешь, внешне он выглядит здоровым, но это гложет его на протяжении многих лет. Он утратил все перспективы.

— Ты не задумывалась, что ему понадобится профессиональная медицинская помощь.

— Я не решусь на это, — прошептала она. — Подобное не могу предложить даже я. Это огромный моральный кризис в его жизни. Я не могу говорить об этом, как о болезни. По крайней мере, пока. Возможно, если ты вернешься для того, чтобы убедить его, что все это обман, Джек постепенно избавится от своей навязчивой идеи. Ты сделаешь это?

— Ширли, я сделаю все, что в моих силах.

Она вдруг бросилась ко мне. Ее лицо уткнулось в углубление между моей щекой и плечом, ее грудь, ощутимая сквозь тонкую материю, прижалась к моей груди, а пальцы судорожно цеплялись за мою спину. Она рыдала, сотрясаясь всем телом. Я покрепче обнял ее, но вскоре мягко отстранил, потому что тоже начал трястись, но по другой причине.

Через час я уже ехал по грязной дороге, направляясь в Таксон, где меня поджидал транспортатор до Калифорнии.

Я добрался до Ирвина в сумерках. Нажав на кнопку на дверной панели, я открыл дом. В нем пахло сыростью, как в могиле, потому что в течение трех недель он был закупорен. Знакомый беспорядок из раскиданных повсюду бумаг и катушек успокоил меня. Я вошел как раз тогда, когда начался легкий дождь. Бродя но комнатам, я чувствовал себя так, как в последний день лета. Я снова был один, праздники закончились. Яркость Аризоны сменилась туманным мраком калифорнийской зимы. Я не надеялся найти здесь Ширли, носящуюся по дому подобно эльфу, или Джека, раскручивающего сложную идею. Грусть от возвращения домой на этот раз была глубже, потому что я лишился сильного и стойкого Джека, от которого на протяжении стольких лет зависел, а его место занял незнакомый встревоженный человек, терзаемый сомнениями. Даже златокудрая Ширли из богини превратилась в обеспокоенную жену. Я приезжал к ним с израненной душой, а возвращался домой исцеленным, но этот визит мне дорого стоил.

Я выключил затемнители и выглянул, чтобы полюбоваться на волновавшуюся поверхность Тихого океана, на красноватую полосу берега, на белые клубы тумана, покрывавшего изогнутые сосны, которые росли там, где песок переходил в почву. Затхлость в комнате сменилась смолистым сонным воздухом, поступавшим через вентиляционные отверстия. Тысячи крошечных громкоговорителей сплели для меня мелодию Баха. Я позволил себе выпить немножко коньяку. Какое-то время я сидел, делая маленькие глотки и вслушиваясь в музыкальный фон, окруживший меня. Постепенно на меня опускалось своего рода умиротворение.

Утром меня ждала работа. Друзья переживали душевные страдания. Мир сотрясался от культа апокалипсиса, и теперь еще появился самозваный посланник из будущего. По земле всегда бродили лживые пророки. Люди всегда мучились, пытаясь решить свои проблемы. Добро всегда сеялось с разрушающими надежды сомнениями и суматохами. Ничего нового. Мне не стоило жалеть себя. Я подумал, что в жизни всегда возникают трудности, и ты делаешь все возможное, чтобы успешно преодолеть их. Великолепно. Пусть наступает утро.

Спустя некоторое время я вспомнил, что надо подключить видеотелефон. И это было ошибкой.

Весь служебный персонал знает, что я вне коммуникации, когда нахожусь в Аризоне. Все звонки поступали на линию секретаря, и она разбиралась с ними так, как считала необходимым, никогда не консультируясь со мной. Но если звонок был важным, она записывала его в память моего домашнего телефона, чтобы по возвращению я мог сразу же узнать о нем. Как только я подключил ВТ, вспыхнули огоньки памяти, заиграла музыка, и я автоматически нажал на включение. На экране появилось длинное лицо моего секретаря.

— Доктор Гафилд, я звоню пятого января. Вам несколько раз звонил Санфорд Кларик из Белого дома. Мистеру Кларику надо было срочно переговорить с вами и он настаивал, чтобы его связали с Аризоной. Он слишком наезжал на меня. Когда я в конце концов рассердилась и заявила, что вас нельзя беспокоить, он попросил, чтобы вы позвонили в Белый дом как можно поскорее, можно даже ночью. Он сказал, что это касается национальной безопасности. Номер…

Это было все. Я никогда не слышал о Санфорде Кларике, но помощники президента быстро сменяются. Это был, пожалуй, четвертый звонок из Белого дома за последние восемь лет, с тех пор как я нечаянно стал одним из ученых мужей. Под одним из моих профилей какой-то еженедельный журнал для свободомыслящих людей поместил ярлык доминирующей силы в физике Америки. С тех пор я ношу статус выдающегося ученого. Время от времени меня просили поставить свою подпись под тем или иным заявлением по Национальному вопросу. Меня призывали в Вашингтон, чтобы посвятить мускулистых конгрессменов в сложности атомной теории, когда решался вопрос о принятии новых акселераторов. Я был в числе приглашенных, когда лысому исследователю космического пространства вручали Годдарский приз. Все эти глупости, как и следовало ожидать, затрагивали даже мою профессию. Порой я возглавлял ежегодный слет А.А.А.С., или пытался объяснить делегации океанографов или археологов, что может получиться из их идей. Я был вынужден признать, что приветствовал всю эту чепуху, не из-за славы, которую она дает, а просто потому, что она позволяла более приемлемо оправдать мои отлынивания от неблагодарной работы. Вспомним закон Всемирного тяготения: выдающиеся ученые предпочитают творить частным образом. Как только им удается что-либо создать, они становятся известны в общественных кругах и тешат себя почтением несведущих.

Однако никогда приглашения в Вашингтон не сопровождались словами, свидетельствовавшими о срочности. «Касается национальной безопасности», сказал Кларик. Неужели? Или это один из тех вашингтонцев, для которых гипербола является национальным языком?

Мое любопытство стало расти. В столице сейчас было обеденное время. Кларик сказал, что можно звонить в любое время. С надеждой, что прерву его в то время, когда он будет сидеть над supreme de folaille[1] в каком-нибудь абсурдном ресторане, обозревая Потомак, я торопливо набрал номер Белого дома. На экране показалась президентская печать и призрачный компьютеризированный голос поинтересовался, что мне нужно.

— Я хотел бы переговорить с Санфордом Клариком, — сказал я.

— Одну секунду.

Но прошло гораздо больше секунды. Компьютеру потребовалась три минуты, чтобы набрать номер Кларика, которого не было в офисе, и подозвать его к телефону. Наконец экран показал мне поразительно неприятного молодого человека с рассудительным лицом и выпученными глазами, что послужило бы предметом гордости для какого-нибудь неандертальца. Я облегченно вздохнул, потому что ожидал увидеть одного из вечно соглашающихся мужчин, которых так много развелось в Вашингтоне. Каким бы ни оказался Кларик, по крайней мере, он не был шаблонным. Его неприятность была в его пользу.

— Доктор Гафилд, — сразу же сказал он, — я надеялся, что вы позвоните! Вы хорошо отдохнули?

— Великолепно.

— Профессор, ваша секретарша заслуживает медаль за свою лояльность. Я грозил ей национальной гвардией, но она отказалась связать меня с вами.

— Я предупредил служебный персонал, что предам вивисекции любого, кто прервет мое уединение, мистер Кларик. Что я могу для вас сделать?

— Вы не могли бы завтра приехать в Вашингтон? Мы оплатим все расходы.

— Что на этот раз? Конференция, посвященная нашим шансам выжить в двадцать первом столетии?

Кларик коротко рассмеялся.

— Не конференция, доктор Гафилд. Нам нужна ваша помощь в весьма специальном вопросе. Мы хотим, чтобы за несколько месяцев вы проделали работу, с которой никто другой не справится.

— Несколько месяцев? Не думаю, что смогу…

— Сэр, это жизненно важно. На этот раз дело не связано с правительственной шумихой.

— Вы не могли бы сообщить мне пару деталей?

— Не по телефону. Я боюсь.

— Вы хотите, чтобы я прилетел в Вашингтон на неопределенный срок неизвестно по какому вопросу?

— Да. Но, если хотите, я могу сам прилететь в Калифорнию. Но это будет еще одна задержка, а мы и так уже потеряли немало времени…

Я потянулся к кнопке выключателя. И я уверен, Кларик понял это.

— Пока я не узнаю сути, мистер Кларик, боюсь, мы не сможем продолжить нашу беседу.

Кларик не испугался.

— Хорошо, один намек. — Ну?

— Вы знаете о так называемом человеке из будущего, который объявился несколько недель назад?

— Более менее.

— Это дело связано с ним. Мы хотим, чтобы вы поговорили с ним на разные темы. Я…

Второй раз за день мне показалось, что я вывалился из люка корабля. Я подумал о Джеке, который просил меня расспросить Вонана-19. Теперь правительственный руководитель просит меня о том же. Мир сошел с ума.

Я резко перебил Кларика:

— Хорошо. Завтра я прибуду в Вашингтон.

Глава 5

Экран телефона обманывал. Изображение Кларика было очаровательно сговорчивым и подвижным. Кларик во плоти оказался далеко не таким. Живой взгляд, делавший его некрасивое лицо интересным, был почти незаметен из-за его массивной фигуры, которая сразу вас подавляла. Он встречал меня в аэропорту. По вашингтонскому времени был день. День был ясным с холодным недружелюбным небом.

Пока мы неслись по автотреку к Белому дому, он распинался о важности моей миссии и своей благодарности за сотрудничество, но не вдавался в подробности.

Проехав по подземной стрелке трека, мы мягко вкатили в ворота Белого дома. С помощью каких-то внутренних приспособлений я прошел просвечивание, после чего мы въехали в здание. Я поинтересовался, будет ли присутствовать сам президент. Как потом оказалось, мне никогда не доводилось встретиться с ним. Меня провели в особую комнату, нелепо ощетинившуюся коммуникационными приспособлениями. На главном столе стояла кристаллическая капсула с венерианским зоологическим образчиком. Багряный протоплазмоид неутомимо выбрасывал вперед свои выдающиеся отростки в более или менее сымитированное жизненное пространство. Надпись у основания капсулы сообщила, что он был найден во время второй экспедиции. Я удивился: я не знал, что у нас так много открытий, чтобы разбрасываться ими подобно пресс-папье по рабочему кабинету бюрократа.

В комнату почти вбежал проворный маленький человек с коротко постриженными седыми волосами и огненно-красном костюме. Его плечи были раздуты как у защитника в футболе, а сквозь жакет проступал ряд отливающих хромовым цветом шипов, напоминавших позвоночник у древнескандинавского витязя. По всей видимости, это человек считал, что шагает в ногу с модой.

— Маркус Кетридж, — представился он. — Особый помощник президента. Очень рад, доктор Гафилд, что вы с нами.

— Что с пришельцем? — спросил Кларик.

— Он в Копенгагене. Сообщение поступило полчаса назад. Хотите посмотреть до встречи?

— Может, это и идея.

Кетридж разжал руку — там была капсула с записью. Он вставил ее. Вспыхнул экран, который я сначала не заметил. Я увидел Вонана-19, разгуливающего между причудами барокко Тивольских садов, и совершенно не реагирующего на датскую зиму. Небо было окрашено рисунками вспыхивающих огней. Он двигался подобно танцору, контролируя каждое движение мускула. Рядом с ним вышагивала златокудрая великанша в возрасте девятнадцати лет с копной блестящих волос и мечтательным выражением лица. Она была одета в необыкновенно короткие шорты. На огромной груди перекрещивались узкие кожаные ленты. Она могла бы совсем не одеваться, потому что мало чем отличалась от голой. Вонан обнял ее и лениво прикоснулся кончиком пальца к каждой из глубоких ямочек на ее монументальных ягодицах.

— Девочка датчанка по имени Улла. Он подобрал ее вчера в копенгагенском зоопарке, — пояснил Кетридж. — Они провели вместе ночь. Понимаете, он поступает так повсюду, подобно императору, к которому девчонки попадают в кровать по высочайшему указу.

— Не только девочки, — громко произнес Кларик.

— Что правда, то правда. В Лондоне был юный парикмахер.

Я смотрел, как Вонан-19 продвигался по Тиволи. За ним следовала толпа зевак. В его непосредственном распоряжении находились: дюжина бравых датских полицейских с парализаторами; несколько людей, судя по всему, были представителями правительства, и полдюжины репортеров.

— Как вам удается не допускать журналистов?

— У нас соглашение, — резко бросил Кетридж. — Шесть репортеров присутствуют всегда. Они меняются каждый день. Это была идея Вонана. Он сказал, что любит прессу, но ненавидит, когда вокруг него ошивается толпа.

Пришелец подошел к павильону, где танцевали датские подростки. К несчастью резкие гудки и скрипы музыкальной группы воспроизводились с совершенной чистотой, а мальчишки и девчонки дергали под эти звуки ногами и руками. Это было одно из тех мест, где пол представлял собой серию вращающихся скользящих дорожек, так что, стоя на месте и вращаясь в танце, ты перемещаешься по орбите через весь зал, вставая то перед одним партнером, то перед другим. Вонан с явным интересом некоторое время наблюдал за этим. Потом он улыбнулся и сделал знак своей тяжеловесной спутнице.

Встав друг против друга, они поймали ритм танца. Это было не трудно: как и все танцы последних сорока лет, этот представлял собой резкие подергивания, сочетавшиеся с притопываниями и раскачиванием. Девочка стояла, согнув колени, широко расставив ноги и запрокинув голову. Гигантские купола ее грудей были устремлены к фацетным зеркалам потолка. Вонан, явно наслаждаясь, свел колени, расставил локти, копируя стоящего рядом паренька, и начал двигаться. Он быстро приноровился к звукам и после нескольких мгновений неуверенности уже перемещался по залу, благодаря механизму в полу, оказываясь то перед одной девочкой, то перед другой, производя необходимые эротические движения.

Как оказалось, почти все девочки знали, кто он. Об этом свидетельствовали раскрытые от изумления рты и выражение благоговейного страха на их лицах. Возникло огромное замешательство из-за появления в толчее мировой знаменитости, сбив девушек с ритма. Одна просто остановилась и все девятнадцать секунд, пока Вонан был ее партнером, с восторгом глазела на него. Однако за первые семь-восемь оборотов ничего страшного не произошло. А когда Вонан танцевал с пухленькой симпатичной шатенкой, та просто оцепенела от страха. Она замерла и, отшатнувшись, умудрилась сделать шаг назад за контрольное сигнальное устройство на задней стороне ее двигающейся полосы. Предупреждающе сработал звонок, и минуту спустя обе ее ноги находились на разных дорожках, перемещавшихся в противоположных направлениях. Девочка упала. Ее короткая юбка задралась, обнажив толстенькие розовые бедра. От неожиданности она схватила за ногу ближайшего паренька. Он тоже свалился, дальше все напоминало эффект падающего домино танцоры поочередно начали терять равновесие. Почти каждый для того чтобы удержаться на ногах, хватался за соседа. Волна падений пронеслась по огромному залу. И только Вонан-19 остался стоять и с усмешкой наблюдал за катастрофой. Его юноноподобная спутница тоже устояла, находясь под углом 180° от него. Но вскоре какая-то рука вцепилась в ее руку и она рухнула подобно быку, увлекая за собой двоих или троих танцующих. Сцена напоминала западню — повсюду корчились фигуры, в воздух взлетали руки и ноги, но никто не мог подняться. В конце концов механизм танцевального павильона начал останавливаться. На это потребовалось несколько минут. Многие девочки плакали. Многие ободрали колени и крестец. Одна каким-то образом умудрилась потерять юбку и искала ее во всеобщей свалке. А где был Вонан? Он был уже на краю зала, благополучно воспользовавшись остановкой пола. Белокурая богиня стояла возле него.

— У него огромный талант к разрушениям, — сказал Кетридж.

— Но это не так страшно, — рассмеялся Кларик, — как вчерашняя история в Стокгольме, когда он нажал не ту кнопку и весь стол взорвался.

Экран потемнел. Кетридж серьезно посмотрел на меня.

— Через три дня этот человек станет гостем Соединенных штатов, доктор Гафилд. Мы не знаем, сколько продлится его визит. Мы собираемся следить за его передвижениями с помощью монитора и постараться избежать ситуаций, которые обычно он создает. Профессор, мы имеем в виду комиссию из пяти или шести ведущих ученых в качестве сопровождающих для пришельца. На самом деле они будут выступать в качестве надсмотрщиков, сторожевых псов и… шпионов.

— Соединенные Штаты официально верят, что это пришелец из 2999 года?

— Официально, да, — подтвердил Кетридж. — Мы собираемся обходиться с ним как с желанным гостем.

— Но… — пролепетал я.

— Наша личная точка зрения, доктор Гафилд, — вставил Кларик, — что он — обманщик. Он необыкновенно умен и предприимчив. Как бы то ни было, учитывая общественное мнение, мы решили принять Апокалипсиста-19 для всеобщего блага, пока не появятся причины думать иначе.

— Боже праведный, но зачем?

— Доктор Гафилд, вы в курсе движения апокалипсистов? — спросил Кларик.

— Да. Не могу сказать, что особо разбираюсь в этом вопросе, но…

— Кроме того, Вонан не сделал ничего дурного, если не считать ссадин датских школьниц. От апокалипсистов больше вреда. Их выступления, их грабежи, их разрушения. Это хаотичная сила в обществе. Мы пытаемся укротить их, пока они не разнесли все в клочья.

— И принимая этого самозваного посланца из будущего, — сказал я, — вы подрываете фундаментальную идею апокалипсистов о том, что 1 января следующего года наступит конец света.

— Совершенно верно.

— Очень хорошо, — отозвался я. — Я так и предполагал. И вы поддерживаете это как официальную политику? Но правильно ли противопоставлять массовой вере выдающееся мошенничество?

— Доктор Гафилд, — веско произнес Кетридж, — задача правительства обеспечивать стабильность общества, которым оно руководит. Если это возможно, мы придерживаемся десяти заповедей в подобных делах. Но мы оставляем за собой право противостоять угрозе социальной структуры всеми возможными способами, вплоть до массового уничтожения враждебных сил, что, я надеюсь, вы воспринимаете не просто как выдумку, а как нечто более серьезное. Короче, если мы сможем противопоставить фанатизму апокалипсистов пришельца Вонана, это будет, своего рода, моральный компромисс.

— Кроме того, — добавил Кларик, — мы наверняка не уверены, что он обманщик. Если это не так, то мы, в любом случае, не испытываем злую судьбу.

Я сразу же пожалел о своем легкомыслии. Кларика это явно обидело, за что я не виню его. Он разрабатывал свою политику. Одно за другим, правительства мира решили укротить апокалипсистов, объявив Вонана истинным пришельцем. Соединенные Штаты просто последовали их примеру. Решение принималось выше. Кларик и Кетридж всего лишь выполняли его, и я не собирался оспаривать моральную сторону этого дела. Как сказал Кларик, что такая реакция на Вонана может оказаться не только полезной, но и верной.

Занявшись шипами на своем костюме, Кетридж бросил, не глядя на меня:

— Доктор Гафилд, мы можем понять, что люди академического склада обычно рассматривают моральные аспекты абстрактно, но тем не менее…

— Хорошо, — устало произнес я. — Думаю, что был не прав. Мне следовало контролировать себя. Давайте оставим эту тему. В Соединенные Штаты прибывает Вонан-19, и мы собираемся расстелить перед ним красную ковровую дорожку. Великолепно. Ну… так чего же вы хотите от меня?

— Две вещи, — сказал Кларик. — Во-первых, вы широко известны как крупный специалист в области физики обращения во времени. Мы хотели бы, чтобы вы пояснили нам, насколько теоретически возможно совершить перелет в обратную сторону времени, подобно Вонану, и как этого можно достигнуть.

— Хорошо, — отозвался я, — но я скептик в этом вопросе, потому что пока нам удалось послать в обратную сторону лишь отдельные электроны. При этом они переходили в позитроны — античастицы электронов с противоположным зарядом — и все заканчивалось уничтожением. Я не могу на практике переступить через взаимодействие античастиц при обращении во времени. Так что в случае с Вонаном, мы должны объяснить, как удалось развернуть такую массу, и почему его не затронул процесс уничтожения в случае античастиц, когда…

Кларик вежливо прокашлялся. Я замолчал.

— Простите, но я не совсем понял, — сказал Кларик. — Мы не требуем от вас незамедлительного ответа. Мы бы хотели, чтобы вы изложили свою точку зрения на бумаге, которую вы можете записать в файл в ближайшие сорок восемь часов. Мы обеспечим любую необходимую помощь секретаря. Президенту очень бы хотелось ознакомиться с вашей точкой зрения.

— Хорошо. А что еще?

— Мы хотели бы, чтобы вы вошли в свиту Вонана.

— Я? Зачем?

— Вы широко известны как ученый, имеющий отношение к обращению, ответил Кетридж. — Этого достаточно?

— Кто еще войдет в комиссию?

— Я не могу сообщить имена даже вам, — сказал мне Кларик. — Но могу поклясться, что это люди, по своему научному статусу не уступающие вам.

— Означает ли это, — уточнил я, — что никто из них еще не дал своего согласия, и вы надеетесь собрать их всех?

Кларик снова обиженно посмотрел на меня.

— Простите, — сказал я.

— Мы уверены, что благодаря близкому контакту с пришельцем, вы найдете какие-нибудь пути, чтобы заполучить у него информацию о путешествии во времени. Думаем, что вам как ученому это будет небезынтересно. Тем более, что все это — на благо нации, — без малейшего намека на улыбку провозгласил Кетридж.

— Да. Я постараюсь выкачать из него все возможное по данному вопросу.

— И потом, — добавил Кларик, — почему вы так враждебно относитесь к подобному назначению? Мы выбрали ведущего историка, чтобы узнать схему событий в будущем; психолога, который попытается проверить подлинность истории Вонана; антрополога, который займется вопросами культуры; и так далее. Комиссия одновременно установит законность рекомендаций Вонана и попытается узнать у него все, что может оказаться полезным нам. Это, если он тот, за кого он себя выдает. Я не могу вообразить себе работу, большую по значимости для нации и человечества на сегодняшний день.

Я на мгновение прикрыл глаза. Я чувствовал себя проклятым. Кларик был искренен в своих намерениях, так же как и Кетридж в своей торопливости и суровости. Они в самом деле нуждались во мне. Неужели у меня в самом деле не было своих причин, которые вызвали бы желание заглянуть под маску Вонана? Когда Джек просил меня об этом, он даже не мечтал, что мне это так просто удастся.

Тогда что же меня останавливает?

Я понял что. Я должен буду иметь цело со своей работой. Плюс минутная возможность, что Вонан-19 действительно совершил путешествие во времени. Человеку, который пытается изобрести колесо, не так-то просто понять подробности о машине, передвигающейся со скоростью пятьсот тысяч миль в час. С одной стороны, был я, посвятивший половину жизни своим обращенным электронам, а с другой — Вонан, рассказывающий сказки о возможности путешествия через столетия. В глубине души мне вообще не хотелось думать в нем. Как бы то ни было, Кларик и Кетридж правы — я был подходящим человеком для комиссии.

Я сказал им, что приму участие в этом деле.

Они неистово поблагодарили меня и, похоже, потеряли ко мне всякий интерес, словно не хотели эмоционально растрачиваться на того, кто уже согласился. Кетридж исчез, а Кларик провел меня в какую-то подземную пристройку Белого дома. Маленькие шарики живого света плавали у потолка колебательного контура. Он сказал, что я имею полный доступ к службам секретариата исполнительного комплекса, и показал входы и выходы компьютеров. Он сказал, что я могу сделать все необходимые звонки и требовать любую помощь, чтобы вовремя подготовить бумагу для президента.

— Мы подготовили для вас жилье, — сказал Кларик. — Вы имеете право гулять по парку.

— Я думал, что смогу сегодня вечером вернуться в Калифорнию, чтобы уладить свои дела.

— Это невозможно. Поймите, у нас в распоряжении всего семьдесят два часа до появления Вонана-19. Мы должны их использовать как можно эффективнее.

— Но я только что вернулся после вакансий! — возразил я. — И теперь снова буду отсутствовать. Я должен проинструктировать персонал — я должен сделать распоряжения насчет лаборатории…

— Но, доктор Гафилд, все это можно сделать по телефону. Можете не волноваться по поводу телефонных расходов. Лучше мы на два-три часа посадим вас на линию с Калифорнией, чем допустим, чтобы вы все оставшееся время мотались туда-обратно. Он улыбнулся. Я тоже улыбнулся.

— Договорились? — спросил он.

— Договорились, — согласился я.

Все было ясно как день. Мой выбор был сделан. Я стал частью правительственного проекта, потому не мог совершать независимые действия. За мной оставлялось столько свободы, сколько позволяло правительство, пока все не закончится. Самое страшное, что я не возмущался. И это я-то, который всегда вставал на дыбы при малейшем намеке в ограничении своей свободы. Я, который всегда считал себя человеком неорганизованным и самым свободным ученым в университете. Я позволил надавить на себя без малейшего звука. Полагаю, что это был подсознательный способ отсрочить все неприятные ощущения, которые поджидали меня по возвращении в лабораторию, где я буду снова пытаться разрешить свои неразрешимые вопросы.

Предоставленный мне офис был очень уютным. Натертый пол сверкал как стекло. Отражающие стены сделаны из белой пихты. Потолок приятно окрашен. Было еще рано звонить в Калифорнию и пытаться кого-то застать в лаборатории. Сначала я уведомил университетского ректора, что отозван по правительственным делам. Он не расстроился. Затем я переговорил со своим секретарем и сообщил ей, что вынужден продлить свое отсутствие на неопределенный срок. Я сделал соответствующие распоряжения по работе штата и по мониторингу исследовательских работ своих учеников. Я обсудил вопрос по поводу почты и установил дом на обработку поступающей информации. На экране появился длинный перечень работ. Я должен был определить, что нужно было сделать за меня. Список был длинным.

1. Постричь газон.

2. Проверить герметизацию и климатические условия.

З. Транслировать почту и сообщения.

4. Работа в саду.

5. Контролировать повреждения после штормов.

6. Известить торговые организации.

7. Оплатить счета.

И так далее. Я оставил почти все в списке и передал счет правительственным службам Соединенных Штатов. Я уже кое-чему научился у Вонана-19, и не собирался оплачивать счета сам, пока не закончу этого дела.

Уладив личные дела, я позвонил в Аризону. К телефону подошла Ширли. Она казалась натянутой и резкой и слегка растерялась, увидев на экране меня.

— Я из Вашингтона, — сказал я.

— Лео, что ты там делаешь?

Я объяснил. Сначала она решила, что я шучу, но я заверил ее, что говорю правду.

— Подожди, — бросила она, — я позову Джека.

Она ушла. Когда она вернулась, изображение на экране изменилось, и вместо обычного вида по пояс, экран показал крошечную Ширли, которая стояла спиной к камере, оперевшись о дверной косяк так, что из-под руки виднелась одна из налитых грудей. Я знал, что мой звонок записывается на монитор правительственными службами, и меня разозлило, что они могут увидеть, красоту Ширли. Я хотел уже выключить изображение, но опоздал. Ширли исчезла и на экране появился Джек.

— Что это значит? — спросил он. — Ширли сказала…

— Я в течение нескольких дней буду общаться с Вонаном.

— Лео, тебе не стоило тревожиться по этому поводу. Я долго размышлял над нашим разговором. Я чувствовал себя идиотом. Я наговорил тебе кучу ненужных вещей, но даже не мечтал о том, что ты всерьез все воспримешь и бросишься в Вашингтон для…

— Джек, все получилось не совсем так. Меня заставили прибыть сюда, уверяя меня, что это жизненно важно для национальной безопасности. Я просто хотел сказать тебе, что поскольку я здесь, я постараюсь помочь тебе в том, о чем ты говорил.

— Лео, я очень благодарен тебе.

— Все. Постарайся расслабиться. Может быть, вам с Ширли следует на некоторое время покинуть пустыню?

— Может быть, но позже, — отозвался он. — Посмотрим, как сложатся обстоятельства.

Я подмигнул ему и выключил связь. Меня было трудно обмануть притворной бодростью. Все, что накипело в нем за последние дни, он пытался выдать за глупость. Он нуждался в помощи.

Оставалось еще одно дело. Я открыл включение и стал диктовать свои тезисы по поводу обращения во времени. Я не знал, сколько копий им понадобится, поэтому решил, что это не имеет особого значения. Я начал говорить. На производящем экране появилась зеленая точка, которая перемещалась за стеклом экрана, набирая слова по ходу моей речи. Работая полностью по памяти и не утруждая себя попытками запросить тексты своих публикаций, я без остановки составлял короткий, не технического характера конспект своих мыслей по поводу обращения во времени. Основным пунктом его было то, что поскольку обращение во времени на податомном уровне уже производилось, с точки зрения любой физической теории я не считаю возможным перелет человека в прошлое и не знаю, какой источник мощности может осуществить подобное. Я подкрепил это несколькими размышлениями по поводу накапливающихся временных импульсов, увеличения массы в обращенном пространстве и взаимного уничтожения античастиц. Закончил я тем, что Вонан-19 просто плут.

Несколько секунд я рассматривал на экране светящиеся зеленым, вибрирующие огнем слова. Меня тяготил тот факт, что президент Соединенных Штатов, согласно административному решению, предпочел считать заявления Вонана-19 убедительными. Я обдумывал, как убедить президента, что все это обман. Я засомневался, стоит ли обременять человека, стоящего у вершины власти, своими сомнениями, но потом послал все это ко всем чертям и приказал компьютеру отпечатать задиктованное мной и передать в информационные файлы президента.

Спустя минуту из щели выработки выскочила моя личная копия, отпечатанная с аккуратными полями и тонко прошитая. Я сложил ее и засунул в карман, после чего позвонил Кларику.

— Я закончил, — сообщил я. — Я хотел бы выбраться отсюда.

Он вскоре пришел за мной. День уже подходил к концу, а точнее, было чуть больше полудня по той системе времени, к которой я привык, мой метаболизм, поэтому я проголодался. Я поинтересовался у Кларика насчет второго завтрака. Он озадаченно посмотрел на меня, но быстро догадался о разнице во времени.

— Вообще-то уже наступает время обеда, — произнес он. — Послушайте, почему бы нам не пройтись по улице и не выпить чего-нибудь вместе? А потом я покажу вам ваш номер в отеле и организую для вас обед. И все будет в порядке. Ранний обед вместо позднего второго завтрака.

— Подойдет, — одобрил я.

Подобно деве Марии во плоти, он вывел меня из-под массы Белого дома в сумерки свежего воздуха. Я заметил, что пока я был под землей, наверху выпал небольшой снег. Тающие сугробы беспорядочно покрывали тротуары, а по улицам плавно проплывали снегоуборочные роботы, всасывая через жадные шланги талый снег. В воздухе еще зависали одинокие снежинки. Огни на сияющих башнях Вашингтона казались жемчужинами на темно-голубом небе. Выйдя через боковые ворота Белого дома, мы с Клариком пересекли Пенсильванское авеню по рыцарской дорожке, которая вывела нас к тусклому коктейльному бару. Кларик устало положил руки на стойку.

Это было одно из автоматизированных мест, которые были популярны несколько лет назад: контрольные развертывающие устройства у каждого стола; компьютеризированный бармен в задней комнате и сложный ряд кранов. Кларик поинтересовался, что я буду пить, и я выбрал ром. Он нажал соответствующую кнопку и заказал виски с содовой для себя. Вспыхнула кредитная панель. Он засунул в щель свою кредитную карточку. Через мгновение из кранов полились напитки.

— Ваше здоровье, — сказал Кларик.

— Взаимно.

Я опрокинул ром в пищевод. Он прошел легко, потому что там отсутствовала пища, которая могла бы помешать, и стал впитываться в нервную систему. Я нагло попросил Кларика снова наполнить свой стакан, в то время как он еще не разделался со своим первым. Он задумчиво посмотрел на меня, словно вспоминая, что в моем досье ничего не говорилось по поводу того, что я — алкоголик. Однако выполнил мою просьбу.

— Вонан отправился в Гамбург, — резко сказал Кларик. — Он изучает ночную жизнь.

— Я полагал, что его закрыли несколько лет назад.

— Они используют его как аттракцион для туристов, даже имитируя моряков, которые возвращаются на берег и ссорятся. Одному богу известно, как он узнал об этом, но можно поспорить, что сегодня там будет знатная заварушка. — Он посмотрел на часы. — Возможно, она уже началась. Они опережают нас на шесть часов. Завтра он будет в Брюсселе. Потом в Барселоне, чтобы посмотреть бой быков. Ну, а после прибудет в Нью-Йорк.

— Помоги нам Боже.

— Бог, — сострил Кларик, — через одиннадцать месяцев и — сколько там? — шестнадцать дней устраивает нам конец света. — Он грубо расхохотался. Но это еще нескоро. Если бы все это было завтра, нам не пришлось бы возиться с Вонаном-19.

— Только не говорите, что вы тайный апокалипсист.

— Я тайный пьяница, — отозвался он. — Я уже успел попробовать этот напиток во время второго завтрака, Гафилд, и у меня теперь раскалывается голова. Вы знаете, когда-то я был молодым перспективным юристом, с отличной практикой. И зачем только я сунулся в правительство?

— Вам следует принять антистимулятор, — посоветовал я.

— Пожалуй, что вы правы.

Он заказал себе лекарство и, немного подумав, третью порцию рома для меня. У меня немного стучало в висках. Три порции за десять минут? Ну, ничего, я всегда успею тоже принять антистимулятор. Появилась таблетка, и Кларик проглотил ее. Скорчил рожу, когда почувствовал результат ее действия, в результате которого алкоголь исчез. Какое-то время Кларик еще корчился, но потом взял себя в руки.

— Извините. Он сразу же подействовал.

— Лучше себя чувствуете?

— Намного, — отозвался он. — Я не разболтал ничего секретного?

— Думаю нет. И кроме того, вы же ожидаете завтра конец света.

— Это просто такое настроение. Ничего религиозного. Можно я буду называть вас Лео?

— Меня это очень устроит.

— Отлично, Лео. Понимаешь, я сейчас трезвый, поэтому могу отвечать за свои слова. Я втянул тебя в паршивое дело. Если тебе что-то понадобится, пока ты нянчишься с этим футуристическим шарлатаном, просто попроси меня. Я трачу не свои деньги. Я знаю, что ты привык к определенным удобствам, и я устрою это в два счета для тебя.

— Я ценю это… Санфорд.

— Санди.

— Санди.

— Например, сегодня. Ты сразу же явился сюда, так что не думаю, что успел пообщаться с друзьями. Может быть, тебе захочется иметь компаньона за обедом… да и вообще.

Это было очень внимательно с его стороны — учитывать нужды пожилого ученого-холостяка.

— Спасибо, — сказал я, — но думаю, сегодня я справлюсь со всем сам. Мне надо немного собраться с мыслями и привыкнуть к вашему времени…

— Насчет этого можно не беспокоиться.

Я пожал плечами, давая понять, что вопрос решен. Мы похрустывали сухим печеньем из морских водорослей, прислушиваясь в отдаленному шипению громкоговорителей звуковой системы бара.

Говорил Кларик. Он упомянул имена нескольких членов комиссии, которые будут сопровождать Вонана. Среди них были Ф. Ричард Хейман — историк; Элен Эмсилвейн — антрополог и Мортон Филдс из Чикаго — психолог. Я глубокомысленно кивнул в знак одобрения.

— Мы все тщательно проверили, — сказал Кларик. — Мы не хотим, чтобы в комиссии возникали враждебные группировки или что-либо в этом духе. Поэтому мы просмотрели все файлы с досье, чтобы в комиссии не было психологической несовместимости. Поверь мне, это была непростая работа. Нам пришлось отклонить две кандидатуры, потому что они не подошли.

— А вы храните файлы по поводу прелюбодеяний?

— Лео, мы стараемся хранить файлы по поводу всего. Ты удивишься. Но в конце концов, благодаря различным перетасовкам, мы сформировали комиссию…

— Может быть, проще объявить Вонана обманщиком и забыть о нем?

— Прошедшей ночью в Санта-Барбаре прошел массовый митинг апокалипсистов. Ты слышал что-нибудь об этом?

— Нет.

— На побережье собрались сотни тысяч человек. Они нанесли ущерб на два миллиона долларов. После обычных оргий они начали заходить в море подобно лемурам.

— Леммингам.

— Леммингам. — Кларик какое-то время подержал свои пухлые пальцы на контрольном развертывающем устройстве, потом убрал. — Ты только представь себе сотни тысяч апокалипсистов, заходящих голыми в Тихий океан январским днем. Мы до сих пор не можем установить число утонувших. Нескольких сотен? И бог знает, сколько из них подхватили пневмонию. Десятерых подростков просто затоптали. Лео, они подражают азиатам. Но только не здесь. Только не здесь. Теперь ты понимаешь, против чего мы боремся? Вонан ликвидирует это движение. Он расскажет людям, как живут в 2999 году, и они перестанут верить, что близится конец света. Апокалипсисты потерпят поражение. Хочешь еще рому?

— Думаю, мне лучше отправиться в отель.

— Хорошо. — Он повернулся, и мы вышли из бара. Когда мы огибали углы парка Лафайета, Кларик сказал:

— Должен предупредить тебя, что средства информации в курсе, что ты в городе, так что начнут атаковать тебя интервью. Мы постараемся оградить тебя насколько возможно, но, скорее всего, они все равно пробьются. Ответом на все вопросы должно быть…

— Не комментирую.

— Чудесно. Лео, ты гений.

Снова пошел снег, но такой сильный, что растопляющие змеевики были не в состоянии справиться с ним. Тротуары постепенно покрывались белым слоем. Заблестели лужи талой воды. Падавшие снежинки переливались, подобно звездам. Самих звезд не было видно — должно быть, мы остались во Вселенной одни. Я почувствовал себя страшно одиноким. В Аризоне светило солнце.

Когда мы вошли в огромный старинный отель, где я должен был остановиться, я повернулся к Кларику и сказал:

— Наверное, я все же приму твое предложение по поводу компаньона за обедом.

Глава 6

Я впервые ощутил всю реальную силу правительства Соединенных Штатов, когда около семи часов ко мне в номер пришла девушка. Это была высокая блондинка с волосами, напоминавшими золотые нити. У нее были карие, а не голубые глаза и великолепная фигура. Короче, она выглядела так же восхитительно, как Ширли Брайнт.

Это подтверждало, что за мной следили и подслушивали в течение долгого времени, устанавливая, какого типа женщин я предпочитаю, и тут же предложили соответствующий экземпляр. Неужели они решили, что Ширли — моя любовница? Или это был собирательный образ моих женщин, который очень походил на Ширли — девушку, потому что я (подсознательно) все это время останавливался на суррогатах Ширли? Девушку звали Мартой.

— Ты совсем не похожа на Марту. Марты обычно невысокие и темноволосые, ужасно темпераментные и с удлиненными подбородками. От них всегда пахнет табачным дымом.

— На самом деле, — сказала Марта, — меня зовут Сидни. Но в правительстве решили, что вам не понравится девушка по имени Сидней.

Была ли она Сидни или Мартой, но это была первоклассная девочка. Она была слишком хороша, чтобы лгать, и у меня возникло подозрение, что ее создали специально для меня в правительственной лаборатории. Я поинтересовался, так ли это. Она сказала, что да.

— Чуть позже, — сказала Марта-Сидни, — я покажу, где я подключаюсь.

— Как часто тебя надо перезаряжать?

— Иногда два, иногда три раза за ночь. Все зависит от обстоятельств.

Ей было чуть больше двадцати, и она очень походила на студентку университета. Может, она была роботом, а может, просто девочкой, работавшей по вызовам. Но она вела себя безупречно — по крайней мере лучше, чем живые интеллигентные представительницы женского пола, занимающиеся подобными вещами. Я не решился спросить, давно ли она в такой должности.

Из-за снега мы обедали в столовой отеля. Это было старинного типа местечко с канделябрами, тяжелыми драпировками, официантами в вечерних костюмах и гравированным меню, длиной в один ярд. Я очень обрадовался этому: меню уже давно устарели, поэтому было приятно делать выбор с помощью отпечатанного листка, когда рядом стоит живой человек с карандашом и блокнотом в руках как в старые добрые времена.

Все оплачивало правительство, поэтому мы недурно пообедали французской икрой, салатом из устриц и черепашьим супом. Немыслимо роскошная трапеза для двоих. Устрицы казались пищей богов. Такие я пробовал лишь в молодости. Последний раз я ел их на двухсотлетней ярмарке — когда они стоили пять долларов за дюжину из-за загрязнения. Я могу простить человечеству уничтожение дронта, но не исчезновение атрибутов голубой крови.

Насытившись, мы поднялись наверх. Очарование вечера слегка омрачилось неприятной сценой в вестибюле, где на меня налетели репортеры, пытаясь выяснить подробности.

— Профессор Гафилд…

-..правда, что…

-..несколько слов по поводу вашей теории…

-..Вонан-19…

— Не комментирую. Не комментирую. Не комментирую.

Мы с Мартой запрыгнули в лифт. Я нажал на кнопку индивидуального управления номера — даже несмотря на старинность в отеле присутствовали признаки современности — и мы оказались в безопасности. Она застенчиво посмотрела на меня, но это длилось недолго. Она была стройной и гладкой, представляя собой гармоничное сочетание розового и золотого. И совсем далека от робота, хотя я нашел место ее подключения. В ее объятиях я смог позабыть о человеке из 2999 года, являвшегося угрозой апокалипсистам, и о пыли, которая накапливалась на моем письменном столе в лаборатории. Если существуют какие-то блага для помощников президента, то пусть они снизойдут на Санди Кларика.

Наутро мы позавтракали в номере, приняли вместе душ, словно молодожены, после чего смотрели в окно на остатки ночного снега. Она оделась. Ее черное пластиковое прозрачное облачение казалось неуместным в утреннем свете, но она все равно была хороша. Я знал, что больше не встречусь с ней. Уходя, она сказала:

— Лео, ты когда-нибудь должен рассказать мне об обращении во времени.

— Я ничего об этом не знаю. Прощай, Сидни.

— Марта.

— Для меня ты навсегда останешься Сидни.

Я нажал на включение двери и вышел на коммутатор отеля, когда она вышла. Как я и предполагал, были десятки звонков, но все они остались без ответа. Коммутатор поинтересовался, отвечу ли я на звонок мистера Кларика. Я ответил, да.

Я поблагодарил его за Сидни. Это немного озадачило его.

— Ты сможешь подойти к двум часам в Белый дом? Мы проводим объединенное совещание.

— Разумеется. Что нового из Гамбурга?

— Ужасные новости. Вонан стал причиной мятежа. Он зашел в один бандитский бар, где выступил с речью, заявив, что самым продолжительным историческим подвигом германцев явился Третий рейх. Похоже, это все, что он знает о Германии. Он начал восхвалять Гитлера, при этом перепутав его с Карлом Великим. Власти вовремя утащили его оттуда. Сгорела половина блока ночных клубов, прежде чем появились огнетушительные танки, — Кларик откровенно оскалился. — Наверное, мне не следовало тебе этого рассказывать. Тебе еще не поздно выйти из игры.

— Не тревожься, Санди, — вздохнув, отозвался я. — Я уже в упряжке. Это единственное, что я могу сделать для тебя… после Сидни.

— Увидимся в два. Мы пришлем за тобой и доставим через тоннель, потому что я не хочу, чтобы к тебе приставали эти придурки-репортеры. Сиди смирно в номере, пока я не появлюсь у твоих дверей.

— Хорошо, — сказал я.

Оставив видеотелефон, я обернулся и увидел, что через порог просочилась зеленая слизь. Это был жидкий аудио-датчик, наполненный молекулярными подслушивающими устройствами. Меня атаковали со стороны коридора. Я быстро подошел к дверям и наступил на лужу.

— Не делайте этого, доктор Гафилд, — произнес тонкий голос. — Я хотел бы поговорить с вами. Я из ОСРУ…[2]

— Убирайтесь.

Я продолжал размазывать лужу ногой. Оставшуюся массу я вытер полотенцем. Затем наклонился к полу и объявил всем впитавшимся в деревянные части подслушивающим устройствам:

— Ответ все тот же: не комментирую. Убирайтесь. В конце концов мне удалось избавиться от него.

Я отрегулировал дверной механизм так, что стало возможным убрать любое молекулярное уплотнение из-под двери. Чуть раньше двух появился Санди Кларик и протащил меня по подземному тоннелю в Белый дом. В Вашингтоне масса подземных сообщений. Мне говорили, что можно добраться откуда угодно куда угодно, если знаешь маршрут и пароли, позволяющие пройти мимо сканеров. Тоннели располагались на различных уровнях. Я слышал про автоматизированный публичный дом, находящийся на шестом подземном уровне под зданием Конгресса США. Он используется только для нужд конгресса. Предполагают, что где-то под широкой парковой магистралью Молл проводит свои эксперименты по мутагенезу Смитсоновский институт, размножая биологических монстров, которые никогда не видели света божьего. Как и все, что обычно рассказывают о столице, эти истории, как мне кажется, апокрифичны. Но правда, как всегда, — если мы вообще когда-нибудь ее узнаем, — будет в пятьдесят раз ужаснее. Это дьявольский город.

Кларик провел меня в помещение со стенами из бронзы, находившееся в западном крыле Белого дома. Там уже сидело четыре человека. Трех из них я узнал. Высшие слои научного мира заселены крошечными кликами, родственными связями и самоувековечиваниями. Мы все знаем друг друга, благодаря междисциплинарным совещаниям того или иного плана. Я узнал Ллойда Колфа, Мортона Филдса и Астер Миккелсон. Четвертый из присутствующих поднялся и сказал:

— Не думаю, что мы встречались раньше, доктор Гафилд, я — Ф. Ричард Хейман.

— Разумеется! Спенглер, Фрейд и Маркс! Это было очень занимательно, я взял его руку. Она была влажной. Думаю, что мои пальцы тоже вспотели, но он пожал руку необычайно осторожно — манера, характерная для центральных европейцев — когда они слабо пожимают пальцы другого. Мы оба что-то пробормотали по поводу приятности знакомства.

Следует отдать должное моей искренности. Меня не особо заинтересовала книга Ф. Ричарда Хеймана, которая потрясла меня своей занудливостью и поверхностностью. Я не особо увлекался его случайными статьями в ведущих журналах, которые неизбежно заканчивались развенчанием его коллег. Мне не понравилось, как он пожал руку. Мне даже имя его не нравилось. Ну разве можно при общении обратиться «Ф. Ричард»? Ну, а как еще? «Ф»? «Дик»? А как насчет «мой дорогой Хейман»?

Это был невысокий коренастый человек с головой, которая бы очень подошла для карамболя, рыжие волосы на затылке и густая рыжая борода, чьи завитки покрывали щеки и горло, чтобы скрыть — в этом я был просто уверен подбородок, такой же круглый, как и его макушка. Тонкая линия рта едва угадывалась сквозь поросль. У него были влажные неприятные глаза.

Против остальных членов комиссии я ничего не имел. Знал я их туманно просто был в курсе их высокого положения в науке, однако никогда, при встречах на научных форумах, не конфликтовал с ними. Мортон Филдс был психологом из Чикагского университета, присоединившийся к новой, так называемой, космической школе, которую я интерпретировал как разновидность векового буддизма. Они пытались проникнуть в таинства души, рассматривая ее во взаимосвязи со Вселенной, которая известным образом влияла на нее. По внешнему виду Филдс напоминал служащего корпорации, ну, скажем, инспектора: длинное атлетического склада тело, высокие скулы, песочного цвета волосы, слегка опущенный книзу рот, выдающийся подбородок, бесцветные вопрошающие глаза. Я мог без труда представить, как в течение четырех дней в неделю он заполняет информацией компьютер, а во время уик-эндов играет в гольф. Но он был не таким педантичным, как казалось.

Ллойд Колф был известен как старейшина среди филологов. Это был грузный мужчина около шестидесяти лет с морщинистым румяным лицом и длинными, как у гориллы, руками. Он работал в Колумбии, и был популярен среди студентов-выпускников за свою житейскую грубость. Он знал столько санскритских непристнойностей, как никто другой за последние тридцать лет, причем живо и свободно использовал их в своей речи. Помимо основной работы Колф изучал эротические стихи всех народов и столетий. Говорят, что, ухаживая за своей женой — тоже филологом, он ласкал ее слух словами любви на персидском языке Средневековья. Он окажется очень полезен нашей группе, являясь контрбалансом для напыщенного ничтожества, каким показался мне Ф. Ричард Хейман.

Астер Миккелсон была биохимиком из штата Мичиган. Она входила в группу, разрабатывавшую проект синтеза жизни. Я встретился с ней в прошлом году на конференции АААС в Сиэтле. Несмотря на скандинавское имя, она не относилась к тем нордическим существам, которые до умопомрачения нравились мне. Темноволосая и худощавая, она являлась олицетворением хрупкости и застенчивости. Она была не выше пяти футов, и, вряд ли весила больше ста фунтов. Думаю, что ей было около сорока, хотя выглядела она моложе. Ее глаза горели предупреждающим огнем. Черты лица были очень изящны. Она предпочитала строгий стиль в одежде, что подчеркивало ее мальчишескую фигуру, как бы сообщая, что ей нечего предложить сластолюбцам. В моем мозгу возник образ Ллойда Колфа и Астер Миккелсон в одной кровати. Мясистые складки его громоздкого, волосатого тела наползают на ее хрупкие формы. Ее худощавые бедра и длинные икры бьются в агонии, пытаясь охватить его необъятную плоть. Ее колени утопают в его изобилии. Я просто физически ощутил несовместимость этой пары, поэтому закрыл глаза и отвернулся. Когда я снова открыл их, Колф и Астер как и прежде, стояли бок о бок — огромная плоть рядом с хрупкой нимфой — и с тревогой смотрели на меня.

— С вами все в порядке? — спросила Астер. У нее был высокий и тонкий голос, почти как у девчонки. — Мне показалось, что вам не по себе.

— Я немного устал, — соврал я. Я не мог объяснить, почему у меня вдруг возник подобный образ, и почему это так изумило меня. Чтобы скрыть свое смущение, я повернулся к Кларику и поинтересовался, сколько будет еще членов комиссии.

— Один, — ответил он. — Элен Эмсилвейн — известный антрополог. Она будет с минуты на минуту.

С этими словами дверь медленно поползла в сторону и, согласно предсказаниям, в комнату вошла сама Элен.

Кто не слышал про Элен Эмсилвейн? Что можно добавить к этому? Апостол релятивистской культуры?

Женщина-антрополог, которая уже давно не являлась женщиной? Ученый, настойчиво занимающийся ритуалом половой зрелости и культами плодородия, без колебаний предложивший себя в качестве члена рода и кровной сестры? Кто не слышал о той, которая ради науки работала вместе с ткачихами Угадугу? О той, кто написала основной труд по технике мастурбации и из первых рук узнала, как проходит посвящение девственниц в студеных пустынях Сиккима? Мне казалось, что Элен всегда была с нами, совершая один за другим свои подвиги; публикуя книги, за которые в другую эпоху ее просто бы сожгли, и мрачно сообщая телезрителям факты, которые могли потрясти даже самых умудренных жизненным опытом ученых мужей. Наши пути пересекались не раз, хотя в последнее время этого не случалось. Я был удивлен ее внешней юностью — а ведь ей было, по крайней мере, пятьдесят.

На ней был, по-моему, огненно-красный наряд. Ее плечи окружала пластиковая сетка, сквозь которую проходили черные волокна, которые каким-то хитрым образом должны были походить на человеческие волосы. Должно быть, это и были человеческие волосы. Они образовывали густой каскад, доходивший до середины ягодиц. Просто радость фетишиста — длинные, шелковистые и густые. Было что-то дикое и первобытное в этом волосяном шатре, скрывавшем Элен. Недоставало только кости в носу и церемониальных насечек на щеках. Я решил, что она голая под волосами. Когда она проходила по комнате, сквозь волосяной покров можно было уловить розоватые проблески. В какой-то миг мне показалось, что я видел розовые соски и гладкие ягодицы. Но подобный сладострастный эффект, производил лоснящийся сатиновый плащ, который полностью покрывал тело Элен, позволяя увидеть лишь то, что она считала нужным. Ее грациозные тонкие руки были обнажены. Ее грудь, напоминавшая грудь лебедя, триумфально пробивалась сквозь волосы и блестящие пряди. Ее собственные темно-каштановые волосы не подавлялись одеждой. Эффект был потрясающим, одновременно феноменальным и абсурдным. Я покосился на Астер Миккелсон, когда Элен торжественно вошла в комнату. У той от удивления дрожали губы.

— Прошу простить за опоздание, — прогудела Элен изумительным контральто. — Я была в Смитсоновском институте. Они показали мне великолепный набор ножей для обрезания, отделанных слоновой костью. Они из Дагомеи.

— И позволили тебе опробовать их на практике? — спросил Ллойд Колф.

— Мы еще не успели дойти до этого. Но, Ллойд, дорогуша, мне бы очень хотелось, чтобы после этого идиотского совещания ты вернулся туда со мной. Я с радостью продемонстрирую свои навыки. На тебе.

— Ты опоздала на шестьдесят три года, — отозвался Колф. — Элен, меня удивляет, что ты так быстро забыла то, о чем должна знать.

— О да, дорогой! Ты совершенно прав! Тысяча извинений. Я действительно совсем забыла! — И она рванулась к Колфу, чтобы поцеловать его в щеку. При этом ее волосяной покров метнулся в разные стороны. Санфорд Кларик закусил губу, очевидно, его компьютер не располагал подобной информацией. Ф. Ричард Хейман заерзал на стуле. Филдс улыбнулся. На лице Астер появилось скучающее выражение. Я начал подумывать, что мы весело проведем время.

Кларик прокашлялся.

— Ну а теперь, когда мы все в сборе, позвольте на некоторое время занять ваше внимание…

И он коротко изложил наши задачи. При этом он использовал экраны, информационную кубатуру, звуковые синтезаторы и другое современное оборудование. В основном, мы должны были сделать визит Вонану-19 как можно более стоящим и приятным. Но кроме этого мы получили инструкции пристально следить за пришельцем, по мере возможности сдерживать его самые яростные порывы и незаметно выяснить, является ли он настоящим посланником или же просто умным мошенником.

Так получилось, что относительно последнего вопроса наши мнения разошлись.

Элен Эмсилвейн фанатично верила, что Вонан действительно из 2999-го года.

Мортон Филдс придерживался такого же мнения, хотя особо не кричал об этом. Он считал появление посланника символичным, потому что тот якобы должен помочь нам в нелегкое время. И поскольку Вонан по всем критериям подходил для подобной миссии, Филдс принимал его.

Ллойд Колф считал, что сама мысль о серьезном восприятии Вонана смешна.

Ф. Ричард Хейман краснел от одного предположения, что ему придется обниматься с кем-то таким неразумным.

Меня тоже было трудно купить на заявления Вонана.

Астер Миккелсон занимала нейтральную позицию, а точнее сказать, агностическую. Астер обладала истинной научной объективностью — она не желала что-либо утверждать, пока лично не встретится с пришельцем.

Вежливое несогласие между учеными немного проявилось под носом у Кларика. Но остальное состоялось за обеденным столом. Он был устроен для нашей шестерки прямо в Белом доме за его же счет. Бесшумно передвигавшиеся слуги сновали туда-сюда, принося нам самые деликатесные блюда. Мы много пили. Определенные несогласия начали давать о себе знать в нашей плохо подобранной группе. Можно было не сомневаться, что Элен и Колф раньше уже спали вместе и собирались это повторить. Они совершенно не скрывали своих намерений, что серьезно расстроило Хеймана, который, похоже, тоже имел кое-какие намерения. Мортона Филдса тоже сексуально заинтересовала Элен, и чем больше он пил, тем больше пытался продемонстрировать это. Но Элен была слишком занята разглагольствовавшим на санскрите старым и толстым Колфом. Так что Филдс переключился на Астер Миккелсон, чья сексуальность могла приравняться к сексуальности стола. Она отвергла его домогательства с хладнокровием женщины, которая привыкла к подобному. Я держался обособленно, чувствуя себя освобожденным от телесной оболочки наблюдателем. Вот что значит старательно подобранная группа, исключающая любые разногласия и конфликты, подумал я. Бедняга Санди Кларик отобрал шестерых безупречных ученых, которые должны были самоотверженно поработать на благо нации. Мы не провели вместе и восьми часов, а уже появились расхождения. А что будет, когда появится хитрый и непредсказуемый Вонан-19? Мне стало немного не по себе.

Банкет закончился около полуночи. На столе валялись ряды пустых бутылок. Появились правительственные лакеи и объявили, что проведут нас по тоннелям.

Я понял, что Кларик разместил нас в разных отелях, разбросанных по всему городу. Филдс сделал пьяную попытку прихватить с собой Астер, но ей удалось каким-то образом увернуться от него. Элен и Колф ушли вместе, взявшись под руку. Когда они поднимались в лифте, я видел, как его рука нырнула под ее волосяной покров. Я вернулся в свой отель. Я не стал просматривать, чем занимался Вонан этим вечером в Европе, решив вполне справедливо, что мне еще предстоит столкнуться с его проделками, а я прекрасно обойдусь без последних.

Спал я плохо. Во сне меня преследовал образ Элен Эмсилвейн. Никогда не думал, что на меня сможет так подействовать рыжеволосая ведьма в плаще из человеческих волос. Надеюсь, что подобное мне больше не приснится… никогда.

Глава 7

На следующий день наша шестерка и Кларик сели в поезд внутригородского метрополитена до Нью-Йорка. Через час мы были на месте. Как раз в это время возле конечной станции проходила демонстрация апокалипсисов. Они слышали о скором прибытии Вонана-19 в Нью-Йорк и проводили предварительное выступление.

Огромное помещение станции было переполнено потными, лохматыми фигурами. В воздухе проплывали транспаранты, горевшие живым огнем, провозглашая непонятные лозунги или просто обыкновенные ругательства. Над всем этим ухало монотонное песнопение апокалипсисов — своеобразный крик анархии, в котором я смог разобрать лишь два слова:

— Смерть… пламя… смерть…

Элен Эмсилвейн была поражена. Апокалипсисты интересовали ее так же, как и шаманы, поэтому она попыталась прорваться в гущу событий, чтобы все познать на личном опыте. Кларик попросил ее вернуться, но было поздно — она уже пробиралась сквозь толпу. Ее схватил один бородатый предсказатель смерти и разорвал сплетение маленьких пластиковых дисков, которое в это утро являлось ее одеянием. Диски разлетелись в разные стороны, обнажив полосу от горла до талии. Одна из грудей Элен выступила на всеобщее обозрение — удивительно упругая для женщины ее лет и удивительно правильной формы для такой худой, долговязой фигуры. У Элен от восторга округлились глаза. Она вцепилась в своего нового обожателя, пытаясь с его помощью понять суть апокалипсизма, пока тот тряс, лапал и тузил ее. К ним направились трое полицейских, которых послал Кларик, чтобы спасти Элен. Она приветствовала первого из них ударом в пах, отчего тот отлетел назад. Он исчез в толпе с готовностью подхвативших его фанатиков, и мы больше не видели его. Оставшаяся пара полицейских размахивала парализаторами, пытаясь оттеснить апокалипсисты. Поднялся яростный вой. Сквозь беспрерывное «смерть… пламя… смерть…» прорывались резкие крики от боли. Группа полуобнаженных девиц, подбоченясь, прошествовала мимо нас словно в кордебалете. Они на время заслонили мне обзор. Когда я снова смог увидеть толпу, я понял, что полицейским удалось образовать островок вокруг Элен, и они выводили ее. Похоже, она была переполнена впечатлениями, потому что без устали повторяла:

— И стены эхом отзывались:

— Смерть… пламя… смерть…

Кларик предложил Элен свой пиджак, но она только отмахнулась, совершенно не волнуясь по поводу своей обнаженной плоти или, наоборот, стараясь показать ее. Каким-то образом нас вывели оттуда. Когда мы проходили через дверь, я услышал душераздирающий крик, заглушивший все, словно человека четвертовали. Я никогда не узнаю, кто кричал и почему…

-..смерть… — выходя, услышал я.

Нас уже ждали машины, которые доставили нас с отель, находившийся в центре Манхеттена. Со 125-го этажа открывался отличный вид на город. Элен и Колф беспардонно заняли двухместный номер. Остальные расположились в одноместных. Кларик снабдил каждого из нас толстой пачкой отпечатанных листов, в которых предлагались методы общения с Вонаном.

Сложив свои стопкой, я выглянул в окно. По отдаленной улице двигались безумные потоки людей. Время от времени они сталкивались, жестикулируя руками, напоминая разъяренных муравьев. По центру улицы периодически проносился клин хулиганов. Я понял, что это были апокалипсисты. Сколько это уже продолжалось? Я не соприкасался с внешним миром и не понимал, что в любой момент в любом городе человек может столкнуться в беспорядками. Я отвернулся от окна.

В комнату вошел Мортон Филдс. Он принял мое предложение что-нибудь выпить, и я нажал на кнопки пульта программированного обслуживания номера. Мы сели и стали не спеша потягивать ром. В душе я выразил надежду, что он не станет пудрить мне мозги психологическими терминами. Но он был не из того сорта людей: он говорил откровенно, язвительно и разумно.

— Правда, это похоже на сон? — спросил он.

— Вы имеете в виду этого человека из будущего?

— Я имею в виду все происходящее в мире. Вы настроены fin de siecle?[3]

— Это было длинное столетие, Филдс. Может, мир будет просто счастлив, если оно закончится. Может, воцарившаяся вокруг нас анархия — своего рода торжества по этому поводу?

— Можете иметь свою точку зрения, — допустил он. — Вонан-19 — своего рода посланник, который явился, чтобы помочь нам.

— Вы так считаете?

— Допускаю.

— Но тогда, судя по его действиям, он не очень стремится помочь, заметил я. — Где бы он ни появлялся, обязательно происходит какая-нибудь неразбериха.

— Все это неумышленно. Просто он еще не настроился на нас, поэтому все время спотыкается о первобытные табу. Ему надо дать немного времени, чтобы получше узнать нас, и он начнет творить чудеса.

— С чего вы это взяли?

Филдс важно потрогал себя за левое ухо.

— Он обладает удивительным обаянием, непонятными чарующими силами, Гафилд. Нечеловеческими, Божественными силами. Разве вы не заметили его улыбки?

— Да-да. Но что заставляет вас предполагать, что он использует свои чары рациональным образом? Почему бы ему просто не повеселиться и не побудоражить толпу? Если он прибыл сюда не в качестве спасителя, а в качестве туриста?

— Через несколько дней мы все поймем сами. Ничего, если я налью себе еще?

— Хоть сразу три, — великодушно позволил я. — Я не оплачиваю расходы.

Филдс внимательно посмотрел на меня. Его бесцветные глаза как-то странно сфокусировались, словно он носил пару незаметных компрессоров, не зная, как с ними обращаться. После долгой паузы он сказал:

— Вы знаете кого-нибудь, кто спал с Астер Миккелсон?

— Нет. А что?

— Я просто спросил. По-моему, она лесбиянка.

— Сомневаюсь, — сказал я. — Это имеет значение? Филдс тонко рассмеялся.

— Я пытался соблазнить ее прошлым вечером.

— Я заметил.

— Я слишком много выпил.

— И это я заметил.

— Астер сказала мне очень странную вещь, когда я пытался затащить ее в кровать, — сказал Филдс. — Она сказала, что не спит с мужчинами. Она сказала это таким тоном, словно это общеизвестно, и лишь я такой идиот. Я решил поинтересоваться, может, и правда есть что-то такое, чего я не знаю о ней?

— Вы можете спросить у Санди Кларика, — предложил я. — У него есть досье на каждого.

— Я не стану делать этого. Это будет… немного недостойно с моей стороны…

— Хотеть переспать с Астер?

— Нет. Получать сведения от этого бюрократа. Пусть все останется между нами.

— Между нами, профессорами? — подчеркнул я.

— В известном смысле, — Филдс улыбнулся, но это стоило ему определенных усилий. — Послушайте, старина, я не хочу обременять вас своими проблемами. Просто подумал — если вы что-то знаете о… а…

— О ее наклонностях?

— О ее наклонностях.

— Совершенно ничего. Это великолепный биохимик, — ответил я. — Как человек очень сдержанна. Это все, что я могу сказать.

Немного погодя Филдс ушел. Я слышал, как в коридоре громко хохотал Ллойд Колф. Я чувствовал себя подобно заключенному. А что, если позвонить Кларику и попросить прислать Марту-Сидни. Я разделся и залез под душ, позволив молекулярному душу смывать не только грязь — главное — усталость после путешествия из Вашингтона. Потом я немного почитал. Колф дал мне свою последнюю книгу — антологию метафизической любовной лирики, которую он перевел с финикийских текстов, найденных в Библе. Финикийцы всегда представлялись мне решительными торговцами с Левантом, у которых не было времени на поэзию, эротику и тому подобное. Но это была потрясающая чепуха, грубая и жестокая. Я даже не предполагал, что существует столько способов описаний женских половых органов. Страницы украшались огромными гирляндами прилагательных; каталогами вожделений, подобных описаниям продажного скота. До наших дней дошло далеко не все. Я поинтересовался, подарил ли он экземпляр Астер Миккелсон.

Мне нужно было немного подремать. Я проснулся около пяти, когда из щели информации в стене появилось несколько листов бумаги. Кларик рассылал путеводитель для Вонана-19. Это была стандартная чепуха: нью-йоркская фондовая биржа, Великий каньон, пара заводов, индейская резервация и — это уже было вписано карандашом — Лунный городок. Мне стало интересно, должны ли мы будем сопровождать Вонана, если он соберется на Луну. Возможно.

Весь обед Элен и Астер о чем-то тайно шушукались. Я обнаружил, что сижу рядом с Хейманом и мне грозит научное обсуждение какой-нибудь чепухи.

Ллойд Колф рассказывал сказки на разных языках Филдсу, который мрачно слушал, потому что снова здорово напился. Присоединившийся к нам во время десерта Кларик сообщил, что Вонан-19 уже на борту ракеты, направлявшейся в Нью-Йорк. По местному времени он прибудет около полудня. После чего он пожелал нам удачи.

Мы не встречали Вонана на ракетодроме. Кларик ожидал, что там что-то произойдет и оказался прав. Мы остались в отеле, наблюдая за всем происходящим с помощью экранов. На ракетодроме собрались две соперничающие группировки, чтобы приветствовать Вонана. Там была масса апокалипсистов, но это было неудивительно. В последнее время, похоже, массы апокалипсистов повсюду. Гораздо больше удивляла другая группа, состоявшая из тысяч демонстрантов, которых не имея возможности подобрать лучшее определение, диктор назвал вонанскими «последователями». Они пришли для поклонения. Камера с любовью показала их лица. Они не походили на разукрашенных фанатиков, подобных апокалипсистам. Это были представители среднего класса, большинство с очень напряженными лицами без каких-либо признаков дионисии. Увидев строгие трезвые лица и сжатые губы — я испугался. Апокалипсисты представляли собой сливки общества безработных и бездомных. А преклонить колени перед Вонаном пришли обитатели окраин, клиенты сберегательных учреждений. Люди, которые рано ложатся спать. Представители низших слове Америки. Я поделился своими наблюдениями с Элен Эмсилвейн.

— Разумеется, — сказала она, — это контрреволюция. Это реакция на выходки апокалипсистов. Для людей человек из будущего — апостол, который восстановит порядок.

Филдс говорил почти тоже самое. Я вспомнил про падающие тела и розовые ягодицы в тивольском танцевальном зале.

— Скорее всего, их ждет разочарование, — сказал я, — если они надеются, что Вонан собирается помочь им. Судя по увиденному мною, он полностью на стороне анархии.

— Он может измениться, когда увидит, какая сила владеет ими.

Из всего увиденного и услышанного за эти первые дни самыми страшными оказались спокойные слова Элен Эмсилвейн.

Разумеется, у правительства был богатый опыт по доставке знаменитостей. Было объявлено, что Вонан появится по одной взлетно-посадочной полосе, в то время как он приземлился на другой в дальнем конце космодрома. А там, где ожидали человека из 2999-го года, опустилась другая, специально посланная из Мексики ракета. До поры до времени полиция великолепно сдерживала толпу. Но когда обе группы рванулись на взлетное поле, все смешалось — и апокалипсисты и почитатели Вонана, так что было сложно разобрать кто где. Тысячи людей обступили темно-голубую ракету, переливавшуюся в лучах январского солнца. А тем временем Вонан спокойно появился из другой ракеты в миле от этой. Он прибыл к нам с помощью вертолета и транспортатора, пока ог-нетушительные танки извергали пену на атаковавших голубую ракету. Кларик предварительно предупредил нас, что Вонана уже везут в отель, где находились мы.

Когда Вонан приближался к комнате, меня на мгновение охватила паника.

Как можно передать словами свои переживания в тот момент? Сказать, что Земля лишилась всех якорных цепей, связывавших ее со Вселенной и свободно понеслась в вакууме? Сказать, что я бессмысленно бродил по этому оторванному миру? Я утверждаю совершенно серьезно — это был момент полного страха. Моя ирония, насмешливость и независимость вдруг покинули меня. Я чувствовал себя лишенным всех своих оружий цинизма: обнаженным и ослабевшим перед надвигающейся бурей.

Мой страх был адекватен страху, когда абстрактное становится реальным. Можно говорить об обращении во времени, можно даже посылать в прошлое отдельные электроны, но это все равно остается абстрактным. Я никогда не видел этих электронов, так что не могу сказать, где они сталкиваются с прошлым. И вдруг космическое пространство разомкнулось, и на меня подул свежий ветер из будущего. Я попытался снова обрести свой скептицизм. Но это оказалось невозможно. Боже, помоги мне. Я поверил в подлинность Вонана. Что против него практицизм? К его приходу я был подобен желе. Элен Эмсилвейн застыла в восторге. Филдс нервничал. Колф и Хейман были слегка встревожены. Изменилось даже непроницаемое лицо Астер. Они чувствовали то же, что и я.

Вошел Вонан-19.

В последнее время я так часто видел его на экране, что мне казалось, что я знаком с ним. Но когда он оказался среди нас я вдруг обнаружил, что рядом присутствует нечто инородное и абсолютно неизвестное. В течение последующих месяцев это ощущение уменьшилось, но Вонан всегда будет чем-то отдаленным.

Он был гораздо ниже, чем я думал, всего на дюйм или два выше Астер Миккелсон и выглядел подавленным на фоне стоявшего с одной стороны громадного Колфа и с другой — высокого Кларика. Это была великолепная тройка. Он оглядел нас и сказал:

— Я вам очень признателен за хлопоты. Вы преувеличиваете мои достоинства.

Бог помог. Я поверил.

Все мы своего рода свидетели событий своего времени — великих и малых. Наши мысли, наши предрассудки обуславливаются событиями, которые мы впитывали с каждым вздохом. Меня формировали малые войны, происходившие во время моей жизни; детонаторы атомного оружия в детстве; травма после убийства Кеннеди; вымирание атлантических устриц; слова первой женщины, сказанные в экстазе; триумф компьютера; жжение на обнаженной коже от аризонского солнца и многое-многое другое. Общаясь с другими людьми, я чувствую наше родство. Они тоже формировались в ходе событий, повлиявших на мой духовный мир. Мы являлись определенными видами одного и того же эталона.

А что формировало Вонана?

Нечто другое. Так что у меня были поводы для страха. Матрица, из которой он возник, полностью отличалась от моей. Это был мир, где говорили на иных языках. Он опережал нас на десять столетий, претерпев невообразимые изменения культуры и движущих сил. В моем мозгу возник идеализированный образ мира Вонана с зелеными полями и переливающимися зданиями, с управляемой погодой и отпусками, проводимыми среди звезд, с непостижимыми понятиями и невообразимыми улучшениями. Я знал, что, чтобы я ни представлял себе, все это будет далеко от реальности, потому что у нас с ним разные эталоны.

Я пытался убедить себя, что глупо бояться его.

Я пытался поверить, что это человек моего времени, просто очень умный мошенник.

Я пытался вновь вооружиться своим скептицизмом. Но мне это не удалось.

Мы представились Вонану. Слегка надменный, он стоял посреди комнаты, выслушивая перечисление наших научных специализаций: психолог, биохимик, антрополог, историк.

— Я — физик, занимающийся вопросами обращения во времени, — в свою очередь сказал я и немного подождал.

— Удивительно, — отозвался Вонан. — Ваша цивилизация уже так рано дошла до обращения во времени? Сэр Гафилд, мы чуть позже должны обязательно поговорить об этом.

— Что вы подразумеваете под «так рано»? — выступив вперед, протявкал Хейман. — Не хотите ли вы сказать, что мы являемся кучкой слащавых дикарей? Вы…

— Франц, — пробормотал Колф, схватив Хеймана за руку. И тут я понял, что означала буква «Эф» в «Ф. Ричард Хейман». Хейман утихомирился. Кларик сердито посмотрел на него. Не стоило встречать гостя, предполагаемого гостя, столь воинственно.

— На завтрашнее утро у нас намечена экскурсия по финансовому району, сказал Кларик. — Полагаю, остаток дня лучше оставить незанятым. Не будет ли это…

Вонан совершенно не обратил внимания на его слова. Он сделал круг по комнате и остановился перед самым носом Астер Миккелсон.

— Простите, но я очень испачкался во время перелета. Я бы хотел умыться, — мягко сказал он. — Не окажете ли мне честь принять со мной душ?

Мы от удивления разинули рты. Разумеется, мы были в курсе, знали о манере Вонана обращаться с необычными, потрясающими просьбами, но не ожидали, что это произойдет так скоро, тем более с Астер. Мортон Филдс побагровел и дико оглянулся вокруг, явно намереваясь спасать Астер. Но она не нуждалась в этом. Без малейших колебаний она грациозно приняла приглашение Вонана. Элен улыбнулась. Колф подмигнул. Филдс сплюнул. Вонан отвесил легкий поклон — при этом он наклонил вместе с головой и спину, словно совершенно не умел кланяться — и быстро вывел Астер из комнаты. Все произошло с ошеломляющей быстротой.

— Мы не можем допустить этого! — наконец выдавил из себя Филдс.

— Но Астер не возражала, — заметила Элен. — Она сама так решила.

Хейман сжал кулаки.

— Я снимаю с себя всякую ответственность! — провозгласил он. — Все это абсурдно! Я умываю руки!

Колф и Кларик одновременно повернулись к нему.

— Франц, умерь свой пыл, — прорычал Колф.

— Доктор Хейман, я прошу вас… — почти одновременно с Колфом произнес Кларик.

— А представьте себе, если бы он попросил меня искупаться с ним? — не унимался Хейман. — Что же, мы должны во всем потакать ему? Я отказываюсь принимать участие в такой идиотской игре!

— Доктор Хейман, никто не просит вас выполнять нелепых просьб, возразил Кларик. — Мисс Миккелсон никто не принуждал к этому. Она согласилась во имя гармонии, руководствуясь… научными побуждениями. Я горжусь ею. Тем не менее, она могла отказаться, так что вы напрасно считаете…

— Простите, — безмятежно перебила его Элен Эмсилвейн. — Франц, милый, не торопись с решениями. Неужели тебе не хочется поговорить с ним о будущем тысячелетии? Но ты лишишься этой возможности. Сомневаюсь, что мистер Кларик позволит тебе пообщаться с Вонаном, если ты не возьмешь себя в руки. Ведь на твое место найдется немало желающих.

Описание такой перспективы сработало замечательно. Мысль о соперничестве подействовала на Хеймана угнетающе. Вскоре он уже бормотал, что совсем не собирался уходить, просто не продумал все до конца. Кларик дал ему немного поболтаться на этом крючке, после чего согласился забыть о неприятном инциденте.

Все это время Филдс не сводил глаз с двери, за которой исчезли Астер и Вонан. В конце концов он резко произнес:

— Вам не кажется, что следует выяснить, чем они там занимаются?

— Полагаю, что принимают душ, — отозвался Кларик.

— И вы так спокойно говорите об этом?! — взорвался Филдс. — А что, если вы отпустили ее с маньяком? В этом человеке есть немало странностей и в манере держаться, и в выражении лица, чтобы так доверять ему!

— В самом деле, доктор Филдс? — нахмурился Кларик. — Вы не смогли бы составить об этом рапорт?

— Не сейчас, — угрюмо ответил тот. — Но я считаю, что мисс Миккелсон следует подстраховать. Еще слишком рано утверждать, что этот человек из будущего усвоил нравы и табу нашего общества, и…

— Что правда, то правда, — согласилась Элен. — Может, у него такой обычай — по вторникам приносить в жертву темноволосую деву? Самое главное для нас — не забывать, что он мыслит иначе, чем мы, и по большим категориями, и по малым.

По ее невозмутимому тону трудно было судить, шутит она или нет; хотя я предполагал, что нет. А переживания Филдса можно было легко объяснить: потерпев неудачу в своих попытках завладеть Астер, он расстроился, что она с такой готовностью ушла с Вонаном. Он был так расстроен, что Кларик неожиданно поведал нам о том, чего, ясно, не собирался рассказывать.

— Мой персонал постоянно следит за Вонаном по монитору. — Кларик резко повернулся к психологу. — Мы располагаем аудио, видео и осязательным изображением. Не думаю, что он догадывается об этом. Я буду очень, вам признателен, если вы не допустите, чтобы он узнал. Так что мисс Миккелсон ничто не угрожает.

Филдс отшатнулся. Думаю, что это случилось со всеми.

— Смотрите, — невинно произнес Кларик. Он подключил видеотелефон и набрал соответствующий номер. Сразу же вспыхнул экран на стене, продемонстрировав нам то, что фиксировали датчики. Перед нами возникло цветное в трех измерениях изображение Астер Миккелсон и Вонана-19.

Они были обнажены. Вонан стоял спиной к камере, а Астер — лицом. У нее было тощее, узкобедрое тело с грудью двенадцатилетней девочки.

Она находилась под молекулярным душем. Она терла его спину.

Глава 8

Вечером Кларик организовал в честь Вонана-19 праздничный обед в здании Везли-Братон, находившемся в ведомстве промышленного магната, на берегу Гудзона. Строительство Братона было завершено два или три года назад. Это была работа талантливого молодого архитектора Альберта Нгамбви, который сейчас проектировал важнейший африканский город в лесах Итури. Об этом столько говорили, что даже я об этом слышал, находясь в калифорнийской изоляции. Это возбудило мое любопытство. Большую часть дня я просматривал глупую книгу об этом доме.

Вертолет должен был покинуть стоянку, которая находилась на крыше нашего отеля, ровно в 6.30, и мы должны будем незаметно прибыть в место назначения. Нас были вынуждены перевозить с места на место подобно контрабанде. Сотни репортеров и других представителей средств массовой информации пытались повсюду следовать за Вонаном, даже несмотря на то, что существовала договоренность о присутствии шести журналистов каждый день. Кроме того, Вонана преследовал гнев апокалипсистов, которые кричали, что не верят ему. Ко всему этому добавилась еще одна головная боль — появление почитателей Вонана, которые видели в нем апостола закона и порядка. Учитывая все это, мы должны были действовать оперативно.

Около шести все начали собираться в главном номере. Когда я пришел, там уже были Колф и Элен. Колф был одет для приема на самом высоком уровне. На него было страшно посмотреть: монументальную громадину его тела обволакивала туника, переливавшаяся всеми цветами радуги, в то время как гигантский кушак, который в полночь становился голубым, привлекал внимание к его животу. Седые волосы были старательно прилизаны на макушке. Широкая грудь усыпана академическими медалями разных стран. Я узнал лишь одну, потому что у меня тоже была такая — французский Legion des curies. Колф преуспел во многих глупостях.

Элен, наоборот, казалась слишком умеренной в наряде. На ней было лоснящееся гладкое платье, сделанное из какого-то скромного полимера, который был одновременно и прозрачным и светонепроницаемым. Если смотреть на Элен под определенным углом, то она казалось голой, но это могло продолжаться лишь мгновение до того, как длинные цепи увертливых молекул меняли свою ориентацию и скрывали ее плоть. Это казалось интригующим, притягательным и в то же время сделанным со вкусом. На шее у Элен висел любопытный амулет, очевидно похожий на толос. Он казался абсолютно невинным.

Ее макияж состоял из зеленой перламутровой помады и темных ободков вокруг глаз.

Вскоре подошел Филдс, одетый в повседневный костюм. Потом пришел Хейман. На нем было плотно облегающее обмундирование, которое вышло из моды, по крайней мере, лет двадцать. Оба выглядели встревоженными. Немного погодя в комнату вошла Астер, облаченная в простое, облегающее в бедрах платье, и с маленьким турмалином на лбу. При ее появлении в комнате воцарилось напряженное молчание.

Я дернулся, чувствуя себя виноватым и не имея сил посмотреть ей в глаза, потому что, как и все остальные, следил за ней. Хотя это была и не моя идея подключить датчики, чтобы узнать, чем она занималась в душе. Ее грудь и плоские мальчишеские бедра больше не были для меня секретом. Филдс снова гневно сжал кулаки. Хейман покраснел и уткнулся взглядом в пол из губчатого стекла. Но Элен, которая не признавала таких вещей, как стыд и скромность, тепло поприветствовала Астер. Колф, который так часто грешил за свою долгую жизнь, что там просто не оставалось места для угрызений совести, радостно прогудел:

— Вам понравилось мыться?

— Это было удивительно, — тихо отозвалась Астер. Однако не стала вдаваться в подробности. Я видел, что Филдсу просто не терпелось узнать, спала ли она с Вонаном-19. Для меня вопрос оставался спорным.

Наш гость уже продемонстрировал удивительный и неразборчивый сексуальный голод, но, с другой стороны, Астер, похоже, отлично удалось защитить свою целомудренность даже от мужчины, с которым она вместе мылась. Она выглядела веселой и посвежевшей, словно в течение прошедших трех часов никаких фундаментальных нарушений в ее организме не произошло. Я очень надеялся, что она переспала с Вонаном — это пошло бы на пользу сдержанной и одинокой женщине.

Через пять минут Кларик привел Вонана. Мы поднялись на вертодром, где уже поджидали вертолеты. Вертолетов было четыре: один — для репортеров, один — для нас и Вонана; один — для группы представителей Белого дома и один — для службы безопасности. Наш вертолет улетал третьим. Тихо заурчали турбины, и, поднявшись в вечернее небо, мы устремились в северном направлении. Мы не могли видеть остальные вертолеты во время полета. Вонан-19 с интересом поглядывал из окна на переливавшийся огнями город.

— Простите, каково население этого города? — спросил он.

— Включая пригороды, около тридцати миллионов, — ответил Хейман.

— И все они люди?

Вопрос слегка озадачил нас. После небольшой паузы Филдс сказал:

— Если вы имели в виду пришельцев из других миров, то таковых среди нас нет. На земле нет других разумных существ. Мы никогда не сталкивались с какими-либо разумными формами жизни в системе Галактики. А ответы со стороны звезд еще не получили.

— Нет, — возразил Вонан. — Я имел в виду не инопланетян. Я имел в виду землян. Сколько из тридцати миллионов полнокровных людей, и сколько приближенцев?

— Приближенцев? Вы говорите о роботах? — спросила Элен.

— В смысле синтетических живых форм — нет, — терпеливо отозвался Вонан. — Я имел в виду тех, кто с генетической точки зрения полностью не подходит под статус человека. Так у вас еще нет приближенцев? Я должен был спросить иначе. Вы еще не создали жизни из менее живых форм? Они не… не… Ну, я не знаю, как объяснить другими словами.

Мы встревожено переглянулись. Практически это был первый разговор с Вонаном для каждого из нас. Я снова похолодел от ужаса, чувствуя, что рядом присутствует нечто инородное. Каждый скептически-рационально настроенный атом моего организма твердил, что Вонан всего лишь одаренный мошенник, но, когда он сказал о населении Земли, состоящем из людей и приближенцев, была какая-то несокрушимая сила в его попытках объяснить, что он имел в виду. Тем временем Гудзон, находившийся под нами, медленно вытекал в море. Постепенно зона города начала угасать, и показались черные островки общественного леса. Мы стали снижаться к частной взлетно-посадочной полосе Везли-Братона — сооружения, занимавшего сотни акров к северу от города. Говорят, что Братон приобрел огромный участок неразделанной земли, уходящий к востоку от Миссисипи. Я верю этому.

Дом просто излучал свет, находясь в четверти мили от места нашего приземления. Он возвышался прямо над рекой, сияя зелеными огнями, посылавшими свои лучи к звездам. Скользящая дорожка понесла нас вверх через причудливый сад, сделанный изо льда мастерской рукой. Приблизившись, мы смогли понять структурный замысел Нгамбви: концентрические полупрозрачные каркасы, поддерживавшие остроконечный павильон, превышали окружавшие его деревья. Восемь или девять перекрывавшихся сводов, образовывавших крышу, вращались таким образом, что форма здания А постоянно менялась. На высоте ста футов от самого высокого свода висел огромный маяк живого света. Это был огромный желтый шар, который поворачивался и кружился в водовороте на своем тонком пьедестале. Гирлянды крошечных громкоговорителей, украшавших ветки длинных монументальных деревьев, доносили до нас нежные, вибрирующие звуки музыки. Скользящая дорожка доставила нас к дому. Дверь открылась, подобно разинутому рту, приготовившемуся проглотить нас. Я на миг поймал свое отражение в зеркальной поверхности дверей. На меня смотрел серьезный, слегка полный человек, которому, судя по выражению лица, было явно не по себе.

Внутри дома царил полный хаос. Нгамбви, похоже, союзничал с сатаной: непостижимые углы; несоответствие линий. Из вестибюля, где мы находились, были видны десятки комнат, разветвлявшихся во все концы, так что было невозможно уловить рисунок, потому что сами комнаты находились в постоянном движении, меняя не только свои формы, но и положение друг относительно друга. Повсюду образовывались, исчезали и вновь возникали стены. Полы вдруг поднимались и становились потолками, в то время как под ними появлялись новые комнаты. Мне казалось, что в недрах земли скрипят и клацают огромные механизмы, но все это делалось плавно и беззвучно. Структура вестибюля была относительно стабильной, если не считать овальной ниши с розовыми, липкими стеклами из кожеподобного материала, которые резко пикировали и вновь поднимались прямо у нас за спиной. Они изгибались так, что цельнотянутая поверхность переходила в движущуюся полосу. Можно было идти по стене и, миновав поворотную точку, перейти из одной комнаты в другую, поскольку явного выхода не было. Я рассмеялся. Один сумасшедший спроектировал этот дом, другой — жил в нем, кто-то продолжает упорно гордиться этим перемещающимся искусством.

— Восхитительно! — прогудел Ллойд Колф. — Невероятно! Что вы думаете по поводу всего этого? — спросил он у Вонана.

Вонан слабо улыбнулся:

— Довольно занимательно. А терапевтическое обслуживание здесь хорошее?

— Терапевтическое обслуживание?

— Это же дом для умалишенных. Другими словами, бедлам.

— Этот дом одного из самых богатых людей, — сухо пояснил Хейман, Сделанный по проекту молодого талантливого архитектора Альбертса Нгамбви. Это считается вехой художественного исполнения.

— Очаровательно, — сокрушительно произнес Апокалипсист-19.

Вестибюль снова изменился, и мы стали двигаться по липкой поверхности, пока вдруг не оказались в другом помещении. Праздник был в полном разгаре. В ромбовидном зале огромных размеров и непостижимого объема собралось около сотни людей. Они создавали ужасающий шум, хотя, благодаря каким-то ухищрениям акустической инженерии, мы ничего не слышали, пока не миновали критическую зону движущейся полосы. После чего мы сразу оказались в толпе элегантно одетых людей, которые, очевидно, начали празднество задолго до появления почетного гостя. Они танцевали, пели, пили. Они выдыхали облака многоцветного дыма. Время от времени их освещали прожекторы. Оглядев помещение, я сразу же узнал десятки лиц. Это были актеры, финансисты, политические деятели, повесы и космонавты. Братон произвел тщательный отбор в обществе, выбрав только самых выдающихся, ярких и необычных людей. Меня очень удивило, что многих я знаю по именам. И тут я понял, что это было своеобразным мерилом успеха Братона, умудрившегося собрать под одной крышей личностей, которых сможет узнать даже такой профессор-отшельник, как я.

Из расположенного высоко в стене отверстия хлестал стремительный поток искрящегося красного вина, переходя в пенящуюся широкую реку, пересекавшую по диагонали зал, словно это была вода для свиней. Под ним стояла темноволосая девочка, одетая лишь в серебряные обручи, хохоча от удовольствия. Я попытался узнать ее имя.

— Диона Сотели, — сказала Элен. — Очень богатая наследница.

Двое симпатичных юношей в зеркальных смокингах дергали изo-всех сил за руки девушку, пытаясь вытащить, но она ускользнула от них, снова бросившись проказничать под винный поток. Спустя мгновение они присоединились к ней. Неподалеку радостно завизжала роскошная темнокожая женщина с украшенными драгоценными камнями ноздрями, когда огромная металлическая фигура прижала ее к своей груди. На полу лежал обритый наголо мужчина, на котором сидело сразу три девочки в возрасте около двадцати лет, пытаясь, как я понял, расстегнуть его брюки. Рядом на незнакомом мне языке хрипло пели четверо ученых с жидкими бородками. Колф бросился к ним, приветствуя их каким-то таинственными знаками. У подножия какой-то ужасной поворачивающейся конструкции из эбенового черного дерева, нефрита и латуни тихо плакала женщина с золотистой кожей. В прокуренном воздухе парили какие-то механические создания с клацающими крыльями и павлиньими хвостами. Они ужасно скрипели, сбрасывая помет на гостей. Пара человекообразных обезьян, связанных смыкающейся слоновой костью, весело спаривались на пересечении двух острых углов стены. Это была какая-то Ниневия. Это был Вавилон.

Я стоял потрясенный, чувствуя одновременно и отвращение, и удовольствие, подобное удовольствию, которое получает человек при виде любой всеобъемлющей наглости. Было ли это торжество типичным у Везли Братона? Или же все это было устроено в честь Вонана-19? Люди себя так не вели при обычных обстоятельствах. Хотя, все были абсолютно естественными. Стоило добавить немного грязи и сменить место действия, получилось бы неплохое выступление апокалипсистов, а не собрание элиты общества. Я заметил Кларика — он был в ужасе. Он стоял с одной стороны исчезнувшего прохода, большой и остроносый. Некрасивые черты его лица утратили былое очарование, изображая только испуг. Он собирался привести Вонана не в такое место.

Кстати, а где находился наш пришелец? Придя в шок, оказавшись в таком дурдоме, мы совершенно упустили его из виду. Вонан был прав, утверждая, что это бедлам.

И тут я заметил, что он стоял на берегу реки из вина. Девочка в серебряных обручах опустилась на колени, погрузив тело в малиновую жидкость и быстро провела рукой по своему телу. Подчиняясь мягкой команде, обручи разомкнулись и упали. Один обруч она протянула Вонану, швырнув остальные в воздух. Их подхватили механические птицы и начали пожирать. Богатая наследница, будучи теперь абсолютно голой, восторженно захлопала в ладоши. Один из молодых людей в зеркальных сюртуках, достал из кармана флягу и начал поливать грудь и лоно девушки. Она, в знак благодарности, сделала ему реверанс и снова повернулась к Вонану-19, предлагая ему выпить вина из ее ладоней. Он сделал глоток.

В это время левая часть зала конвульсивно задергалась, пол поднялся на двадцать футов, и откуда-то со стороны потолка появились новые участники торжества. При этом исчезли Кларик, Филдс и Астер. Я ре шил держаться поближе к Вонану, поскольку остальные члены комиссии позабыли о своих обязанностях. Вместе со своими бородатыми учеными Колф просто умирал от смеха. Ошарашенная Элен пыталась зафиксировать каждый нюанс происходящего. Хеймана куда-то утащила сладострастная брюнетка с ногтями, похожими на когти. Я стал пробираться сквозь толпу. Какой-то бесцветный молодой человек схватил мою руку и поцеловал ее. В шести дюймах от моих ботинок случился приступ рвоты с нетвердо стоявшей на ногах вдовой. Из пола сразу же возник золотистый жук, диаметром где-то в фут и, со звуком удовольствия, все слизал. Когда он уходил, я заметил размещенные под крыльями механизмы. Через мгновение я был возле Вонана.

Его губы были испачканы вином, однако улыбка по-прежнему оставалась волшебной. Заметив меня, он оставил девчонку Сотели, пытавшуюся затащить его в винную реку, и сказал:

— Сэр Гафилд, это замечательно. Я очень доволен вечером. — На его лбу появилась морщина. — Насколько я помню, «сэр Гафилд» — это не правильная форма обращения. Вы же Лео. Лео, я очень доволен вечером. Этот дом — сама комедия!

Вакханалия, царившая вокруг нас, становилась все яростней. На уровне глаз летали капли живого света. Я видел, как один из выдающихся гостей, поймал каплю и съел ее. Первое столкновение началось между двумя сопровождающими обрюзгшей женщины, в которой я с отвращением узнал королеву красоты моей молодости. Рядом с нами катались две девушки и неистово рвали одежду друг друга. Вокруг них образовался круг зевак, которые ритмично хлопали, когда обнажался очередной участок кожи. Внезапно вспыхнули розовые ягодицы, и ссора перешла в свободные сапфические объятия. Вонана, похоже, очаровали обнаженные ноги девушек; таз завоевательницы и сосущие звуки их соединенных губ. Но в это время к нам подошел какой-то человек.

— Вы знаете этого человека? — спросил меня Апокалипсист. У меня появилось неприятное ощущение, что Апокалипсист обладал способностью смотреть в двух направлениях. Но было ли это так?

Подошедший оказался полным мужчиной, приблизительно одного роста с Вонаном, но в два раза толще. Громоздкое тело служило подставкой для массивной вытянутой головы, которая, минуя шею, прорастала прямо из плеч. У него полностью отсутствовали волосы — не было даже бровей и ресниц поэтому он казался более обнаженным, чем действительно обнаженные люди, встречавшиеся вокруг. Не обращая на меня внимания, он протянул Вонану свою огромную лапу и сказал:

— Так вы и есть человек из будущего? Рад познакомиться. Меня зовут Везли Братон.

— О, хозяин! Добрый вечер! — Вонан одарил его одним из вариантов своей улыбки — менее ослепительной и более вежливой, и почти сразу же убрала ее. На первый план выступили глаза — пронзительные и холодные. Мягко кивнув в мою сторону, Вонан сказал:

— Думаю, что вы знаете Лео Гафилда?

— Только понаслышке, — прорычал Братон. Он все еще протягивал руку. Вонан не взял ее. Выжидательный взгляд Братона постепенно стал свидетельствовать о разочаровании и, даже, едва сдерживаемой ярости. Почувствовав это, я сам схватил его руку и прокричал:

— Мистер Братон, было очень любезно с вашей стороны пригласить нас. Это удивительный дом. — После чего я тихо добавил:

— Он не знает всех наших обычаев. Не думаю, что он умеет пожимать руки.

Похоже, магнат смягчился. Отпустив мою руку, он сказал:

— Вонан, как вы находите это место?

— Очаровательно. Его утонченность очень мила. Я восхищен вкусом вашего архитектора, его строгостью и классицизмом стиля.

Я не знаю, говорил ли он это искренне или просто смеялся. Братон, по всей видимости, принял этот комплимент за чистую монету. Он схватил одной рукой Апокалипсиста, другой меня и сказал:

— Ребята, я хочу показать вам обратную сторону медали. Думаю, что вас это заинтересует, профессор. А Вонана и наверняка. Пошли!

Я боялся, что Вонан продемонстрирует что-нибудь подобное произошедшему на Испанской лестнице, заставив Братона отлететь на несколько ярдов за то, что тот схватил его за руку. Но, нет. Гость позволил человеку прикоснуться к себе. Таща нас за собой, Братон проложил путь сквозь хаос торжества. Невидимый оркестр сыграл заключительный аккорд и быстро перешел в музыку, которой я раньше не слышал. Звуки исходили изо всех углов комнаты. На помосте танцевала девушка, наряженная египетской принцессой. Братон схватил ее за голые ягодицы и отставил в сторону, словно это был стул. Вслед за ним мы поднялись на помост. Он сделал какой-то знак и мы резко провалились сквозь пол.

— Мы опустились на двести футов, — пояснил Братон. — Здесь находится ведущий контрольный пункт. Посмотрите!

Он величественно взмахнул руками. Мы находились среди множества экранов, транслировавших празднество. Действия калейдоскопически развертывались сразу в десятке комнат. Я видел, как покачивался несчастный Кларик, когда к нему на плечи забиралась какая-то роковая женщина. Мортону Филдсу угрожала какая-то толстушка с широким, плоским носом. Элен Эмсилвейн что-то диктовала в амулет, висевший на ее шее, пытаясь как можно точнее описать происходящее. В то время как Колф вовсю наслаждался, глухо хохоча, пока перед ним раболепствовала большеглазая девочка. Хеймана я вообще не мог найти. Стоявшая в центре зала Астер Миккелсон безмятежно взирала на творившееся вокруг нее. По-видимому, сгибающиеся под изобилием блюд столы передвигались по комнатам по собственному усмотрению. Я видел, как гости брали лакомые кусочки, набивая ими себя и угощая других. Я видел комнату, где с потолка свисали краны с вином и ликером, чтобы каждый мог попробовать их содержимое. Я видел полностью затемненную комнату, где тоже кто-то находился. Я видел комнату, где гости сидели, обернув головы повязками какого-то сенсорно-разрушительно аппарата.

— Смотрите! — воскликнул Братон.

Мы посмотрели (Вонан — с интересом, а я — с предчувствием беды), как Братон с маниакальным блеском в глазах дергал выключатели, замыкал контакты и набирал какие-то команды на компьютере. В комнатах то зажигались, то гасли огни; полы и потолки менялись местами; крошечные искусственные существа как безумные врезались в визжавших и хохотавших гостей. Вдруг по зданию пронесся такой ужасающий звук, что его трудно было назвать музыкой. Мне показалось, что сама Земля взорвалась в знак протеста, и расплавленная лава поглотит нас всех.

— Пять тысяч киловатт в час, — заявил Братон.

Он развернул противовесный серебряный шар, диаметров в один фут, и легонько толкнул его вперед по усыпанному драгоценными камнями треку. Одна из стен контрольного пункта мгновенно исчезла, открыв гигантскую шахту магнитно-гидравлического генератора, спускавшуюся на другой подземный уровень. Стрелки монитора бешено запрыгали, циферблаты замигали зелеными, красными и малиновыми огнями. На лице Братона от восторга выступил пот. Он был почти в истерике, рассказывая об инженерных нюансах силовой станции, находившейся под его дворцом. Он распевал нам хоралы о киловаттах. Он хватался за толстые кабели и терзал их подобно мракобесу. Он потащил нас вниз, чтобы показать сердце генератора. Мы опускались все глубже и глубже, следуя за гномо-подобным магнатом. Я с трудом припомнил, что Везли Братон организовал компанию, которая обеспечивала электроэнергией полконтинента. У меня складывалось впечатление, что вся мощь этой, не имеющей себе равных, монополии сконцентрировалась у наших ног и использовалась лишь для того, чтобы установить и поддерживать архитектурное сооружение Альберта Нгамбви. На этом уровне было необыкновенно жарко. По моим щекам струился пот. Братон обнажил безволосую грудь, на которой были отчетливо видны мускулы. Один Вонан-19 никак не реагировал на жару. Он вертелся возле Братона, почти ничего не говоря, а лишь наблюдая. Ему совершенно не передавалось настроение хозяина.

Мы достигли дна. Братон нежно погладил выпуклый бок своего генератора, словно это было бедро женщины. И тут он понял, что Вонан-19 не особенно восхищается этим парадом чудес. Он резко повернулся и спросил:

— А в вашем времени есть что-нибудь подобное? У вас есть дом, который бы мог тягаться с моим?

— Сомневаюсь, — мягко ответил Вонан.

— Ну, а как там живут люди? В больших домах? Или в маленьких?

— Мы стремимся к простоте.

— Так вы никогда не видели ничего подобного?! Этому нет равного в следующем тысячелетии? — Бра-тон помолчал. — Но… в вашем времени мой дом еще существует?

— Я ничего не слышал об этом.

— Нгамбви обещал, что он простоит тысячелетие! Да, какое там — пять тысячелетий! Ничто не сможет разрушить этого места. Послушайте, Вонан, подумайте хорошенько. Он должен где-нибудь находиться. Ну, как памятник прошлого… как музей античной культуры…

— Может быть, — безразлично отозвался Вонан. — Понимаете, этот район находится за пределами центра. Я не располагаю точной информацией, что там происходит. Как бы то ни было, мне кажется, что первобытные варвары этого здания обидятся на людей, которые жили в период Очищения. Тогда многое изменилось и погибло, благодаря нетерпимости.

— Первобытные… варвары… — пробормотал Бра-тон. С ним чуть не случился удар. Я очень пожалел, что рядом не было Кларика, который помог бы мне выкрутиться из сложившейся ситуации.

Неожиданно Вонан сам решил загладить свою ошибку.

— Было бы здорово восстановить место, подобное этому, — улыбнулся он. — Мы смогли бы проводить здесь фестивали, интересные церемонии в честь возвращения. Мы даже смогли бы снова возвращать зимы, если только нам удастся научиться возвращать весну. И тогда бы мы танцевали и резвились в вашем доме, мистер Братон. Но, думаю, что все это исчезло несколько сот лет назад. Но я не уверен. Не, уверен.

— Вы смеетесь надо мной? — проревел Братон. — Смеетесь над моим домом? Так я для вас дикарь? Вы…

Я быстро вмешался:

— Мистер Братон, наверное, как специалисту по электричеству вам будет небезынтересно узнать об источниках энергии во времена Вонана-19. Несколько недель назад в одном из своих интервью он сказал пару слов о самостоятельном энергетическом питании источников, включая полную энергетическую конверсию. Может быть, он что-нибудь расскажет подробнее, если вы попросите.

Братон сразу же позабыл про свой гнев. Он вытер пот, стекавший прямо в глаза из-за отсутствия бровей и проворчал:

— Что это такое? Расскажите мне!

Вонан сомкнул руки, но ладонями наружу, что явно свидетельствовало о его инородности.

— Сожалею, но я плохо разбираюсь в технических вопросах.

— Ну, хоть что-то расскажите!

— Да, — произнес я, подумав о Джеке Брайнте и надеясь, что это был подходящий момент узнать то, что я должен был узнать. — Расскажите, Вонан, о независимой энергетической системе. Когда это начали использовать?

— О… очень давно. По крайней мере, в мои дни она уже существовала.

— Но как давно?

— Триста лет назад? — спросил он сам себя. — Пятьсот? Восемьсот? Подобные вещи очень трудно рассчитывать. Это было давно… очень давно.

— А что это? — спросил Братон. — Какова величина каждой генерирующей единицы?

— Она очень мала, — уклончиво отозвался Вонан. Он положил руку на плечо Братона. — Может, мы пойдем наверх? Я пропущу все самое интересное на вашем празднике.

Мы встали на дорожку, которая понесла нас наверх. Братон продолжал терроризировать Вонана вопросами, пока мы мчались к контрольному пункту. Я тоже пытался вставлять вопросы, чтобы установить, когда же произошел переворот, надеясь, что смогу облегчить душу Джека сообщением, что это произойдет в далеком будущем. Вонан весело уклонялся от наших расспросов, отвечая, в основном, не по существу. У меня снова возникли подозрения. Как я мог попасться на эту удочку и интересоваться у него будущим, если он всего-навсего мошенник. В контрольной комнате Вонан нашел самый простой выход избежать огня нашей инквизиции. Он подошел к одной из панелей и, широко улыбнувшись Братону, сказал:

— Ваша комната просто изумительна. Она мне очень понравилась. — Он повернул три выключателя и нажал четыре кнопки, после чего развернулся на девяносто градусов и исчез в длинном проходе.

Братон взревел. В помещении стало темно. Отблески огней проносились подобно демонам. Сверху донесся вой остановившихся музыкальных инструментов. Потом треск и грохот. Под нами столкнулись две скользящие дорожки. В районе генератора раздался жуткий крик. Снова ожили наши экраны, показав освещенный бледным светом главный зал, где гости свалились в одну растрепанную кучу. Замигали красные сигнальные огни. Дом исказился. Комнаты сталкивались. Братон как сумасшедший, метался над контрольным пультом управления, нажимая то одну, то другую кнопку. Но, похоже, тем самым он еще более усиливал разрушение. Мне стало интересно, взорвется ли генератор? Неужели все обрушится на нас? В моей голове пронеслись такие ругательства, что Колф пришел бы в восторг. Сверху и снизу нас продолжали скрежетать механизмы. На экране показалось изображение Элен Эмсилвейн, которая повисла на плечах у испуганного Санди Кларика. Слышались взволнованные крики и ругательства. Надо было уходить. Но где же Вонан-19? В темноте я упустил его из виду. Я инстинктивно рванулся вперед в поисках выхода из контрольного пункта, и тут заметил дверь. Это была аритмично двигавшаяся впадина. Карабкаясь, я насчитал пять полных циклов, после чего, надеясь, что рассчитал приблизительно время, прыгнул. Это оказалось вовремя, иначе меня бы раздавило.

— Вонан! — проорал я.

Комнату, в которую я вошел, наполнял зеленоватый туман. Потолок накренился под не правдоподобным углом. На полу валялись гости Братона некоторые были без сознания, некоторые ранены. Одна пара сомкнулась в страстных объятиях. Мне показалось, что слева от меня промелькнул Вонан, я ошибся — там находилась стена. Панель управления среагировала на мое нажатие, пропустив меня в другую комнату. Я вынужден был присесть, потому что потолок находился на высоте пяти футов. Проползая под ним, я толкнул занавешивающий экран, и оказался в главном танцевальном холле. Водопад вина перешел в фонтан, выплевывая искрящуюся жидкость в потолок. Гости были разбросаны кто где, вцепившись для уверенности и спокойствия друг в друга. По полу, убирая осколки, ползали механические насекомые. Около полдюжины насекомых поймали одну из металлических птиц Бра-тона и крошечными клювами рвали ее на части. Никого из членов нашей группы не было видно. Из-под дома донесся высокий воющий звук.

Я приготовился к смерти, считая абсурдным погибнуть в доме одного ненормального по вине другого, выполняя при этом совершенно нормальную миссию. Но я продолжал пробираться сквозь звуки и дым, мимо элегантно одетых гостей, мимо двигавшихся стен и рушившихся полов. Мне снова показалось, что впереди промелькнул Вонан. С упорством маньяка я последовал за ним, считая своим долгом разыскать пришельца и вывести из здания, пока оно, руководствуясь собственными капризами, не сравняло себя с землей. Но я столкнулся с барьером, через который пробрать не мог. Невидимый и герметичный, он прочно отгораживал меня от Вонана, которого я теперь отчетливо видел.

— Вонан! — кричал я.

Он разговаривал с высокой привлекательной женщиной средних лет, которую, по всей видимости, мало волновали происходящие вокруг события.

— Вонан! Это я, Лео Гафилд!

Но он не мог меня слышать. Предложив женщине руку, он провел ее сквозь хаос. Я стучал кулаками в невидимую стену.

— Здесь нет выхода, — раздался за спиной сиплый женский голос. — Вам не удастся проломить ее даже за миллион лет.

Я обернулся. Позади меня стоял какой-то серебряный образ. Это была худощавая девушка, в возрасте около девятнадцати лет. Ее волосы отливали серебром. Глаза напоминали серебряные зеркала. Губы тоже были серебряными. Тело прикрывало серебряное платье. Когда я присмотрелся, то понял, что это было совсем не платье, а слой серебряной краски, сквозь который проступали ягодицы, пупок и два мускульных кольца на плоском животе. Она была покрыта серебром с головы до ног, так что в мерцавшем свете казалась сияющей, нереальной и недоступной. Я ни разу не видел ее во время праздника.

— Что произошло? — спросила она.

— Братон привел нас в контрольный пункт управления. Когда мы отвернулись, Вонан нажал несколько кнопок. Думаю, что дом взорвется.

Она дотронулась серебряной рукой до серебряных губ.

— Нет, он не взорвется. Но лучше как-нибудь выбраться отсюда. Если изменения беспорядочные, то может задавить любого, пока все не уладится. Пошли со мной.

— Ты знаешь, как отсюда выбраться?

— Разумеется, — отозвалась она. — Просто надо идти вперед. Через три комнаты должен быть выход… если его, конечно, не сдвинуло.

Я не стал расспрашивать почему. Она нырнула во внезапно распахнувшийся люк и, загипнотизированный ею, я последовал за ней. Вскоре я начал задыхаться. Мы продвигались по извивавшимся, подобно змеям, проходам; перелезали через пьяных, преодолевали препятствия, которые то возникали, то исчезали, благодаря бездумному нажатию пальца. Я не видел ничего более прекрасного, чем ожившая переливающаяся статуя — эта девочка в серебре. Голая и худенькая, она быстро продвигалась сквозь дом. Вдруг она остановилась возле видневшейся в стене полосы и сказала:

— Здесь. — Где?

— Здесь. — Стена раздвинулась. Она подтолкнула меня в проем, совершив вокруг меня быстрый пируэт. Она на что-то нажала, и мы оказались на улице.

Порыв январского ветра ударил нас, как меч.

Я совсем забыл про погоду. В течение вечера мы были надежно укрыты от нее. И теперь мы попались ей на растерзание: я — в легком вечернем костюме, девушка — в своей наготе, укрытой лишь легким молекулярным слом краски. Она споткнулась и упала в сугроб. Я помог подняться ей на ноги. Куда мы могли пойти? Позади нас оставался взбесившийся дом. До этого момента девушка отлично знала, что делать, но когда на нее налетел промозглый, колючий ветер, она затряслась, как в параличе, совершенно растерявшись и испугавшись.

— Стоянка, — сказал я.

Мы рванулись туда. Она находилась в четверти мили от дома, но нам пришлось не катить по скользящей дорожке, а бежать по промерзлой земле, искусственным снежным сугробам и покрытым льдом рекам. Меня это настолько возбудило, что я почти не замечал холода, который жестоко наказал девушку. Пока мы добрались, она несколько раз падала. Все виды транспорта — и богатых людей, и не очень — были надежно укрыты. Кое-как нам удалось прорваться сквозь защитный слой. Из-за нарушений в общей системе, служащие брантоновской стоянки вышли из-под контроля, поэтому даже не попытались остановить нас. Я потащил девушку к ближайшему лимузину, распахнул дверь, втолкнул ее туда и плюхнулся рядом.

Внутри было тепло и уютно. Девушка, тяжело дыша, вей сжалась.

— Обними меня! — взмолилась она. — Я замерзаю! Ради всего святого, обними меня.

Я крепко прижал ее к своей груди. Она немного успокоилась. Она снова согрелась, и к ней вернулось былое самообладание. Я почувствовал, как ее руки обвились вокруг моей шеи. Я с готовностью сдался перед ее серебряными соблазнами. Я нащупал ее губы своими губами, и вдруг ощутил металлический привкус. Меня обвили холодные бедра. Появилось ощущение, что я занимаюсь любовью с каким-то искусственным механизмом. Но слой краски был не толще кожи. Ощущение прошло, когда я добрался до теплой плоти. Во время любовных игр ее серебряные волосы вдруг упали, обнажив абсолютно лысую несеребряную голову. Это был парик. Теперь я знал, кто это. Это была дочь Братона. Отсутствие волос — это его гены. Она вздохнула, но вскоре я позабыл обо всем на свете.

Глава 9

— Мы потеряли контроль над ситуацией, — сказал Кларик. — В следующий раз надо следить за происходящим. Кто из вас был с Вонаном, когда он нажал на контрольные кнопки?

— Я, — отозвался я. — Но предотвратить случившееся было абсолютно невозможно. Он действовал слишком быстро. Ни я, ни Братон просто не ожидали, что он сделает это.

— С него вообще нельзя спускать глаз, — с болью произнес Кларик. Надо учитывать, что он может совершить все самое ужасное в любой момент. Неужели я раньше не подчеркивал это?

— Мы абсолютно рациональные люди, — сказал Хейман. — Нам не так-то просто приспособиться к иррациональному существу.

Прошли ровно сутки после погрома на удивительной вилле Везли Братона. Удивительно, но жертв не было. Кларик связался с правительственными войсками, которые успели вовремя вытащить всех гостей из волновавшегося и раскачивающегося дома. Как оказалось, Вонан-19 при этом спокойно стоял на улице и наблюдал за ужимками здания. Кларик пробормотал, что ущерб составил несколько сотен тысяч долларов, и платить будет правительство. Я не испытывал ненависти к Кларику за то, что он задабривал Везли Братона. Это была его работа. Однако утилитарный магнат пострадал справедливо. Он сам захотел показать человеку из будущего свои достопримечательности. Разумеется, он знал о похождениях Вонана-19 в столицах Европы. Он сам настоял на проведении торжества, и сам потащил Вонана в контрольный пункт управления. Я не чувствовал к нему сострадания. Так же как и к гостям, чей разгул закончился катаклизмом. Они пришли поглазеть на пришельца и покорчить из себя шутов. Им это удалось. Так что дурного в том, что Вонан решил, в свою очередь, посмеяться над ними?

Хотя недовольство Кларика в отношении нас было справедливым, мы несли ответственность за то, чтобы подобного не происходило. Но в первый раз мы не очень-то хорошо справились со своими обязанностями.

Слегка помрачневшие, мы приготовились продолжить наши экскурсии.

В тот день мы должны были посетить нью-йоркскую фондовую биржу. Я не знаю, каким образом она попала в путеводитель Вонана. Разумеется, сам он об этом не просил. Наверное, по мнению какого-нибудь столичного бюрократа, считалось отличной пропагандой показать футуристическому туристу бастион капиталистической системы. Со своей стороны я мало чем отличался от пришельца из незнакомого мира, потому что никогда не приближался к фондовой бирже, тем более не имел с нею дел. Прошу понять правильно, это не снобизм академика. Если бы у меня было время и желание, я бы непременно поиграл на бирже. Но у меня была отличная зарплата, не считая частных доходов, чего мне вполне хватало. Жизнь слишком коротка, чтобы все познать на собственном опыте. Я обходился своими доходами и всю энергию отдавал работе. Поэтому я готовился к экскурсии как к чему-то неизвестному. Я чувствовал себя, как школьник перед выпускным вечером.

Кларика отозвали на совещание в Вашингтон. Нашим правительственным пастухом на день стал неразговорчивый молодой человек по фамилии Холлидей, который страшно обрадовался такому назначению. В одиннадцать часов утра мы всей толпой — Вонан был седьмым из нас — направились в нижний город: набор официальных прихлебателей, шесть репортеров и охрана. Согласно предварительной договоренности во время нашего визита фондовая биржа будет закрыта для остальных посетителей. С Вонаном и так было немало хлопот.

Наша автоколонна из блестящих лимузинов величественно остановилась у огромного здания. Когда нас пропускали внутрь контрольного управления биржи, на лице Вонана было выражение вежливой скуки. В течение дня он не произнес ни слова. Между прочим, мы вообще мало что слышали от него с момента возвращения после фиаско Братона. Я боялся его молчания. Какое очередное несчастье оно предвещало? В тот момент он, похоже, полностью отсутствовал: не было ни проницательности в глазах, ни улыбки. Когда мы подходили к посетительской галерее, он казался обыкновенным, невзрачным мужчиной.

Это было место огромной важности. Не приходилось сомневаться, что там обитали менялы.

Мы посмотрели вниз, где находилась комната длиной в тысячу, а высотой в пятьдесят футов. В центре располагалась внушительная шахта основного финансового компьютера. Это была глянцевая колонна диаметром в двадцать ярдов, которая прорастала из пола и исчезала в потолке. Каждое брокерское заведение мира имело прямое включение с этой машиной. Кто знал, сколько там находилось щелкающих и стрекочущих реле, невероятно крошечных центров памяти; телефонных линий и информационных колебательных контуров? Достаточно было один раз пальнуть из лазерного орудия, чтобы разрушить коммуникативную систему, объединяющую финансовую структуру цивилизации. Я осторожно оглянулся на Вонана-19, пытаясь понять, какая очередная гадость была у него на уме. Он был спокоен и держался чуть в стороне, совершенно не интересуясь биржей.

Вокруг центрального стержня компьютерной шахты располагалось тридцать или сорок клеткоподобных структур, в которых находились группы возбужденных, жестикулирующих брокеров. Повсюду, как безумные, сновали мальчики-курьеры, пиная ногами кучи разбросанных бумаг. Над головой от одной стены к другой тянулась желтая полоса тикера, разматывая информацию, которую основной компьютер передавал отовсюду. Мне казалось странным, что на фондовой бирже суетилось столько людей, что на полу валялось столько бумаги, словно это был не 1999, а 1949 год. Но следовало учитывать брокерскую приверженность к традициям. Люди, занимающиеся финансовыми вопросами всегда очень консервативны, и это была больше не идеология, а привычка. Они не любят менять установленный порядок.

Нас вышли приветствовать около полудюжины должностных лиц биржи — это были бодрые люди с серыми волосами, одетые в старомодные деловые костюмы. Полагаю, они были непостижимо богаты, но я не мог и не смогу понять, что заставляло их, при таких состояниях, лучшие дни своей жизни проводить в подобном здании. Они были очень приветливы. Думаю, что такой же теплый и сердечный прием ждал и делегацию из социалистических стран, которые еще не приняли видоизмененный капитализм — ну, например, группу фанатиков из Монголии. Они представились, одинаково радуясь и появлению представителей ученого мира, и человека, который утверждал, что прибыл из будущего.

Президент фондовой биржи Самуил Нортон выступил с короткой приветственной речью. Это был высокий, хорошо сложенный мужчина средних лет с простыми манерами, который, очевидно, был очень доволен своим положением. Он рассказал нам об истории организации, привел некоторые веские статистические данные относительно здания центрального управления биржи, которое было построено в 1980 году, и в заключение сказал:

— Наш гид ознакомит вас с производимыми операциями более подробно. Когда она закончит, буду счастлив ответить на все возникшие вопросы особенно, которые будут касаться невидимой части работы нашей системы, что, думаю, заинтересует вас особо.

Гидом оказалась привлекательная девушка двадцати с небольшим лет с огненной гривой волос и в серой форме, искусно скрывавшей ее женские достоинства. Она подозвала нас к краю балкона и сказала:

— Внизу вы видите традиционное помещение нью-йоркской фондовой биржи. В настоящее время здесь извлекается выгода из четырех тысяч ста двадцати пяти общих и льготных акций. Контролируются торговые сделки, заключаемые где-нибудь в других местах.

В центре зала находится шахта основного компьютера. Он уходит вниз на тринадцать этажей и вверх — на восемь. Пятьдесят один из ста этажей здания полностью или частично используются для его обслуживания, включая программирующие уровни, расшифровывающие и запоминающие. Каждая сделка, состоявшаяся в здании биржи или на любой вспомогательной бирже в других городах, фиксируется компьютером со скоростью света. В настоящее время существует одиннадцать основных вспомогательных бирж: в Сан-Франциско, Чикаго, Лондоне, Цюрихе, Милане, Москве, Токио, Гонконге, Рио-де-Жанейро, Аддис-Абебе и… ах, да… Сиднее. Поскольку они охватывают все временные зоны, это позволяет заключать надежные сделки в течение двадцати четырех часов. Однако нью-йоркская фондовая биржа открыта только с десяти до полчетвертого. Все невписывающиеся в график сделки фиксируются и анализируются до начала рабочего дня на следующее утро. Наш дневной объем составляет около трехсот пятидесяти акций. Это приблизительно в два раза больше, чем на вспомогательных биржах. Всего на одно поколение назад такие цифры казались фантастическими.

Как же производятся надежные сделки?

Предположим, мистер Вонан, вам захотелось приобрести сто акций Космической транзитной корпорации XYZ. Из вечерней сводки вы узнали, что рыночная цена одной акции составляет около сорока долларов. Таким образом, вам придется внести около четырех тысяч долларов. Первое, что вы сделаете свяжетесь со своим брокером, что, разумеется, можно сделать лишь нажатием пальцев на кнопки телефона. Вы отдадите ему соответствующие распоряжения, и он незамедлительно передаст их на биржу. Особый информационный банк, фиксирующий сделки Космической транзитной XYZ, примет его звонок и отметит ваше распоряжение. Компьютер проведет аукцион, как это делалось с 1972 года. Предложения продать Космическую транзитную противопоставляются предложениям купить. Со скоростью света устанавливается, что на продажу имеется сто акций по сорок, и существует покупатель. Сделка совершается, о чем брокер сообщает вам. Вы выплачиваете ему небольшую сумму. Плюс плата за компьютерные услуги. Часть этих денег идет в скрытый фонд, состоящий из так называемых специалистов, которые предварительно урегулируют соотношение предложений продать и купить.

Поскольку все операции производятся через компьютер, вы можете получить информацию с любой биржи. Все, что вы видите, демонстрирует великолепную традицию биржи. И хотя в этом нет особой необходимости, мы содержим штат брокеров, которые, по собственному усмотрению, покупают и продают акции, как в старые добрые времена. Здесь происходит докомпьютерный процесс. Позвольте продемонстрировать вам совершение одной сделки…

Ровным и внятным голосом она поведала нам, что означала вся происходившая внизу суета. Я был удивлен, осознав, что все это происходило по принципу шарады: сделки были нереальными, но к концу дня все счета аннулировались. Компьютер, действительно, все улаживал. Шум, ненужная бумага, неистовое жестикулирование — все это воссоздавало архаическое прошлое, разыгрываемое людьми, чьи жизни давно утратили всякий смысл. Все это очаровывало и подавляло — и ритуал денег, и обстановка всей работы. Старые брокеры, которые уже давно не являлись предметом всеобщего удивления, и огромнейшая шахта компьютера, который заменил брокеров десятилетие назад, все вместе являлось как бы символом процветающего общества.

Гид продолжала жужжать про биржевой тикер и убытки Доу-Джонс. Она расшифровывала египетские иероглифы, проплывающие на экране; рассказывала о биржевых спекулянтах, игравших на понижении и повышении цен; о краткосрочных сделках; о необходимости разницы между себестоимостью и продажной ценой и о многих других удивительных и странных вещах. В заключение она показала нам компьютерный выпуск и позволила нам заглянуть вовнутрь этого дурдома, где сделки производились с невероятной скоростью, а биллионы долларов переходили из рук в руки в одно мгновение.

Я был в ужасе от таких размахов. Поскольку у меня никогда не возникало желания позвонить своему брокеру, если вообще у меня был таковой, и связаться с информационными банками. Продается сотня Джи-Эф-Эр! Покупается две сотни Цэ-цэ-цэ! Ммо! Поднялось вдвое. Это был смысл жизни, сущность бытия. Его бешеный ритм полностью захватил меня. Мне хотелось рвануться к компьютерной шахте и обнять его глянцевую громадину. Я видел его линии, распространявшиеся по всему миру, добираясь даже до реформистского социалистического братства в Москве, проповедуя доллар в разных городах, даже, возможно, на Луне, на наших будущих станциях на планетах, на самих звездах… триумф капитализма!

Гид исчезла. Вперед вновь выступил президент фондовой биржи Нортон, сияя от удовольствия, и сказал:

— Ну, а теперь, если я смогу помочь вам разобраться с возникшими проблемами…

— Да, — мягко перебил его Вонан. — Объясните, пожалуйста, зачем нужна фондовая биржа?

Президент побагровел. С ним явно был шок. После столь подробных объяснений… почетный гость вдруг спросил, для чего все это нужно? Мы тоже слегка встревожились. Никто из нас не предполагал, что Вонан абсолютно несведущ в вопросах назначения такого предприятия. Как он мог допустить, чтобы его привели на биржу, если не знал, что это такое? Почему он не поинтересовался заранее? Я еще раз понял, что ес ли он являлся настоящим пришельцем, то, должно быть, считал нас занимательными человекообразными обезьянами, чьи планы и схемы были очень забавны. Его не столько интересовало посещение фондовой биржи, сколько тот факт, что наше правительство искренне желало, чтобы он побывал там.

— Хорошо, — сказал руководитель биржи, — насколько я понял, мистер Вонан, во времени, из которого вы… вы прибыли, таких вещей как биржа не существует?

— По крайней мере, я ничего не знаю об этом.

— Но, может быть, у нее какое-нибудь другое название?

— Я не могу подобрать эквивалента. Выражение ужаса.

— Но как вам удается перемещать единицы корпоративной собственности?

Непонимание. Лучистая, немного насмешливая улыбка Вонана-19.

— У вас есть корпоративная собственность?

— Простите, — отозвался Вонан, — до своего путешествия сюда я очень старательно изучал ваш язык, но в моих познаниях немало белых пятен. Может быть, вы поясните некоторые из своих основных терминов?

Раздражение президента стало исчезать. Его щеки покрылись пятнами, глаза забегали, подобно диким зверям, попавшим в клетку. Нечто подобное я наблюдал на лице Везли Братона, когда тот узнал от Вонана, что его волшебная вилла, созданная для того, чтобы простоять века, подобно Парфенону и Тадж-Махалу, к 2999 году исчезнет и будет забыта, а если бы и сохранилась, то считалась бы проявлением причудливой глупости. Нортон не мог понять непонимание Вонана, и это действовало ему на нервы.

— Корпорация это… — сказал Нортон, -..компания. Это группа людей, объединившихся для совместного получения выгоды. Для производства товаров, для оказания определенного вида услуг, для…

— Выгода, — вяло повторил Вонан. — А что такое выгода?

Нортон закусил губу и отер рукавом вспотевший лоб. После некоторых раздумий он сказал:

— Выгода — это то, на сколько доходы превышают цены. Избыточная стоимость, как обычно говорят. Основной целью корпорации является получение выгоды, которую можно будет разделить между владельцами корпорации. Таким образом, она будет считаться наиболее продуктивной, если твердые цены будут выше, а цена одной единицы производства ниже, чем рыночная цена продукта. Люди предпочитают корпорации простым сотрудничествам, потому…

— Я не совсем понял, — перебил его Вонан. — Если можно, то объясните, пожалуйста, более простыми терминами. Смыслом корпорации является выгода, так? Которую делят между собой владельцы? Но кто такой владелец?

— Я как раз подошел к этому. Говоря юридическим языком….

— И чем так важна выгода, если владельцы так хотят ее получить?

Я почувствовал, что начиналась настоящая травля. Я встревоженно посмотрел сначала на Колфа, потом на Элен, а потом на Хеймана. Но их это, похоже, не смущало. Холлидей слегка нахмурился, но, скорее всего, считал вопросы Вонана-19 более невинными, чем я.

Ноздри представителя фондовой биржи задергались. Он с трудом сдерживал гнев. Один из репортеров, оживившись при виде смятения Нортона, направил камеру прямо ему в лицо. Но президент закрыл ее рукой.

— Насколько я понял, — медленно спросил Нортон, — в ваше время концепция корпорации не известна?

Также исчез и инстинкт получения выгоды? И деньги тоже исчезли из употребления?

— Я вынужден на все ответить «да», — вежливо отозвался Вонан. — По крайней мере, если я правильно понял эти термины, у нас нет эквивалента им.

— И это случилось в Америке? — обескураженно воскликнул Нортон.

— У нас просто нет Америки, — сказал Вонан. — Я прибыл из Центра. Эти два названия не совпадают. Мне вообще трудно сравнить, хотя бы приблизительно…

— Америка исчезла? Как такое могло случиться? Когда это случилось?

— Думаю, что во времена Очищения. Тогда изменилось многое. Это было очень давно. Я не помню Америки.

Ф. Ричард Хейман почувствовал возможность узнать многое из истории от до умопомрачения уклончивого Вонана. Он оглянулся и сказал:

— Что касается периода Очищения, о котором вы упоминали. Я бы хотел узнать…

Но его прервал негодующий Самуил Нортон:

— Америка исчезла? Капитализм исчез? Этого не может быть! Я же говорю вам…

Один из его помощников торопливо подошел к нему и что-то пробормотал на ухо. Президент кивнул. Приняв от другого помощника фиолетовую капсулу, он проглотил ее. Раздался короткий писк. Скорее всего это было какое-то успокаивающее лекарство. Нортон глубоко задышал, пытаясь взять себя в руки.

После чего обратился к Вонану, но уже более сдержанно:

— Не собираюсь скрывать, что мне трудно поверить во все это. Мир без Америки? Мир, в котором нет денег? Прошу вас, ответьте на один вопрос: ведь весь мир не стал коммунистическим?

Наступила, как это обычно говорят, многозначительная пауза, во время которой камера и магнитофоны старательно фиксировали на лицах обескураженные, злые и встревоженные выражения. Я чувствовал приближение беды. В конце концов Вонан сказал:

— Это еще один термин, смысл которого я не понимаю. Прошу простить мою непосвященность. Боюсь, что мой мир совсем не похож на ваш. Как бы то ни было, — тут он продемонстрировал свою ослепительную улыбку, сглаживая ядовитость своих слов, — это ваш мир, а не мой, что я и собираюсь здесь обсудить. Пожалуйста, объясните, для чего вам нужна фондовая биржа?

Но Нормана терзала навязчивая мысль о мире Апокалипсиста.

— Одну секундочку. Объясните мне сначала, как у вас приобретаются товары… ну обрисуйте хоть немного вашу экономику…

— У нас у каждого есть все, в чем он нуждается. Наши запросы учитываются. Ну, а по поводу корпоративного сотрудничества…

Нортон в отчаянии отвернулся. Перед нами возникли перспективы невообразимого будущего: мир без экономики, мир, в котором исполняются все желания. Было ли такое возможно? Или это был плод богатого воображения мошенника? Что бы то ни было, но я не поверил. Однако Нортон сошел с рельсов. Он сделал жест одному из представителей фондовой биржи, который тут же радостно выступил вперед и сказал:

— Начнем с самого начала. У нас есть компания по производству каких-то товаров. Ею владеет группа людей. Говоря юридическим языком, это понятие известно как обязательство. Подразумевается, что владельцы компании несут ответственность за все не правильные или незаконные действия. Чтобы избавиться от подобных обязательств, они создали мнимую сущность под названием корпорация, которая и несет ответственность за любое действие, которое может обернуться против них во время производства. Поскольку каждый владелец имеет свою долю собственности в корпорации, мы можем выпустить акции, являющиеся сертификатами, которые представляют долю заинтересованности в выгоде в…

И так далее, и так далее. Он изложил основной курс экономики.

Вонан смотрел с сияющей улыбкой. Он молчал, пока человек не дошел до того, что в случае, когда владелец захочет продать свою долю в компании, для него будет целесообразней воспользоваться системой акций, которая позволит продать долю лицу, предложившему наивысшую цену. Тогда Вонан тихо и уничтожающе заметил, что он не до конца понял такие понятия как собственность, корпорация и выгода, которую человек может получить через биржу. Я был уверен, что говорил он это специально, чтобы окончательно вывести людей из себя. Он разыгрывал из себя утописта. Добиваясь длинных объяснений об устройстве нашего общества, он играючи констатировал факт своего непонимания надуманности внутренней системы и предлагал свою версию, давая понять, что все это временно и не имеет особого значения. Обычно спокойные работники фондовой биржи заволновались. Они не могли даже предположить, что кто-то может придерживаться такой издевательски-невинной точки зрения. Ведь даже дети знали, что такое деньги и чем занимаются корпорации, хотя они не всегда улавливали смысл понятия «ограниченная ответственность».

Мне совершенно не хотелось вмешиваться в сложившуюся ситуацию. Я лениво глазел по сторонам. Остановив свой взгляд на желтой ленте биржевого ти-кера, я вдруг прочитал:

— Фондовая биржа принимает человека из 2999 года.

После чего последовало:

— В данный момент он находится на балконе для посетителей.

Дальше шли сообщения о биржевых сделках и об изменениях в средних числах. Но дело было сделано. В зале биржи все остановилось. Тысячи лиц обернулись к балкону. Начали раздаваться крики. Брокеры махали руками и радостно приветствовали Вонана. Они сбились в одну кучу, кричали, издавали какие-то непонятные звуки, показывали пальцами. Чего они хотели? Узнать среднестатистические данные на январь 2999 года? Или просто посмотреть на человека из будущего? Вонан стоял уже у края балкона, подняв вверх руки, словно благословляя капитализм. Может быть, это был последний обряд такого рода… обряд помазания финансовых динозавров.

— Они ведут себя странным образом, — сказал Нортон, — Мне это не нравится.

— Давайте уведем Вонана. — встревожено сказал Холлидей. — Похоже, начинаются волнения.

По воздуху поплыла лента тикера. Взбунтовавшиеся брокеры хватали ее длинные полосы, танцевали с ними и посылали в сторону балкона. Я расслышал некоторые крики в общем гаме: они хотели, чтобы Вонан спустился вниз. Вонан продолжал отвечать на их приветствия.

«Дневной объем: 197, 452, 000», — продолжал сообщать тикер.

Началась всеобщая неразбериха. Брокеры устремились на балкон, чтобы найти Вонана. Наша группа оказалась в замешательстве. Я уже начинал понимать, что надо быстро покидать место действия. Схватив за руку стоявшую рядом Астер Миккелсон, я хрипло прошептал:

— Пошли, пока не случилось беды! Это опять проделки Вонана!

— Но он же ничего не сделал!

Ничего не ответив, я потащил ее за собой. Перед нами открылась дверь и мы быстро нырнули туда. Я оглянулся. За мной следовал Вонан в окружении охранников. Мы спустились в длинный коридор, который проходил через все здание. Позади раздавались приглушенные крики. Увидев дверь с табличкой «Вход воспрещен», я распахнул ее. Это был еще один балкон, с которого открывался вид лишь на внутренности главного компьютера. Извилистые пряди информации конвульсивно перемещались от одного резервуара к другому. Между загадочными отверстиями носились взад-вперед девушки в коротеньких халатиках. С потолка свисало что-то, похожее на кишки. Астер расхохоталась. Я рванул ее за собой, и мы снова оказались в коридоре. На нас с жужжанием двигалась самоуправляемая тележка. Мы посторонились. Интересно, что в тот момент сообщала лента? Брокеры сошли с ума?

— Вот там, — воскликнула Астер. — Еще одна дверь!

Мы оказались на краю шахты моментального спуска и зашли в кабину. Вниз, вниз, вниз… и на улицу. В теплую аркаду Уолл-стрит. Сзади нас завыли сирены. Я остановился, пытаясь отдышаться, и тут заметил, что Вонан все еще следовал за мной вместе с Холлидеем и репортерами.

— В машины! — приказал Холлидей.

Мы благополучно смылись. Вечером мы узнали, что среднее число во время нашего визита на биржу уменьшилось на 8.51 единицы, а с двумя пожилыми брокерами случилось сильное психическое расстройство. Когда мы возвращались в Нью-Йорк, Вонан безразлично обратился к Хейману:

— Вам придется еще раз пояснить для меня суть капитализма. Это, похоже, очень интригует.

Глава 10

В Чикаго у нас имеются такие сооружения простодушных времен, как автоматизированный публичный дом. Кларик немного злобно покосился на Вонана, позволяя ему посетить подобное заведение. Но Вонан сам попросил об этом, так что можно было особо не опасаться каких-либо взрывоопасных последствий. Как бы то ни было, поскольку подобные места считались легальными и фешенебельными, причин для отказа не было, если, конечно, не вставать на путь пуританства.

Но Вонан не был пуританином. В этом можно было не сомневаться. Судя по хвастливому заявлению Элен на третий вечер нашего сотрудничества, прошло немного времени, как Вонану захотелось воспользоваться ее сексуальными услугами. Хотя это был слабый довод в пользу того, что он все-таки спал с Астер. Правда ни он, ни сама Астер не обмолвились об этом ни словом. Продемонстрировав ненасытный интерес к нашим сексуальным нравам, Вонан не мог оставить без внимания компьютеризированный бордель. При этом он лукаво заметил Кларику, что это будет составной частью его посвящения в таинства капиталистической системы. Поскольку Кларика не было с нами во время посещения фондовой биржи, то он не заметил насмешки.

Меня избрали сопровождающим. Похоже, Кларик очень стеснялся просить меня об этом. Но было немыслимо отпускать Вонана одного, а меня Кларик достаточно хорошо знал, чтобы предположить, что я стану возражать против посещения подобного места.

Правда, если уж на то пошло, Колф тоже бы согласился, но он был слишком темпераментным в таких делах. А Филдс и Хейман не подходили из-за своего исключительного морального облика. Так что мы с Вонаном прибыли в эротический лабиринт вдвоем, когда уже начало темнеть.

Здание было одновременно и великолепным, и строгим — эбеновая башня с Северной стороны, около тридцати этажей, полное отсутствие окон и украшенный абстрактными мозаичными рисунками фасад. На дверях не было никаких вывесок, свидетельствовавших о назначении здания. Терзаемый дурными предчувствиями, я провел Вонана через климатическое поле, пытаясь предположить, какого рода бардак он планирует устроить внутри.

Сам я никогда не бывал в подобных местах. Позвольте слегка похвастаться, но у меня никогда не возникало необходимости покупать сексуального партнера. У меня всегда имелся достаточный запас, так что я обходился собственными силами, не нуждаясь в иных quid pro quo.[4] Почему секс не считают таким же предметом потребления, как еду и питье? Неужели для человека это не жизненно важно? Или государство не получает значительного годового дохода, разрешая существовать публичным эротическим зданиям, старательно контролируя и облагая их огромными налогами? В течение долгих лет это являлось национальным доходом населения, который одержал победу над традиционным пуританством. Мне вообще интересно, стали бы публичные дома частью нашего существования, если бы с них не взимались такие налоги.

Я не стал посвящать Вонана-19 в такие подробности. Он, похоже, и так был озадачен таким понятием как «деньги» и возможностью тратить их на секс. Когда мы вошли, он вежливо спросил:

— А зачем горожанам подобные места?

— Чтобы удовлетворить свои сексуальные потребности.

— Лео, и они платят деньги за удовлетворение? Деньги, которые приобретают, выполняя другие услуги?

— Да.

— А почему нельзя прямо делать что-то взамен на сексуальное удовлетворение?

Я коротко объяснил, что деньги являются посредником в любом обмене, и их преимущества при товарообмене. Вонан улыбнулся.

— Очень интересная система, — сказал он. — Я расскажу об этом, когда вернусь домой. Но зачем платить деньги взамен сексуального удовлетворения? Это же несправедливо. Девчонки, которых покупают, получают и деньги, и сексуальное удовлетворение. Значит, им платят дважды.

— Они не получают сексуального удовлетворения, — ответил я. — Они получают просто деньги.

— Но они же участвуют в половом акте. Значит, получают выгоду от мужчины, который приходит сюда.

— Нет, Вонан. Они просто позволяют себя использовать. Это не сделка ради удовольствия. Понимаешь, они доступны любому, а это сводит на нет любое удовольствие.

— Но когда соединяются два тела, вне всяких сомнений, наступает физическое удовлетворение, и это не зависит от мотивов.

— Это не так. По крайней мере, не среди нас. Постарайся понять…

Я вдруг остановился. На его лице было недоверие. Нет, хуже. В тот момент Вонан действительно походил на человека из другого времени. Его искренне покоробило открытие наших сексуальных особенностей. Его легкое удивление исчезло, и я увидел настоящего Вонана-19, ошеломленного и возмущенного нашей первобытностью. Растерявшись, я не стал пускаться в подробности эволюции нашего образа жизни. Вместо этого я виновато предложил начать нашу, экскурсию.

Вонан согласился. Мы пересекли широкую внутреннюю площадь, обшитую красным кафелем. В находившейся перед нами сияющей стене имелось несколько кабинок. Я быстро сообразил, что от нас требовалось. Вонан вошел в одну из кабинок, я занял находившуюся слева от него.

Как только я пересек линию входа, сразу же загорелся маленький экран датчика, который произнес:

«Убедительная просьба на все вопросы отвечать громко и четко.»

Пауза.

«Если вы прочли и поняли инструкцию, то подтвердите это словом „да“».

— Да, — сказал я.

И тут я задумался, а умел ли Вонан читать. Да, он свободно владел английским, но совсем не обязательно, что он умел читать. Я уже собрался прийти к нему на помощь, но компьютер что-то спрашивал у меня, и я перевел глаза на экран.

Он выяснял мои сексуальные вкусы.

«Женщина?»

— Да.

«До тридцати?»

— Да, — немного подумав, ответил я.

«Предпочитаемый цвет волос?»

Я сомневался.

— Рыжий, — сообщил я, чисто из разнообразия.

«Предпочитаемый физический тип: нажать соответствующую кнопку внизу экрана».

На экране появились три женских контура: мальчишеский, среднего роста с более округленными грудями и с тяжелой грудью и огромными чувственными сосками. Я не знал на какой кнопке остановиться. Мой первый порыв был выбрать самую чувственную девушку, но, вспомнив, что ищу разнообразия, я остановился на контуре мальчишеского типа, очень напомнившего Астер Миккелсон.

После этого компьютер стал допрашивать, какого типа физическую близость я предпочитаю. Он жестко сообщил, что за аномальные акты дополнительная плата. После чего последовал список, где указывалась дополнительная сумма за каждый тип. С легким холодком под сердцем я отметил, что педерастия в пять раз дороже сношения с женщиной, а цена контролируемого садизма превышает цену мазохизма. Но я решил, что пускай кто-нибудь другой получает удовольствие через ухо или пупок. В подобных вопросах я придерживаюсь консервативной точки зрения.

Дальше следовал выбор положения. На экране появилось изображение, чем-то напоминавшее Кама-Сутру: двадцать странно натянутых мужчин и женщин совокуплялись во всевозможных экстравагантных позах. Я видел памятники былого изобилия и плодородия индусов — храма Конарака и Кхаджурахо, украшенные изображениями сильных мужчин и полногрудых женщин, Кришны и Раджи во всевозможных позах. На экране было нечто похожее, хотя недоставало volupte[5] индийского солнца. Я выбрал позу, которая наиболее сильно поразила мое воображение.

В заключение компьютер затронул самый деликатный вопрос — он пожелал узнать мое имя и индификационный номер.

Можно предположить, что подобное предписание добавлено по инициативе мстительных, не в меру щепетильных женщин, которые ведут отчаянный арьергардный бой за существование полной программы легализации проституции. Но все дело в том, что никто не станет посещать подобное заведение, узнав, что его индификат записывается главным компьютером, потому что впоследствии это может быть использовано против него. Владельцы учреждения урегулировали подобный вопрос, во всеуслышание объявив, что вся информация навечно остается сугубо конфиденциальной. Хотя, могу предположить, что некоторые не посещают публичный дом просто потому, что посещение необходимо регистрировать. Ну, а чего было бояться мне? Моей профессии могла навредить лишь моральная низость. А поскольку ничего не было особенного в посещении заведения, допускаемого правительством, я сообщил свое имя и индификат. И тут мне стало интересно, как выкрутился Вонан, у которого нет индификационного номера. Скорее всего компьютер был предупрежден о его присутствии, раз пришелец благополучно миновал эту стадию.

У основания компьютера открылась щель, в которой находилась маска. Подчиняясь приказу, я натянул ее на лицо. Термостатическое вещество покрыло мои черты, словно это была вторая кожа. Я даже удивился, как оно вообще может что-то скрыть, но, заметив свое отражение на экране компьютера, понял, что сам себя не узнаю. Каким-то таинственным образом маска обеспечивала мою анонимность.

Экран скомандовал выйти за дверь. Я подчинился и по геликоновой наклонной дорожке стал подниматься на верхний этаж здания. Справа и слева от меня с напряженными мышцами и масками на лицах поднимались другие мужчины. Исходившие сверху холодные световые потоки слепили глаза. Находившаяся на соседней дорожке фигура помахала мне рукой. Вне всяких сомнений, это был Вонан. В маске или без — я легко бы узнал его по стройной невысокой фигуре, изящности позы и ауре чужеродности, которая по-прежнему окружала его. Он проехал мимо меня и исчез в своем световом потоке. Спустя мгновение, я тоже достиг зоны своего светового потока и мягко въе хал в кабину, которая значительно превышала по размерам ту, где допрашивал меня компьютер.

На левой стене находился другой экран в дальнем углу — молекулярный душ. Центр кабины занимала свежезастеленная двухспальная кровать. Все было до нелепости антисептично. «Если это и есть легальная проституция, подумал я, — то я бы предпочел уличных девок… Если, конечно, такие существуют». Я остановился возле кровати и уставился на экран. Может, машина сломалась? Где же моя партнерша?

Оказалось, что они еще не до конца проверили меня. На вспыхнувшем экране появились следующие строки: «Снимите, пожалуйста, одежду для медицинского осмотра».

Я покорно расстегнул и сложил все находившееся на мне в бункер, возникший из стены по чьему-то молчаливому приказу. Бункер исчез. Скорее всего, что одежду дезинфицировали и обкуривали. Я стоял абсолютно голый под своей маской. По телу запрыгали зеленые лучи сенсоров и сканеров, по всей видимости, выявляя признаки венерических заболеваний. Обследование продолжалось около шестидесяти секунд. После чего экран попросил протянуть руку, что я и сделал. В тот же миг в руку впилась игла, взяв анализ крови. Невидимые мониторы проверили его на какую-то реакцию и, очевидно, решили, что здоровью обслуживающего персонала ничто не угрожает, потому что на экране появился какой-то рисунок из разноцветных огней, означавший, что я прошел все испытания. Стена рядом с душем отодвинулась, пропуская девушку.

— Привет, — сказала она. — Меня зовут Эстер. Очень рада познакомиться. Уверена, что мы подружимся.

Она была одета в газовое платье, позволявшее рассмотреть особенности ее худенького тела. У нее были рыжие волосы и зеленые глаза. Про себя я отметил интеллигентность взгляда и теплую улыбку, что вряд ли являлось профессиональными навыками. По своей невинности, я считал всех проституток вульгарными, недалекими существами со скучными взглядами и равнодушными лицами. Эстер не вписывалась в эти представления. В университете Ирвина я встречал немало похожих девчонок. Может быть, Эстер была одной из них? Я не стал задавать ей веками освещенного вопроса: что делает в подобном месте такая симпатичная девушка? Хотя очень хотелось.

Эстер осмотрела меня с головы до ног. Скорее всего, не ради того, чтобы оценить мои физические достоинства, а чтобы проверить, не упустила ли какие-то отклонения сенсорная система. Хотя ее взгляд носил не совсем медицинский характер — в нем было что-то провокационное. Я чувствовал себя немного неуютно, наверное, потому, что не привык встречаться с молодыми особами при таких обстоятельствах. После осмотра Эстер быстро пересекла комнату и дотронупась до пульта управления экрана.

— Надеюсь, им совсем необязательно подсматривать за нами, — весело произнесла она, и экран потух.

Я догадывался, что это был еще один способ уверить посетителя, что недремлющий глаз компьютера не фиксирует его амурных дел. Но я также догадывался, что комната все равно контролируется, пока в ней нахожусь я. Вне всяких сомнений, учредители этого места не оставляли своих девушек полностью на милость случайных половых партнеров. Мне было неприятно ложиться в постель, зная, что кто-то будет записывать все, чем я там занимаюсь. Но я преодолел сомнения, уверив себя, что нахожусь здесь шутки ради. Бордель не место для образованного человека. Слишком там все подозрительно, хотя вполне удовлетворяет нужды тех, кто в этом нуждается.

— Мне выключить в комнате свет? — спросила Эстер.

— Мне все равно.

— Тогда я выключу. — Она что-то сделала с кнопкой, и в комнате потемнело. Легким жестом она сбросила платье. У нее было гладкое и бледное тело с изогнутыми бедрами и маленькими девчоночьими грудями, через прозрачную кожу которых просматривались голубые вены. Она очень напомнила мне Астер Миккелсон, когда мы подсматривали за ней неделю назад. Астер… Эстер… В какой-то миг мне показалось, что известный биохимик подрабатывает как проститутка. Очаровательно улыбнувшись, Эстер растянулась на кровати, подтянув к животу колени. В этом не было ничего вопиющего. Подобная поза располагала к дружеской беседе. Я был благороден ей за это, потому что ожидал, что девчонка просто ляжет на спину, раздвинув ноги, и скажет: «Ну, давай, парень, швартуйся». У меня возникло подозрение, что допросив меня, компьютер установил, что я отношусь к разряду академиков, и сообщил об этом Эстер, чтобы та случайно не вызвала моего недовольства.

Я сел возле нее.

— Ты хочешь немного поговорить? — спросила она. — У нас море времени.

— Хорошо. Знаешь, я раньше никогда здесь не бывал.

— Знаю.

— Откуда?

— Компьютер сообщил. Компьютер нам сообщает все.

— Все? И имя?

— О, нет! Имя нет! Я имела в виду персональные данные.

— И что же ты знаешь обо мне, Эстер? — спросил я.

— Немного погодя увидишь, — она загадочно сверкнула глазами. — А ты, когда входил, не видел человека из будущего?

— Это которого зовут Вонан-19?

— Да. Предполагают, что он сегодня здесь. Как раз в это время. У нас поступило специальное сообщение по руководящей линии. Мне бы очень хотелось с ним встретиться.

— А, может, ты сейчас находишься с ним? Она рассмеялась.

— О, нет! Я точно знаю, что нет!

— Но я же в маске. Может…

— Нет, ты — это не он. Ты просто подсмеиваешься надо мной. Если бы я должна была встретиться с ним, мне бы сообщили.

— А вдруг нет? Может, он предпочитает сохранять инкогнито?

— Может и так, но я знаю, что ты не человек из будущего. В маске или без, но тебе не удастся обмануть меня.

Я позволил себе провести рукой по гладкой поверхности ее бедра.

— Эстер, а что ты думаешь о нем? Ты веришь, что он действительно прибыл из 2999-го года?

— А ты думаешь иначе?

— Но я спросил твое мнение.

Она пожала плечами. Взяв мою руку, она медленно провела ей по своему натянутому животу, пока она не коснулась прохладных бугорков ее грудей. Словно она хотела уйти от навязчивых вопросов, возбуждая меня. Недовольно надув губы, она в конце концов сказала:

— Но они утверждают, что он настоящий. И президент, и все. К тому же он обладает особой силой. Он может, если захочет, ударить человека током. И вдруг Эстер хихикнула. — Интересно… а не может такого случиться, когда он… ну, понимаешь?..ну, с девушкой?

— Не исключено. Если он в самом деле пришелец.

— Почему ты не веришь в это?

— Все это мне кажется мошенничеством. Человек сваливается с неба и заявляет, что прибыл из будущего тысячелетия. А где доказательства? Почему я должен верить, что он говорит правду?

— Но у него особый взгляд, — возразила Эстер. — И улыбка. Все говорят, что в них есть что-то необычное. К тому же, он очень странно говорит — без малейшего акцента. Я верю, что он настоящий. И я бы хотела переспать с ним. Я бы сделала это бесплатно.

— Возможно, у тебя будет такая возможность, — сказал я.

Она усмехнулась. Она начинала нервничать, словно этот разговор выходил за рамки ее обычных бесед с клиентами. У меня сложилось впечатление, что Вонан-19 слишком будоражил воображение этой девочки, и мне стало интересно, что в тот момент делал сам Вонан. Я очень надеялся, что кто-то из окружения Кларика следит за ним по монитору. Официально, я находился в публичном доме для того, чтобы следить за Вонаном, но они должны были понять, что я не мог контактировать с пришельцем после того, как мы расстались в вестибюле. Я очень боялся, что гость, по старой доброй привычке, устроит какой-нибудь кавардак Хотя этого я уже не мог предотвратить. Я обвил руками хрупкое тело Эстер. Она лежала рядом, грезя о загадочном человеке из будущего, пока ее тело извивалось в привычном ритме страсти. Компьютер великолепно подготовил ее к выполнению своей задачи. Как только наши тела соединились, она приняла выбранное мною положение и задала весьма подходящий ритм.

В конце концов мы откатились друг от друга. Она была удовлетворена и молча указала на молекулярный душ, чтобы я смог отмыться от всех вожделений. У нас еще оставалось немного времени.

— А ты бы хотел встретиться с Вонаном-19? — спросила Эстер. — Чтобы убедиться, что он настоящий?

— Думаю, что да, — немного подумав, отозвался я. — Но этого лучше не делать.

— Правда, удивительно, что он сейчас в этом здании? Может, даже в соседней комнате. Может, он придет сюда следующим… если захочет еще раз. — Она пересекла комнату и обвила мою шею руками. Наши глаза встретились. Я не должна так много говорить о нем. Сама не понимаю, почему завела этот разговор. Мы не должны упоминать других мужчин, когда… когда… послушай, а тебе хорошо было со мной?

— Очень хорошо, Эстер. Я бы хотел…

— Чаевые запрещены, — поспешно произнесла она, когда я вытащил свою кредитную карточку. — Но при выходе компьютер может запросить отчет обо мне. Они выбирают одного из десяти посетителей. Надеюсь, что ты не пожалеешь доброго слова для меня.

— Если такое случится, то, разумеется, не пожалею, — заметил я. — Но это формальное обещание.

Она помогла мне одеться. Когда она исчезла, чтобы привести себя в порядок до следующего вызова, вспыхнул экран компьютера, сообщив, что мой счет будет оплачен и попросив покинуть помещение. Я ступил на скользящую дорожку и погрузился в таинство, создаваемое мерцающими потоками, исходившими с потолка сводчатой галерки. Я даже не заметил, как снова оказался в вестибюле.

Вонан? Где Вонан?

Словно одураченный я появился в сероватом свете зимнего дня. Конечно, визит был познавательным, но я едва ли справился со своими обязанностями. Я остановился посреди площади, размышляя, стоит ли возвращаться обратно, чтобы разыскать Вонана. Можно ли запросить у компьютера информацию о посетителе? Вдруг за спиной раздался знакомый голос:

— Лео!

Это был Кларик. Он сидел в своем серо-зеленом лимузине, чья крыша была усеяна коммуникативными антеннами. Я подошел к машине.

— Вонан все еще там, — сказал я. — Я не знаю, что…

— Все в порядке. Залезай.

Я нырнул в распахнутую дверь и обнаружил внутри Астер Миккелсон, склонившуюся над какими-то расчетами. Она улыбнулась мне и снова уткнулась в бумаги. Мне стало не по себе — прямо из публичного дома попасть в общество кристально-чистой Астер!

— Я полностью слежу за действиями нашего друга, — сказал Кларик. Между прочим, он уже с четвертой женщиной, и, похоже, полон сил и энергии. Хочешь посмотреть?

— Нет, спасибо, — ответил я, когда он потянулся к пульту управления экрана. — Это не мое дело. Он еще ничего не натворил?

— Нет, ничего. Просто снимает кучу девчонок. Идет по списку, пробует наши положения и скачет как козел. — Вдруг мускулы на щеках Кларика напряглись. — Лео, ты уже с этим парнем в течение двух недель. Что ты думаешь о нем? Он настоящий или просто шулер?

— Санди, честное слово, я не знаю. Порой мне кажется, что он настоящий. Но тогда начинаю убежать себя, что полет в прошлое невозможен. Верю, что Вонан — шарлатан.

— Ученый, — заметил Кларик, — должен строить гипотезы, исходя из экспериментальных данных. Ведь так? А ты начинаешь с гипотез, на основании которых судишь о действительном.

— Правильно, — признал я. — Но что ты понимаешь под «экспериментальными данными»? Мои экспериментальные данные сводятся к тому, что обращенный во времени электрон существует не более полусекунды. Получается, что на основании этого я должен судить о Вонане.

— Хорошо. Но в 999 году тоже считали полеты на Марс невозможными, мы не можем знать, что будет возможно, а что нет спустя тысячелетие. Кроме того, сегодня мы получили кое-какие подтверждения.

— Какие?

— Вонан прошел все обычное медицинское обследование, — сказал Кларик. — Компьютер взял у него анализ крови и все такое, и передал нам. Астер сейчас работает над этим. Она утверждает, что никогда не сталкивалась с такой группой крови. Там присутствует огромное количество антител, не известных современной науке. Кроме того, при осмотре у Вонана зафиксировано пятьдесят других физических аномалий. Компьютер сообщил о необычной электрической энергии нервной системы, с помощью чего он может поражать людей электрическим разрядом. Он устроен подобно электрическому скату. Лео, я не считаю, что он из этого столетия. Мне даже не объяснить тебе, чего стоит такое мое признание.

— Лео, это правда, что мы произвели его фундаментальное обследование с помощью подобного заведения, — прозвучал с заднего сиденья мелодичный голос Астер. — Но результаты совершенно неожиданные. Хочешь взглянуть?

— Благодарю. Я не смогу в этом разобраться.

— Вонан закончил с номером четвертым, — обернулся Кларик. — Он запросил номер пятый.

— Можешь сделать мне одно одолжение? Там есть девочка по имени Эстер. Очень миниатюрная малышка с рыжими волосами. Санди, договорись с компьютером. Пусть Эстер будет следующей.

Кларик все устроил. Вонан запросил высокую полногрудую брюнетку, но компьютер вместо нее подставил Эстер. Вонан принял подмену, наверное, списав все на несовершенство средневековой компьютерной технологии. Я попросил Кларика включить экран. Это была большеглазая Эстер, чей профессиональный имидж исчез, когда она оказалась наедине с мужчиной своей мечты. Вонан мягко и вежливо успокаивал ее.

Она сняла платье, и они направились к кровати. Я заставил Кларика выключить видео.

Вонан был с ней довольно долго. Его неиссякаемая энергия лишний раз подчеркивала его инородность. Я мрачно уставился в одну точку, пытаясь принять факты, которые сообщил мне Кларик. Но мозг отказывался от подобного переворота. Я все еще не верил в подлинность Вонана, хотя в его присутствии мне становилось немного не по себе.

— Он иссяк, — в конце концов сообщил Кларик. — Он выходит. Астер, быстро убери оборудование.

Пока Астер прятала датчики, Кларик вышел из машины и повел Вонана через площадь. Благодаря холодной зимней погоде, пришельцу не грозило появление ни поклонников, ни разъяренных апокалипсистов.

Вонан сиял.

— У вас интересные сексуальные традиции, — сказал он, когда мы возвращались. — Обворожительные! Настолько великолепные в своей примитивности! Столько энергии и таинственности! — Он восторженно хлопнул в ладоши. Я снова ощутил холодок, пробежавший по моей спине — это было совершенно не связано с погодными условиями. Я надеюсь, что Эстер тогда была счастлива. Ей будет, что рассказать внукам. Это было единственное, что я смог для нее сделать.

Глава 11

В тот вечер мы обедали в сугубо специфическом ресторане Чикаго место, где можно заказать мясные блюда, которых не найти нигде: бифштекс из бизона, филе из медвежатины, американского лося, фазана и шотландскую куропатку. Вонан каким-то образом прослышал про это и ему захотелось попробовать. Мы впервые отправлялись с ним в общественный ресторан, и это немного тревожило нас. Вокруг него всегда собирались толпы народа, так что было трудно предположить, что могло произойти в ресторане. Кларик договорился с владельцам ресторана, чтобы они доставили свои деликатесы прямо в отель. Но Вонана это не устраивало. Он пожелал обедать в ресторане.

Наш правительственный эскорт принял все меры предосторожности. Они быстро научились реагировать на непредсказуемые выходки Вонана. В ресторане имелся боковой вход и частный зал наверху, так что мы безо всяких проблем провели нашего гостя мимо обедавших. По всей видимости, Вонан был недоволен, когда оказался в изолированном помещении, но мы сделали вид, что в нашем обществе считается роскошью обедать вдали от вульгарной толпы. Вонан принял такую версию.

Многие из нас ничего не знали о специфике ресторана. Когда Хейман запросил меню, он довольно долго изучал его, после чего издал тевтонический свист. Он был потрясен предлагаемыми блюдами.

— Бизон! — воскликнул он. — Лось! Мы будем есть мясо редких животных! Это же ценные научные экземпляры! Мистер Кларик, я протестую! Это возмутительно!

Кларик очень переживал по поводу выхода в люди, и щепетильность Хеймана просто вывела его из себя.

— Прошу прощения, профессор Хейман, — сказал он. — Но меню одобрено Министерством внутренних дел. Вы же знаете, что даже редких животных надо время от времени отстреливать. И…

— Но их можно расселять в другие регионы, — не унимался Хейман, — а не использовать в качестве пищи! О Боже, что о нас скажут потомки? Мы, живущие в последнее столетие, когда еще существуют дикие животные, периодически убиваем и едим их, когда…

— Вы хотите узнать мнение потомков? — вмешался Колф. — Но, Хейман, один из них сидит перед вами. Можете спросить его мнение. — И он махнул громадной лапой в сторону Вонана-19, в чью подлинность он не верил, и при этом так захохотал, что затрясся стол.

— Я очень рад, что вы будете есть этих животных, и с удовольствием приму в этом участие, — подобно сирене пропел Вонан.

— Но ведь это не правильно! — брызгал слюной Хейман. — Эти чувства… в ваше время существует хоть одно из этих животных? Или они все исчезли… то есть их всех съели?

— Я точно не знаю. Их названия мне незнакомы. Например, что такое бизон?

— Это тяжеловесное млекопитающее с густой коричневой шерстью, пояснила Астер Миккелсон. — Родственен корове. Их стада были обнаружены много тысячелетий назад в западных прериях.

— Вымерли, — констатировал Вонан. — Коровы у нас есть, но никого родственного им нет. А лось?

— Это животное с огромными рогами. Обитает в северных лесах. На стене как раз висит голова лося. Вы видите, какие у него рога и вытянутая морда, — сказала Астер.

— Таких у нас не существует. А медведь? Куропатка? Тетерев?

Астер описала каждое животное. Вонан радостно сообщил, что они неизвестны в его время. Лицо Хеймана пылало. Я не знал, что он был сторонником движения по охране животных. Он прочитал целую проповедь по поводу того, что уничтожение диких животных — своего рода признак декадентства цивилизации, заметив, что не первобытные люди виноваты в этом, а изощренные и образованные, которые развлекаются тем, что охотятся и едят редкие экземпляры. Он говорил страстно и даже разумно — я впервые слышал, чтобы беспокойный историк проявлял такие познания. Вонан с интересом смотрел на него. Постепенно на лице пришельца стало появляться удовольствие, и я знал почему: Хейман ратовал за то, что вымирание животных происходит по мере развития цивилизации, а для Вонана, который смотрел на нас, как на дикарей, подобная точка зрения казалась забавной.

Когда Хейман закончил, мы переглянулись и пристыжено уткнулись в свои меню. Но тут вмешался Вонан.

— Надеюсь, — сказал он, — вы не откажете мне в удовольствии попробовать животных, которыми так бедна моя жизнь? К тому же, животные, которых мы собираемся съесть, уже мертвы. Позвольте мне донести до своего времени вкусовые ощущения бизона, куропатки и лося.

Разумеется, вопроса о том, чтобы пообедать в другом месте, не вставало. С чувством вины или без, но мы обедали в том ресторане. Как уже заметил Кларик, мясо поставлялось по правительственным каналам, так что ресторан прямой ответственности за исчезновение редких экземпляров не нес. О том, что это было мясо диких животных отлично свидетельствовали цены, однако глупо было обвинять подобное место в трудностях двадцатого столетия. К тому же, как утверждал Хейман, животные не вымерли, а вымирали. Я уже где-то читал предсказание, что в будущем столетии дикие животные сохранятся только в заповедниках. Так что, если принимать Вонана за настоящего посланника из будущего, это предсказание сбудется.

Мы заказали обед. Хейман выбрал жареного цыпленка, а остальные не стали отказываться от возможности попробовать деликатесы. Вонан запросил целое ассорти: филе из бизона, кусочек оленьей ножки, грудинку фазана и парочку обычных блюд.

— А какие животные водятся в ваше… э… время, — спросил Кларик.

— Собаки. Кошки. Коровы. Мыши. — Вонан задумался. — Ну и некоторые другие.

— Только домашние животные? — ужаснулся Хейман.

— Да, — сказал Вонан, отправляя в рот огромный кусок мяса. После чего довольно улыбнулся. — Восхитительно. Чего мы лишены!

— Теперь понимаете? — воскликнул Хейман. — Если только люди…

— Разумеется, — мелодично произнес Вонан, — у нас есть свои интересные блюда. Должен признаться, что приятно отправлять в рот куски других живых существ, но не все могут позволить себе такое удовольствие. Большинство из нас очень разборчивы в еде. Надо иметь крепкий желудок, чтобы путешествовать во времени.

— Вы считаете нас мерзкими и ужасными дикарями? — проорал Хейман.

— Ваш образ жизни значительно отличается от моего, — нисколько не смутившись, отозвался Вонан. — Зачем бы я стал стремиться сюда?

— Образ жизни у одного поколения не может быть выше или ниже, чем у другого, — произнесла Элен Эмсилвейн, с ненавистью посмотрев на кусок лосятины. — Просто жизнь в одну эпоху может быть более удобной, здоровой. Здесь не применительны такие термины как «высший» или «низший». С точки зрения культурного релятивизма…

— А знаете ли вы, — сказал Вонан, — что в мое время понятия не имеют о ресторанах? Мы считаем неизящным обедать при посторонних. В Центре слишком часто приходится сталкиваться с незнакомыми людьми. Хотя в находящихся за его пределами районах все обстоит иначе. К незнакомым людям относятся дружелюбно, но никогда не станут есть в их присутствии, если не планируется вступить в сексуальный контакт. Обычно мы едим в сугубо интимных компаниях. — Он усмехнулся. — Это слабость с моей стороны — обедать в ресторане. Просто я считаю вас интимным кругом, и вы должны понять… — и он обвел рукой присутствующих, словно собираясь отправиться в постель даже с Ллойдом Колфом, если бы тот согласился. — Но, надеюсь, когда-нибудь вы доставите мне удовольствие пообедать в общественном месте. Наверное, вы наняли частное помещение, боясь затронуть мою чувствительность. Но я очень прошу позволить мне хоть раз преодолеть свою стыдливость.

— Восхитительно, — сказала сама себе Элен Эмсилвейн. — Табу на принятие пищи в общественных местах… Вонан, если бы вы побольше рассказали нам о своем времени! Нам интересно все!

— Да, — согласился Вонан. — Наше время… например, известно под названием «период Размаха»…

-..немного информации о биологических исследованиях…

-..проблемах психотерапии… основные типы психозов, например, касающиеся…

-..возможность обсудить с вами эволюцию лингвистики…

-..явление обращения во времени. А также информацию об энергетических систем… — Это уже был мой голос, прорвавшийся среди общего хора. Разумеется, Вонан никому ничего не ответил, потому что мы загалдели одновременно. Когда мы поняли, что творим, все вдруг резко замолчали. Наши надежды потерпели крушение в один момент. Все дни и ночи, проведенные рядом с Вонаном, он почти ничего не рассказывал о своей эпохе. Лишь порой бросал пару фраз. Каждый так и не получил ответа на свои вопросы.

Вопросы повисли в воздухе и в тот вечер. Мы молча поглощали такие деликатесы, как грудинка птицы феникс и антрекот из единорога, и прислушивались к более разговорчивому, чем обычно, Вонану. Время от времени он бросал фразы о привычках в еде в тридцатом столетии, и мы были благодарны тому, что узнали. Элен Эмсилвейн была настолько захвачена сложившейся ситуацией, что просто рыдала над редкостями, заполнявшими наши тарелки.

Когда настала пора покидать ресторан, мы снова оказались на грани катастрофы. Народ вычислил, где находился знаменитый человек, и собралась толпа. Кларику пришлось отдать приказ вооруженным парализаторами охранникам расчистить дорогу, и на какое-то время казалось, что оружие придется пустить в ход. Когда мы спускались из частного зала, к нам рванулись, по крайней мере, сто посетителей. Им очень хотелось увидеть и прикоснуться к Вонану-19. Я с тревогой смотрел на их лица. На одних были скептические выражения, на других — просто любопытство, но большинство смотрели с благоговейным страхом, что мы не раз наблюдали в течение прошедших недель. В них было не просто поклонение. Казалось, что люди изголодались по мессиям. Им очень хотелось упасть перед ним на колени. Они не знали его, но часто видели на экранах, и они тянулись к нему, словно пытаясь восполнить пустоту, существовавшую в их жизнях. А что он предлагал? Свое очарование, приятную внешность, волшебную улыбку и привлекательный голос? И свою необычность, потому что в каждом его слове и жесте сквозило что-то инородное. Меня это тоже привлекало. Но я был слишком близок к Вонану, чтобы преклоняться перед ним. Я знал о его колоссальной жадности, его императорском потворстве своим желаниями, о колоссальном аппетите ко всем видам плотских удовольствий. А когда мессия так неравнодушен к еде и собирает вокруг себя толпу горящих желанием женщин, то не очень-то хочется перед ним преклоняться. Тем не менее, я ощущал его силу.

Это даже влияло на мое мнение о нем. Сначала я относился к пришельцу скептически и враждебно, но постепенно я смягчился и добавлял ко всему, относящемуся к нему, дополнительный оборот «если он настоящий». На мое мнение повлиял не столько результат анализа крови, сколько поведение самого Вонана. Я мог без труда начать верить, что он не мошенник, а действительно посланник из другого времени, но этому мешала моя специальность. Я все еще считал это физически невозможным, хотя где-то в глубине души сомневался. Хотя меня было нетрудно поймать на крючок внутренней силы Вонана, и я понимал, что чувствовали люди, толпившиеся вокруг и протягивавшие к нему руки.

Каким-то образом нам удалось выбраться из ресторана без неприятных инцидентов. На улице была такая отвратительная погода, что прохожих почти не было видно. Шоферы с непроницаемыми лицами доставили нас в отель. Как и в Нью-Йорке, для нас были заказаны соединявшиеся между собой номера в самой изолированной части здания. Когда мы поднялись на свой этаж, Вонан сразу же откланялся. Несколько предыдущих ночей он провел с Элен Эмсилвейн, но после посещения публичного дома, он временно потерял интерес к женщинам, и это было неудивительно. Он исчез в своей комнате. Охранники тут же закрыли ее. Бледный и вымотанный Кларик ушел, чтобы послать сообщение в Вашингтон. Остальные собрались в одном из номеров, чтобы немного расслабиться перед сном.

Комиссия из шести человек находилась вместе уже достаточно долго, чтобы понять, кто какой позиции придерживался. Наши мнения до сих пор разделялись по вопросу подлинности Вонана, но уже не так резко, как прежде. Колф по-прежнему считал его мошенником, хотя преклонялся перед его уверенностью. Хей-ман, который сначала тоже выступал против Вонана, теперь сомневался. Это противоречило его натуре, но он все больше склонялся в сторону пришельца, в основном базируясь на некоторых рассказах Вонана о будущем. Элен Эмсилвейн, как и раньше, принимала Вонана за настоящего. Мортон Филдс, наоборот, отрекся от своей первоначальной точки зрения. Думаю, что он просто завидовал сексуальным способностям Вонана и пытался отомстить ему, отказывая в законности.

Астер сначала придерживалась нейтральной позиции, решив подождать, пока появятся еще какие-нибудь подтверждения, и она их получила. Теперь она полностью уверена, что Вонан действительно проделал путешествие в прошлое, и у нее были на то биохимические доказательства. Как я уже говорил, я тоже стал склоняться в сторону Вонана, но больше благодаря эмоциональному восприятию, потому что с научной точки зрения подобное было невозможно. Таким образом, двое из нас искренне верили, двое сомневавшихся скептика готовы были принять историю Вонана за чистую монету, один человек все отрицал, и один стал отступником. Вне всяких сомнений, голоса разделились в пользу Вонана. Он начинал нас покорять.

Имевшиеся в нашей группе эмоциональные столкновения происходили весьма бурно. Но в одном мы были едины: мы от всего сердца устали от Ф. Ричарда Хеймана. Мне становилось плохо при одном только виде его рыжей бороды. Нас утомил его понтификат, его догматизм и привычка во всем видеть только дурное. Мортон Филдс тоже не пользовался особой популярностью. За аскетической внешностью скрывался самый настоящий развратник. Меня бы это мало волновало, если бы он не был неудачником. Сначала он добивался Элен, но был отвергнут. Потом — Астер, но тоже потерпел неудачу. А поскольку на практике Элен придерживалась профессиональной нимфомании, действуя по принципу, что, как леди-антрополог, должна изучить все человечество как можно ближе, то в отношении Филдса она повела себя слишком резко. В течение первой недели нашего совместного пребывания, Элен в конце концов переспала со всеми мужчинами группы, за исключением Санди Кларика, который был не в состоянии воспринимать ее с сексуальной точки зрения, потому что испытывал перед Элен благоговейный страх. И несчастного Филдса. Можно предположить, что он переживал. Предполагаю, что у них с Элен еще до появления Вонана были какие-то несогласия, поэтому психологически она произвела его кастрацию. Следующей Филдс атаковал Астер. Но немногословная, подобная ангелу, Астер просто отвергла его, сделав вид, что не понимает, чего он от нее хочет. (Даже несмотря на то, что Астер мылась вместе с Апокалипсистом под душем, никто из нас не мог поверить, что между ними произошел какой-то телесный контакт. Мы чувствовали, что кристальная невинность Астер могла устоять даже перед чарами Вонана).

Так что у Филдса были определенные сексуальные проблемы, и, можно представить, что это проявлялось самым неожиданным образом. Его крушение надежд выражалось в мрачных фразах, за которыми скрывалась ярость и желание поссориться. Филдс вызывал неодобрение даже у Ллойда Колфа, который, по своей сердечности, считал, что Филдса остается только пожалеть. Но, когда Филдс особо надоедал, Колф осаждал его раскатами грома своего голоса, что только ухудшало обстановку. С Колфом я не ссорился. У нас сложились гораздо более приятные отношения, чем просто сотрудничество. Элен Эмсилвейн я тоже был благодарен за компанию, и не только в постели. Несмотря на маниакальное поведение в области культурного релятивизма, это была живая женщина, с широким кругозором, поэтому могла отлично поразвлечь. Она все время бросала пару слов о чем-нибудь вроде ампутации клитора в племенах Северной Африки или о церемонии нанесения насечек в период полового созревания в Новой Гвинеи. Что касалось Астер, она оставалась непостижимой и непроницаемой. Положа руку на сердце, я могу сказать, что не очень-то любил ее, однако считал ее любопытной загадкой женского рода. Это волновало меня, однако тот факт, что я подсмотрел за ней в душе с помощью монитора, немного приоткрывал покров таинственности. Загадка должна всегда оставаться загадкой полностью. Она казалась необыкновенно целомудренной — своего рода Диана биохимии, которая каким-то таинственным образом навечно оставалась шестнадцатилетней. Во время наших частных бесед о Вонане, Астер говорила мало, но всегда по существу.

В середине января наши маршруты сместились к западу от Чикаго. Вонан был таким же неутомимым путешественником, как и любовником. Мы водили его по заводам, на энергетические станции, в музеи, на различные торжественные приемы, на метеорологические станции, на точки транспортных линий, в причудливые рестораны и во многие другие места и часто по его инициативе. Он умудрялся повсюду доставлять нам немало хлопот. Скорее всего, устраивая все это, он проникался «средневековыми» моральными принципами. Он реагировал на гостеприимство хозяев самым ужасным способом: совращая жертву для сексуальных потребностей, вопиющим образом оскверняя священных быков, и ясно давал понять, что наш научный мир считает примитивным. Меня забавляла его дерзость — он одновременно и очаровывал, и отталкивал. Однако, остальные — и члены нашей комиссии, и другие — придерживались иного мнения. Как бы то ни было, его возмутительное поведение подтверждало подлинность его заявления, поэтому особо против них не восставали. Он считался неприкосновенным. Гостем нашего столетия. И мир, терзаемый сомнениями и подозрениями, принимал его.

Мы делали все возможное, чтобы избежать неприятностей. Мы научились ограждать его от напыщенных, легко уязвимых людей, которые своим поведением накликивали беду. Мы видели, как он с озорным благоговением глазел на огромную грудь почтенной покровительницы искусств, которая водила нас по великолепному музею Кливленда. Он так сосредоточенно рассматривал вырез между белыми буграми грудей, что мы должны были предвидеть несчастье, но мы не успели вмешаться. Вонан направил палец на заинтересовавшее его место и выдал самый мягкий из своих разрядов. После этого пришлось держать подальше от него пожилых женщин в нарядах с глубокими вырезами. Мы научились изолировать его от подобного рода целей, и, если на десяток неудач приходилась одна удача, это считалось достаточным.

Единственное, чего нам не удавалось добиться, так это получить от него информацию о его времени или о событиях, которые должны будут произойти между теперь и потом. Время от времени он бросал нам сообщения о неописуемом политическом перевороте, который он называл Периодом Очищения. Он упоминал о пришельцах с других звезд. Немного рассказал о политической структуре непонятного объединения наций под названием Централь. Но по существу мы не слышали от него ни слова. Он давал только эскизы.

У каждого из нас была куча возможностей задать ему вопросы. Он с почтительной скукой выслушивал их, но всегда увиливал от конкретных ответов. Однажды в Сен-Луисе я беседовал с ним в течение нескольких часов, пытаясь что-нибудь выяснить по интересовавшим меня вопросам, но потерпел поражение.

— Вонан, ты не мог бы поподробнее рассказать, как ты добрался до нашего столетия? С помощью какого-то транспортного механизма?

— Ты хочешь узнать о моей машине времени?

— Да-да. О машине времени.

— Лео, на самом деле это не совсем машина. То есть, ты не должен думать о ней как о чем-то, имеющим рычаги и шкалы.

— Ты не мог бы описать ее? Он пожал плечами.

— Это не так-то просто. Ну… это такая абстракция. Я почти не видел ее. Ты заходишь в комнату, начинает действовать поле, и… — Он замолчал. Прости. Я не ученый. Я просто видел комнату.

— Машиной управлял кто-то другой?

— Да. Разумеется, да. Я всего лишь пассажир.

— А сила, которая двигала тебя сквозь время…

— Мой дорогой, честное слово, я даже не представляю, что это такое.

— Я тоже не могу представить. В том-то все и дело. С точки зрения современной физики, живого человека невозможно послать в прошлое.

— Но, Лео, я же здесь. Я — подтверждение этому.

— Если ты вообще совершил перелет во времени. На его лице появилось удрученное выражение. Его рука поймала мою — у него были прохладные и до странности гладкие пальцы.

— Лео, — он был явно задет, — ты подозреваешь меня?

— Я просто пытаюсь выяснить, как работает твоя машина.

— Если бы я знал, я бы рассказал. Поверь мне, Лео. Я очень тепло отношусь лично к тебе и ко всем искренним, сильным людям, с которыми я встречался в вашем времени. Но пойми, Лео, если бы ты сел в свою машину и отправился в 800-й год, и тебя бы кто-нибудь из того времени попросил бы объяснить, как работает твоя машина, ты бы смог это сделать?

— Но по крайней мере, я бы объяснил основные принципы. Вонан, я не смогу сам построить автомобиль, но я знаю, как он двигается. А ты не рассказал мне даже этого.

— Но это в несколько раз сложнее.

— Может, я смогу ее увидеть?

— О нет, — радостно воскликнул Вонан, — она находится на тысячу лет выше. Она доставила меня сюда и вернет, когда я этого пожелаю. Но сама машина осталась на месте.

— А как, — спросил я, — ты сообщишь, что хочешь вернуться?

Он сделал вид, что не слышал вопроса. Вместо этого он начал расспрашивать меня о работе в университете. Это был его обычный прием вместо того, чтобы отвечать на какой-нибудь ужасный вопрос, он начинал проявлять повышенную любознательность. Мне так и не удалось что-либо узнать от него. Снова проснулся мой скептицизм. Он не мог рассказать о машине времени, потому что не совершал перелета. Что и требовалось доказать — это мошенник. То же самое произошло, когда мы затронули вопрос об энергетической конверсии. Он не смог рассказать, когда это начали применять, как это действует и кто это изобрел.

Хотя остальным больше повезло с Вонаном. Самым удачливым оказался Ллойд Колф. Наверное, потому, что поделился своими сомнениями по поводу подлинности Вонана с самим Вонаном. В первые недели Колф особо не донимал пришельца расспросами, так как был слишком ленив, чтобы беспокоиться. Старый филолог обнаружил устрашающую склонность к идолопоклонничеству. Он остановился на лаврах, которые получил лет двадцать-тридцать назад, и теперь предпочитал наслаждаться искренним почитанием со стороны молодых людей, занимавшихся этой дисциплиной.

Я вдруг обнаружил, что он не напечатал ни одной имеющей значения статьи, начиная с 1980-го года. Складывалось впечатление, что для него подобное назначение было просто-напросто увеселительной прогулкой — самым простым способом провести зиму вдали от серости Морнингсайд-хайтс. Но одним февральским вечером Колф вдруг решил взяться за Бонана с точки зрения лингвиста. Я не знаю, что с ним случилось.

Они долго беседовали наедине. Громовой голос Колфа отлично прослушивался сквозь тонкие стены отеля, но мы не понимали языка, на котором он говорил. Наверное он читал Вонану санскритские эротические стихи. Потом он перевел, и мы смогли разобрать несколько слов и даже пару распутных предложений о прелестях любви. Наш интерес к беседе сразу пропал, потому что мы уже слышали это от Колфа. Когда я снова прислушался, то уловил серебряный смех Вонана, который подобно скальпелю прорывался сквозь громыхание Колфа. И тут я понял, что Вонан говорил на не знакомом мне языке. Похоже, дела там обстояли серьезным образом. Колф перебил пришельца, задав ему какой-то вопрос, и Вонан снова заговорил. И в это время вошел Кларик, чтобы раздать нам утренние маршрутные листы — мы должны были сопровождать Вонана на золотой рудник, поэтому совершенно перестали обращать внимание на беседу Колфа.

Багровый и потрясенный Колф вошел в комнату через час. Он тяжело потер виски, подержался за складки плоти на шее и так хрустнул пальцами, словно сразу же прозвучало несколько выстрелов.

— Проклятье, — пробормотал он. — Вечное проклятье!

Подойдя к окну, он некоторое время смотрел на заснеженные крыши небоскребов, после чего спросил:

— У нас есть что-нибудь выпить?

— Ром. Буэбен. Шотландское, — отозвалась Элен. — Налей себе сам.

Колф подошел к столу с полупустыми бутылками, налил себе такую дозу буэбена, которая парализовала бы гиппопотама. Он тремя жадными глотками опустошил стакан и бросил его на губчатый пол. Он стоял, широко расставив ноги, и тер виски, что-то лопоча, по-моему, на английском.

— Вы что-нибудь узнали от него? — в конце концов спросила Астер.

— Да. Очень многое. — Погрузившись в кресло, Колф включил вибратор. Я понял, что он не мошенник!

Хейман от удивления разинул рот. Элен была удивлена — я впервые видел, что она лишилась своей уравновешенности.

— Что вы имеете в виду, Ллойд? — взорвался Филдс.

— Он разговаривал со мной… на своем языке, — вяло отозвался Колф. Где-то с полчаса. Я все записал и завтра запущу в компьютер для исследования. Могу поручиться, это не фальшивка. Только истинный лингвист может изобрести подобный язык, но и то ему бы не удалось это сделать так хорошо. Колф вытер пот со лба. — О, Боже! О, Боже! Человек из другого времени! Разве может такое быть?

— Вы поняли, что он говорил? — спросил Хейман.

— Налейте мне еще, — сказал Колф. Взяв из рук Астер бутылку буэбена, он приложил ее к губам. Потом погладил свой кругленький животик и поднес руку к глазам, словно хотел смахнуть с них паутину. — Нет, я не понял его. Я смог установить только шаблоны. Он говорит на раннем английском… но этот английский так же далек от нашего, как англо-саксонские летописи. Там очень много азиатских корней — немного мандаринского наречия китайского языка, немного бенгальского, немного японского. Уверен, что встречаются слова арабского происхождения. И малайского целый языковой соус. — Колф выругался. — Понимаете, даже наш английский уже подобен проститутке. В нем много датского, норманнского, саксонского и многих других языков, принадлежащих к двум основным ветвям — латинской и тевтонской. Поэтому у нас много дублирующих слов. Preface и foreword, perceive и know. Хотя обе ветви происходят из одного источника — индо-европейского бормотания. Во времена Вонана они это изменили и добавили слова из других древних групп. Они собрали понемногу изо всех языков. На таком языке можно сказать все, что угодно. Слова отполированы подобно гальке — сглажены все шероховатости, исчезли флексии. Он издает десять звуков вместо двадцати предложений. Мне потребуется лет пятьдесят, чтобы найти грамматику, и пять — чтобы понять. Уничтожить грамматику — своего рода bouillabaisse[6] звуков, языковой pot-an-fen[7] немыслимо, немыслимо! У них произошел сдвиг к гласным звукам и гораздо более коренной, чем последний. Его речь… подобна стихам. Но эту поэзию трудно понять. Я разобрал лишь некоторые отрывки…

Колф замолчал. Он продолжал массировать свой огромный живот. До этого я никогда не видел его таким серьезным. Это очень впечатляло.

— Ллойд, а почему ты так уверен, что это не плод твоего воображения? прервал молчание Филдс. — Откуда ты это взял, если сам не понимаешь языка? Если ты не можешь установить грамматики, то как ты узнал, что это не тарабарщина?

— Ты — дурак, — просто отозвался Колф. — Следует взять твою голову и вытряхнуть из нее весь яд. Но тогда она станет абсолютно пустой.

Филдс выругался. Хейман встал и, словно пингвин, начал расхаживать взад-вперед по комнате. Похоже, в нем происходил какой-то внутренний кризис. Мне самому было нелегко. Если даже Колф изменил свою точку зрения, то разве оставалась надежда на то, что Вонан не врет? Хотя, все это могло поразить мозг Колфа. Может, и Астер несправедливо истолковала свои данные. Может быть. Может быть. Сохрани меня Боже, но я не хотел верить, что Вонан настоящий, потому что это затрагивало мое достоинство как ученого, хотя я сам себя предавал, руководствуясь эмоциональным восприятием. Как бы то ни было, все рушилось. Наверное. Я мучился, не зная, долго ли буду не принимать Вонана. Когда же я смогу все принять, подобно Астер и Колфу? Когда же Вонан совершит полет во времени на моих глазах?

— Ллойд, почему бы тебе не поставить запись? — пропела Элен.

— Да-да. Запись. — Он достал из кармана записывающее устройство и некоторое время повозился, прежде чем засунуть его в щель воспроизводителя. Потом он нажал на кнопку, и комнату заполнили мягкие, бессвязные звуки. Я напряг слух. Вонан говорил легко, играючи и очень искусно, варьируя звуками, словно пел песню. Время от времени я разбирал слова, которые слышал ранее. Но я ничего не понял. Колф подыгрывал пальцами, кивал и улыбался, в какие-то критические моменты начинал покачивать носком ботинка и что-то бормотать — Ну? Понимаете? Понимаете?

Но я ничего не понимал. Это были просто чистые звуки — порой перламутровые, порой лазурные, порой бирюзовые. Но все какие-то таинственные и непостижимые. Запись кончилась, и мы некоторое время сидели молча, словно мелодия Вонана еще продолжала звучать. Для меня это было не доказательством, хотя Ллойд мог принять эти звуки за ранний английский. Колф мрачно поднялся и спрятал в карман кассету. Потом повернулся к Элен Эмсилвейн, чьи черты лица изменились, словно она столкнулась с восьмым чудом света.

— Пошли, — сказал Колф и взял кисть ее руки, — Пора спать, а сегодня нельзя спать одному. Пошли.

И они вышли.

В ушах у меня все еще стоял голос Вонана, который воспроизводил звуковой пассаж грядущего или просто нес чепуху. Но меня это успокаивало.

Глава 12

Наш караван сместился на запад от снежного Денвера к солнечной гостеприимной Калифорнии. Но я покинул всех. Меня охватило страшное желание на некоторое время отдохнуть от Вонана, Хеймана, Колфа и других. Я уже находился в комиссии больше месяца, и это начинало сказываться. Поэтому я попросил разрешения у Кларика немного отдохнуть, и он отпустил меня. Пообещав, что присоединюсь к группе в Лос-Анжелесе, я направился на юг в Аризону, в уединенный домик Джека и Ширли Брайнт.

Последний раз я виделся с ними в начале января. Прошло не так уж много времени. Но для наших душ это был огромный срок. Я заметил в друзьях перемены. Джек был измотанным, словно в последнее время очень мало спал. У него были какие-то дерганые и нервные жесты, что очень напоминало мне прежнего Джека — бледного мальчика с востока, который появился у меня в лаборатории много лет назад. Ширли тоже выглядела какой-то переутомленной. Померкли золотистые волосы. Пропала былая гибкость. Возле горла периодически напрягались мышцы. Внутренняя напряженность компенсировалась веселостью. Она слишком часто и слишком громко смеялась. Ее голос часто звучал как-то неестественно, становясь пронзительным и резким. Она стала как-то старше. Если в декабре она выглядела на двадцать пять вместо тридцати с хвостиком, то теперь ей можно было дать все сорок. Я заметил все это с первых секунд появления, но не успел ничего сказать, в то время как первыми словами Джека были:

— Лео, ты выглядишь слишком усталым. Должно быть, ты слишком вымотался на своей должности.

— Да, бедный Лео, — подхватила Ширли. — Все это глупое турне. Тебе следует хорошенько отдохнуть. Ты не можешь остаться здесь больше, чем на неделю?

— Неужели я так плох? — спросил я. — Это даже можно заметить?

— Немного солнечного тепла Аризоны все исправит, — сказала Ширли и рассмеялась каким-то новым ужасным образом.

В первый день мы ничего не делали, а только наслаждались солнцем. Мы втроем растянулись на веранде, и после стольких недель холодной восточной зимы для меня было истинным наслаждением ощущать тепло обнаженной кожей. В тот день, тактичные как всегда, они ничего не спрашивали. Мы просто загорали и немного болтали, а вечером под жареное мясо распили бутылочку чамбертинского за 1988 год. Когда пустыня закуталась в темноту, мы послушали Моцарта, и все, чем я занимался и что видел за последние недели, стало казаться чем-то нереальным.

Утром я проснулся ни свет, ни заря, потому что сменилась временная зона, и некоторое время бродил по пустыне. Когда я вернулся, Джек уже встал. Он сидел на краю высохшего русла и что-то выковыривал из земли корягой. Когда я приблизился, он не выдержал:

— Лео, тебе удалось что-нибудь выяснить о… — Нет.

-..энергетической конверсии. Я покачал головой.

— Джек, я пытался. Но из Вонана невозможно что-нибудь вытрясти, если он того не желает. Он вообще не дал никаких конкретных сведений ни по одному вопросу. Он чертовски хитро избегает вопросов.

— Лео, я в затруднении. Возможность того, что что-то придуманное мной, может разрушить общество….

— Брось это, ладно? Джек, ты уже пересек границу. Опубликуй свою работу и получи Нобелевскую премию, и черт с ними, со всеми злоупотреблениями, которые могут произойти. Ты сделал чистое исследование. Зачем губить себя ради возможных последствий?

— Должно быть, человек, изобретший бомбу, рассуждал точно так же, пробормотал Джек.

— Но разве в последнее время сбрасывали какие-нибудь бомбы? В то время как твой дом работает на карманном реакторе, ты бы жег дрова, если бы эти парни не докопались до ядерного расщепления.

— Но их души… их души… Я начинал терять терпение.

— Мы чтим их души! Они были учеными и сделали все возможное. Вне всяких сомнений, они изменили мир, но они должны были это сделать. Тогда была война, понимаешь? Цивилизации грозила опасность. Они изобрели что-то, что повлекло за собой немало бед, но в то же время сделало немало хорошего. Ты ничего не изобретал. Уравнения! Основные принципы! И теперь сидишь и горюешь, потому что считаешь, что предал человечество! Джек, все что ты сделал — это поработал мозгами, и если это считается, с твоей точки зрения, предательством, то тебе лучше…

— Хорошо, Лео, — тихо сказал он, — я уже сожалею, что поделился своими горестями, и готов пойти на мученичество. Спишем меня в смертники и сменим тему разговора. Что ты думаешь о Вонане? Он настоящий? Или мошенник? Ты же виделся с ним близко.

— Я не знаю.

— Отлично, старина Лео, — обиженно отозвался он. — Ты всегда был проницательным. И у тебя всегда есть точный ответ!

— Все не так-то просто, Джек. Ты следил за Вонаном на экранах?

— Да.

— Тогда ты должен был понять, что это очень сложная личность. Это слишком хитрое отродье. Хитрее я не встречал.

— Но, Лео, интуитивно ты должен был почувствовать — да или нет, настоящий или нет?

— Я почувствовал, — отозвался я.

— Хочешь сохранить это в тайне?

Я облизнул губы и опустился на песок.

— Мне кажется, что Вонан тот, за кого себя выдает.

— Человек из 2999 года?

— Пришелец из будущего, — подтвердил я. За моей спиной резко расхохоталась Ширли.

— Лео, это просто великолепно! Ты наконец-то научился принимать иррациональное!

Она подошла сзади, обнаженная подобно богине и прекрасная до того, что замирало сердце. Ее волосы развевались на ветру, подобно флагу. Но ее глаза горели каким-то новым огнем.

— Иррациональность — противоречивая подруга, — отозвался я. — Я бы не хотел разделять с ней постель.

— Почему ты решил, что он настоящий? — продолжал допрашивать Джек.

Я рассказал ему об анализах крови и о том, как Ллойд Колф беседовал с ним. К этому я добавил пару личных впечатлений. Ширли сияла. Джек оставался печальным. В конце концов он сказал:

— Так тебе ничего не удалось выяснить о машине времени?

— Ничего. Он ничего не сказал.

— Не удивляюсь. Он не захотел, чтобы 2999-й год ворвался в жизнь дикарей, которые смогут создать машину времени по его описаниям.

— Может быть, здесь… связано с безопасностью? — предположил я.

Джек прикрыл глаза и стал раскачиваться вперед-назад.

— Если он настоящий, и эта энергетическая штука тоже настоящая, остается возможность того, что…

— Забудь об этом, Джек, — яростно набросился на него я. — Выбрось из головы!

Он с трудом прервал свои горестные страдания. Ширли подняла его на ноги и сказала:

— Как насчет завтрака?

— А как насчет форели, только что из морозильника?

— Отлично. — И я нежно хлопнул ее пониже спины, как бы подгоняя к дому. Мы с Джеком последовали за ней. Он уже успокоился.

— Я бы хотел поговорить с Вонаном лично, — сказал Джек. — Ну, хотя бы десять минут. Ты не можешь устроить это?

— Сомневаюсь. Личные беседы разрешаются очень редко. Правительство за ним следит очень строго — ну, по крайней мере, пытается следить. Ты же не епископ, не президент компании, не известный поэт. Но это не имеет значения. Он все равно не ответит на твои вопросы. Я просто уверен в этом.

— Но я хочу попытаться что-нибудь узнать от него. Имей это в виду.

Я обещал, что постараюсь все устроить, хотя шансов мало. Мы постарались не затрагивать подобных тем за завтраком. После чего Джек исчез, чтобы что-то дописать, а мы с Ширли отправились на веранду. Она очень тревожилась за Джека и сказала, что он очень переживает по поводу того, что скажут о нем потомки. Она не знала, как защитить его.

— Понимаешь, в этом нет ничего нового. Это было с самого начала, когда мы познакомились в университете. Но появление Вонана все ухудшило в пятьдесят раз. Он теперь действительно считает, что его рукопись способна изменить историю. На прошлой неделе он сказал, что очень хочет, чтобы апокалипсисты оказались правы: чтобы мир исчез в следующем январе. Лео, он больной.

— Понимаю. Но эту болезнь он не желает лечить. Она нагнулась ко мне и почти прижалась к уху, прошептав:

— Ты ничего не скрываешь от него? Скажи мне правду. Что говорил Вонан об этой энергии?

— Клянусь, ничего.

— Ты в самом деле думаешь, что он…

— В основном. Хотя не уверен до конца. Понимаешь, у меня есть серьезные научные возражения.

— А если их опустить?

— Я верю, — признался я.

Мы помолчали. Я позволил себе посмотреть на ее бедра. На ягодицах появилась испарина. Она напрягла носки ног.

— Джек хочет встретиться с Вонаном, — сказала Ширли.

— Я знаю.

— Я тоже, смею признаться. Лео, мне очень хочется его заполучить.

— Этого хотят многие женщины.

— Я никогда не изменяла Джеку. Но с Вонаном я это сделаю. Разумеется, я сначала предупрежу Джека. Но я с ума схожу по нему. Стоит только увидеть его на экране, мне сразу же хочется прикоснуться к нему, оказаться с ним наедине. Лео, это ужасно?

— Не глупи.

— Я успокаиваюсь лишь тем, что у меня никогда не появится такой возможности. Передо мной очередь в миллион женщин. Лео, ты заметил, какая истерия творится вокруг этого человека? Это своего рода культ. Это практически уничтожило апокалипсистов. Еще недавно все были уверены, что мы близимся к концу света, а теперь все считают, что мир просто переполнен пришельцами из будущего. Я видела на экранах лица людей — они приветствовали Вонана, опускались перед ним на колени. Он подобен Мессии. Неужели ты не замечаешь всего этого?

— Замечаю. Я не слепой, Ширли. Я сталкивался с этим довольно близко.

— Это пугает меня.

— Меня тоже!

— А когда ты — всегда рассудительный Лео Га-филд — заявляешь, что считаешь его настоящим, мне становится жутко. — Ширли снова снова хмыкнула. — Мы живем на краю небытия. Порой мне кажется, что весь мир, кроме меня и Джека, сошел с ума.

— А в последнее время ты усомнилась даже в Джеке?

— Да, — она положила свою руку на мою. — Почему люди так реагируют на Вонана?

— Потому что они до него не встречались ни с кем подобным.

— Но это не первая обаятельная личность.

— Но он первый, кто рассказывает такие необычные сказки, — возразил я. — И первый в эпоху современной коммуникации. Весь мир способен видеть его трехмерное изображение и в естественных красках. Он вошел в их души. Его глаза, его улыбка… Ширли, этот человек обладает огромной внутренней силой. Это чувствуется даже на экране. Я ощутил это на себе наяву.

— И чем же все закончится?

— В конце концов он вернется в 2999-й год, — легко отозвался я, — и напишет бестселлер о своих примитивных предках.

Ширли гулко расхохоталась, и мы стали болтать о пустяках. Ее слова встревожили меня. Не потому, что ей очень хотелось заполучить Вонана — в этом она была не одинока — меня расстроило ее желание, чтобы я это принял. Я был возмущен, что стал доверенным лицом в ее страстях. Женщина может поделиться этим с евнухом или с другой женщиной, но не с мужчиной, который и так пытается подавить свои чувства к ней. Вне всяких сомнений, она понимала это.

И если бы не мое уважение к их браку, я давно бы попытался завладеть ею, и между прочим, был бы принят с желанием. Тогда зачем говорить мне такие вещи, заведомо зная, что это причинит мне боль? Неужели она считала, что я постараюсь использовать свое положение, чтобы затащить Вонана к ней в постель? Что несмотря на свои чувства я стану сводником?

Мы провалялись целый день. К вечеру пришел Джек и сказал:

— Может, тебе и не интересно, но на экране показывают Вонана. Он дает интервью в Сан-Диего богословам, философам и тому подобным. Хочешь посмотреть?

«Не очень-то», — подумал я. Я специально смылся от Вонана, но еще не было минуты, чтобы не упоминали о нем. Но я промолчал, потому что Ширли ответила «да». Джек включил ближайший от нас экран, и Вонан, огромный как жизнь, начал излучать свое обаяние в трех измерениях. Камера показала пятерых крупных специалистов в области эсхатологии, из которых я многих узнал. Я разглядел длинный нос и обвислые щеки Милтона Клейхорна, одного из ученых мужей университета Сан-Диего. Про него говорили, что он посвятил свою карьеру попыткам исторгнуть Христа из христианства. Я видел резкие черты и морщинистую кожу доктора Наоми Гестена, в чьих глазах скрывались шесть тысяч лет семитической боли. Трое остальных тоже казались знакомыми: думаю, что они представляли различные вероучения. Мы немного опоздали, но успели на взрыв бомбы Вонана — ..так у вас нет организованного религиозного движения? — говорил Клейхорн. — То есть, вы исторгли из своей жизни церковь?

Вонан коротко кивнул.

— Но сама по себе религиозная идея! — проорал Клейхорн. — Она не может исчезнуть! Есть, определенные внутренние истины! Человек должен установить взаимоотношения с миром и с собственной душой! Он…

— Возможно, — скрипящим голосом обратился к Вонану доктор Лестен, — вы сможете нам что-нибудь объяснить, если поймете, что такое религия?

— Разумеется. Это установление зависимости человека от каких-то могущественных внешних сил, — Апокалипсист был явно доволен собой.

— Думаю, что это отличная формулировка. Вам так не кажется, ваше преосвященство? — воскликнул разъяренный председатель собрания.

Наконец-то я узнал мужчину с длинным подбородком и завернутым воротником. Это был Милан — телесвященник — тоже своего рода примечательная фигура. Немного подождав, он сказал:

— Да, это великолепно сказано. Очень приятно, что наш гость понимает такое понятие как религия, даже несмотря на… — лицо его преосвященства исказилось, -..как он утверждает, что наша религия не способна играть важную роль в его время. Скорее всего, мистер Вонан недооценивает силу религии и просто пытается продемонстрировать свое отсутствие веры. Могу я утверждать подобным образом?

Вонан улыбнулся. В его глазах сверкнули какие-то угрожающие огоньки. Мне стало страшно. Он использовал сразу и губы, и глаза! Он готовил катапульту, которая должна была уничтожить ненавистные стены. Участники конференции это тоже почувствовали. Клейхорн съежился. Лестен вобрал голову в плечи. Его преосвященство собрался, словно готовился взойти на гильотину.

— Хотите, я расскажу вам, что мы узнали о связи человека с миром? мягко спросил Вонан. — Понимаете, мы обнаружили, что способ, благодаря которому человек начинает свое существование на земле, и наше понимание мироздания, могут влиять на религиозные представления. Я не эсхатолог, так что более подробно объяснить не могу. Но вот, что мы знаем наверняка: когда-то на нашей планете совсем не было жизни. Всю поверхность покрывали моря и горы. Не было даже простейших микробов. Но потом нашу планету посетили исследователи с других звезд. Они не стали приземляться. Они просто покружились вокруг Земли и поняли, что она не представляет никакого интереса, потому что на ней не было жизни. Они задержались лишь для того, чтобы сбросить какие-то кухонные отходы, и потом умчались куда-то еще. Отходы прошли сквозь земную атмосферу и упали в море. Благодаря определенным условиям и химическим нарушениям начался процесс, который закончился таким явлением как… — собравшиеся заволновались, камера беспардонно показала искаженные лица, дикие глаза, разинутые рты и дрожавшие губы — …жизнь на земле.

Глава 13

В конце недельной передышки я поцеловал Ширли, наказал Джеку смотреть на все проще и отправился в Таксон, чтобы на транспорте добраться до Лос-Анжелеса. Я появился там спустя несколько часов после прибытия основной группы из Сан-Диего. Импульс после интервью Вонана все еще давал о себе знать. Наверное, впервые в истории по всем телеканалам мира провозглашалась богословская догма. Разумеется, все распространилось подобно исходным кухонным отбросам по стерильным морям. Тихо, очаровательно и деликатно Вонан подорвал религиозную веру четырех биллионов человек. Следует отдать должное его мастерству.

Джек, Ширли и я наблюдали за разоблачением религии, как зачарованные. Вонан представил свою веру, как общепризнанный факт, результат тщательных исследований и доказательств, оставленных существами, побывавшими на Земле в его время. Как обычно, он не дал никаких деталей, просто голые факты. Но, если человек принял его как посланника из 2999 года, то ему не составляло труда принять и вонановскую теорию мироздания. «Мир произошел от отбросов», — на следующий день сообщала пресса, и все это проникало в умы человеческие.

Апокалипсисты, которые на некоторое время успокоились, снова зашевелились. Волна яростных протестов прокатилась по всем городам. Экран показывал их напряженные лица, гневно горящие глаза и гордо развевающиеся знамена. Я открыл для себя что-то новое в этом растущем, как грибы, культе: это было лоскутное одело из отчаявшихся компонентов, представлявшее собой отчужденных, не имеющих корней, по-юношески мятежных и — что удивительно преданных людей. Среди армии апокалипсистов с их мятежами и выступлениями протеста, появились потрепанные, плоскоротые фундаменталисты квинтэссенция американских варваров, которые глубоко верили, что мир действительно скоро придет к концу. Мы впервые видели, что эти люди стали доминировать в выступлениях апокалипсистов. Сами они не позволяли себе каких-либо скотств, но возглавляли прелюбодеев, которые благожелательно принимали бесстыдство за признак приближающего конца. Для таких людей Вонан являлся анти-Христом, а его теория отбросов — немыслимым богохульством.

Для других это был Мир. Зародившееся движения сторонников Вонана стало распространяться по всем городам не просто как поклонение пророку, а как вероучение. Они заявляли, что являются отбросами и потомками отбросов, но лучше принять реальное, чем что-то мифическое. Бога нет, но Вонан — его пророк! Когда я прибыл в Лос-Анжелес, обе группы конфликтовали, поэтому Вонана усиленно охраняли. Мне с трудом удалось пробраться к группе. Меня доставили вертолетом и опустили на крышу отеля, в то время как внизу бушевали апокалипсис(tm) и сторонники Вонана, пытаясь увидеть своего идола. Кларик подвел меня к краю крыши и показал на орущие внизу массы народа.

— Сколько это уже продолжается? — спросил я.

— С девяти утра. Мы появились в одиннадцать. Мы можем призвать войска, но на какое-то время воздержимся. Говорят, что толпа растянулась отсюда до Посалены.

— Это невозможно! Мы…

— Оглянись.

Это было правдой. Все отходившие улицы заполнялись людьми, чьи потоки уходили куда-то на запад. Я слышал крики, вопли. Но долго на это было смотреть невозможно. Это действительно была осада.

Вонан ужасно удивился, узнав какие силы он столкнул. Я нашел его на восемьдесят пятом этаже отеля в обычном окружении Колфа, Хеймана, Элен, Астер, репортеров и кучи оборудования. Филдса не было. Позднее я узнал, что он дулся из-за неудачной новой попытки заполучить Астер. Когда я вошел, Вонан, по-моему, обсуждал погоду в Калифорнии. Он быстро поднялся и, подняв брови, поймал мой взгляд.

— Лео, старина! Как нам тебя не хватало!

Такой теплый прием выбил меня из колеи, но я все же умудрился сказать:

— Вонан, я следил за тобой по экрану.

— Ты слышал его интервью в Сан-Диего? — спросила Элен.

Я кивнул. Вонан, похоже, был очень доволен собой. Он неопределенно махнул в сторону окна и сообщил:

— Там собралась большая толпа. Как ты думаешь, чего они хотят?

— Они ждут твоего следующего откровения, — ответил я.

— Евангелие по святому Вонану, — мрачно пробормотал Хейман.

Позднее, от Колфа я узнал умопомрачительные новости. Он пропустил речь Вонана через ведомственный компьютер в Колумбии и получил сомнительные результаты. Компьютер озадачила структура языка и он просто рассортировал все на отдельные явления, так и не придя к окончательному выводу. Это подтверждало предположение Колфа об эволюционировавшем языке, а также возможность того, что Вонан просто издавал отдельные звуки, время от времени создавая отдельные комбинации, чтобы создать футуристскую версию о современных словах. Колф был подавлен. Когда сначала он доказывал эволюцию вонановской версии, с ним была почти истерика, но теперь он сомневался в своей интерпретации.

— Если я ошибся, — сказал он мне, — то, я погубил себя. Я позволил себе разменяться на ерунду. И, если это так, весь мой престиж летит к черту.

Он был потрясен. Он похудел на двадцать фунтов с того времени, как я его последний видел. Кожа на его лице обвисла.

— Почему бы не сделать повторной проверки? — спросил я. — Пусть Вонан повторит все, что ты записал ранее. Тогда запустим обе записи в компьютер и проверим их функциональное соотношение. Если это была импровизационная чушь, он не может ее повторить.

— Мой друг, я тоже думал так сначала. — И?

— Он не станет снова говорить со мной на этом языке. Он потерял интерес к моим исследованиям. Он не произнес ни звука.

— Это звучит подозрительно.

— Да, — печально согласился Колф. — Разумеется, это подозрительно. Я пытался убедить его, что, сделав такую простую вещь, он рассеет все сомнения. Но он отказывается. Я говорил ему, что из-за отказа, мы будем считать его самозванцем, но он говорит, что его это не волнует. Может, он действительно обманывает? Или действительно его это не волнует? Лео, я в полном расстройстве.

— Ллойд, но ты же уловил лингвистические рисунки?

— Разумеется. Но это может быть всего-навсего иллюзией — случайное совпадение звуков. — Он покачал головой, подобно раненому моржу и что-то пробормотал не то на персидском, не то на афганском. После чего ушел. И я понял, что Вонан дьявольским образом отверг важный аргумент в пользу своей подлинности. Умышленно. Своенравно. Он играл с нами, словно игрушками… со всеми нами.

В тот вечер мы обедали в отеле. Не могло быть и речи о выходе куда-нибудь, потому что нас окружали тысячи людей. Нам показали документальную запись происходящего на улицах. Вонан смотрел, как и все, хотя раньше особого интереса к тому, что о нем говорили средства массовой информации, не проявлял. Я пожалел, что он видел это. Документальный фильм свидетельствовал о его воздействии на души людей и показал неожиданные вещи: юные девушки извивались в экстазе перед фотографией нашего пришельца. Африканцы зажигали священные церемониальные факелы, в чьем голубом дыму, как они считали, возник Вонан. Какая-то индианка записала все телепередачи про Вонана и теперь продавала дубликаты, словно сувениры. Мы видели массовое западное движение; орды любопытных пересекали континент в надежде столкнуться с Вонаном по дороге обратно. Камера показывала возбужденные лица фанатиков. Люди ждали появления Вонана. Они жаждали его проповедей. Им нужен был божественный руководитель. Всюду вспыхивали волнения. Если бы Колф сделал речь Вонана всеобщим достоянием, это спровоцировало бы новую манифестацию. Я понимал, что язык, напоминавший священный лепет, будет принят как спасение. И я испугался. Во время передачи я украдкой бросал взгляды на Вонана. Он удовлетворенно кивал, радуясь вызванным им волнениям. Его, похоже, забавляла сила, которой наделила его общественность, и любопытство. Все, что бы он ни сказал, примут с величайшим интересом, и будут несколько раз обсуждать, пока это не станет знаком судьбы, принимаемым миллионами. Такой силой обладают немногие, и никто из предшественников Вонана не имел выхода в телеэфир.

Я ужаснулся. До этого момента он совершенно не обращал внимания, как отзывается о нем мир. Но теперь пошла обратная реакция. Он смотрел документальные смещения пластов. Действуя с легкой наивностью, Вонан создал значительный хаос. Вонан стал причиной особой злобы, которая могла разрушить цивилизацию. Сначала я презирал его, потом удивлялся. А теперь я испугался.

Мы разошлись рано. Я видел, как Филдс о чем-то настойчиво беседовал с Астер. Она покачала головой, потом пожала плечами и оставила его. Вонан подошел к нему и тихонько тронул за плечо. Я не знаю, что он сказал Филдсу, но у того помрачнело лицо. Филдс вышел, пытаясь хлопнуть бесшумной дверью. Колф и Элен ушли вместе. Я замешкался безо всякой на то причины. Моя комната находилась рядом с комнатой Астер, поэтому мы вместе спустились в холл. Мы немного поболтали у ее дверей. У меня возникло странное ощущение, что ей хочется пригласить меня на ночь. Она была необычно возбуждена, ее ресницы часто мигали.

— Ты не знаешь, мы долго еще пробудем вместе с Вонаном? — спросила она.

Я ответил, что не знаю. Она сказала, что ей хотелось бы вернуться в свою лабораторию, но тут же с тревогой добавила:

— Я бы уже давно это сделала, если бы не была сама во всем заинтересована. Заинтересована в Вонане. Лео, ты заметил, что он стал меняться?

— Каким образом?

— Он стал больше интересоваться происходящим вокруг. Он сначала так этого чуждался. Помнишь, когда он попросил меня принять с ним душ?

— Я не могу такого забыть.

— Разумеется, если бы это был другой мужчина, я бы отказала ему. Но Вонан был слеп, подобно котенку, и невинен, подобно ребенку. Я знаю, он не желал причинить вреда. Но теперь… Теперь он, похоже, решил использовать людей. Он стал не просто осматривать достопримечательности. Он всеми манипулирует и очень искусно.

Я признался, что тоже подумал об этом во время телевизионной программы. Ее глаза вспыхнули. На щеках появился нежный румянец. Она облизнула губы, и я подождал, пока она скажет, что мы очень близки по духу и нам следует узнать друг друга получше. Но вместо этого она сказала:

— Лео, я боюсь. Лучше бы он вернулся туда, откуда пришел. Он может причинить серьезные несчастья.

— Кларик и компания предотвратят это.

— Я надеюсь. — На ее губах появилась усмешка. — Спокойной ночи, Лео. Добрых сновидений.

Она ушла. Я некоторое время рассматривал захлопнувшуюся дверь и в памяти всплыл когда-то подсмотренный, ее обнаженный образ. До того дня я не обращал на Астер внимания как на женщину и вдруг я понял, что нашел в ней Мортон Филдс. Мне ужасно захотелось ее. Может, это тоже были проделки Вонана?

Я улыбнулся, потому что начинал винить его во всем. Моя рука прикоснулась к дверной панели Астер и я некоторое время раздумывал, стоит ли просить ее впустить меня. В конце концов я вернулся в свою комнату. Я закрыл дверь и, не раздеваясь, лег. Сна не было. Я подошел к окну, чтобы посмотреть на толпу, но люди куда-то исчезли. Уже было далеко за полночь. Город был залит лунным светом. Я взял блокнот и стал набрасывать всплывшие в мозгу во время обеда теоремы: это был способ двойного обращения заряда во время путешествия во времени. Проблема заключалась в том, чтобы, допуская возможность обращения во времени, вывести математический расчет для обратного перехода античастицы в частицу до завершения полета. Я работал быстро и какое-то время даже успешно. Я был уже готов взять телефон и согласовать данные со своим компьютером, чтобы можно было получить какие-то подтверждающие макеты системы. Но тут я заметил ошибку в начале расчетов, глупейшую алгебраическую погрешность, разрушавшую всю стройность работы. Я в ярости скомкал листы бумаги и отшвырнул их.

И тут я услышал, что кто-то нажимает кнопки на панели двери.

— Лео? — раздался голос. — Лео, ты не спишь?

Я включил сканер возле кровати и увидел своего посетителя. Вонан! Я мгновенно подскочил и открыл дверь. На нем была тонкая зеленая туника, словно он собирался куда-то пойти. Его появление крайне удивило меня, потому что я знал, что Кларик каждую ночь запирал его. Хотя, теоретически, для Вонана не составляло труда сломать код, который больше служил для его безопасности, но одновременно держал пришельца в заключении. Но как бы то ни было, Вонан был у меня.

— Заходи, — сказал я. — Что-нибудь случилось?

— Ничего. Ты не спал?

— Работа. Между прочим, пытался рассчитать, как работает твоя машина времени.

Он расхохотался.

— Бедный Лео. Ты изнашиваешь свой мозг подобными проблемами.

— Если тебе действительно меня жалко, то мог бы дать пару намеков.

— Я бы это сделал, если бы мог, — отозвался Вонан. — Но это невозможно. А почему, я объясню тебе внизу.

— Внизу?

— Да. Мы пойдем немного прогуляемся. Лео, ты же составишь мне компанию?

Я от удивления разинул рот.

— Но внизу волнения. Нас растерзает возбужденная толпа!

— Думаю, что люди уже разошлись, — сказал Вонан. — Кроме того, у меня есть это. — И он протянул руку. В его пальцах были зажаты две пластиковые маски вроде тех, что мы носили в борделе в Чикаго. — Нас ничто не узнает. Мы сможем спокойно прогуляться по улицам этого прекрасного города. Лео, мне очень хочется. Я устал от официальных выходов. Я хочу снова побыть просто туристом.

Я не знал, что делать. Позвонить Кларику, чтобы он снова запер Вонана? Это было большой ответственностью. В масках или без, но без охраны было рискованно выходить из отеля. Но было бы предательством так поступить с Вонаном. Очевидно, он доверял мне больше других. Может быть, ему хотелось что-то рассказать мне с глазу на глаз, без датчиков Кларика. Я согласился рискнуть, надеясь, что мне удастся выудить из него какую-нибудь ценную информацию.

— Хорошо. Я пойду с тобой.

— Тогда стоит поспешить. Если за твоей комнатой следят по монитору…

— А как насчет твоей?

Он самодовольно рассмеялся.

— С моей комнатой все в порядке. Те, кто следят, думают, что я там. Но если меня засекут здесь… Лео, одевайся.

Я быстро что-то накинул на себя, и мы вышли. Я закрыл дверь с наружной стороны. В холле лежали трое человек Кларика. Судя по звукам они спали. В воздухе плавал зеленый шар анестезирующего баллона. Его термочувствительная панель уловила мою энергию, и шар навис надо мной. Вонан лениво протянул к нему руку, поймал за пластиковый шнур и выключил. После чего заговорщицки улыбнулся мне и, словно мальчишка, убегавший из дому, прошмыгнул через зал, жестом показав мне следовать за ним.

С легким толчком распахнулась служебная дверь в коридоре, за которой находился барабан для белья. Вонан сделал знак, чтобы я проходил.

— Но ведь мы окажемся в прачечной! — запротестовал я.

— Лео, не глупи. Мы успеем выбрать до того, как остановится последний.

У меня не было времени спрашивать почему. Мы нырнули в барабан и нас отшвырнуло вниз в глубину здания. Неожиданно водоворот прекратился и мы вошли в трубу. Мне показалось, что это ловушка, но Вонан просто сказал:

— Это безопасное устройство, чтобы обслуживающий персонал отеля не попадал в конвейер. Понимаешь, я разговаривал с горничной. Пошли! — И он вышел из западни, которая приводилась в движение множеством детекторов, располагавшихся вдоль стен трубы. Мы пристроились на краю спускового желоба, пока Вонан открывал дверь. Для человека совершенно не разбиравшегося, что такое фондовая биржа, он великолепно знал внутренние механизмы отеля. Как только я выбрался из трубы, ловушка исчезла в одной из ее стен. Спустя мгновение откуда-то сверху появились простыни, проплыли мимо нас и исчезли в бездне прачечной. Вонан снова поманил меня рукой. Мы пролезли по какому-то освещенному холодным светом проходу и в конце-концов оказались в одном из вестибюлей отеля. После чего совершенно прозаичным образом незамеченными выбрались на улицу.

Кругом было тихо. Можно было рассмотреть, где находились восставшие. На домах и тротуарах мерцали шаблонные лозунги: «Конец близок», «Приготовься к встрече с Творцом» и тому подобная ерунда. Мы пошли наугад. Над нами пролетел рекламный шар, возбуждая воображение. В двух кварталах от отеля мы остановились у витрины магазина, торговавшего подсматривающими устройствами. Вонан, похоже, был полностью поглощен этим. Разумеется, магазин был закрыт, но когда мы потоптались на чувствительной панели, вмонтированной в тротуар, медоточивый голос сообщил нам часы работы и пригласил приходить за покупками в дневное время. Пройдя немного вниз мы оказались у спортивного магазина, специализировавшегося на рыболовных принадлежностях. Наше присутствие заставило другой голос произнести целую речь, рассчитанную на рыбака, занимающегося ловлей в море.

— Вы пришли в правильное место, — услышали мы. — У нас есть все необходимое для вас. Гидрофотометры, модели планктонов, грязевые пенетрометры, регистраторы глубинных течений, гидростатические силовые приводы, радиолокационные бакены, клинометры, грязевые детекторы, индикаторы прозрачности уровня…

Мы пошли дальше.

— Мне нравятся ваши города, — сказал Вонан. — Такие высокие здания, и такие агрессивные лавочники. Лео, у нас нет лавочников.

— А что же ты делаешь, если тебе вдруг понадобится грязевой детектор или какой-нибудь планктон?

— Они всегда имеются в распоряжении, — просто отозвался Вонан. — Но у меня редко возникает необходимость в подобных вещах.

— Вонан, почему ты так мало рассказываешь нам о своем времени?

— Потому что я явился сюда изучать, а не учить.

— Но ты же не вмешиваешься в нашу жизнь. Мы можем обмениваться знаниями. Нам ужасно интересно узнать, что будет потом. Но ты так мало рассказываешь. У меня весьма туманное представление о твоем мире.

— Расскажи, каким он тебе кажется.

— Людей гораздо меньше, чем сейчас, — начал я. — Они очень аккуратные, и все у них в порядке. Произошли из отходов. У них есть все необходимое. Никаких войн. Никаких наций. Обыкновенный, приятный и счастливый мир. Мне трудно в это поверить.

— Ты правильно описал.

— Вонан, но как они достигли этого? Именно это нас и интересует. Приглядись к нашему образу жизни. Сотни подозрительных национальностей. Супербомба. Постоянная напряженная обстановка. Голод и разруха. Миллионы истеричных людей не знают, что их ждет завтра. Что происходит? Как помочь миру успокоиться?

— Тысяча лет, Лео, это большой срок. Многое может произойти.

— Но что произойдет? Куда денутся национальности? Расскажи мне о кризисах, войнах, переворотах.

Мы остановились под фонарным столбом. Фотосенсоры тут же зафиксировали наше присутствие, и вспыхнул свет.

— Лео, представь, что ты рассказываешь мне о расцвете и падении Римской империи, — сказал Вонан.

— Где это ты слышал о Римской империи?

— От профессора Хеймана. Лео, ну вот что ты знаешь об империи.

— Ну… думаю, не очень-то много. Это была европейская конфедерация семь или восемь столетий назад. И… и…

— Совершенно верно. Ты ничего о ней не знаешь.

— Вонан, но я же не историк.

— Я тоже, — тихо заметил он.

— А почему ты думаешь, что я знаю о Периоде Очищения больше, чем ты о Римской империи? Для меня это история древнего мира. Я никогда не изучал ее. Мне это было неинтересно.

— Но отправляясь в прошлое, Вонан, ты должен был изучить историю, как изучал английский.

— Английский мне был нужен для общения. А в истории не было необходимости. Лео, я прибыл сюда не как ученый. Я всего лишь навсего турист.

— Так ты ничего не знаешь о науке своего времени?

— Ничего, — весело ответил он.

— А что ты знаешь? Чем ты занимаешься в 2999 году?

— Ничего. Ничем.

— У тебя нет профессии?

— Я путешествую. Наблюдаю. Развлекаю себя.

— Ты принадлежишь к скучающим богачам.

— Да, если учесть, что у нас нет скучающих богачей. Я так и знал, Лео, что ты назовешь меня скучающим. Скучающим и невежественным.

— А у вас все такие в 2999-м году? Такие понятия как «работа», «научная деятельность» и «усилия» вышли из употребления?

— Нет, нет, — возразил Вонан. — У нас много старательных людей. Мой соматический брат Луин-31 работает коллектором световых импульсов. Мой лучший друг Мортель-91 — знаток жестов. Поль-13, чью красоту ты признал бы совершенной, танцует в психодроме. У нас есть свои артисты, поэты, ученые. Знаменитый Экки-89 потратил пятьдесят лет на изучение Огненных лет. Сатор-11 собрал полную коллекцию кристаллов, и все сделал сам. Я горжусь ими.

— А ты, Вонан?

— Я ничего. Я ничего не делаю. Я самый обыкновенный человек, Лео, — в его голосе появилась новая нотка, — своего рода кнопка для откровения. Я прилетел сюда от скуки, просто ради развлечения. Другим есть чем заполнить свои души. Но я, Лео, пустой сосуд. Я ничего не могу рассказать тебе ни из науки, ни из истории. У меня элементарные понятия о красоте. Я невежествен. Я скучающая личность. Я изучаю мир ради собственного удовольствия. Но это поверхностные развлечения. — Он мрачно усмехнулся, что было видно даже сквозь маску. — Лео, я с тобой откровенен. Надеюсь, это объясняет, почему я не могу ответить на твои вопросы и вопросы твоих друзей. Я далеко не идеален, человек со множеством недостатков. Тебя расстроила моя откровенность?

Она не просто расстроила меня. Она испугала меня. Если все это не было игрой, то Вонан представлял собой дилетанта, никудышного человека, бездельника — это никто из своего времени, которому наскучил свой мир, и он явился к более примитивным предкам. Теперь можно было объяснить его уклончивые ответы. Но было трудно признать, что это наш гость из будущего, что лучшего мы не достойны. Я ужаснулся, что такой мелкий путешественник завладел нашим миром, сам того не желая. Куда могло завести его стремление к развлечениям? И насколько он станет сдерживать себя, если он вообще делает это?

— А почему никто больше из вашего времени не прилетает к нам? спросил я.

— А почему ты думаешь, что я первый? — усмехнулся Вонан.

— Мы никогда… никто из нас… такого не было… — Я смущенно замолчал, снова вспомнив о даре Вонана преодолевать пространства Вселенной.

— Я не первый, — мягко сказал он. — Здесь немало побывало до меня.

— Они побывали здесь тайно?

— Разумеется. А мне захотелось раскрыть свое инкогнито. Более серьезно настроенные мои современники действовали тихо.

— А сколько их здесь побывало?

— Я могу лишь догадываться.

— Они посещали все эпохи?

— А почему бы и нет?

— И жили под вымышленными именами?

— Разумеется, — весело отозвался Вонан. — Очень часто они открывали какое-нибудь общественное предприятие. Бедный Лео! Думал ли ты, что я всего лишь последний дурак в этой очереди?

Я покачнулся, больше выбитый из колеи последним, чем всем остальным. Наш мир был просто напичкан подобными визитерами? Сотни, тысячи, пятьдесят тысяч пришельцев заглядывали в нашу историю? Нет, мой мозг был не в состоянии это принять. Вонан просто играл мною. Я сказал ему, что не верю. Он рассмеялся.

— Я разрешаю тебе не верить, — сказал он. — Слышишь этот звук?

Да, я слышал этот звук, раздававшийся со стороны Першинг-сквер. Он напоминал шум водопада. Но на этой площади не было водопадов. Вонан рванулся вперед. Я поспешил за ним. Сердце мое тревожно забилось. Я никак не мог собраться. Пробежав квартал, Вонан остановился, чтобы подождать меня.

— Их там много, — он указал рукой вперед. — Это увлекательно!

Исчезнувшая толпа стянулась к Першинг-сквер. На нас двигалась фаланга людей, заполняя улицу от края до края. Сначала я не мог понять, кто это апокалипсисты или последователи Вонана, но, разглядев размалеванные лица, зловещие знамена и металлические змеевики, поднятые вверх как символы божественного огня, я понял, что к нам приближались предсказатели конца.

— Нам лучше уйти отсюда, — сказал я. — Вернуться в отель.

— Я хочу посмотреть.

— Вонан, нас растопчут.

— Нет, если мы будем осторожны. Лео, держись меня. Пусть поток пройдет мимо нас.

Я покачал головой. Авангард апокалипсистов находился на расстоянии одного квартала от нас. Сотрясая криками воздух, восставшие диким стадом рванулись к нам. Даже как случайные наблюдатели мы могли пострадать от рук толпы. Но если они узнали бы нас, можно было попрощаться с жизнью. Я схватил Вонана за руку и попытался утащить его в сторону отеля. И тут я впервые ощутил на себе его электрическую мощь. Короткий низковольтный разряд заставил меня отдернуть руку. Но я снова схватил его, и на этот раз он отбросил меня посильнее. Мои мускулы задергались. Я упал слегка ошеломленный на камни, в то время как Вонан, широко расставив руки, пошел навстречу апокалипсистам.

Толпа врезалась в него. Я видел, как он исчез в орущей массе людей. Он ушел. Я пытался подняться на ноги, зная, что должен найти его. Мне даже удалось сделать три-четыре неуверенных шага. И тут на меня налетели апокалипсисты. Я постарался устоять, несмотря на полученный разряд. Мимо меня проносились зелено-красные лица. В воздухе стоял едкий запах пота. Я заметил на груди одного апокалипсиста шипящий шарик ионного дезодоранта. Это было странное место для подобных изощренностей. Кто-то обнял меня сзади. Это была девушка с обнаженными трясущимися грудями, чьи соски были покрашены люминесцентной краской.

— Конец близок! — пронзительно воскликнула она. — Живи, пока есть возможность!

Она схватила мои руки и прижала их к своим грудям. Я немного подержался за теплую плоть, пока толпа не унесла ее. Когда я посмотрел на свои руки — на них подобно ясным очам сияли пятна краски. Зазвучали древние музыкальные инструменты. Мимо меня, взявшись под руки, промаршировала тройка молодых людей, отпихивая ногами всех, кто встречался на их пути. Высокий мужчина в маске козла победоносно выставил все свои мужские достоинства. К нему рванулась упитанная женщина, предлагая себя, и повисла на шее. Чья-то рука обняла меня за плечи. Я обернулся. Ко мне тянулась изможденная костлявая фигура. Девочка, решил я, судя по костюму и длинным золотистым волосам. Но когда «она» расстегнула блузку, я увидел плоскую безволосую грудь с двумя крошечными сосками.

— Выпей, — предложил парнишка, протягивая мне флягу. Я не мог отказаться. Сделав глоток, я почувствовал что-то жгучее и горькое. Обернувшись, я сплюнул, но привкус во рту все равно оставался.

Мы шли пятнадцатью или двадцатью рядами сразу в сторону отеля. Я пытался прорваться сквозь ряды в поисках Вонана. Меня то и дело схватывали. Все напоминало карнавал, хотя не было огней, и костюмы были до дикости индивидуальными.

— Вонан! — что есть силы проорал я. И толпа подхватила это «Вонан… Вонан… Вонан… убить Вонана… конец… огонь… смерть… Вонан». Все напоминало танец смерти. Я видел разрисованные лица, проколотые ноздри, целующихся мужчин. Я снова прокричал:

— Вонан!

И тут я заметил его. Он стоял посреди толпы. Его огибали потоки людей, словно камень, и уносились вперед. Вокруг него оставалось небольшое пустое пространство. Он стоял, скрестив на груди руки и наблюдал за царившим вокруг безумством. Его маска порвалась, обнажив одну щеку, он был измазан краской и каким-то светящимся веществом. Я рванулся к пришельцу, но новый поток людей отшвырнул меня. Я снова стал прокладывать путь, что есть силы работая руками и ногами, ударяясь в тонны плоти. Когда я оказался на расстоянии нескольких футов от него, я понял, почему апокалипсис(tm) огибали его. Вонан создал вокруг себя небольшое защитное поле, чтобы избежать толчков, ударяя каждого, кто подходил ближе двух-трех футов. Отлетавшие казались мертвыми. Но я видел, как упавшая слева от Вонана девушка поднялась и пошла дальше. Вонан просто прикоснулся к следующему подошедшему апокалипсисту с выкрашенной в темно-голубой цвет лысиной, и того просто отбросило на прежнее место. Я проскочил сквозь электрическую стену и почти прижался лицом к Вонану.

— Ради всего святого, давай уйдем отсюда! — прокричал я.

— Лео, успокойся. Мы вне опасности.

— У тебя порвалась маска. Что, если тебя узнают?

— Я смогу защититься, — рассмеялся он. — Здесь великолепно!

Наученный горьким опытом, я не пытался больше схватить его. Он мог снова ударить меня, и я вряд ли пережил очередное потрясение. Поэтому я беспомощно стоял возле него. Я видел, как огромная нога наступила на кисть лежавшей рядом без сознания девушки. Когда нога сместилась дальше, расплющенные пальцы конвульсивно задергались, но каким-то неестественным для человека образом. Вонан глазел во все стороны.

Вдруг появились полицейские вертолеты. Они намного опоздали. Они нависли между домами в сотне футов от толпы, и работавшие моторы посылали на нас сильные потоки воздуха. Я видел, как из, их животов появились темно-серые брандспойты, после чего полились первые струи пены. Апокалипсисты, похоже, обрадовались им. Они рванулись вперед, пытаясь попасть под потоки. Некоторые даже сбрасывали одежду. Пена расширялась в воздухе и покрывала улицы огромными сугробами, делая продвижение почти невозможным. Толпа дергалась взад-вперед, пытаясь прорваться сквозь залежи пены. У нее был странный сладковатый привкус. Я видел, как одна девушка стала покрывать пеной лицо и тело после чего упала на тротуар, и ее завалило полностью, потому что последовала новая струя, и мы оказались в сугробах по ягодицы. Вонан наклонился и вытащил девушку, хотя она абсолютно не понимала, что с ней происходит. Он нежно вытер ее лицо и обвил руками влажное скользкое тело. Когда он коснулся ее груди, она быстро открыла глаза, и пришелец тихо сказал:

— Я — Вонан-19. — И прижался губами к ее губам. Когда он выпустил ее, девушка опустилась на колени и уползла в пену. Я с ужасом заметил, что Вонан был без маски.

Теперь мы почти не могли двигаться. На улицах появились блестящие полицейские роботы, которые, проходя сквозь пену, хватали демонстрантов и формировали их в группы по десять-двенадцать человек. Санитарные машины уже всасывали пену. Нас никто не замечал.

— Может, теперь ты меня послушаешься? — спросил я Вонана. — У нас есть прекрасная возможность благополучно вернуться в отель.

— Но нам и так ничего не грозит.

— Кларик с ума сойдет, если узнает, где ты был. Вонан, он ограничит твою свободу. Он посадит под дверью охрану и наставит ловушек.

— Подожди, — сказал Вонан. — Меня еще кое-что интересует. Потом мы сможем уйти.

Он снова скрылся в толпе. К тому времени пена превратилась в тестообразную массу, и все находившиеся в ней в отчаянии забарахтались. Спустя мгновение Вонан вернулся. Он тащил за собой испуганную девчонку семнадцати лет. Она была одета в прозрачное пластиковое платье, к которому прилипли куски пены, демонстрируя скромность.

— Теперь мы можем возвращаться в отель, — сказал он мне. А девчонке прошептал:

— Я Вонан-19. В январе не будет конца света. До рассвета я тебе это докажу.

Глава 14

Нам не пришлось пробираться в отель. Вокруг него были расставлены патрули, и когда нам удалось выбраться из пены, Вонан наткнулся на индивидуальный сигнал, и нас подобрали люди Кларика. Кларик сидел в вестибюле отеля, следя за экранами монитора, и просто с ума сходил от беспокойства. Когда вошел Вонан, таща за собой визжащую апокалипсистку, я думал с Клариком будет удар. Вонан холодно извинился за возможные причиненные беспокойства и попросил разрешения пройти в свою комнату. Девочка ушла с ним. Когда они скрылись из виду, я почувствовал себя неловко в обществе Кларика.

— Как ему удалось выбраться? — строго спросил Кларик.

— Я не знаю. Наверное, он вычислил код замка.

Я пытался дать понять Кларику, что собирался поднять тревогу, когда Вонан покинул отель, но обстоятельства были вне моего контроля. Я поставил его перед фактом, что сделал все возможное, чтобы удержать Вонана от общения с апокалипсистами, но это было выше моих сил.

В течение последующих недель охрана Вонана была усилена. Он стал заключенным, а не просто гостем правительства Соединенных Штатов. Кларик решил, что неразумно предоставлять Вонану свободно передвигаться, но никаких физических мер предосторожности применять не стали. Запиралась комната, и возле дверей выставлялась охрана. Каким-то образом Вонану один раз удалось открыть замок и устранить охранников. Но Кларик улучшил замки, наставил ловушек и увеличил число людей.

Все рассчитывалось на то, чтобы Вонан больше не совершал подпольных вылазок. Но, я думаю, что здесь все зависело от желания самого пришельца, а не от усилий Кларика. После истории с апокалипсистами Вонан заметно притих. Он стал самым ортодоксальным туристом, глазел по сторонам, сдерживая свои демонические комментарии. Я боялся его молчания, как боялся потухшего вулкана. Но то, что он не позволял себе яростных нарушений правил приличия, хотя не ходил на задних лапках, было очень тактично с его стороны. Мне было интересно узнать, что он задумал.

Так проходили недели. Мы побывали с Вонаном в Диснейлэнде, но Вонану явно не понравились искусственные реконструкции других времен и мест. Его интересовала информация из первых рук. В Диснейлэнде он больше глазел на других посетителей, чем на аттракционы. Мы провели его по антигеральдическому парку, окружив его плотным кольцом, на что он даже не обратил внимания. Увидев Вонана в Диснейлэнде, его можно было принять за искусственную имитацию человека из будущего, который проходил через парк, улыбаясь и кивая.

Мы привезли его в Ирвин и показали ускоритель в триллион вольт. Это была моя инициатива: мне очень хотелось вернуться в институт на несколько дней, чтобы посетить дом и офис и убедиться, что все в порядке. Конечно, подпускать Вонана к ускорителю было своего рода риском, памятуя о хаосе на вилле Братона, но мы решили, что Вонан никогда не видел контрольного оборудования. Он стоял возле меня, молча наблюдая за экранами, пока я расщеплял атомы. Его это заинтересовало, но это было любопытство ребенка к причудливым рисункам.

На какое-то время я совершенно обо всем забыл, наслаждаясь управлением гигантской машиной. Я стоял возле пульта управления. Передо мной и сверху меня располагалось оборудование в несколько биллионов долларов. Я включал кнопки и дергал рычаги с таким же огоньком в глазах как у Везли Братона, когда тот показывал нам управление таинственным домом. Я расщеплял атомы железа, получая поток бешено несущихся нейтронов. Я посылал пучок протонов и обрывал его с помощью инъекции нейтронов, так что экран покрывался яркими пятнами взрывов уничтожащих линий. Я получал кварки и антикварки. Я продемонстрировал весь свой репертуар, и Вонан невинно кивал, улыбался и показывал пальцем. Он мог убить меня наповал, как поступил с человеком Фондовой биржи, просто спросив, зачем нужна такая громоздкая аппаратура. Но он не сделал этого. Было ли это связано с его особым отношением ко мне, или просто иссякли его проказы, я не знаю, но он вежливо стоял и смотрел.

После этого мы повели его на станцию ядерного расщепления, находившуюся на побережье. Это снова было мое предложение, хотя Кларик согласился, что это могло оказаться полезным. Я все еще надеялся заполучить от Вонана какие-либо сведения об источниках энергии его эры. Я никак не мог позабыть о Джеке Брайнте. Но моя попытка провалилась. Владелец станции объяснил Вонану, как мы используем энергию самого солнца, проводя протонно-протонную ре акцию внутри украденного магнитного поля, получая энергию при превращении водорода в гелий. Вонану позволили посетить трансляционную комнату, где регулировалась плазма с помощью сенсоров, работавших над видимым спектром. То, что мы видели была не самая яростная плазма — ее вообще невозможно увидеть невооруженным взглядом — а ее имитация, кривая, проходившая от максимума к максимуму при малейшем колебании ядер. Хотя я неоднократно посещал станцию в течение ряда лет, я испытывал благоговейный страх. Но у Вонана было свое мнение на этот счет. Мы ожидали пренебрежительных комментариев, но он не стал сравнивать наши средневековые достижения с достижениями своего времени. Этот новый Вонан совсем не кусался.

Мы возвращались через Нью-Мехико, где находился музей антропологии индейское поселение. Это был шанс Элен Эмсилвейн. Она провела нас по пыльной грязной деревне, сообщая антропологические сведения. Туристический сезон еще не начался, так что мы могли спокойно пообщаться с индейцами. Кларик договорился с местными властями, чтобы в тот день закрыли вход для посетителей, поэтому нам не грозило нашествие поклонников Вонана из Альбукерке или Санта-Ре. Сами индейцы высунули из жилищ свои плосконосые красные лица, но, я сомневаюсь, что кто-то из них знал, кто такой Вонан. Это были коренастые люди с круглыми лицами и плоскими носами, они совсем не походили на ястребоподобных индейцев из легенд. Мне стало их жалко. Они работали по найму — им платили за то, что они жили здесь в грязи. И хотя им позволяли пользоваться телевидением, автомобилями и электричеством, они не могли построить современных домов и вынуждены были жевать зерновые похлебки, исполнять ритуальные танцы и изготавливать гончарные изделия для продажи посетителям. Таким образом мы охраняли свое прошлое.

Элен представила нас местным властям — губернатору, вождю и двум так называемым тайным агентам. Они очень походили на проницательных искушенных в житейских делах людей, которые могли с легкостью руководить автомобильными агентствами Альбукерке. Нам показали несколько домов, даже киву, священное место поселения. Несколько детей исполнили нам какие-то неистовые танцы. В магазине, находившемся на краю площади, продавались гончарные изделия и бирюзово-серебряные ожерелья, изготавливаемые женщинами деревни. На одной из витрин располагались древние горшки, которые были сделаны в первой половине двадцатого столетия. Симпатичная ерунда с гладкими законченными рисунками и элегантными абстрактными изображениями птиц и оленей. Но они стоили по несколько сотен долларов за штуку, и по выражению лица торговавшей девочки я понял, что на самом деле они совсем не предназначались для продажи. Это были сокровища племени, напоминавшие о более счастливых временах. Действительные товары представляли собой дешевые, непрочные кувшины.

— Вы видите, как они накладывают рисунок после обжига горшков? насмешливо произнесла Элен. — Это очень скверно. Такое может сделать даже ребенок. В университете Нью-Мексико пытаются восстановить старые традиции, но эти люди утверждают, что туристы предпочитают покупать подобную ерунду. Она ярче, живее и дешевле.

Вонан кисло покосился на Элен, и заявил, что эти изделия более привлекательны, чем древние. Думаю, что он сказал это, чтобы посмеяться над ней. Но до конца не уверен. Эстетические представления Вонана оставляли желать лучшего, так что ему могло понравиться творчество современных индейцев.

В деревне у нас был только один неприятный инцидент с Вонаном. Нас проводила по демонстрационному залу для показа товаров худенькая красивая девочка с черными блестящими волосами и чертами лица, больше напоминавшими китаянку, чем индианку, и Вонан решил добавить ее в свой дон-жуановский список. Я не знаю, чем бы закончилось дело, если бы он попросил ее провести с ним ночь. Но, по счастью, он решил не заходить так далеко. Он пристально следил за ней, когда она двигалась по залу. Я и Элен заметили это. Когда мы покидали здание, он решил вдруг вернуться под каким-то невинным предлогом. Но ему преградила дорогу похожая на ведьму Элен. Ее глаза гневно сверкали. Рыжие волосы напоминали развернутое знамя.

— Нет! — яростно воскликнула он. — Ты не можешь!

Этого было достаточно. Вонан подчинился. Он улыбнулся и, поклонившись Элен, ушел. Я даже не ожидал от него подобного.

Необычная покорность Вонана взволновала нас всех, но все предпочитали его выходки, подобные тем, что происходили в январе и феврале. Несмотря на все предсказания, интерес к делам и словам Вонана возрастал с каждой неделей. Он постепенно становился сенсацией века. Какие-то пронырливые торговцы быстро издали книгу о Вонане под названием «Новое откровение». В нее вошли все записи пресс-конференций Апокалипсиста-19 и появлений в эфире, начиная с Рождества, с какими-то дешевыми комментариями, связывающими все воедино. Книга вышла в свет где-то в середине марта. О ее значительности можно было судить по тому, что она расходилась не только в записях, кассетах и факсимиле, но и в просто отпечатанном виде, как в старые добрые времена. Какой-то калифорнийский издатель пожертвовал на это бумагу, сделав ярко-красную суперобложку с заглавием из слоновой кости. Миллион экземпляров разошелся за одну неделю. Спустя немного времени какие-то подпольные издания стали переиздавать книгу, несмотря на отчаянные попытки владельца защитить свою собственность. Несколько миллионов «Нового откровения» распространились по всему миру. Я тоже купил один экземпляр в качестве сувенира. Я видел, как Вонан читал эту книгу. И настоящие экземпляры и копии было трудно отличить друг от друга, и в первые недели весны эти издания засыпали нацию подобно красному снегопаду.

У новой религии был свой пророк. Теперь появилась и библия. Я не понимал, что можно было почерпнуть в «Новом откровении» для успокоения души, поэтому решил, что для людей это, скорее всего, был талисман. Где бы мы ни появлялись с Вонаном, толпа держала эти книги подобно блестящим карточкам во время футбольного матча в колледже, создавая сплошной красный купол с черными вкраплениями букв.

Появлялись и переводы. На немецкий, польский, шведский, португальский, французский и русский языки. Некоторые из штата Кларика коллекционировали их и снабжали нас, где бы мы ни появлялись. Обычно Кларик отдавал их Колфу, который с горьким интересом просматривал новую версию. Книга проникла в Азию и дошла до Японии. Появилась на нескольких индийских языках, на мандаринском наречии китайского языка, на корейском. Естественно, вышло издание на еврейском — самом подходящем языке для священной книги. Колфу нравилось расставлять красные книги рядами, подбирая рисунки. Он сам мечтал сделать перевод или на санскрит, или на древне-персидский. Но, думаю, он шутил.

После интервью с Вонаном Колф как-то резко сдал. Его потрясли результаты обработки компьютера. Первоначально вдохновленный, что он слышал язык будущего, Колф заметно лишился своего неиссякаемого энтузиазма. Теперь он уже не был так уверен в подлинности Вонана. Колф потерял веру в самого себя и рассыпался просто на глазах. Несмотря на свою одаренность и широкие познания, он знал, что его репутация подорвана. Из жалости к Колфу я попросил Вонана повторить свое интервью.

— Это бесполезно, — сказал тот и отказался.

Колф вообще стал не похож на самого себя. Он мало ел, мало говорил и к началу апреля так похудел, что его было трудно узнать. Кожа и одежда обвисли на его уменьшившемся теле. Он покорно следовал с нами повсюду, но с трудом понимал, что происходит. Кларик, с сожалением, решил освободить Колфа от возложенной миссии и отослать домой. Он обсудил это с остальными членами группы, но Элен решительно не согласилась.

— Это убьет его, — заявила она. — Он решит, что его списали по некомпетентности.

— Но он болен, — возразил Кларик. — Все это путешествие…

— Это полезное назначение.

— Но от него теперь нет никакого толку, — заметил Кларик. — В течение ряда недель он не внес никакую лепту. Он просто сидит и играет с экземплярами книг. Элен, я не могу взять на себя такой ответственности. Он нуждается в госпитализации.

— Он нуждается в нас.

— Даже если это добьет его?

— Даже если это добьет его, — энергично сказала Элен. — Лучше умереть в упряжке, чем где-то сидеть и думать, что ты старый дурак.

Кларик уступил Элен, но нас наполнял страх, потому что мы каждый день наблюдали внутренний распад старика Ллойда. Каждое утро я ожидал, что мне скажут, что он умер во сне, но каждое утро он появлялся изможденный, с землистого цвета лицом. Его нос выступал подобно пирамиде на сморщенном лице.

Мы отправились в Мичиган, чтобы показать Вонану проект искусственной жизни Астер. Когда мы проходили по этой сверхъестественной лаборатории, Колф плелся в конце группы подобно представителю из царства мертвых.

— Это одна из первых наших удач, если это вообще можно назвать удачей, — сказал Астер. — Мы никак не можем установить, к какому типу они относятся, но можно не сомневаться, что это живые существа, способные размножаться. Так что, с этой точки зрения, эксперимент можно считать удачным.

Мы заглянули в огромный бункер, где росло великое множество подводных растений. Среди них плавали небольшие лазурные существа длиной около восьми дюймов. У них не было глаз, поэтому они перемещались с помощью пульсаций дорсальных плавников, протянувшихся на всю длину тела. Их разинутые как у ворон рты были усыпаны противными треугольными щупальцами. В бункере их было около сотни. Некоторые явно подавали надежды. Возле них паслись меньшие представители.

— Мы пытаемся вывести коэлентарии, — пояснила Астер. — То, что мы имеем здесь — это свободно-плавающий анемон. У коэлентарии нет плавников, а у этих есть, и они знают, как их использовать. Мы не планировали плавники, они появились спонтанно. На лицо фантом сегментной структуры тела, а это принадлежит уже к высшим типам. Метаболически, этот вид способен приспосабливаться к окружающей среде лучше, чем другие беспозвоночные. Они могут жить и в пресной, и в соленой воде. Их температурный спектр превышает сто градусов. Они потребляют любую пищу. То есть, мы получили супер-коэлентарию. Нам очень хочется проверить, как они будут жить в естественных условиях и запустить их в пруд, находящийся неподалеку, но если честно, мы боимся лишиться своих экземпляров. — Астер самодовольно улыбнулась. — Мы пытались синтезировать позвоночных, но с меньшим успехом. Здесь…

Она указала на бункер, где на дне лежало маленькое коричневое существо, время от времени хаотично передвигавшееся. У него были две руки без костей и одна нога. Судя по всему нехватавшей ноги не было вообще. Оно очень напоминало грустную саламандру. Похоже, Астер очень гордилась им, потому что у него был хорошо развитый скелет, отличная нервная система, удивительно хорошо посаженные глаза и полный комплект внутренних органов. Но я не узрел никакого сходства с собой. Над этим еще работали. Между тем, все эти существа создавались поэтапно из основного генетического материала, количество которого явно ограничивало размах эксперимента.

Астер попала в свою сферу, поэтому неутомимо водила нас по ярко освещенным комнатам мимо гигантских замораживающих колб и зловеще мерцавших центрифуг, вдоль ниш, заставленных фракционными колоннами, через пристройки, где деловито шумели механические мешалки в баках, наполненных темной радужной жидкостью. Мы смотрели в длинные фибротелескопы, чтобы разглядеть замкнутые пространства с определенным освещением, температурой, излучением и давлением. Нам показали микрофотоснимки взрывов электронов и темно-красные голограммы таинственных клеточных образований. Астер сопровождала экскурсию словами, имевшими определенное значение — научными терминами. Мы слышали названия типа: фотометрическое титрование, платиновый тигель, гидравлические плетизмографы, роторные микроатомные денситометры, электрофорезные камеры, коллоидные сумки, инфракрасные микроскопы, флуориметры, кардиотахометры. Это был ни с чем не сравнимый, замечательный словарь. Астер старательно объясняла, как образуются белковые цепи, как они копируются. Она излагала все просто и красиво. Я был полностью очарован.

Показывая нам все это, Астер преследовала одну цель — спровоцировать Вонана на комментарии. Астер знала, что в эру Вонана жили какие-то получеловеческие существа, о которых он как-то упоминал. Приближенцы. Естественно, Астер очень хотелось узнать о них побольше, но она, естественно, ничего не узнала. Теперь она снова попыталась, но с тем же успехом. Апокалипсист по-прежнему вежливо молчал. Он задал пару вопросов о том, когда по предположениям Астер она планирует получить имитации человека. Астер задумалась.

— Лет через десять-пятнадцать, — ответила она.

— Если мир столько просуществует, — лукаво заметил Вонан.

Мы рассмеялись больше от того, что снялось внутреннее напряжение, чем от того, что это было смешно. Даже у Астер, у которой вообще не наблюдалось ничего похожего на чувство юмора, на лице вспыхнула тонкая улыбка. Она обернулась и показала на бункер, вмонтированный в капсюль давления.

— Это наш самый последний проект, — сказала она. — Я точно не знаю, как обстоят дела сейчас, потому что отсутствовала в лаборатории с января месяца. Это попытка синтезировать эмбрион млекопитающего. У нас имеется несколько эмбрионов на различных стадиях развития. Если вы подойдете поближе…

Я пригляделся и рассмотрел ряд рыбоподобных существ внутри маленьких ограниченных мембранами ячеек. У меня все напряглось в животе при виде этих большеголовых крошечных созданий, созданных из смеси аминокислот, тянувшихся к стадии завершенности. Это подействовало даже на Вонана.

Ллойд Колф пробормотал что-то на непонятном мне языке. В его голосе слышалось страдание. Я посмотрел на него и заметил, что он весь напрягся, подняв одну руку под острым углом к груди. Другая показывала куда-то вдаль. Словно он исполнял какую-то партию из балета и замер посреди очередного пируэта. Потом он издал какой-то булькающий гортанный звук и упал вперед на каменный лабораторный стол. Он конвульсивно попытался за что-то схватиться, и на пол полетели колбы и форсунки. Его мощные руки вцепились в край маленького бункера, и тот перевернулся, выплеснул десяток искусственных коэлентарий. Они извивались возле наших ног. Ллойд медленно осел и упал на спину. Его глаза оставались открытыми. Он отчетливо проговорил одно предложение: это было последнее обращение Ллойда Колфа. Наверное, это было сказано на каком-то древнем языке, потому что никто ничего не понял и не мог даже повторить. После этого он умер.

— Систему жизнеобеспечения! — закричала Астер. — Быстро!

Двое работников лаборатории почти сразу же принесли все оборудование. Тем временем, Кларик уже пытался сделать искусственное дыхание рот-в-рот. Астер оттолкнула его, разорвала на мощной груди Колфа одежду и сделала знак своим ассистентам подключить электроды и пропустила через сердце Колфа электрический разряд. Один из ассистентов уже вводил подкожную инъекцию в руку Колфа, мы слушали как жужжали приборы, доходя до нужного уровня. При электрических толчках тело Колфа шевелилось, правая рука поднималась на несколько дюймов, сжимался кулак, но после рука безжизненно падала.

— Обыкновенная спазматическая реакция, — пробормотала Астер. — Ничего больше.

Но она не сдавалась. В систему жизнеобеспечения входил полный набор энергетических приборов, и Астер использовала все. Грудной компрессор проводил искусственное дыхание. Астер ввела внутривенно жаропонижающие средства, чтобы не произошло кровоизлияния в мозг. Электроды ритмично вызывали колебания сердца. Колфа почти не было видно под аппаратурой.

Вонан опустился на колени и пристально посмотрел в открытые глаза Колфа. Потом оглядел его расслаб ленное тело и потрогал покрытую пятнами щеку. Поднявшись, он тихо спросил:

— Скажите, пожалуйста, что они пытаются с ним сделать?

— Вернуть его к жизни.

— Так он умер?

— Да.

— Что с им произошло?

— Вонан, у него остановилось сердце. Ты знаешь, что такое сердце?

— Да.

— Сердце Колфа износилось. Астер пытается заставить его работать снова. У нее не получается.

— А у вас часто умирают?

— Один раз в конце жизненного срока, — с горечью отозвался я.

Появился врач, загрузив грудь Колфа еще большим количеством аппаратуры.

— А как у вас умирают? — спросил я Вонана. Похоже, на него очень подействовал факт смерти, тем более, что она произошла в помещении, где создавалась жизнь. Доктор старался изо всех сил, но Колф никак не реагировал. Мы окружили их кольцом, подобно статуям. Двигалась одна Астер, собирая существа, опрокинутые Колфом. Некоторые из них тоже умерли, некоторых раздавили. Но были и те, которые выжили. Она сложила их обратно в бункер.

В конце концов доктор поднялся и покачал головой.

Я посмотрел на Кларика. Он плакал.

Глава 15

Колфа похоронили в Нью-Йорке со всеми почестями. В знак уважения мы на несколько дней прекратили свои экскурсии. Вонан присутствовал на похоронах — его явно заинтересовал процесс погребения. Его присутствие весьма осложнило обстановку, потому что многим увенчанным лаврами ученым захотелось взглянуть на него, и они старались подойти поближе. В какой-то момент мне казалось, что похороны закончатся беспорядками. В могилу вместе с Колфом положили три книги. Две его собственные, а третью — «Новое откровение» на еврейском языке. Я пришел в ярость от этого, но Кларик сказал, что это была воля самого Колфа. Три или четыре дня назад он отдал Элен Эмсилвейн запечатанную кассету, на которой, как оказалось, было записано его завещание.

После окончания траура, мы отправились снова на запад, чтобы продолжить путешествие Вонана. Мы удивительно быстро пережили утрату Колфа. Теперь нас было пятеро вместо шести, и через некоторое время мы к этому привыкли. Погода смягчилась, и соответственно стало меняться настроение. Распространение «Нового откровения» прекратилось, потому что практически у каждого имелся свой экземпляр. Толпы собиравшиеся в местах пребывания Вонана увеличивались с каждым днем. Появлялись вспомогательные пророки, доводившие до народа смысл миссии Вонана. Как всегда, центром такого рода деятельности стала Калифорния, так что Кларик старался держаться подальше от этого штата. Он, как и я, как и все мы, очень волновался по поводу этого нараставшего культа. Одного Вонана это порядком веселило. Хотя он тоже однажды испугался, когда, приземлившись в аэропорту, увидел море красных томов, переливавшихся на солнце. По крайней мере, мне казалось, что он уставал от присутствия огромных толп, хотя иногда его оживлял такой интерес к своей особе. Одна калифорнийская газета на полном серьезе заявила, что Вонан намерен участвовать в следующих выборах в сенат. Кларик дико расхохотался, узнав об этом.

— Если Вонан увидит это, — сказал он, — начнется страшная кутерьма.

Но, к счастью, сенатором Вонан не стал. С одной стороны, мы успокаивали себя тем, что он не захочет занять эту должность, с другой что власти вряд ли согласятся считать жителем Соединенных Штатов жителя Централи, пока Вонан не докажет, что Централь является преемником суверенного государства Соединенных Штатов.

В конце мая, согласно графику, Вонан должен был посетить недавно открытый курорт на Луне. Я отбился от этого, потому что не горел желанием побывать в увеселительных дворцах Коперника, решив, что лучше это время посвятить своим делам в Ирвине, так как заканчивался семестр. Кларик не хотел меня отпускать, тем более, что один раз я уже отпрашивался, но заставить меня он не мог, поэтому в конце концов меня отпустили. Он решил, что комиссия из четырех человек может с таким же успехом сопровождать Вонана, как комиссия из пяти.

Но на лунную базу они отправились втроем.

Перед самым отъездом отказался Филдс. Кларик должен был это предвидеть, потому что в течение последних недель Филдс постоянно ворчал и бубнил, и явно возмущался своим назначением. Как психолог, Филдс изучал реакцию Вонана на происходящее вокруг и пришел к двум-трем выводам, совершенно противоречащим друг другу. Согласно своему эмоциональному восприятию, Филдс решил, что Вонан мог быть, а мог и не быть обманщиком. По сравнению с моими оценками оценки Филдса совсем ничего не стоили. Его комичные интерпретации поведения Вонана не несли никакого смысла. Но я мог бы ему это простить, если бы его мнение не менялось через каждые две недели.

Его уход из комиссии не носил идеологического характера. Это было вызвано самой обыкновенной ревностью. Должен признаться, что несмотря на то что я недолюбливал Филдса, следует отдать должное его настойчивости.

Вся беда заключалась в Астер. Филдс продолжал преследовать, что было просто невыносимо, потому что он всегда был в дурном настроении. Было совершенно ясно, даже для Филдса, что Астер не хотела его. Но близость странным образом действует на человека, и Филдс продолжал свои попытки. Он уговорил служащих отеля выделить им с Астер соседние комнаты и по ночам изыскивал возможность проникнуть к ней в номер. Астер все игнорировала, словно была сделана не из плоти и крови. Порой она бывала так же неестественна, как ее коэлентарии, и сводила на нет все байроновские страдания и желания своего слишком страстного обожателя.

По словам Элен Эмсилвейн, Филдс был совсем измотан таким обращением. В конце концов, когда однажды вечером мы собрались вместе, он решительно попросил Астер провести с ним ночь. Она отказалась. Тогда Филдс не выдержал и позволил себе прокомментировать некоторые явные отклонения в половых возможностях. Гневно и во всеуслышание он обвинил ее во фригидности, в извращенности, злорадстве и тому подобных вещах. Между прочим, все, что он говорил об Астер, было правдой, кроме одного — она не была волчицей. Сомневаюсь, что она специально провоцировала его. Она просто не понимала, что от нее требовалось.

Но на этот раз Астер вспомнила, что является женщиной, поэтому дала отпор Филдсу в истинно женском духе. В присутствии Филдса, в присутствии всех она предложила Вонану разделить с ней постель. Она ясно дала понять, что безоговорочно предлагает себя Вонану. Я очень жалел, что не видел этого. По словам Элен, Астер впервые была похожа на настоящую женщину: ее глаза возбужденно горели, губы были поджаты, лицо пылало, кулаки сжаты. Естественно Вонан подчинился ей. Они ушли вместе. Астер сияла, как невеста в первую брачную ночь. Насколько я знаю, для нее это и было именно так.

Филдс не мог этого вынести. Я не виню его. Астер полностью обломала его, так что для него было выше всяких сил находиться рядом дальше. Он сказал Кларику, что оставляет должность. Разумеется, Кларик стал уговаривать Филдса остаться, взывая к его патриотическим чувствам, к его ответственности перед наукой и тому подобному — эти понятия так же священны для Кларика, как и для всех нас. Но Филдс не придал этому никакого значения. Он в тот же вечер собрал вещи и уехал, чтобы, как рассказывала Элен, не увидеть утром сиявших Астер и Вонана.

Я был в Ирвине, когда все это произошло. Как обыкновенный американец я следил за Вонаном по экрану, если вспоминал включить его. Несколько месяцев, проведенных с ним, казались еще более нереальными, чем когда я принимал участие в путешествии. Я заставлял себя не думать об этом. На Луне разгуливали Кларик, Элен, Хейман и Астер. Колф мертв. Филдс уехал в Чикаго. Он звонил мне оттуда в середине мая, потому что писал книгу о Вонане и хотел уточнить кое-какие детали. Он ни словом не обмолвился о причинах своего ухода.

Спустя час я забыл и о Филдсе, и о его книге. О Вонане-19 я тоже пытался забыть. Я вернулся к своей работе, но она казалась мне пустой и неинтересной. Бродя без всякой цели по лаборатории, просматривая результаты прежних экспериментов, время от времени что-то запуская в компьютер, проводя конференции со своими студентами, я представлял собой весьма патетический образ. Король Лир элементарных частиц. Тоже такой же старый, скучный и измотанный своими старыми проблемами. Я чувствовал, что молодые сотрудники были особенно внимательны ко мне в тот месяц. Мне казалось, что мне лет восемьдесят. Однако никто из них не пытался прорваться сквозь барьер в наших исследованиях. Они тоже топтались на месте: вся разница заключалась в том, что они чувствовали уверенность, что чего-то добиться можно, а я потерял интерес не только к исследованиям, но и к самой цели.

Естественно, их интересовало мое мнение по поводу подлинности Вонана. Узнал ли я что-нибудь о том, как он перемещался во времени? Считал ли я, что он действительно совершил такое путешествие? Какие теоретические выводы можно было сделать из факта его визита?

У меня не было ответа на их вопросы. Они сами по себе утомляли. Итак, скучая и уклоняясь от всего, я провел месяц. Скорее всего мне следовало оставить институт и навестить Ширли и Джека. Но мой последний визит добавил размолвок в их брак, и я боялся появиться там, чтобы не обнаружить, что лишился последнего пристанища. Но и работа действовала на меня угнетающе. Я оставался в Калифорнии. Раз в два дня я посещал лабораторию. Проверял бумаги своих студентов. И всячески избегал репортеров, которые пытались выудить у меня что-нибудь о Вонане-19. Я очень много спал — порой по двенадцать-тринадцать часов подряд, надеясь, что сон поможет полностью избавиться от депрессии. Я читал романы, пьесы, поэзию, ходил на вечеринки. Можно было судить о моем настроении, когда я промучился пять ночей над «Пророческими книгами» Блейка и не понял ни слова. Даже сейчас, полгода спустя, они все еще терзают мой мозг. Я прочел всего Пруста и Достоевского, десяток антологий ужасов, считавшихся пьесами в период якобинства. Это была апокалипсическая литература для апокалипсической эпохи, но она быстро забылась. В памяти всплывали лишь образы и имена: Карлуз, Свидригайлов, герцогиня Мальфийская, Виндис, Одетта. Но Блейк все равно доминировал: Унифармон и Уризен, Лос, Ок, величественная Голгонуза.

Но кровь и стоны смешались

С призывным криком войны,

Широким мечом обнажались

Суда перед светом земли.

И кишкам под сталью не скрыться,

И вьются они по полям.

У многих — блаженство на лицах,

У многих — лишь слезный туман.

Но трубы уже извещали — рассвет обновит свою кровь.

На протяжении этого лихорадочного периода одиночества и внутреннего смятения, я почти не обращал внимания на конфликтующие стороны движений, одно из которых выдыхалось, а другое набиралось сил. Но апокалипсисты не сдавались. Они продолжали свои марши и оргии, хотя это напоминало конвульсивные движения мертвого Ллойда Колфа, когда пропускали ток через его сердце. Их время прошло. Не так уж много Оставшихся людей, которые верили, что Армагеддон состоится 1-го января 2000 года. Для тех, кто продолжал поддерживать апокалипсистов, насколько я понял, оргии и разрушения стали образом жизни — ничего богословского в их выступлениях и кривляниях не оставалось. Эти фанатики день ото дня теряли почву под ногами. В июле до конца света оставалось полгода, и многие наблюдатели утверждают, что апокалипсисты выдохлись задолго до этого. Теперь мы знаем, что это было не так, потому что я пишу это за восемь дней до первого января, и апокалипсисты все еще с нами. Я вдруг понял, что сегодня канун Рождества — годовщина со дня появления Вонана в Риме.

Стоило в июле апокалипсистам затихнуть, как другое движение безымянное движение сторонников Вонана — разу же развернулись во всю ширь. У него не было цели и положений, единственное, чего они желали — держаться поближе к Вонану и продемонстрировать ему свою приверженность. Единственным из священных писаний было «Новое откровение»: разрозненная подборка интервью и пресс-конференций. Я могу вывести две доктрины вонанизма: жизнь на земле возникла из-за беспечности инопланетян, и мир не закончит своего существования в январе. Наверное, религии основывались на ее более слабых положениях, но привести примеры я не могу. Как бы то ни было Вонанисты продолжали собираться возле притягательного образа своего пророка. Что удивительно, многие ходили за ним на улице, собираясь в толпы, которых не бывало там со времени открытия курорта в Копернике, состоявшегося несколько лет назад. Остальные собирались на площади возле огромных экранов, установленных предприимчивыми корпорациями, и наблюдали за происходящим на Луне. Однажды я случайно наткнулся на трансляцию одного из таких сборищ.

Больше всего меня тревожило, что это движение было каким-то бесформенным. Я все ждал, что появится какая-нибудь властная рука. Если бы Вонан пожелал, то он смог бы возглавить свой культ, просто несколько раз выступить. Он смог бы призвать их к священным войнам, политическим переворотам, к танцам на улицах, к отказу от стимулирующих напитков или к применению их — и ему подчинились бы миллионы. Похоже, ему почти не приходило в голову, что эту силу можно использовать. Я видел, как одним движением руки Вонан превращал частную вечеринку в бойню, а чтобы он натворил, если бы взял правление над миром?

Сила его культа не угасала, так же как и скорость, с которой она разрасталась. Его пребывание на Луне совсем не имело значения. Даже оттуда он влиял на нашу жизнь, как сама Луна на приливы и отливы. Если точнее, 9Н был больше, чем объект для подражания — одни любили его за вызывающий нигилизм, другие видели в нем символ стабильности в мире.

Нисколько не сомневаюсь, что его появление воспринималось как явление какого-то божества — не Иегова, не Вахагна, не бородатого персонажа, а молодого красивого, светящегося бога, который способен одновременно и создавать, и разрушать. Он был Аполлоном. Это был Бальдр, это был Осирис. Он также был и Локи. Ни один из древних создателей мифов не смог бы подобрать особую комбинацию для него.

Его пребывание на Луне было самым продолжительным. Думаю, что тут не обошлось без инициативы Кларика — в правительственных интересах подержать Вонана подальше от Земли как можно дольше, чтобы поутихли опасные настроения. Первоначально планировалось, что Вонан пробудет на Луне до конца июня, но во второй половине июля он был все еще там. На экранах показывали, как он принимал гравитационные ванны, исследовал гидрофонные бункеры, катался на реактивных лыжах, играл в азартные игры с выдающимися международными игроками. Я довольно часто замечал рядом с ним Астер, походившую на королеву. Ее худощавое тело было облачено в удивительные наряды, совсем не свойственные для Астер.

В конце июля меня уведомили о возвращении Вонана и о том, что вновь потребуются мои услуги. Мне было приказано встречать пришельца на космодроме в Сан-Франциско. Спустя день я получил памфлет, который вряд ли бы обрадовал Санди Кларика. Это была красненькая книжица, имитировавшая «Новое откровение» под названием «Новозападное откровение», автором которой был Мортон Филдс. Указанный экземпляр прислал мне автор. Миллионы людей пришли в замешательство, потому что путали ее с оригиналом и потому что она предназначалась для тех, кто собирал все печатные материалы о Вонане.

«Новозападное откровение» представляло собой отвратительные воспоминания Филдса о его пребывании рядом с Вонаном. В основном, он старался сорвать злобу на Астер. Он не называл ее имени, боясь пострадать за клевету, но нетрудно было догадаться, кого он имел в виду, потому что в комиссии было всего две женщины, а Элен Эмсилвейн он называл по имени. Обрисованный образ Астер Миккелсон не соответствовал той Астер, которую я знал. Филдс представил ее вероломной, хитрой женщиной, которая переспала со всеми членами комиссии и свела в могилу своим сексуальным голодом Ллойда Колфа; женщиной, которая позволила проделать все извращения, возможные для человека, с Вонаном-19. К разряду ее мелких преступлений относилось ее посягательство на самого добродетельного и святого человека комиссии, разумеется, Мортона Филдса.

«Эта порочная развратная женщина находила особое удовольствие, пытаясь вонзить в меня свои когти, — писал Филдс. — Я был самой легкой добычей. Потому что с самого начала дал ей понять, что она мне не нравится. Но она пыталась затащить меня в свою постель, и когда я отверг ее, еще больше укрепилась в намерении пополнить мною свою „коллекцию скальпов“. Она провоцировала меня самым постыдным образом, и я сам не понял, как сдался. После чего, разумеется, со злорадным блеском в глазах, она объявила меня Дон Жуаном, опозорив перед остальными, и…»

И тому подобное. Его хныканье проходило через всю книгу. Филдс щедро обрисовал каждого из нас. Элен Эмсилвейн оказалась легкомысленным переростком и каким-то образом, перезрелой. Ллойд Колф — устарелой рухлядью, занимавшейся обжорством, развратом, и разбиравшейся лишь в эротических стихах. Ф. Ричард Хейман был надменным ничтожеством. (Вообще я не считаю такую характеристику несправедливой.) Кларик был правительственным лакеем, пытавшимся угодить всем сразу и готовым пойти на любой компромисс, лишь бы избежать беды. Филдс вообще не понимал роль правительства в деле Вонана. Он открыто объявил, что президент распорядился принять Вонана за настоящего пришельца из будущего, чтобы справиться с апокалипсистами. Разумеется, это было правдой, но публично об этом объявлять не разрешалось, тем более человеку, так близко находившемуся к Вонану. По счастью, это заявление утопало в длинном вздорном пассаже, посвященном параноику, воздействующему на психику мира, так что, надеюсь, многие читатели просто не обратили внимание на разоблачение политики правительства.

Меня Филдс описал довольно-таки неплохо. По его мнению, я был отчужденный поверхностный философ-насмешник, который приходил в ужас при малейшем тяжелом известии. Разумеется, мне это не очень понравилось, но спасибо и на том. По крайней мере, он не держал на меня злобы. Он представил меня просто нейтральной фигурой. Пусть будет так.

Отвратительные сплетни Филдса по поводу своих коллег по комитету не вызвали одобрения в ученом мире, так что я не буду долго разглагольствовать о ней. Сутью его «Новозападного откровения» был его вывод о Вонане-19. Эта запутанная, высокопарная и скучная книга старалась как можно больше рассказать о Вонане, чтобы завоевать сердца читателей, что, впрочем, неплохо удалось.

Несколько параграфов он посвятил вопросу о подлинности Вонана. За шесть месяцев своего пребывания в комиссии, Филдс неоднократно менял свое мнение, и теперь постарался собрать воедино все противоречивые точки зрения. В конце концов он заявил, что, возможно, Вонан и не мошенник, но, если это и так, Маски, времени то для нас нет ничего страшного, потому что в любом случае это не имеет значения. Вонан послужил толчком для 1999 года. В этом, я считаю, Филдс прав. Обманщик Вонан или нет, но его влияние на наш мир неоспоримо, и его сила просто гениальна, даже если он не совершал перелета во времени.

Разобравшись таким образом с этой проблемой, Филдс перешел к вопросу о влиянии Вонана на наше развитие. Все очень просто, утверждал Филдс. Вонан уподоблялся богу. Это было и божество, и пророк в одном лице, что представляло собой могущественную саморекламу, выставляя себя как олицетворение всех самых сильных необъяснимых желаний планеты, люди которой имели слишком много развлечений, жили слишком напряженно и в постоянном страхе. Для нашего времени Вонан был богом, который отрицал электричество, получаемое с помощью огромных станций; который, подобно Зевсу, затаскивал в стою постель смертных; это был бог, доставлявший немало хлопот, увертливый, неуловимый и эгоистичный бог, который ничего не предлагал, но много хотел. В основном, я был согласен с умозаключениями Филдса. Вне всяких сомнений, он уловил суть нашей реакции на Вонана.

Нигде в «Новозападном откровении» конкретно не прозвучало, был ли Вонан, по мнению Филдса, настоящим или самозванцем, но он отчетливо обрисовал — что я разделаю всем сердцем, — как мы сами сделали Вонана божеством. Мы нуждались в новом вероисповедании, и мы получили его. В своей книге Филдс анализировал человечество, а не Вонана.

Но, разумеется, человечество в основном не поняло этого. Для них это была красная книга, в которой Вонан объявлялся богом! Различные увиливания от прямого ответа и выдумки уже не имели значения, так же как непонятные научные рассуждения. «Новозападное откровение» стало священным писанием. Разве не было напечатано черным по белому, что это духовное лицо? Разве можно было не обратить на эти слова внимания?

Книга превзошла все ожидания. Ее перевели на все языки, и она служила оправданием сумасшествиям вонанистов. А Мортон Филдс стал святым Павлом, проповедником слова. Несмотря на то что больше он не встречался с Вонаном и не принимал активного участия в движении, которое непреднамеренно проповедовал, Филдс, благодаря своей книге, стал незримым лидером вонанизма, который уже охватил весь мир. Его бы зачислили в сан святых, если бы существовали такие в новоявленной религии.

Прочитав труд Филдса в начале августа, я не догадывался, что он вызовет такой толчок. Я бегло просмотрел ее с таким чувством, словно поднимал валун на морском берегу, чтобы посмотреть на налипшие к нему ракушки, и, удивленный и разочарованный, отбросил в сторону.

В нужное время я прибыл в Сан-Франциско, чтобы встречать Вонана На космодроме все было как обычно — использовали обычные увертки. Пока кричащая толпа размахивала «Новым откровением», Вонана вывели подземными путями.

— Лео, тебе стоило там побывать, — , сказал Вонан, тепло пожимая мне руку. — Это истинное наслаждение. Я бы сказал, что этот курорт на Луне триумф вашего времени. Чем ты занимался?

— Читал, Вонан. Отдыхал. Работал.

— Удачно?

— Никаких результатов.

Он был отдохнувшим, свежим и уверенным, как всегда. Часть его энергии передалась Астер, которая стояла возле него. Но это была не та Астер, которую я помнил — непроницаемая, отсутствующая и непорочная. Это была теплая страстная женщина, в которой полностью пробудились все чувства. Это чудо перевоплощения, естественно, совершил Вонан. Наши взгляды встретились, и я заметил в ее глазах скрытую улыбку. Элен Эмсилвейн, наоборот, как-то постарела и высохла; ее лицо стало дряблым, волосы поседели, тело обмякло. Она впервые выглядела на свой возраст. Позднее я понял причину такой перемены — она чувствовала себя побежденной Астер, потому что долгое время считала себя как бы супругой Вонана, но теперь эта роль перешла к Астер. Хейман тоже казался подавленным. Его титаническая неуклюжесть, так не нравящаяся мне, исчезла. Он мало говорил, даже не здоровался и казался измотанным и обессиленным. Он напомнил мне Ллойда Колфа в последние недели его жизни. Долгое пребывание рядом с Вонаном было опасно. Даже Кларик, всегда такой подтянутый и жизнерадостный, выглядел переутомленным. Он вяло взял мою руку и попытался ее пожать.

Встреча прошла приятно. О напряженности обстановки и идиотской книге Филдса не было сказано ни слова. Мы ехали в автоколонне до нижнего Сан-Франциско, и нас приветствовали толпы, словно ехал какой-то очень важный человек.

Вонан уже достаточно посмотрел в Соединенных Штатах, так что программа была полностью выполнена. Теоретически миссия нашего правительства на этом заканчивалась. Нам следовало вручить Вонана в другие руки при его продвижении на запад. Но все вышло по-другому. Санди Кларик был вынужден по-прежнему сопровождать Вонана, поскольку являлся правительственным деятелем мирового масштаба. Астер, Хейман и я тоже понеслись по орбите пришельца. Я не возражал, потому что совершенно не хотел сталкиваться со своей работой.

Итак, мы путешествовали. Мы побывали в Мексике, посетили мертвые города Чичен-Ица, бродили среди пирамид майя, потом отправились в Мехико, чтобы посмотреть на самую бурную столицу полушария. Вонан молча впитывал увиденное. Его сдержанность сохранялась по-прежнему. Он больше не совершал никаких выходок и непредсказуемых поступков. Он не нарушал программы, которую ему предлагали. Его действия стали какими-то механическими и судорожными. Он не пытался рассердить нас. И я не мог понять почему. Может, он заболел? Его улыбка оставалась по-прежнему ослепительной, но безжизненной. Он превратился в живую маску. Он совершал поездки, почти не реагируя на увиденное. Кларика это расстраивало. Он тоже предпочитал Вонана-демона Вонану-автомату и никак не мог понять, что вызвало такую перемену.

Я провел рядом с Вонаном много времени. Мы вместе отправились из Мехико на Гаваи, оттуда — в Токио, Ангару, Мельбурн, Таити и Антарктику. Я окончательно потерял надежду выудить из него какую-либо полезную для себя информацию. Зато узнал кое-что о самом Вонане.

Он потерял к нам всякий интерес.

Мы наскучили ему. Наши привязанности, наши памятники, глупости, города, пища, конфликты, страхи — он все это понял. К тому же, как он сам однажды признался, ему надоело быть постоянно на виду.

— А почему же ты не возвращаешься в свое время? — спросил я.

— Еще рано, Лео.

— Но, если тебе все надоело…

— Я еще побуду здесь. Я могу долго терпеть скуку. Я хочу посмотреть, как станут разворачиваться события.

— Какие события?

— События, — ответил он.

Я передал его слова Кларику, но тот только пожал плечами.

— Остается надеяться, чтобы все произошло побыстрее, — сказал он. — Не только он устал от кругосветного путешествия.

Темп путешествия стал нарастать, словно Кларик хотел измотать Вонана впечатлениями от двадцатого столетия. Все закружилось и замелькало. Осмотрев просторы Антарктики, мы переместились в тропический зной Цейлона. После чего последовали Индия, Ближний Восток, Нил, Африка. Где бы мы ни появлялись, нас ожидали пышные приемы. Тысячи людей собирались, чтобы почтить появлявшееся божество. К тому времени — а был уже октябрь «Новозападное откровение» успело уже проникнуть всюду. Аналогии Филдса принимались за голословные утверждения, потому что даже при отсутствии вонановской церкви, народная истерия принимала форму религиозного движения.

Мои опасения, что Вонан захочет возглавить все это, не оправдались. Он также устал от толп, как от лабораторий и энергетических станций. Он взирал на людей с балконов подобно Цезарю, поднимая вверх палец, но от меня не ускользали дрожавшие ноздри и сжатые губы.

— Чего они хотят от меня? — раздраженно спросил он.

— Они хотят любить тебя, — ответила Элен.

— Но зачем? Неужели у них так пусто на душе?

— Ужасно пусто, — пробормотала Элен.

— Если ты появишься среди них, то почувствуешь их любовь, — холодно добавил Хейман.

— Это будет неразумно, — дрогнувшим голосом сказал Вонан. — Я погибну от их любви.

Я вспомнил, как шесть месяцев назад в Лос-Анжелесе Вонан радостно нырнул в толпу апокалипсистов. Тогда он не боялся их. Правда, он был в маске, но риск все равно был большим. Перед глазами у меня стоял образ Вонана, наслаждавшегося царившим вокруг него хаосом. Но теперь он боялся любви толпы. Это был новый, предусмотрительный Вонан. Может быть, он наконец-то понял, какие пробудил силы, и стал серьезнее относиться к возможной опасности. Его былая беспечность пропала.

В середине октября мы прибыли в Йоханнесбург, чтобы, переплыв Атлантический океан, совершить путешествие в Южную Америку. Южная Америка зашевелилась, готовясь к его приему. Впервые вонанизм проявил себя в более организованной форме: в Бразилии и Аргентине провели молебны, и мы краем уха слышали, что стали закладывать церкви. Вонан к таким вещам отнесся абсолютно безразлично. Он как-то пришел ко мне и сказал:

— Лео, я хочу немного отдохнуть.

— Выспаться?

— Нет, отдохнуть от путешествия. От толпы, шума и криков восторга. Я хочу покоя.

— Тебе лучше поговорить с Клариком.

— Сначала я хочу поговорить с тобой. Лео, ты рассказывал мне о своих друзьях, которые живут в уединенном месте. О мужчине и женщине, о твоем ученике. Ты понимаешь, кого я имею в виду.

Я понимал. И это привело меня в ярость. Я рассказал Вонану о Джеке и Ширли, о том, что для меня истинное наслаждение в минуты кризиса сбегать к ним. Рассказывая ему об этом, я надеялся заполучить от него какую-нибудь параллельную информацию. Но такого поворота событий я не ожидал.

— Да, — натянуто произнес я. — Я понял, кого ты имеешь ввиду.

— Лео, может быть, мы сможем съездить туда вдвоем. Ты и я — без толпы, охраны и сопровождающих. Мы исчезнем незаметно. Я должен восстановить свои силы. Пойми, это путешествие вымотало и меня. И я хочу посмотреть повседневную жизнь людей. Все, что я видел до этого, было показухой. Я хочу просто тихо посидеть и поговорить… мне бы очень этого хотелось. Лео, ты смог бы организовать это для меня?

Я растерялся. Неожиданная теплота в просьбе Вонана обезоружила меня. И я автоматически предположил, что, может, нам удастся узнать от него побольше вместе с Ширли и Джеком, сидя под солнцем Аризоны и потягивая коктейль. Может, там пришелец раскроется больше, чем в постоянном окружении толпы. Я пытался предположить, что можно будет узнать от Вонана, но совсем не задумывался, что он может попытаться получить от нас.

— Я переговорю со своими друзьями, — пообещал я. — И с Клариком. Я думаю, этот вопрос мы решим.

Глава 16

Кларик сначала заволновался по поводу нарушения старательно разработанного путешествия. Южная Америка, говорил он, будет разочарована, узнав, что приезд Вонана откладывается. Но он понимал все преимущества нашего плана. Он считал, что Вонану полезно сменить обстановку и побыть вдалеке от толпы и камер. Думаю, что он был рад на некоторое время избавиться от гостя. И в конце концов одобрил нашу поездку.

После этого я позвонил Джеку и Ширли.

Я колебался, стоит ли бросать им на голову Вонана, даже несмотря на то, что они сами просили о чем-то подобном. Джеку будет небезынтересно побеседовать с пришельцем об энергетической конверсии, хотя я и был уверен, что он ничего не узнает. И Ширли… Ширли сама призналась, что испытывает физическое влечение к гостю из 2999-го года. Может быть, она просто напри-думывала это себе, так что, если между ней и Вонаном что-то произойдет, то с согласия Джека. В этом случае я не нес никакой ответственности.

Когда я сказал им о своем предложении, они решили, что я шучу. Мне пришлось немало попотеть, чтобы убедить их, что я действительно могу привезти в гости Вонана. В конце концов они решили мне поверить, и я видел на экране, как они переглянулись.

— Когда вы приедете? — спросил Джек.

— Завтра, если вы не возражаете.

— Почему бы нет? — отозвалась Ширли.

Я пытался заметить в выражении лица что-нибудь похожее на ее желание. Но ничего не увидел.

— Почему бы и нет? — согласился Джек. — Но ответь мне на один вопрос этот дом будет окружен репортерами и охранниками? Мне это не по душе.

— Нет, — сказал я. — Местонахождение Вонана будет держаться в тайне от прессы. Наверное, дороги, ведущие к вашему дому будут патрулироваться, но вам не стоит беспокоиться. Я уверен, что они будут находиться далеко.

— Отлично, — сказал Джек. — Тогда привози его. Кларик отменил поездку в Южную Америку и объявил, что Вонан будет находиться некоторое время в отдаленном месте. Мы распустили слух, что он будет отдыхать на вилле где-то на берегу Индийского океана. С огромными почестями частный самолет на следующее утро покинул Йоханнесбург и отправился на остров Мавритания. Это было сделано для того, чтобы обмануть прессу. Чуть позже в то же утро мы с Вонаном сели в небольшой реактивный самолет и пересекли Атлантический океан. В Тампе мы поменяли самолет и в первой половине дня были уже в Таксоне. Там нас ждала машина. Я отпустил правительственного шофера, заявив, что сам доставлю Вонана к Джеку и Ширли. Я знал, что Кларик создал сеть охранников в радиусе пятидесяти миль от дома, но он согласился не подпускать никого из своих людей ближе, пока я не попрошу о помощи. Так что нас никто не должен был тревожить. Стоял безупречный осенний день. Небо было ясным. Ветер едва двигал редкими облаками. Горы были видны необычайно отчетливо. Пока я вел машину, время от времени замечал пролетавший вертолет. Они следили за нами… издалека.

Ширли и Джек стояли возле дома, когда мы подъехали. Джек был одет в поношенную рубашку и джинсы; Ширли в узкую сбрую и шорты. Мы не виделись с самой весны и разговаривали по телефону очень редко. Меня очень огорчило, что они по-прежнему оставались напряженными. Оба постарели и выглядели какими-то подавленными, что совсем не было связано с приездом знаменитого гостя.

— Это Вонан-19, - сказал я. — А это Джек Брайнт и Ширли.

— Очень приятно познакомиться, — серьезно сказал Вонан.

Он не стал протягивать руки, а поклонился на японский манер сначала Джеку, потом Ширли. После этого наступила жуткая пауза. Мы стояли и рассматривали друг друга под палящими лучами солнца. Ширли и Джек вели себя так, словно до этого момента не верили в существование Вонана. Они глазели на него, как на внезапно оживший вымышленный персонаж. Джек так плотно сжал губы, что у него дрожали щеки. Ширли, не отрывая взгляда от Вонана, раскачивалась вперед-назад на босых ногах. Вонан, всегда собранный и любезный, с холодным любопытством рассматривал дом, окружавшую обстановку и хозяев.

— Позвольте показать мне вашу комнату, — не выдержала Ширли.

Я поднял наши с Вонаном чемоданы. Мой был почти пустым, потому что там находилось лишь несколько смен белья. Но чемодан Вонана я поднял с трудом. Он прибыл голым в наш мир, но за время длительных путешествий сумел обзавестись имуществом — одеждой, безделушками и случайными книгами. Я занес все это в дом. Ширли отдала Вонану комнату, которую обычно занимал я, а для меня была поспешно подготовлена кладовая возле веранды. Так и должно быть. Я поставил его чемодан и ушел, предоставив Ширли возможность ознакомить Вонана с оборудованием дома. Джек проводил меня в мою комнату.

— Джек, я хочу, чтобы ты знал, что его пребывание здесь может закончиться в любое время, — сказал я. — Если Вонан как-нибудь напряжет вас, только скажи, и я увезу его. Я не хочу, чтобы вы беспокоились из-за него.

— Все нормально, Лео. Я думаю, что это будет интересно.

— Не сомневаюсь. Но может возникнуть напряженная обстановка.

— Я смогу поговорить с ним? — судорожно улыбнулся Джек.

— Разумеется.

— Ты знаешь о чем.

— Да. Можешь говорить с ним о чем угодно. Ничего другого делать не придется. Джек, но ты ничего не узнаешь.

— По крайней мере, попытаюсь. — И он шепотом добавил:

— А он гораздо ниже, чем я думал. Но производит впечатление. У него ведь доминируют естественные силы?

— Николсон тоже был невысоким, — заметил я. — И Гитлер тоже.

— Вонан знает об этом?

— Он не очень похож на студента исторического факультета, — сказал я, и мы оба рассмеялись.

Спустя немного времени Ширли вышла из комнаты Вонана, и мы встретились в холле. Думаю, она не ожидала застать меня там, потому что я успел увидеть ее без маски, которую она обычно носила перед другими. Ее глаза, губы отражали все ее переживания и сомнения. Мне стало интересно, успел ли Вонан что-нибудь предпринять за прошедшие пять минут. Разумеется, все, что я заметил на лице Ширли, носило сексуальный харак тер. Это было желание, которое наконец-то всплыло на поверхность. Она как-то нервно улыбнулась.

— Он устраивается, — сказала она. — Лео, он мне нравится. Понимаешь, я ожидала, что он будет холодным и неприступным, чем-то наподобие робота. Но он очень вежлив и доброжелателен, своего рода джентльмен.

— Да, он довольно обстоятелен.

На ее щеках появились красные пятна.

— Как ты думаешь, мы правильно поступили, позволив ему побывать здесь?

— А почему это должно быть не правильным? Она облизнула губы:

— Трудно предположить, что может произойти. Лео, он очень красивый и неотразимый.

— Ты страшишься своих желаний?

— Я боюсь причинить боль Джеку.

— Тогда не делай ничего без одобрения Джека, — посоветовал я, чувствуя себя дядей больше, чем обычно. — Все очень просто. Не заходи слишком далеко.

— А что если это произойдет, Лео? Когда я была в комнате с ним… я видела с какой жадностью он смотрел на меня…

— Он так смотрит на всех красивых женщин. Ширли, я уверен, что ты знаешь, как отказать.

— Я не уверена, что сделаю это. Я пожал плечами.

— Может, мне сказать Кларику, что мы хотим вернуться?

— Нет.

— Тогда тебе придется контролировать свои чувства. Ширли, ты уже взрослая. Тебе придется воздержаться от того, чтобы переспать с гостем твоего дома. Это будет неразумным. Раньше у тебя не возникало с этим проблем.

Она ужаснулась и удивилась, услышав мои последние слова. На ее лице появилась прежняя маска. Она посмотрела на меня так, словно никогда до этого не видела. Я разозлился на себя за свою глупость. В одну секунду я разрушил дружбу, длившуюся десятилетие. Но момент натянутости миновал. Ширли вздохнула и спокойным голосом сказала:

— Ты прав, Лео. Не стоит делать из этого проблемы.

Вечер прошел удивительно непринужденно. Ширли приготовила волшебное мясо, и Вонан наелся до отвала. Он сказал, что впервые обедал в домашнем кругу, и очень доволен обедом. После этого мы вместе прогуливались в сумерках. Джек шел рядом с Вонаном, а я — рядом с Ширли, но мы старались держаться поближе друг к другу. Джек показал на крысу, бешено промчавшуюся по пустыне. Мы видели кроликов, ящериц. Вонан был потрясен, что животные жили на свободе. Позже мы вернулись в дом и мило беседовали, потягивая напитки. Похоже, Вонан великолепно освоился в обществе своих хозяев. Я начинал подумывать, что зря волновался.

Спокойствие продлилось еще несколько дней. Мы много спали, бродили по пустыне, загорали при восьмидесятиградусной жаре. Беседовали, ели, смотрели на звезды. Вонан вел себя очень предусмотрительно. Хотя больше обычного рассказывал о своем времени. Указывая на звезды, он пытался показать знакомые созвездия, но ни одного не нашел, даже Ковша. Он рассказал о своих табу во время еды и что не смог бы сидеть вместе с хозяевами за одним столом в 2999-ом году. Он вспоминал про десять месяцев, проведенных среди людей, подобно путешественнику, чей маршрут подошел к концу и позволяя оглянуться назад.

Мы старались не включать последних новостей, если Вонан был поблизости. Я не хотел, чтобы он знал, что в Южной Америке прошли волнения разочарованных людей из-за отсрочки его приезда. Я не хотел, чтобы он знал, что истерия по Вонану охватила весь мир, что все следят за каждым его словом. В своих последних выступлениях Вонан чопорно заявил, что он ответил на все вопросы, что было не в его пользу, так же как и то, что он больше задавал вопросы, чем отвечал на них. Было лучше подержать его в изоляции.

На четвертое утро я проснулся от яркого солнца и, распахнув окно, обнаружил, что Вонан уже на веранде. Абсолютно голый, он раскачивался в кресле, греясь в лучах. Я высунулся. Он оглянулся и, заметив меня, улыбнулся. Когда я вошел, он поднялся с кресла. Его худощавое гладкое тело казалось сделанным из какого-то пластического вещества — ни одной морщинки, ни одного волосочка. Он был ни мускулистым, ни хилым. Он казался одновременно и хрупким, и сильным. Я понимаю, что это звучит парадоксально. Это был все-таки настоящий мужчина.

— Лео, здесь великолепное солнце, — сказал он. — Снимай свою одежду и присоединяйся ко мне.

Я сдержался. Я не рассказывал Вонану о нашем нудизме во время моих прежних визитов, стараясь соблюсти все правила учтивости. Но для Вонана не существовало табу на нудизм, и теперь он сделал свой первый шаг. Ширли быстро последовала его примеру. Появившись на веранде и увидев голого Вонана и меня в ночной пижаме, она с улыбкой сказала:

— Да, вы совершенно правы. Я хотела предложить это вчера. Мы здесь не тревожимся по поводу наших тел.

Сделав это заявление, она скинула тряпку, оборачивающую ее тело и легла загорать. Меня потрясло, что Вонан наблюдал за этим с любопытством наблюдателя, стоявшего в стороне. Его это явно заинтересовало, но с теоретической точки зрения. Это был не хищный Вонан. Ширли же почувствовала себя неуютно. Она пылала до корней волос. Ее движения были какими-то натянутыми. Она украдкой бросала виноватые взгляды на Вонана. Ее грудь выдала ее. Она это знала, поэтому быстро перевернулась на живот. Когда мы загорали втроем — я, Ширли и Джек, — это казалось невинным, как в Эдеме, но возбужденное состояние ее сосков явно свидетельствовало о том, что чувствовала Ширли, обнажаясь при Вонане.

Немного погодя появился Джек. Он удивленно уставился на нас: Ширли развалилась обнаженной, раздетый Вонан дремал, а я расстроено расхаживал по веранде.

— Великолепная погода, — сказал Джек с немного наигранным энтузиазмом. — Ширли, можно я позавтракаю?

В то утро ни Ширли, ни Вонан так и не оделись. Похоже, она пыталась добиться свободы от всех формальностей, как когда-то в моем присутствии, но ситуация не выглядела такой же естественной. Как ни странно, Вонан никак не реагировал на ее тело. Я это понял гораздо раньше самой Ширли. На него не действовали ее заигрывание, ее искусные неуловимые движения, ее безупречной красоты грудь. Очевидно, в его обществе нудизм был обычным явлением, и в этом не было ничего удивительного, кроме того факта, что на протяжении последних месяцев Вонан слишком бурно реагировал на женщин, поэтому казалось необычным, что он не реагировал на прелести Ширли.

Я тоже стал расхаживать нагишом. Так было удобнее, и это являлось образом жизни. Но я обнаружил, что не могу расслабиться. Раньше я мог подавлять в себе малейшее напряжение в присутствии Ширли, но теперь время от времени во мне просыпались такие желания, что кружилась голова.

Поведение Джека тоже казалось странным. Нагота была обычным состоянием здесь, но он продолжал носить шорты. Он вел себя вызывающе — работая в саду, постригая кустарники, он весь обливался потом, но все равно прикрывал нижнюю часть своего тела. В конце концов Ширли поинтересовалась о причинах такой скромности.

— Я не знаю, — как-то странно отозвался он. — Я просто не заметил.

Но все равно оставался в шортах.

— Но это же не из-за меня? — подняв голову, поинтересовался Вонан.

Джек рассмеялся. Он расстегнул шорты и, стыдливо повернувшись к нам спиной, снял их. После этого он появлялся уже без них, но это явно огорчало его.

Джек был очарован Вонаном. Они подолгу беседовали и пробовали различные напитки. Вонан задумчиво слушал, время от времени вставляя отдельные фразы. Я мало обращал внимания на их дискуссии. Они говорили о политике, о путешествии во времени, об энергетической конверсии и о многих других вещах. Но в основном все беседы заканчивались монологом. Я удивлялся терпению Вонана, но разумеется, ничего другого не оставалось. Спустя немного времени я полностью ушел в себя и просто загорал и отдыхал. Я вдруг понял, что ужасно устал. Этот год порядком вымотал меня. Я грелся на солнце. Я пил освежающие напитки и позволял, чтобы разрушилась жизнь моих самых дорогих друзей, совершенно не осознавая, как могут повернуться события.

Я видел скрытую досаду Ширли. Она чувствовала себя обманутой и отвергнутой. Даже я мог понять почему. Она хотела Вонана, а Вонан, покоривший стольких женщин, относился к ней с ледяным уважением. Он не поддался ни на одну уловку Ширли, избегая всего с соответствующим так-том. Может быть, кто-нибудь сказал ему, что непорядочно совращать жену человека, у которого гостишь? Раньше такие вещи его не волновали. Я могу предположить, что Вонан просто боялся причинить какую-нибудь неприятность. Он мог затащить женщину в постель забавы ради — даже Астер — но теперь он не хотел делать этого потому, что Ширли была красивой, обнаженной и явно желала его. В чем-то это походило на старого Вонана, способного показать нос.

Ширли совсем отчаялась. Ее попытки действовали на меня удручающе. Я видел, как она касалась грудью спины Вонана, якобы пытаясь дотянуться до его пустого бокала. Я видел, как она манила его своими глазами. Я видел, как она принимала вульгарные позы, чего не наблюдалось прежде. Но это не приводило к успеху. Возможно, если бы она вошла в комнату Вонана ночью и бросилась на него, то добилась бы желаемого, но ее гордость не позволяла заходить так далеко. Она была совсем расстроена. Снова появился резкий смех. Она бросала враждебные замечания то мне, то Джеку, то Вонану. Она все разливала и роняла. Это приводило меня в отчаяние, потому что я всегда был очень тактичен с Ширли не только в эти дни, но на протяжении десятилетия. Я постоянно подавлял в себе соблазн. Я отказал себе в удовольствии обладать женой друга. Она никогда не предлагала себя мне таким образом, как предлагала Вонану. Мне было больно видеть все это, и ничего комичного в сложившейся ситуации я не находил.

Джек абсолютно не подозревал о муках своей жены. Его увлечение Вонаном абсолютно не позволяло замечать, что творится вокруг. Уединенный образ жизни не предоставлял Джеку возможности завести новых друзей, да и со старыми он редко общался. И он принял Вонана подобно одинокому мальчику, радующемуся новому гостю. Они вели бесконечные беседы. Джек рассказывал о своей работе в университете, объяснял, почему он оттуда ушел, он даже сводил Вонана к тайнику, где я не бывал, и показал рукопись, которую я не видел. Даже касаясь интимных вопросов, Джек говорил так легко и откровенно, словно ребенок, показывающий свои игрушки. Он отчаянно пытался привлечь внимание Вонана. Он относился к нему, как к закадычному другу. Я, который всегда считал Вонана чем-то инородным, и признававший его подлинность только благодаря личным восприятиям, был озадачен поведением Джека. Я твердил себе, что просто тот хочет таким образом заполучить нужную информацию от Вонана. Разве это было неблагоразумно со стороны Джека наладить сначала дружеские отношения?

Но Джеку ничего не удалось узнать от Вонана. И я, по своей слепоте, об этом даже не подозревал.

Как я мог просмотреть? Как я мог не заметить, каким ошеломленным и смущенным был Джек? Как я мог не замечать, что, встречаясь взглядом со мной или Ширли, на его щеках появлялись красные пятна? Даже видя, как Вонан клал свою гладкую руку на плечо Джека, я ни о чем не подозревал.

Мы с Ширли проводили вместе больше времени, чем когда бы то ни было раньше, поскольку Джек и Вонан постоянно обособлялись. Я не пытался воспользоваться такой возможностью. Мы лежали бок о бок, но разговаривали мало. Ширли была такой замкнутой и натянутой, что я просто не знал, что ей сказать. Поэтому я молчал. Осень полностью властвовала над Аризоной. Тепло из Мексики переместилось к нам. Кожа Ширли напоминала бронзу. Моя усталость прошла. Несколько раз Ширли пыталась заговорить, но слова замирали на ее губах. Напряжение нарастало, я чувствовал назревавшую беду — так можно предчувствовать летнюю грозу. Но я не знал, чего стоило бояться. Закутанный в тепло, замечая некоторые признаки катаклизма, истинность ситуации я понял, когда все произошло.

Это случилось на двенадцатый день пребывания в Аризоне. Несмотря на короткие дни, бьшо тепло не по сезону. Солнце напоминало сверкавшее око, на которое было невозможно смотреть. Я вообще не мог находиться на улице. Я извинился перед Ширли — Джек и Вонан где-то бродили — и ушел в свою комнату. Закрывая окно, я остановился, чтобы поглядеть на Ширли. Она лежала на веранде, прикрыв глаза, согнув одну ногу. Ее грудь равномерно поднималась и опускалась. Ее кожа блестела от пота. Она являла собой само спокойствие, но, увидев ее сжатую в кулак руку, я понял, что она пыталась подавить в себе желание.

Я задернул штору на окне и растянулся на кровати. Внутри было прохладно. Скорее всего, я задремал. Услышав за дверью какие-то звуки, я быстро открыл глаза и сел.

В комнату ворвалась Ширли. Она была похожа на дикого зверя: глаза широко раскрыты от ужаса, губы дрожали, грудь тяжело вздымалась. Пот ручьями стекал по ее телу.

— Лео… — проговорила она с надрывом. — О боже, Лео!

— Что? Что случилось?

Она пересекла комнату и почти коснулась коленом моих половых органов. Ее губы беспрестанно шевелились, но она не могла произнести ни слова.

— Ширли!

— Да, — пробормотала она. — Да. Джек… Вонан… О, Лео! Я была права. Я не хотела этому верить, но я была права. Я видела их! Я видела их!

— Что ты имеешь в виду?

— Подошло время второго завтрака, — сказала она, пытаясь взять себя в руки. — Я проснулась на веранде и отправилась искать их. Они были в мастерской Джека, как обычно. На стук никто не ответил, я открыла дверь и сразу же поняла, почему на стук не ответили. Они были заняты. Друг другом. Друг… другом. Руки и ноги сплетены воедино. Я все видела. Я, наверное, полминуты наблюдала за этим. О, Лео, Лео, Лео!

Ее голос перешел в крик. Она бросилась, отчаянно рыдая, мне на грудь. Ее грудь уперлась в мою прохладную кожу. В одну секунду я представил, что произошло, осознав всю свою глупость, коварство Вонана и Джека. Я представил, как Вонан использовал Джека, как какое-то гигантское беспозвоночное животное. Мне некогда было раздумывать. В моих руках была Ширли, сотрясавшаяся от рыданий и обнаженная. Я покрепче прижал ее к себе, пытаясь успокоить и защитить от коварного мира. Но эти объятия, так непроизвольно предложенные мной, перешли в нечто другое. Я уже не мог контролировать себя. Она не сопротивлялась, а даже обрадовалась, приняв меня с облегчением, а может быть, из мести. Мое тело прижалось к ней, и мы опустились на подушки.

Глава 17

Несколько часов спустя я попросил Кларика забрать меня и Вонана. Я никому не стал ничего объяснять. Я просто сказал, что необходимо уехать. Не было никаких прощаний. Мы просто упаковали вещи, оделись, и я повез Вонана в Таксон, где нас подобрали люди Кларика.

Оглядываясь назад, я понимаю, насколько паническим было мое бегство. Может быть, мне следовало остаться с ними. Но что-то подсказывало мне, что надо уехать. Нас душило чувство вины и чувство стыда. То, что произошло между Вонаном и Джеком, то, что произошло между мной и Ширли, было катастрофой, так же как и то, что не произошло между Ширли и Вонаном. Я вел себя, подобно змею, пригретому на груди. В самый критический момент я не сумел подавить своих желаний, после чего просто сбежал. Во всем был виноват один я. За все нес ответственность я сам.

Наверное, я больше никогда их не увижу.

Подобно человеку, наткнувшемуся на пожелтевшие письма очень дорогого человека, я чувствовал, что мое знание их секрета упало, как меч, между ними и мной. Могло ли все измениться?

Спустя два месяца эта история представляется мне в другом свете. Мы все одновременно выглядели слабыми и отвратительными. Мы трое напоминали щенков, встретившихся по прихоти Вонана. Нас могла объединить эта моральная неустойчивость. Хотя я не знаю. Зато я знаю, наверняка, что все, объединявшее Джека и Ширли, было разрушено.

Передо мной проплывают лица: пылавшая и обезумевшая от охватившей ее страсти Ширли с закрытыми глазами и приоткрытым ртом. Потом ослабевшая и угрюмая Ширли, уползавшая от меня, подобно обиженному животному. Вышедший из мастерской бледный и удивленный Джек, словно жертва изнасилования, которая теперь осторожно ступала по миру, который казался ей нереальным. И довольный содеянным Вонан, который еще больше обрадовался, узнав, что произошло между мной и Ширли. Я не мог даже злиться на него. Он затаился, словно хищный зверь и ничего не отрицал. Он обманул Ширли не из-за избытка условностей, а просто искал новых развлечений.

Я ничего не сказал Кларику. Он знал, что в Аризоне произошло какое-то несчастье, но деталей не знал, да и не требовал. Мы встретились в Финикии, куда он прилетел из Вашингтона, как только получил мое сообщение. Он сказал, что мы должны быть в Каракасе во вторник.

— Я выхожу из игры, — сказал я. — Я сыт Вонаном по горло. Санди, я ухожу из комиссии.

— Не делай этого.

— Я должен это сделать. Это личное дело. Я отдал тебе почти год жизни, и теперь собираю осколки своей жизни.

— Побудь с нами еще месяц, — упрашивал Кларик — Это очень важно. Лео, ты следил за последними новостями?

— Время от времени.

— Мир охвачен вонанизмом. С каждым днем все хуже и хуже. За две недели, пока он отсутствовал, все только усилилось. Ты знаешь, что в Буэнос-Айресе появился лже-Вонан и провозгласил Латинскую Америку империей. За пятнадцать минут он собрал вокруг себя пятьдесят тысяч человек. Они нанесли ущерб на несколько миллионов долларов, а могло быть и хуже, если бы снайпер не подстрелил его.

— Подстрелил? За что? Кларик покачал головой:

— Кто знает? Это настоящая истерия. Толпа растерзала убийцу на куски. Потребовалось два дня, чтобы всех убедить, что это был ложный Вонан. После этого самозванцы появлялись в Карачи, Стамбуле, Пекине, Осло. Это все из-за идиотской книги Филдса. Я готов был растерзать его.

— Санди, но какое это имеет отношение ко мне?

— Мне надо, чтобы рядом с Вонаном был ты. Ты провел с ним гораздо больше времени, чем остальные. Ты его хорошо знаешь, а он тебя, и, думаю, он доверяет тебе. Никто другой не сможет контролировать его.

— Я не знаю, как его контролировать, — сказал я, вспомнив Джека и Ширли. — Неужели ты еще не понял?

— Но, по крайней мере, у тебя есть шанс. Лео, если Вонан лишится последней уздечки, он перевернет мир вверх тормашками. Стоит ему сказать слово, и пятьдесят миллионов людей перережут себе горло. Тебя здесь не было, ты, даже не представляешь, как далеко это зашло. Может быть, тебе удастся его отвлечь, когда он начнет осознавать свою силу?

— Таким же образом, как это произошло в доме Везли Братона?

— Но это было давно. Теперь мы набрались опыта и знаем, что Вонана нельзя допускать к опасным приборам. А случай с Братоном ясно доказывает, что он может сделать с миром.

Я резко рассмеялся:

— В таком случае, зачем рисковать? Давайте его убьем.

— Лео, ради всего святого…

— Есть немало способов сделать это. Большие и умные правительственные выродки твоего типа в таких случаях не нуждаются в особых инструкциях. Избавьтесь от Вонана, пока это еще возможно. А то он провозгласит себя императором, окружив себя телохранителями в десять тысяч человек. Позаботься об этом, а меня, Санди, отпусти в лабораторию.

— Лео, будь серьезнее. Как…

— Я говорю вполне серьезно. Если вы не хотите его убивать, то уговорите вернуться туда, откуда он пришел. I — Это мы тоже не можем.

— Тогда что вы собираетесь делать?

— Я уже говорил тебе, — терпеливо отозвался Кларик. — Мы будем с ним путешествовать, пока он не устанет. Все время следить за ним. Создавать ему все условия для благополучия. Предоставлять ему всех женщин, которых он пожелает.

— И мужчин тоже, — добавил я.

— Молоденьких мальчиков, если это потребуется. Мы сидим на мегабомбе. Лео, мы пытаемся сделать так, чтобы она не взорвалась. Если хочешь покинуть нас в такой момент, — вперед. Но, если бомба взорвется, ты почувствуешь это даже в своей башне из слоновой кости. Так что ты решил?

— Я остаюсь, — с горечью произнес я.

Итак, я остался, а значит, присутствовал возле Вонана до самого последнего момента. Я не ожидал, что Кларику удастся меня уговорить. Я был уверен, что оставлю Вонана, которого я не мог ненавидеть за то, что он сделал с моими друзьями. Я видел в нем лишь угрозу. И тут я снова оказался в его обществе, но я старался, даже находясь рядом с ним, соблюдать дистанцию, заморозив наши дружеские отношения. Уверен, что Вонан знал почему. Но, похоже, его это не очень волновало.

Толпа его поклонников все росла. Раньше мы тоже видели орущие толпы, но теперь это было другое. В Каракасе собралась стотысячная толпа, и мы с удивлением слушали, как они выкрикивали что-то на испанском. Вонан, стоявший на балконе, напоминал папу римского во время молебна. Они требовали, чтобы он произнес речь. Но у нас не было специального оборудования, поэтому Вонан просто улыбался и махал рукой. Бешено колыхалось море красных книг. Не знаю, было ли это «Новое откровение» или «Новозападное откровение», но это вряд ли имело значение.

В тот вечер Вонан выступал по венесуэльскому телевидению. Шел параллельный перевод, потому что Вонан не знал испанского. Ему задали вопрос о том, что бы он пожелал жителям Венесуэллы.

— Мир прекрасен и удивителен, — торжественно произнес Вонан. — Жизнь священна. Вы можете создать рай.

Я был удивлен. Такие петиции были не свойственны для нашего вредного друга, если он, конечно, снова не таил злобы.

В Боготе собралась еще большая толпа. Вонан снова выступил с какими-то банальными поучениями. Кларик забеспокоился.

— Он что-то затевает, — сказал он мне. — Раньше он не говорил ничего подобного. Он сам идет навстречу людям.

— Тогда прекрати путешествия, — предложил я.

— Мы не можем. Мы уже договорились.

— Тогда запрети ему выступать.

— Как? — спросил он, но не получил ответа. Вонан был очарован размерами толп. Это были не просто зеваки. Это были орды, которые были уверены, что по земле шагал бог. Совершенно очевидно, он осознавал свою силу и начинал воздействовать на них. Я заметил, что он перестал физически подставлять себя народу, словно боялся, что ему причинят вред, поэтому использовал балконы и закрытые машины.

— Они требуют, чтобы ты спустился к ним, — сказал я Вонану, когда мы приземлились в Лиме. — Разве ты не слышал?

— Я бы хотел это сделать, — ответил он.

— Тебя ничто не останавливает.

— Да-да. Но их так много. Начнется стихийное массовое движение.

— А ты отгородись от них, — предложила Элен Эмсилвейн.

Вонан обернулся:

— Как это?

— Это используют все политические деятели. Это электронное поле, которое окружает человека. Его придумали специально для общественных деятелей, общающихся с народом. Если кто-то подходит очень близко, то получает легкий удар током. Вонан, ты будешь в полной безопасности.

— Это правда? — спросил Вонан у Кларика. — Вы можете обеспечить мне такую защиту?

— Думаю что да, — вздохнул Кларик.

На следующий день в американское посольство в Буэнос-Айресе доставили защиту. Ее использовал президент, когда путешествовал по Латинской Америке. Представитель посольства продемонстрировал ее работу, подключив к груди электроды. — Попытайтесь подойти поближе, — кивнул он. — Заходите со всех сторон.

Мы приблизились. И получили мягкий толчок. Нас отбросило назад, и мы снова попытались пройти сквозь барьер. Это было не больно, но действовало великолепно — нас все время отбрасывало назад, так что невозможно было подойти к человеку ближе, чем на три фута. Вонан сиял.

— Можно я попробую, — попросил он. Представитель посольства помог ему одеть защиту и показал, как пользоваться. Вонан рассмеялся и сказал:

— Теперь вы толпа. Постарайтесь прорваться ко мне. Ближе, ближе! — Но это было невозможно. — Отлично. Теперь я могу появиться среди людей.

— Зачем вы дали ему это? — чуть позже спросил я у Кларика.

— Он попросил.

— Но могли бы сказать, что защита не очень хорошо срабатывает или что-нибудь в этом роде? Санди, а вдруг с ней что-нибудь произойдет в какой-нибудь критический момент?

— Это невозможно, — ответил Кларик. Он поднял защиту, раскрутил ее и отцепил панель, создающую поле. — Это единственно слабое место в цепи. Интегрированный модуль. При определенных обстоятельствах и ухудшениях условий, может привести к выходу из строя защиты. Но, Лео, есть дополнительная цепь, которая мгновенно подключается. Так что толпа сможет прорваться сквозь защиту, если ее повредят специально. Например, если кто-то нарушит обратный ход, и тогда произойдет перегрузка основного модуля. Но навряд ли кто-либо сможет это сделать.

— Разве что сам Вонан.

— О, да. Вонан способен на все, но не думаю, что он станет выкидывать трюки с собственной защитой. Потому что с ней он будет в, полной безопасности.

— А ты, — сказал я, — не боишься последствий его выхода к народу, который сможет на себе ощутить его чары?

— Боюсь, — ответил Кларик.

В Буэнос-Айресе толпа неистовствовала больше всех. В этом городе уже появлялся лже-Вонан, поэтому приезд настоящего вызвал электрический разряд во всей Аргентине. Широкая Авенида была наполнена людьми от края до края. Среди людского моря был виден лишь один обелиск. Сквозь эту волновавшуюся безумствующую толпу проходила кавалькада Вонана. Вонан облачился в защиту, остальные не были так хорошо защищены, поэтому немного нервничали, находясь в своих вооруженных лимузинах. Время от времени Вонан спрыгивал и устремлялся в толпу. Защита срабатывала — никто не мог подойти к нему близко — но один тот факт, что он был среди них, приводил людей в экстаз. Они бросались вперед, но, наткнувшись на электронный барьер, отлетали обратно, в то время как Вонан улыбался и кланялся.

— Мы способствуем всеобщему безумству, — сказал я Кларику. — Мы не должны были этого допускать.

Кларик криво усмехнулся и посоветовал мне расслабиться. Но я не мог этого сделать. В тот вечер Вонан снова согласился дать интервью и наговорил кучу утонченных вещей. Мир нуждался в переустройстве; руководство должно быть сконцентрировано в меньшем количестве рук; эпоха всемирного изобилия неминуема, но надо чтобы вдохновленные люди это поняли сами.

— Мы все произошли от отбросов, — говорил он, — но у нас есть все условия стать богами. Я знаю, это возможно. В мое время не существует болезней, бедности, страданий. Даже смерть сама по себе упразднена. Неужели человечество должно ждать тысячу лет, чтобы добиться этого? Мы должны действовать сейчас. Сейчас.

Это прозвучало как призыв к революции.

Но Вонан не выдвинул никакой программы. Он всего лишь призвал к трансформации нашего общества. Но это далеко отличалось от едких, скользких замечаний, которые он обычно позволял себе в первые месяцы своего пребывания. Его способности причинять беды заметно возросли. Он понял, что может добиться большего, обращаясь к народу, чем подсмеиваясь над отдельными личностями. Кларик понимал это не хуже меня. Но мне было не понять, почему он продолжал путешествия. Казалось, что он не может остановить события, предотвратить революцию, которой сам же способствовал.

Мы не догадывались о побуждениях Вонана. На второй день пребывания в Буэнос-Айресе он снова пошел в толпу. Люди с отвратительной настойчивостью пытались прикоснуться к нему. В конце концов мы забрали Вонана с помощью вертолета. Когда он снял защиту, мы увидели его бледное и потрясенное лицо. Раньше я никогда не замечал, чтобы Вонан боялся, но толпа добилась этого. Он скептически посмотрел на защиту и сказал:

— Наверное, в этом расхаживать опасно. Насколько можно доверять защите?

Кларик заверил его, что она обеспечена дополнительными цепями, что полностью гарантирует безопасность. Вонан не поверил. Он отвернулся, пытаясь прийти в себя. Для меня было блаженством наблюдать страх Вонана. Хотя я не виню его за это, потому что толпы можно действительно бояться, даже с защитой.

Из Буэнос-Айреса мы отправились в Рио-де-Жанейро. Это было утром 19-го ноября. Я пытался заснуть, но пришел Кларик и разбудил меня. За его спиной стоял Вонан. Кларик держал в руках защиту.

— Надень это, — сказал он.

— Зачем?

— Чтобы узнать, как ею пользоваться. Ты будешь носить это в Рио.

Мой сон как рукой сняло:

— Послушай, Санди, если ты считаешь, что я стану прогуливаться в толпе…

— Пожалуйста, — сказал Вонан. — Лео, я хочу, чтобы ты был рядом.

— В последние дни Вонан неуютно себя чувствует от большого количества людей, поэтому не хочет появляться среди них один. Он попросил, чтобы я уговорил тебя. Никого другого он не хочет.

— Лео, это правда, — подтвердил Вонан. — Я другим не доверяю. А рядом с тобой мне не так страшно.

Он умел уговаривать. Достаточно было одного взгляда, одного слова, и я был готов пройти с ним сквозь миллионы культистов. Я сказал, что сделаю так, как он пожелает, и он мягко и с чувством пожал мне руку. Когда Вонан ушел, я вдруг представил весь фанатизм этой идеи и покачал головой.

— Я не могу, — сказал я. — Иди к Вонану. Скажи, что я изменил свое решение.

— Лео, пошли. Ничего с тобой не случится.

— А если я не пойду, то Вонан тоже не пойдет?

— Совершенно верно.

— Тогда вопрос решен, — обрадовался я. — Я откажусь одевать защиту. И Вонан не сможет перемигиваться с массами. Мы отрежем его от источника его силы. Разве не этого мы добивались?

— Нет. — Нет?

— Мы хотели, чтобы Вонан общался с людьми. Они его любят. Он им нужен. Мы не можем отнять у народа его героя.

— Ну, тогда отдавайте им своего героя. Но только без меня.

— Лео, давай не будем начинать все сначала. Он пожелал идти с тобой. Если Вонан не появится в Рио, испортятся международные отношения, и бог знает что произойдет. Мы не можем рисковать.

— Значит, меня бросают на съедение волкам?

— Лео, защита очень надежна! Давай! Помоги нам в последний раз!

Кларик добился своего — и я в конце концов согласился. Пока мы летели в ракете на восток над Амазонкой на высоте двадцати миль, Кларик учил меня пользоваться защитой. Когда мы приземлились, я уже был асом в этом деле. Вонан был доволен, что я согласился сопровождать его. Он рассказывал о восторге, который он испытывал, оказавшись в массе людей, и о силе, которую он ощущал, находясь среди них. Я говорил мало, в основном слушал. Я внимательно изучал его взгляд, блеск в глазах и улыбку. И никак не мог избавиться от предчувствия, что его пребывание в нашей средневековой эпохе подходит к концу.

Толпа в Рио превзошла все увиденное ранее. Вонан должен был появиться на морском берегу. Мы катили по улицам этого волшебного города по направлению к морю. Берега вообще не было видно — лишь море людских голов, простиравшееся от белоснежных зданий до самых волн. Мы не смогли проникнуть в толпу, поэтому воспользовались вертолетом. Вонан сиял от гордости.

— Ради меня, — мягко произнес он. — Они собрались здесь ради меня. Где мой громкоговоритель?

Кларик снабдил его еще одним приспособлением. Это был переводчик, чтобы сразу переводить слова Вонана на португальский. Мы зависли над лесом поднятых рук, и Вонан стал говорить. Его слова звучали подобно раскатам грома в летнем воздухе. Я не понимал перевода, но слова, которые он произносил, были выразительными и трогательными. Он рассказывал о мире, из которого пришел, о его безмятежности и гармонии. Каждый человек там был уникален и его высоко ценили. Он сравнивал это с нашим мрачным, суетливым временем. Таких толп, говорил он, у них не бывает, потому что лишь голод может собрать воедино столько людей. Почему, спрашивал он, мы так живем? Почему не избавимся от жестокости и гордости, не отбросим все догмы и идолов, не разрушим заграждений, скрывающих сердца? Пусть каждый человек любит другого как брата. Пусть исчезнут все ложные стремления. Пусть наступит эра благожелательности.

В этом не было ничего нового. Подобное уже предлагали и другие проповедники. Но он говорил с такой искренностью и страстностью, словно заново провозглашал эти идеи. Смеялся ли таким образом Вонан над миром? Использовал ли он людей как игрушки? Или это был умоляющий оратор? Или это был святой? Я готов был разрыдаться, слушая его. А что творилось на берегу, трудно рассказать.

Мастерство Вонана было совершенным. Его худощавая, атлетическая фигура оказалась в центре мировой арены. Мы были его. Используя вместо насмешек искренность, он завоевал мир.

Он закончил свою речь.

— Ну, а теперь, Лео, пошли к ним, — сказал он мне.

Мы надели защиту. Я был в панике. Вонан тоже. Посмотрев на безумие, творившееся внизу, он какое-то время колебался. Но они ждали. Его звали любящие голоса. Притяжение сработало, и Вонан устремился вперед.

— Иди первым, — сказал он. — Пожалуйста.

С наигранной бравадой я схватился за поручни и повис на высоте ста футов от берега. Люди рванулись ко мне, но, обнаружив, что я не их божество, остановились. В моей защите что-то задергалось и я с ужасом смотрел на лица, к которым приближался.

После этого приземлился Вонан. Низкий рев вырвался сразу из тысяч глоток, перейдя в пронзительный крик. Они узнали его. Он стоял рядом со мной, возбужденный своей силой, гордый собой, захлебываясь от наслаждения. Я знал, о чем он думал: немногие становятся святыми при жизни.

— Держись рядом, — сказал Вонан.

Он поднял руку и стал медленно продвигаться вперед. Я сопровождал его подобно младшему апостолу. На меня никто не обращал внимания. Их глаза, их лица устремлялись к нему. Но никто не мог прикоснуться к пришельцу. Поле удерживало всех на расстоянии. Мы прошли десять футов, двадцать, тридцать. Толпа расступалась, пропуская нас, но тут же смыкалась позади. Никто не хотел ощутить на себе воздействие поля. Даже будучи защищенным, я чувствовал огромную, сокрушительную силу толпы. Нас окружали, наверное, около миллиона бразильцев. А, может и пять. Это было величайшее движение Вонана. Он продвигался все дальше, кивая, улыбаясь, протягивая руку, с изяществом принимая их теплый прием.

Вдруг перед ним возник гигантский чернокожий. По его полуобнаженному телу стекал пот: кожа местами казалась бордовой.

— Вонан! — прогрохотал он. — Вонан! — И вытянул вперед обе руки…

…и взял Вонана за руку.

Эта сцена до сих пор стоит у меня перед глазами: большая черная рука, схватившая светло-зеленое устройство защиты Вонана. Вонан, нахмурившись, обернулся, поглядел на свою руку и вдруг понял, что его защита отказалась работать.

— Лео! — прокричал он.

В толпе произошло что-то ужасное. Я услышал вопли экстаза. Люди обезумели. Передо мной повисла лестница вертолета. Я схватился за нее и позволил себя утянуть в безопасное место. Я посмотрел вниз, лишь когда забрался на борт. Увидев колыхавшуюся бесформенную массу, я содрогнулся.

Там было несколько сотен тысяч фанатиков. И никаких признаков Вонана…

Глава 18

Все закончилось, но это было только начало. Я не знаю, стабилизируется ли все после исчезновения Вонана или разрушится. Это будет неизвестно в течение некоторого времени.

Я прожил в Рио шесть недель, но так обособленно, словно находился на Луне. Когда все разъехались, я остался. Мои апартаменты довольно небольшие, всего две комнаты. Они расположены недалеко от берега, где в последний раз совершил свою акцию Вонан. Я не вылезал из номера в течение месяца. Еду я получал с помощью автоповара. Я не делал никаких упражнений. У меня нет друзей в этом городе. Я не понимаю даже языка.

С пятого декабря я диктую свои воспоминания. Я не настаиваю на публикации. Я просто аккуратно зафиксировал историю пребывания Вонана-19 в нашем времени. Я запечатаю кассету и спрячу ее в склепе, чтобы ее могли обнаружить не раньше, чем через сто лет. Я не хочу вспоминать сплетни, которые сейчас разносятся по миру. Может быть, мои свидетельства и необходимы, но я не хочу подливать масла в огонь, который сейчас бушует вокруг. Мне бы хотелось, что бы эту кассету вскрыли в спокойной обстановке. Все это подлежит забвению, хотя, сомневаюсь, что это тот случай.

Осталось столько неясного. Погиб ли Вонан в толпе или отправился в свое время? Неужели тот черный гигант специально похитил его? Или Вонан переправился в будущее, обнаружив, что его защита не функционирует? Я не знаю. И почему испортилась защита? Кларик клялся, что он здесь ни при чем. Неужели Кларик испортил защиту из страха перед нараставшей силой Вонана? И неужели он использовал меня для конспирации, чтобы уговорить Вонана спуститься к народу? Если это так, то я являюсь соучастником. Я, кто питает отвращение к любому виду насилия. Но я не уверен, что Вонан убит. Я вообще не уверен, что он мертв. Все, что я знаю наверняка — его среди нас нет.

Я считаю его мертвым. Мы не могли рисковать, оставляя Вонана среди нас. Заговорщики, убившие Цезаря, считали, что совершают благо для народа. Но с уходом Вонана, все равно остается вопрос: сможем ли мы пережить его исчезновение?

Мы создали отличный кульминационный момент для своего мифа. Когда среди нас появился молодой бог, мы убили его. Теперь он действительно походил на расчлененного Осириса, на убитого Таммуза, на умершего Бальдра. Теперь близился час расплаты, и я боялся его. Живой Вонан мог снова появиться, демонстрируя свою глупость, невежество и аморальность. Если он ушел, то это совсем другое. Он теперь вне нашего контроля.

Те, кому надо, будут ждать его последователя, который сможет заполнить образовавшуюся пустоту. Думаю, что долго ждать не придется. Мы вступаем в эру новых пророков. Мы вступаем в эру новых богов. Это будет огненный век. Мне страшно от одной мысли, что, может быть, мне придется жить в Период Очищения, о котором рассказывал Вонан.

Ну все. Уже около полуночи. Скоро наступит 31-ое декабря. На улицах страшные волнения. Кругом танцуют и поют. Небо озарено огнями. Я слышу крики и треск фейерверков. Если еще сохранились апокалипсисты, то они где-нибудь лежат, ожидая приближающегося конца. Скоро наступит 2000-ый год. Это как-то странно звучит.

Пора вылезать из своих апартаментов. Я пойду на улицу, к людям, чтобы встретить Новый год. Мне не нужна теперь защита. Мне не грозит опасность, кроме той, которая грозит вам. Заканчивается столетие. Я пойду.


Примечания

1

Supreme de folaille — превосходное блюдо из домашней птицы (франц.).

(назад)

2

Объединенная сеть радиотрансляционных установок.

(назад)

3

Fin de siecle (франц.) — его конец.

(назад)

4

quid pro quo (лат.) — одно вместо другого.

(назад)

5

Volupte (франц.) — сладострастие, наслаждение.

(назад)

6

Bouillabaisse — солянка (франц.).

(назад)

7

Pot-an-fen — бульон (франц.).

(назад)

Зміст

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18

    Останні надходження

    Паутина Большого террора Жнива скорботи: радянська колективізація і голодомор Миф о русском дворянстве: Дворянство и привилегии последнего периода императорской России Русский коллаборационизм во время Второй мировой Гитлер на тысячу лет Львовская костедробилка Досье Сарагоса Війна проти української мови як спецоперація для «остаточного вирішення українського питання» ГУЛаг Палестины Войска специального назначения Организации Варшавского договора (1917-2000) Міф про шість мільйонів Сеть сионистского террора Коммандос Штази. Подготовка оперативных групп Министерства государственной безопасности ГДР к террору и саботажу против Западной Германии Был ли Гитлер диктатором? Сионизм в век диктаторов Почему я не верю в холокост? Антинюрнберг. Неосужденные... Речь перед Рейхстагом 30 января 1939 года Іудаїзм і сіонізм Жрецы и жертвы Холокоста. История вопроса Торговля с врагом Беспощадная толерантность (сборник) Антитеррор 2020 Ревизионизм холокоста Красная Каббала Миф о шести миллионах Иудаизм без маски КАББАЛА ВЛАСТИ Сталинские коммандос. Украинские партизанские формирования, 1941-1944 В подполье можно встретить только крыс… Як вивчати свою історію Голодомор: скрытый Холокост Ментальність орди Спасите наши души Реабилитации не будет или Анти-Архипелаг Євреї на Україні Побег Джорджа Блейка Эксгибиционистка. Любовь при свидетелях Релігія Голокосту Нюрнбергский процесс и Холокост Так был ли в действительности холокост? Собибор - Миф и Реальность Радянський геноцид в Україні Большевистско-марксистский геноцид украинской нации Більшовицько-марксистський геноцид української нації Dropbox Сто років самотності (збірка) Жрецы и жертвы Холокоста. Кровавые язвы мировой истории Як ізраїльський тероризм і американська зрада спричинилися до атак 11 вересня Голодомор 1932-1933: Причини, жертви, злочинці Ересь жидовствующих Чи дійсно загинули шість мільйонів? Голодомор 1932–1933 років в Україні як злочин геноциду. Правова оцінка Голодомор Приложения к книге Григория Климова "Божий народ" Спомини з часів української революції (1917-1921) Національні спецслужби в період української революції 1917-1921 рр. Зустрічі й розмови в Ізраїлі. (Чи українці "традиційні антисеміти") Дневник Анны Франк: смесь фальсификаций и описаний гениталий Инструкция НКВД СССР (№00134/13) Мафія і Україна Путь к Апокалипсису: стук в золотые врата Освенцім: міфи і факти Трубадури імперії: Російська література і колоніалізм Маршал Жуков і українці у Другій світовій війні Пам'ятаймо про Вінницю. Забутий Голокост Вождь червоношкірих Адольф Гитлер – основатель Израиля Евреи в России Бабин Яр: Критичні питання та коментарі Що сталося у Бабиному Яру? Факти проти міфу. Міф про голокост Засадничі міфи ізраїльської політики Правда про Бабин Яр. Документальне дослідження Щоденник Анни Франк: суміш фальсифікацій та описань жіночих геніталій На межі безглуздя Восьмое марта Питание и диета, для тех, кто хочет пополнеть Вот что значит влюбиться в актрису! Волшебное Кокорику, или Бабушкина курочка Великодушный поступок Утро в редакции Шила в мешке не утаишь – девушки под замком не удержишь Похождения Петра Степанова сына Столбикова Петербургский ростовщик Осенняя скука Материнское благословение, или Бедность и честь Кольцо маркизы, или Ночь в хлопотах Феоклист Онуфрич Боб, или муж не в своей тарелке Федя и Володя Дедушкины попугаи Актер Очищение и восстановление организма при герпесе и других вирусных инфекциях Чаепитие у Прекрасной Дамы Диабет. Лучшие рецепты народной медицины от А до Я Серебряный доллар Вперед и с песней ! (радиопьеса) Крещение Литвы Неразбавленный виски

    Популярні книги

    Доктрина фашизма От корпоративности под покровом идей к соборности в Богодержавии ЭСЭСОВЕЦ И ВОПРОС КРОВИ (репринтное издание) Ловля рыбы сетями Кружки, жерлицы, поставушки – рыбалка без проколов Коммерческая электроэнергетика: словарь-справочник Les paroles de 137 chansons 100 великих картин (с репродукциями) Профессия повар. Учебное пособие Заболевания позвоночника. Полный справочник Энциклопедия комнатных растений Ремонт и планировка квартиры Правила устройства электроустановок в вопросах и ответах. Пособие для изучения и подготовки к проверке знаний Ремонт и изменение дизайна квартиры Как увеличить размеры мужского полового члена La promesse de l’aube Матюкайтеся українською! З історії грошей України РЕДКИЕ МОЛИТВЫ о родных и близких, о мире в семье и успехе каждого дела Энциклопедия начинающего водителя Apprentissage de l'acupression Детские болезни. Полный справочник Большая книга народного знахаря. Лечимся у Матушки-природы Країна Моксель, або Московія. Книга 1 Amarse con los ojos abiertos Libra The Black Swan: The Impact of the Highly Improbable Новая жизнь старых вещей Правила устройства электроустановок в вопросах и ответах. Раздел 4. Распределительные устройства и подстанции. Пособие для изучения и подготовки к проверке знаний Правила технической эксплуатации тепловых энергоустановок в вопросах и ответах. Пособие для изучения и подготовки к проверке знаний Україно Наша Радянська A Man With A Maid II Правила устройства электроустановок в вопросах и ответах. Раздел 2. Передача электроэнергии. Пособие для изучения и подготовки к проверке знаний Billennium Деревянные дома, бани, печи и камины, гараж, теплица, изгороди, дачная мебель Работы по дереву и стеклу The Years Best Science Fiction, Vol. 20 The Vicar's Girl Целительные силы. Книга 1. Очищение организма и правильное питание. Биосинтез и биоэнергетика THE INFORMATION To Sail Beyond The Sunset Darwin's Watch Управление электрохозяйством предприятий The Number of the Beast Справочник по строительству и реконструкции линий электропередачи напряжением 0,4–750 кВ The Years Best Science Fiction, Vol. 18 The Windup Girl Lolita Работы по металлу Большая книга рыболова–любителя (с цветной вкладкой) Шлях Аріїв: Україна в духовній історії людства Путешествие в историю русского быта Риторика: загальна та судова Катя Общая экология Критика чистого розуму The Amazing Adventures of Kavalier & Clay Резьба по дереву Історія української літератури. Том 1 The Good Son Проекты мебели для вашего дома The Fortress of Solitude Русский язык: Занятия школьного кружка: 5 класс Наш первый месяц: Пошаговые инструкции по уходу за новорожденным Россия (СССР) в войнах второй половины XX века Путеводитель по оздоровительным методикам для женщин Молоко з кров'ю Древний Рим Кулинарная книга холостяка Законы полноценного здоровья Составляем рассказ по картинке Большая книга афоризмов Остап Вишня. Усмішки, фейлетони, гуморески 1944–1950 Сахарный диабет. Самые эффективные методы лечения A Free Life Человек в картинках (The Illustrated Man), 1951 Кузовные работы: Рихтовка, сварка, покраска, антикоррозийная обработка Foundation’s Fear Экстремальная кухня: Причудливые и удивительные блюда, которые едят люди 27 Short Stories Probation Столярные и плотничные работы Новая энциклопедия для девочек Охрана труда на производстве и в учебном процессе Профессия кондитер. Учебное пособие Ender in exile Ex Libris Большая кулинарная книга (сборник) Восточный массаж Closing Time Диагностика и быстрый ремонт неисправностей легкового автомобиля Наградная медаль. В 2-х томах. Том 1 (1701-1917) Les paroles de 94 chansons Band of Brothers The Right Stuff My Horizontal Life: A Collection of One-Night Stands Очищение и оздоровление организма. Энциклопедия народной медицины Автомобиль. 1001 совет The Globe