Warning: Table './librius_net/watchdog' is marked as crashed and should be repaired query: INSERT INTO watchdog (uid, type, message, variables, severity, link, location, referer, hostname, timestamp) VALUES (0, 'php', '%message in %file on line %line.', 'a:4:{s:6:\"%error\";s:7:\"warning\";s:8:\"%message\";s:39:\"Invalid argument supplied for foreach()\";s:5:\"%file\";s:77:\"/home/librius/data/www/librius.net/sites/all/modules/librusec/librusec.module\";s:5:\"%line\";i:31;}', 3, '', 'http://librius.net/b/36866/read', '', '107.20.120.65', 1513396057) in /home/librius/data/www/librius.net/includes/database.mysqli.inc on line 128
Капризуля или Каково дружить с вампиром | librius.net





Капризуля или Каково дружить с вампиром

- Капризуля или Каково дружить с вампиром 17K(купити) - неизвестен Автор


Автор неизвестен Капризуля или Каково дружить с вампиром

Эйлиан

Капризуля или Каково дружить с вампиром

Он пришел, как всегда, после заката.

Как всегда, я достала бритву, улыбнулась и, чиркнув бритвой по локтю, налила ему в стакан свежей крови. Он улыбнулся и залпом выпил.

- Жаль, что ты не можешь приходить чаще, - сказала я, наливая второй стакан.

- Я не хотел бы повредить твоему здоровью, - улыбнулся он, медленно цедя алую жидкость из стакана. Клыки его блеснули в свете настольной лампы.

- Да, свежая кровь нынче дефицит, - подтвердила я, перевязывая руку. Рана слегка ныла, но это были пустяки.

- Я скоро отправлюсь на север. Осень, - сообщил он, салютуя мне стаканом. Я налила себе "Пепси", и мы чокнулись.

Он был откуда-то из северных краев и каждую зиму перебирался туда. Ночь длиной в полгода - это замечательно. Но каждую весну он уходил южнее: полярное лето для него - ну совсем не подарок.

- Ты еще не передумал? - спросила я.

- Нет, - ответил он, улыбаясь своей неповторимой улыбкой.

- Но почему? - спросила я, поняв, что настойчивостью добиться своего мне, похоже, не удастся.

Он слегка пожал плечом и сосредоточился на бокале, еще наполовину полном красной жидкости, медленно поворачивая и разглядывая его на просвет.

- Ты мог бы взять меня с собой, - ласково произнесла я, надеясь поддеть его там, где у него было слабое место.

- У вампиров есть терпение, - по-прежнему с улыбкой отозвался он. - Я дождусь весны.

Беда была в том, что он понимал меня с полуслова.

Когда год с лишним тому назад июньским вечером он поймал меня в темном дворе, он видел во мне что-то вроде бутылки с молоком. Я, конечно, перепугалась, вообразив, что попала в р

уки к очередному сексуальному маньяку, но, увидев его клыки и его намерения, обрадованно сказала:

- Ой, вы - вампир!

Он был так ошарашен, что закрыл рот и секунды две смотрел на меня своими зеленущими глазами.

- Ну да, вампир. А что?

- Как здорово! Я всю жизнь мечтала познакомиться с вампиром.

Он сел на землю.

Я стояла рядом и счастливо улыбалась.

Короче, тот вечер мы закончили у меня на кухне. Я мучительно сожалела об отсутствии весело потрескивающего камина, но настольная лампа оказалась не таким уж плохим заменителем, а ему, кажется, было все равно. Я, конечно, угостила его - не уходить же ему из гостей голодным - и предложила заходить еще. Он заявил, что вернется не раньше, чем количество эритроцитов в моем теле полностью восстановится, и действительно в следующий раз появился уже в начале августа.

Вот тогда-то я и решилась признаться ему в давней своей мечте. Он туманно, но очень вежливо отказал. Потом он приходил еще раз в конце сентября, и мы расстались на зиму, и я была просто счастлива, когда он снова появился в апреле. С тех пор я каждый раз осторожно повторяла свою просьбу, и каждый раз он отказывал.

Я решила пойти на откровенность.

- Но почему? Ты идешь на такие неудобства, довольствуешься двумя стаканами крови, когда рядом с тобой человек, полный этой самой крови. Ты миришься с тем, что тебе приходится видеться со мной раз в два месяца. И не надо утверждать, что эти два стакана раз в два месяца - единственная человеческая кровь, которую ты пьешь. Ты доверяешь мне. Почему? Не потому ли, что видишь во мне такого же хищника, как ты сам? И если это так - почему ты отказываешь мне?

Он посерьезнел.

- Потому что через несколько лет ты опять захочешь вернуться к смертной жизни. О, нет, - он оборвал мое невысказанное возражение, - ты не скажешь мне ни слова упрека или сожаления. Я не сомневаюсь, что ты будешь весела, прокусывая горло ребенка или неосторожного ухажера, и счастлива, танцуя при луне над кустами. Ты никогда не будешь покупать пурпурные или золотистые вещи, и тебе будет хорошо в комнате, отделанной темно-синим и серебряным. Ты не будешь сожалеть о тартинках с чесноком и поверишь воздыхателям, воспевающим твою красоту, потому что у тебя не будет иного способа оценить свою внешность. Но, засыпая по утрам, ты будешь тосковать о тепле и холоде, ты будешь мечтать о том, чтобы у тебя билось сердце, ты будешь бесплодно и безмолвно молить пустоту о дыхании. И ты будешь проклинать меня за то, что я дал тебе эту тоску!

Я озадаченно смотрела на него.

- Откуда ты знаешь... - возразила я.

- Мне полтораста лет, - ответил он. - И я абсолютно точно знаю, будет ли человек, с которым я имею дело, доволен своим вампиризмом. За эти полтораста лет я создал несколько вампиров - не так уж много - и ни один из них не сожалеет об этом шаге. Я этим горжусь. Я не хотел бы... совершить ошибку.

Я вздохнула. Спорить было явно бессмысленно.

- Не огорчайся, - озорно улыбнулся он, - ты еще молода.

Станешь чуть постарше...

- И выброшу из головы эту глупую идею, да? - обиженно спросила я.

- Нет, тебе надоест дышать.

Эта идея меня озадачила.

- Стало быть, ты предлагаешь мне подождать?

- Да, лет сорок.

- Тогда я буду уже совсем старая и некрасивая...

- А это неважно, - заверил он меня. - Это только вампиры-дети не вырастают. Вампиры-старики молодеют.

- Правда? - ахнула я.

- Ну конечно, а как ты думаешь, почему не бывает старых на вид вампиров?

- Ух ты...

Он улыбнулся. Я уже привыкла к его характерной улыбочке, хотя любого другого она, наверное, привела бы в ужас - очень выгодно она демонстрировала его клыки. Но мне нравилось.

Я присела рядом, так, чтобы соблазнительная жилка на шее подрагивала прямо перед его носом:

- Расскажи мне...

- Что тебе рассказать? - он с интересом смотрел на меня и, казалось, не замечал жилки. Сыт, что ли? - интересно, кого он сожрал сегодня в лабиринте города, пока шел ко мне... Хотя не все ли равно?

- О вас. Вас много?

Он покачал головой.

- Сколько?

- Не все ли равно? Сто, тысяча... - Зеленые глаза на мгновение впились в жилку на шее. Потом он равнодушно отвел взгляд. - Все равно немного. По сравнению с людьми...

- Почему?

- Почему? - На этот раз он внимательно посмотрел мне в глаза, как будто пытаясь отыскать источник этого вопроса. Впрочем, зачем его искать, он его и так великолепно знает. - Видишь ли, вампиризм - это не просто физическое состояние. Он требует таланта, причем весьма редкого, и, насколько мне известно, далеко не каждый одаренный этим талантом обладает достаточным упрямством и... скажем так, равнодушием, чтобы быть счастливым вампиром.

- А несчастливые... это те самые... тоскующие о дыхании?

Ну же, изгиб плеча, бьющаяся жилка, запах крови, делайте свое дело!

- Не только, - его взгляд задержался на моем плече уже на две секунды, это, например, еще и те... вампирские юродивые, которые жалеют свои жертвы. И в результате едят бездомных собак, кошек, крыс... неминуемо тупеют, теряют остроту чувств, быстроту реакции и становятся наиболее частыми жертвами так называемых "охотников за вампирами". А этим горе-охотникам и невдомек, что большинство убитых ими вампиров фактически абсолютно безвредны для людей и даже наоборот - очищают города от паразитов. Нормальный вампир почти никогда не попадется такому "охотнику". Может, конечно - но для этого охотнику тоже талант нужен, и тоже очень редкий.

- А еще? Какие еще бывают несчастливые вампиры?

Он вздохнул. Странно было видеть, как поднимается и опускается грудь у существа с белым лицом и острыми клыками. Поднялась - опустилась... и больше не шевелилась.

- Еще те, кому это быстро надоедает. Понимаешь, жизнь вампиров, как и жизнь людей, сама по себе достаточно однообразна. И надо уметь находить в ней интерес и разнообразие. Но существование вампира существенно дольше человеческой жизни.

- Ну и что?

- Просто все надоедает.

Я не поняла. Он устроился поудобнее:

- Ну, возьмем творчество. Среди вампиров немало музыкантов.

Писатели и художники редки и, честно говоря, я слышал, как играют музыканты-вампиры... но ни разу не видел ни одной книги или картины, написанной вампиром.

- Почему?

- Не знаю. Знаю, что, когда человек становится вампиром, у него происходит определенная перестройка мышления... возможно, интерес к игре слов и красок при этом начисто отбивается. Так вот, о музыкантах. Лет через пятьдесят им, как правило, просто надоедает играть.

- Возможно, потому, что им приходится играть только для себя? Ведь вампиры не выступают на сцене, как люди-музыканты?

Мой собеседник усмехнулся:

- Не будь наивной, концерты проводятся по вечерам, а в свете ламп над сценой не разберешь, просто ли бледен исполнитель или очень бледен... Но надоедает и это. Когда впереди вечность - ну, не вечность, возможность вечности - на славу смотришь уже по-другому, ведь для людей слава, в сущности - эрзац вечности... Хотя... Я знавал одного вампира, он был рок-музыкантом. После концертов поклонницы рвались в его гримерную так, что никого не удивляли найденные потом у дверей растоптанные тела. Но это тоже надоедает, потому что - слишком просто.

- А если не музыканты?

- Да, в сущности, то же самое. Просто у музыкантов все ярче... Знаешь, по-моему, наиболее популярен вампиризм среди врачей. Они обладают тем самым необходимым равнодушием - это у них профессиональное. Знания о кровеносной системе, который любой нормальный вампир познает на своем не слишком приятном опыте, у них уже есть - просто на зависть всем остальным. По-моему, еще не было ни одного несчастного вампира-врача.

- И что же, они практикуют? - с интересом спросила я, вспомнив о рок-музыканте. Мне представился темный кабинет и бледный врач в белом халате, тонкие пальцы с острыми ногтями выписывают рецепт... Должно быть, хорошо работать рентгенологами - в рентген-кабинетах всегда зашторены окна.

- Иногда. Это тоже быстро надоедает - нет никакого интереса бороться с болезнью, если смотришь на пациента как на пищу.

- А ты кем был, когда был человеком?

- Я? - он усмехнулся. - Я был сыном владельца конезавода. Я в детстве насмотрелся на живность со всех сторон - как они болеют, любят, рожают... Я слишком рано узнал, что жизнь во всех ее проявлениях, даже самых привлекательных - это пот, грязь и боль. Я не любил запах пота. Грязь раздражала меня. А боль... - Он пожал плечами. - Боль похожа на деньги: можно заплатить, но есть смысл это делать только тогда, когда сделка выгодна для тебя. Так вот, рано или поздно все, что делало жизнь - или существование таким привлекательным, просто надоедает. И, сменив шесть или семь увлечений, к любому новому относишься уже как к пальто, которое износится через два сезона.

- А кроме увлечений? Скажем, любовь?

- Любовь... Смотря что понимать под любовью. Постельные игры малоинтересны. Может, потому, что у вампира другая физиология, а может, они тоже надоедают. А привязанности... - Его лицо на секунду исказилось и снова разгладилось. - Привязанности для вампира просто опасны.

Я осознала, что увлеклась разговором и совсем забыла о соблазнительной жилке, и быстро взглянула на свое плечо. Он проследил за моим взглядом и опять принялся смотреть в стену.

- Что же остается?

- Остается экстаз питания. Экстаз охоты. О, это никогда не надоедает. И горе тем вампирам, которые жалеют свои жертвы - они лишены самой основы нашего существования! Все эти игры в ухаживания и любовь, в которые мы играем со своими будущими жертвами, все эти преследования охотников за вампирами, которые, как правило, кончаются горестно для охотников - вот почему мы их так любим, я имею в виду охотников, с ними интересно - все эти танцы со смертью, оттягивание момента первого укуса... - он резко перевел взгляд на мою шею и замолчал. Я замерла, заставив себя не затаивать дыхание - вдох-выдох, вдох-выдох... Вот сейчас, сейчас... Но он снова отвел глаза, на этот раз опустив их, и продолжал:

- И экстаз крови. Это тоже не надоедает никогда. Ведь мы не просто существа, питающиеся кровью. В этом смысл нашего существования, высшее наслаждение, какое только дарит вампиризм. Его нельзя описать - можно только намекнуть. Когда сама жизнь втекает в жилы с горячей жидкостью, когда на языке чувствуешь острый вкус агонии и ужаса... Это сильнее и острее всех наслаждений, какие только можно придумать...

Его глаза затуманились, веки опустились. Я села рядом, ласково обняла его и зашептала на ухо:

- Так возьми же меня! Подари себе это наслаждение... И мне.

Я тоже хочу познать, каково, когда в горло льется чужая жизнь...

Он рванулся, разомкнул мои руки и отшвырнул меня от себя.

Зеленые радужки почти побелели, лицо страшно исказилось. Но через несколько секунд он взял себя в руки.

Я упала, стукнувшись спиной о подлокотник кушетки. Было больно чудовищная сила вампира так впечатала меня в этот подлокотник, что я серьезно призадумалась, а цел ли у меня позвоночник. Я попыталась подняться, всхлипывая от боли:

- Ну почему...

- Я сказал - нет. Не сейчас. И объяснил, почему. Солнечный луч тебя побери, женщина, я могу быть абсолютно равнодушным к страданиям людей, но мысль о том, что я сотворил страдающего вампира, не даст мне спокойно спать по дням!

Боль потихоньку отпускала меня. И возникла злость.

- Какая тебе разница, буду я страдать или нет! Это ведь не ты страдаешь!

Он взял меня за подбородок и поднял. Я хотела вывернуться, но острые крепкие ногти на его пальцах заставили меня передумать.

- Мне - есть разница. Поверь.

Он осторожно уложил меня на кушетку лицом вниз, его прохладные пальцы заскользили по спине.

- Что ты делаешь?

- Снимаю боль. Я сын конезаводчика, помнишь? Там я научился самым разным приемам, о которых современная медицина и понятия не имеет, только догадываются разные "целители"...

В моем теле возникла и начала разливаться теплота, действительно стиравшая боль от удара.

- Скажи... Если ты не собираешься делать меня вампиром, если ты отказался рассказывать мне про экстаз крови, почему ты рассказал мне все остальное? Разве это не запретное знание?

- Да в общем-то нет. Почти обо всем люди уже знают. Я находил верные сведения о нас в самых разных книгах, хотя, как правило, они смешаны с такой чушью... Пожалуй, что мы такое, правильнее всех поняла одна женщина, известная писательница. (1) Вот из нее вампир получится, но мы не хотим пока ее трогать, пусть лучше еще попишет о нас. Если люди будут правильно к нам относиться, я думаю, это пойдет на пользу и людям, и нам.

- Да? - Я перевернулась на спину. Не так часто услышишь, как вампир излагает свое мнение насчет книжек о вампирах! - А остальные?

- Есть неплохие писатели, но у них вампиры скорее не цель, а средство. В результате они сами придумывают себе таких вампиров, которые нужны им, но которых никогда не было на свете. А другие, горе-сочинители... Солнечный луч их побери, их даже есть не хочется!

Я блаженно растянулась на кушетке. Боль уходила, произнося свое последнее "до свидания".

Я погладила его руку:

- Спасибо... Извини.

- Не за что, - ответил он.

Я потянулась, устроилась поудобнее. Черт, он устоял даже перед этим соблазном. Ну ладно, зато наговорил кучу интересных вещей.

- Но если у вас есть этот экстаз охоты, экстаз крови, которые никогда не надоедают... Зачем нужны еще какие-то развлечения, увлечения?

Он опять вздохнул. Надо же, как интересно. Грудь поднялась - раз, опустилась - два... Все, замерла.

- Видишь ли, экстаз, при всей его полноте и радости, всего лишь ощущение. Но есть еще разум... Для разума некоторую пищу представляет охота, но на самом деле, особенно при некотором опыте да в нынешних городах, охота - дело достаточно простое. Многие нарочно усложняют ее, но само по себе усложнение тоже занятие дурацкое. Проще всего живется простым типам, вроде бывших костоправов, сутенеров, погонщиков... Хуже тем, кто привык и любит думать. То есть не то чтобы хуже - сложнее.

- Странно. Казалось бы, столько времени... Ведь так часто говорят, что такому-то ученому, мол, не хватило жизни на его исследования...

- Обилие времени - само по себе испытание. Говорю же, надоедает. Ну, закончил он свои исследования, а дальше что? Спасает одно - жажда существовать. Безумная любовь к существованию, любовь, которая сильнее равнодушия, сильнее безразличия и скуки. Любой ценой остаться собой, не раствориться в окружающем мире, не превратиться в собственные книги и собственных пациентов, быть - просто быть - и наслаждаться этим - вот это и есть тот самый талант, о котором я тебе говорил.

- А-а, - протянула я. Все это казалось мне несколько заумным и не очень интересным. Наслаждаться собственным бытием - какая чушь! Бытие - это данный нам чистый лист, который надо расписать какими хочешь красками. Никто же не любуется чистыми листами. А я хочу сделать из своего бытия картину в багрово-ночных тонах, и какая жалость, что этот изящный зеленоглазый вампир не хочет мне в этом помочь! Впрочем, он, может быть, и прав, что мне еще не надоело дышать... Но как бы проверить, правду он говорит или нет насчет того, что старики-вампиры молодеют?

Вампир выскользнул из дома в холодном поту.



Останні надходження

Паутина Большого террора Жнива скорботи: радянська колективізація і голодомор Миф о русском дворянстве: Дворянство и привилегии последнего периода императорской России Русский коллаборационизм во время Второй мировой Гитлер на тысячу лет Львовская костедробилка Досье Сарагоса Війна проти української мови як спецоперація для «остаточного вирішення українського питання» ГУЛаг Палестины Войска специального назначения Организации Варшавского договора (1917-2000) Міф про шість мільйонів Сеть сионистского террора Коммандос Штази. Подготовка оперативных групп Министерства государственной безопасности ГДР к террору и саботажу против Западной Германии Был ли Гитлер диктатором? Сионизм в век диктаторов Почему я не верю в холокост? Антинюрнберг. Неосужденные... Речь перед Рейхстагом 30 января 1939 года Іудаїзм і сіонізм Жрецы и жертвы Холокоста. История вопроса Торговля с врагом Беспощадная толерантность (сборник) Антитеррор 2020 Ревизионизм холокоста Красная Каббала Миф о шести миллионах Иудаизм без маски КАББАЛА ВЛАСТИ Сталинские коммандос. Украинские партизанские формирования, 1941-1944 В подполье можно встретить только крыс… Як вивчати свою історію Голодомор: скрытый Холокост Ментальність орди Спасите наши души Реабилитации не будет или Анти-Архипелаг Євреї на Україні Побег Джорджа Блейка Эксгибиционистка. Любовь при свидетелях Релігія Голокосту Нюрнбергский процесс и Холокост Так был ли в действительности холокост? Собибор - Миф и Реальность Радянський геноцид в Україні Большевистско-марксистский геноцид украинской нации Більшовицько-марксистський геноцид української нації Dropbox Сто років самотності (збірка) Жрецы и жертвы Холокоста. Кровавые язвы мировой истории Як ізраїльський тероризм і американська зрада спричинилися до атак 11 вересня Голодомор 1932-1933: Причини, жертви, злочинці Ересь жидовствующих Чи дійсно загинули шість мільйонів? Голодомор 1932–1933 років в Україні як злочин геноциду. Правова оцінка Голодомор Приложения к книге Григория Климова "Божий народ" Спомини з часів української революції (1917-1921) Національні спецслужби в період української революції 1917-1921 рр. Зустрічі й розмови в Ізраїлі. (Чи українці "традиційні антисеміти") Дневник Анны Франк: смесь фальсификаций и описаний гениталий Инструкция НКВД СССР (№00134/13) Мафія і Україна Путь к Апокалипсису: стук в золотые врата Освенцім: міфи і факти Трубадури імперії: Російська література і колоніалізм Маршал Жуков і українці у Другій світовій війні Пам'ятаймо про Вінницю. Забутий Голокост Вождь червоношкірих Адольф Гитлер – основатель Израиля Евреи в России Бабин Яр: Критичні питання та коментарі Що сталося у Бабиному Яру? Факти проти міфу. Міф про голокост Засадничі міфи ізраїльської політики Правда про Бабин Яр. Документальне дослідження Щоденник Анни Франк: суміш фальсифікацій та описань жіночих геніталій На межі безглуздя Восьмое марта Питание и диета, для тех, кто хочет пополнеть Вот что значит влюбиться в актрису! Волшебное Кокорику, или Бабушкина курочка Великодушный поступок Утро в редакции Шила в мешке не утаишь – девушки под замком не удержишь Похождения Петра Степанова сына Столбикова Петербургский ростовщик Осенняя скука Материнское благословение, или Бедность и честь Кольцо маркизы, или Ночь в хлопотах Феоклист Онуфрич Боб, или муж не в своей тарелке Федя и Володя Дедушкины попугаи Актер Очищение и восстановление организма при герпесе и других вирусных инфекциях Чаепитие у Прекрасной Дамы Диабет. Лучшие рецепты народной медицины от А до Я Серебряный доллар Вперед и с песней ! (радиопьеса) Крещение Литвы Неразбавленный виски

Популярні книги

Доктрина фашизма От корпоративности под покровом идей к соборности в Богодержавии ЭСЭСОВЕЦ И ВОПРОС КРОВИ (репринтное издание) Ловля рыбы сетями Кружки, жерлицы, поставушки – рыбалка без проколов Коммерческая электроэнергетика: словарь-справочник Les paroles de 137 chansons 100 великих картин (с репродукциями) Профессия повар. Учебное пособие Заболевания позвоночника. Полный справочник Энциклопедия комнатных растений Ремонт и планировка квартиры Правила устройства электроустановок в вопросах и ответах. Пособие для изучения и подготовки к проверке знаний Ремонт и изменение дизайна квартиры Как увеличить размеры мужского полового члена La promesse de l’aube Матюкайтеся українською! З історії грошей України РЕДКИЕ МОЛИТВЫ о родных и близких, о мире в семье и успехе каждого дела Энциклопедия начинающего водителя Apprentissage de l'acupression Детские болезни. Полный справочник Большая книга народного знахаря. Лечимся у Матушки-природы Країна Моксель, або Московія. Книга 1 Amarse con los ojos abiertos Libra The Black Swan: The Impact of the Highly Improbable Новая жизнь старых вещей Правила устройства электроустановок в вопросах и ответах. Раздел 4. Распределительные устройства и подстанции. Пособие для изучения и подготовки к проверке знаний Правила технической эксплуатации тепловых энергоустановок в вопросах и ответах. Пособие для изучения и подготовки к проверке знаний Україно Наша Радянська A Man With A Maid II Правила устройства электроустановок в вопросах и ответах. Раздел 2. Передача электроэнергии. Пособие для изучения и подготовки к проверке знаний Работы по дереву и стеклу Billennium Деревянные дома, бани, печи и камины, гараж, теплица, изгороди, дачная мебель The Years Best Science Fiction, Vol. 20 Целительные силы. Книга 1. Очищение организма и правильное питание. Биосинтез и биоэнергетика The Vicar's Girl THE INFORMATION To Sail Beyond The Sunset Darwin's Watch Управление электрохозяйством предприятий The Number of the Beast Справочник по строительству и реконструкции линий электропередачи напряжением 0,4–750 кВ The Years Best Science Fiction, Vol. 18 The Windup Girl Lolita Работы по металлу Большая книга рыболова–любителя (с цветной вкладкой) Шлях Аріїв: Україна в духовній історії людства Путешествие в историю русского быта Риторика: загальна та судова Катя Общая экология Критика чистого розуму The Amazing Adventures of Kavalier & Clay Резьба по дереву Історія української літератури. Том 1 The Good Son Проекты мебели для вашего дома The Fortress of Solitude Русский язык: Занятия школьного кружка: 5 класс Наш первый месяц: Пошаговые инструкции по уходу за новорожденным Россия (СССР) в войнах второй половины XX века Путеводитель по оздоровительным методикам для женщин Древний Рим Молоко з кров'ю Кулинарная книга холостяка Законы полноценного здоровья Составляем рассказ по картинке Большая книга афоризмов Остап Вишня. Усмішки, фейлетони, гуморески 1944–1950 Сахарный диабет. Самые эффективные методы лечения A Free Life Человек в картинках (The Illustrated Man), 1951 Кузовные работы: Рихтовка, сварка, покраска, антикоррозийная обработка Foundation’s Fear Экстремальная кухня: Причудливые и удивительные блюда, которые едят люди 27 Short Stories Probation Столярные и плотничные работы Новая энциклопедия для девочек Охрана труда на производстве и в учебном процессе Профессия кондитер. Учебное пособие Ender in exile Ex Libris Восточный массаж Closing Time Большая кулинарная книга (сборник) Диагностика и быстрый ремонт неисправностей легкового автомобиля Наградная медаль. В 2-х томах. Том 1 (1701-1917) Band of Brothers Les paroles de 94 chansons The Right Stuff My Horizontal Life: A Collection of One-Night Stands Очищение и оздоровление организма. Энциклопедия народной медицины Автомобиль. 1001 совет The Globe